Жалобы

В каких случаях смс-переписка является доказательством в арбитражном суде

В каких случаях смс-переписка является доказательством в арбитражном суде

В рамках дела о взыскании неосновательного обогащения предметом рассмотрения судов стал вопрос о том, можно ли подтвердить факт наличия между сторонами договорных отношений, а также факт исполнения договора перепиской в мессенджере WhatsApp (Постановление АС Поволжского округа от 9 февраля 2021 г. N Ф06-69728/20).

Истец в обоснование своего требования ссылался на то, что перечислил ответчику спорную денежную сумму в связи с намерением сторон заключить Договор на выполнение работ по созданию дизайн-проектов помещений.

Однако договор так и не был заключен, какие-либо работы, по утверждению истца, ответчиком не выполнялись.

Это и послужило причиной предъявления иска о возврате уплаченных денежных средств в качестве неосновательного обогащения.

Ответчик Иск не признал, указав в обоснование своей позиции, что хотя формальные договорные отношения с истцом у него отсутствовали, фактически между сторонами сложились подрядные правоотношения, дизайн-проекты для истца и его контрагентов выполнялись, согласовывались истцом и направлялись посредством мессенджера WhatsApp через специально созданный для этого групповой чат.

Суд первой инстанции не признал электронную переписку, на которую ссылался ответчик, в качестве надлежащего доказательства, поскольку, по мнению суда, она не подтверждает факт наличия между сторонами договорных отношений (в частности, не установлены достоверно лица, которыми велась переписка, их полномочия, соответствие вложений к сообщениям реально направленным дизайн-проектам). В связи с этим суд взыскал с ответчика спорную денежную сумму. Апелляционный суд оставил это решение без изменения.

Окружной суд не согласился с ранее принятыми судебными актами. Он напомнил, что договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем его существенным условиям.

При этом сторона, принявшая от контрагента полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая его действие, впоследствии не вправе недобросовестно ссылаться на незаключенность договора.

Суд же при наличии соответствующего спора исходит, пока не доказано иное, из заключенности и действительности договора (п. 1 и 3 ст. 432 ГК РФ, п. 44 постановления Пленума ВС РФ от 25.12.2018 N 49).

Кассационная инстанция указала, что в условиях современного экономического оборота взаимодействие хозяйствующих субъектов посредством мессенджеров и иных технических средств мгновенной коммуникации является обычной практикой.

В связи с этим непринятие в качестве доказательства договорных отношений переписки в мессенджере без более тщательного исследования обстоятельств дела (в том числе полномочий лиц, включенных в групповой чат, фактического использования истцом дизайн-проектов) нельзя, по мнению окружного суда, признать обоснованным.

В итоге суд кассационной инстанции отменил акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение.

Электронная переписка как письменное доказательство в суде

С развитием электронных средств коммуникации значительная часть делового и частного документооборота была перенесена с бумажных носителей на электронные. В том числе, множество коммерческих опросов решается посредством переписки по электронной почте, имеющей юридическую силу в суде наравне с другими доказательствами.

Часто единственным подтверждением наличия договоренностей являются именно электронные письма.

В каких случаях смс-переписка является доказательством в арбитражном суде

Допустимость электронной переписки в качестве доказательства

Чтобы сообщения по электронной почте, которыми обмениваются стороны коммерческих или частных договорных отношений, были приняты и рассмотрены судом, они должны отвечать критериям надлежащего письменного доказательства. Перечислим главные из них.

  • Относимость. Электронная переписка должна иметь непосредственное отношение к вопросу, который является предметом оспаривания в судебном деле. Это должно однозначно вытекать из ее содержания.
  • Надлежащий источник. Чтобы утверждать, что электронное сообщение исходит от определенного лица, нужно предусматривать в договоре, с каких электронных адресов будет вестись переписка. В случае, если такого указания в договоре нет, переписка должна вестись с адреса, указанного в качестве официального на сайте организации (ИП), либо содержать ФИО автора.
  • Процессуальное оформление. Так, переписка по электронной почте имеет юридическую силу, если она представлена суду в виде читаемого документа на бумажном носителе. Как правило, это скриншоты страниц из почтового ящика с адресом, датой и временем отправления.

Закон не устанавливает обязательного требования к тому, чтобы распечатки были заверены нотариально, однако практика показывает, что если доказательство удостоверено нотариусом, оно не вызывает сомнений в суде. В ином случае обычно требуется представить сам электронный носитель: жесткий диск, флеш-карту.

Таким образом, возможность ссылаться на переписку по электронной почте в процессе доказывания своей позиции допускается при условии, что она позволяет установить получателя, отправителя и содержание письма, а также получена законными способами, не противоречит основам гражданского процессуального законодательства.

Другие виды электронной переписки

Помимо электронной почты, для связи все чаще используются SMS-сообщения, различные мессенджеры, такие как «Whatsapp», «Telegram», «Viber» и другие.

По сути сообщения из СМС и мессенджеров идентичны перепискам по электронной почте, поэтому являются лишь разновидностью электронного сообщения.

Следовательно, они также могут быть приняты в качестве доказательства при условии, что отвечают всем установленным критериям. 

Для приобщения переписки в SMS-сообщениях и мессенджерах в качестве доказательств по делу, подобно скриншотам, необходимо нотариальное заверение либо самостоятельное оформление: создание скриншота либо печать текста сообщений на бумаге.

В последнем случае противоположная сторона часто выражает протест против принятия такого доказательства.

Поэтому надежнее, заверить переписку у нотариуса — в этом случае оно будет точно соответствовать всем процессуальным требованиям и принимается судом без дополнительного доказывания.

Кроме того, требуется доказать принадлежность телефонного номера конкретному лицу, а также факт передачи сообщений. Для этого делается запрос оператору, если он зарегистрирован непосредственно на само лицо.

На практике встречаются и другие случаи: когда номер телефона оформлен на организацию. При таких обстоятельствах принадлежность номера может устанавливаться по информации в договоре или на интернет-странице.

Чтобы доказать факт передачи сообщения, нужно запрашивать детализацию сообщений у оператора услуг связи (интернет-провайдера).

Удостоверение электронных доказательств нотариусом

При нотариальном удостоверении юридическая сила электронной переписки многократно возрастает. В целях обеспечения доказательств Нотариус находит указанную заявителем страницу в интернете, распечатывает ее в таком виде, как она содержится в браузере и составляет протокол нотариального действия. В протоколе осмотра отражается следующая информация:

  • содержание интернет-страницы, почтового ящика;
  • описание используемых технических средств;
  • порядок действий по доступу к странице, файлу, изображению;
  • информация о месте и времени проведения осмотра;
  • реквизиты нотариуса, проводящего действие.

К протоколу прикладываются скриншоты, снимки с экрана монитора, отражающие нужную информацию. Например, в арбитражном судопроизводстве стали привычными распечатки с официального сайта ФГУП «Почта России» о движении почтовых отправлений и получении корреспонденции лицом, с официального сайта ФССП — о возбуждении в отношении лица исполнительного производства.

Однако не скриншоты, а протокол, в первую очередь, является документом для суда. Распечатанная переписка сшивается с протоколом, скрепляется подписью нотариуса и его печатью. В результате получается не просто распечатка, а доказательство, обеспеченное нотариусом. Отметим, что удостоверить факт переписки в нотариальной конторе можно как до обращения в суд, так и в процессе рассмотрения дела.

Необходимо понимать, что в судебной практике удостоверенная нотариусом электронная переписка имеет юридическую силу, однако она подтверждает только факт ее наличия и содержание. Насколько же информация свидетельствует о факте исполнения (неисполнения) обязательств по договору — решает суд с учетом других обстоятельств.

Пример. В рамках арбитражного дела был представлен нотариально удостоверенный протокол, подтверждающий отправку исполнителем заказчику отчета, консолидирующего этапы проведения услуг.

Обмен материалами осуществлялся по указанному в договоре адресу электронной почты. Однако в суде было выяснено, что переписка велась между лицами, не уполномоченными решать вопрос, ни со стороны истца, ни со стороны ответчика.

Суд не счел представленные материалы доказательством факта исполнения обязательств по договору.

В каких случаях суд отклоняет электронные доказательства

Суд может не принять переписку по электронной почте, если в договоре между сторонами не был предусмотрен такой способ обмена сообщениями, не указаны соответствующие адреса, и при этом одна из сторон отрицает (оспаривает) ее наличие. Также не будут приняты материалы, отправленные (полученные) с анонимного ящика.

Кроме того, любые доказательства должны быть получены законным путем. Поэтому невозможно представить суду информацию, например, полученную посредством незаконного доступа к ней (взлома почты, использования чужих телефонов, паролей и так далее).

Тайны чатов: что можно доказать в суде с помощью электронной переписки

Инициативы российского законодателя в области современных технологий вынуждают обратиться к уже не новому вопросу, касающемуся использования электронной переписки в качестве доказательства.

Бизнес в плане современных технологий намного опережает государственные структуры.

Участники гражданского оборота на протяжении последних 10-15 лет активно взаимодействуют посредством информационно-телекоммуникационных сетей связи.

Чаще всего предприниматели используют электронную почту, мобильную связь, мессенджеры (такие как whatsapp, viber, skype), факс и другие каналы связи для заключения сделок, согласования условий договоров, направления претензий, обмена документами и иной информацией.

При возникновении споров между контрагентами зачастую только с помощью электронной переписки можно подтвердить наличие или отсутствие юридически значимых фактов. Например, факт заключения договора на определенных условиях или факт соблюдения стороной обязательного досудебного порядка урегулирования спора, при котором претензия направлялась на электронную почту.

Понятие «электронной переписки»

Под электронной перепиской мы понимаем только электронные сообщения, которыми обмениваются контрагенты посредством использования электронной почты или различных мессенджеров. Сюда не входят электронные документы, которые также относятся к электронным доказательствам наряду с перепиской и могут прикрепляться к сообщению.

Процессуальное законодательство закрепляет определенные виды доказательств, или, говоря юридическим языком, «средств доказывания». Это объяснения лиц, участвующих в деле, письменные доказательства, заключения экспертов, вещественные доказательства и иные. Электронная переписка относится к письменным доказательствам (об этом прямо говорится в законе).

Не имея возможности с помощью иных средств защитить свои права и законные интересы, предприниматели представляют в суд такие доказательства, и у судов возникает ряд проблем, связанных с их оценкой и дальнейшим использованием. Законодательство не ограничивает круг фактических обстоятельств, которые нельзя устанавливать при помощи электронной переписки, то есть доказывать можно практически все что угодно.

Читайте также:  Отсутствие поручений не означает, что курьер может уйти с работы раньше

Это может быть факт заключения договора между определенными лицами, согласование сторонами содержания, либо каких-то конкретных условий договора, факт нарушения обязательств, либо наоборот факт добросовестного их исполнения. Проще говоря, можно доказать любые факты, за исключением тех, которые в силу закона можно устанавливать только определенными доказательствами.

Проблемы допустимости электронной переписки

Проблемы возникают при определении требований допустимости, установленных всеми процессуальными кодексами России, применительно к электронной переписке. Стороны сталкиваются с вопросом, в какой форме она должна быть представлена в суд. Ведь, судье необходимо непосредственно ознакомиться с такой перепиской и каким-то образом приобщить ее к материалам дела.

Именно озвученные проблемы использования электронной переписки в качестве доказательств на сегодняшний день остаются до сих пор нерешенными. Более того, судебная практика, ввиду ее противоречивости и неоднозначности, не позволяет отвечать на возникшие вопросы с высокой долей уверенности.

Федеральным законом от 23 июня 2016 г. N 220-ФЗ в часть 3 статьи 75 АПК РФ были внесены изменения, которые вступили в силу с 1 января 2017 г.

, и документы, полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», а также документы, подписанные электронной подписью были внесены в число письменных доказательств.

Способы предоставления электронной переписки в суд

В то же время одним из нерешенных до настоящего времени является вопрос, касающийся порядка предоставления электронной переписки в суд.

У сторон по делу, да и у самого суда часто возникает вопрос о том, в какой именно форме электронная переписка должна быть представлена в материалы дела, ведь в законе отсутствуют требования относительно формы и формата. На наш взгляд, видятся следующие способы представления электронной переписки в суд.

Самый простой вариант, это предоставление судье личного доступа к почте, где велась переписка, однако в данном случае возникает проблема с приобщением исследованной судом переписки к материалам дела.

Еще одним несложным способом является предоставление в суд переписки в виде обычной распечатки.

Такая форма электронной переписки на практике принимается судами при условии, что другая сторона не оспаривает ее существование и приобщение к делу.

Относительно надежным и часто применяемым на практике является оформление представляемых в суд электронных сообщений в виде нотариального протокола. Суд в большинстве случаев принимает и исследует электронную переписку, представленную в такой форме.

Достоверность электронной переписки

Другим камнем преткновения является обеспечение достоверности информации, содержащейся в электронной переписке.

Одним из самых надежных способов удостоверения таких доказательств является назначение судебной экспертизы. Экспертом при этом могут быть установлены данные об отправителе и получателе сообщения, содержание такого сообщения, а также иные сведения, необходимые для принятия судом законного и мотивированного судебного акта.

На практике суд может не принять электронные письма в качестве доказательств, указав на отсутствие электронной подписи, а также соглашения между сторонами, предусматривающего обмен электронными письмами между ними.

Подводя итог, можно сказать, что существует необходимость на законодательном уровне урегулировать процедуру представления и использования таких доказательств в суде. Сами представители бизнес-сообщества заинтересованы в этом, поскольку отсутствие подобного регулирования ставит под угрозу защиту их прав и законных интересов.

Что получится доказать в суде с помощью электронной переписки

  • Российское законодательство однозначно разрешает использовать электронную переписку в качестве доказательства в суде.
  • В Гражданском кодексе (часть 1, статья 71) и в Арбитражном кодексе (часть 3, статья 75) сказано, что в качестве письменных доказательств в судебном процессе можно предоставлять документы и материалы, взятые из интернета, — в том числе, конечно, письма или сообщения, которыми вы обменивались с контрагентами.
  • При этом, чтобы суд признал переписку надлежащим доказательством (и вы смогли с её помощью доказать свою правоту), нужно следовать некоторым правилам.

Приведу несколько характерных примеров. Все они взяты с сайта kad.arbitr.ru и соответствуют сложившейся судебной практике (названия компаний указывать не буду — судебные акты находятся в открытом доступе, и любой желающий может их отыскать).

Партнёры могут включить в текст договора условие, согласно которому все важные уведомления и прочие документы они будут отправлять друг другу с определённых адресов электронной почты. Рекомендую всем именно так и поступать.

  1. Если оба почтовых адреса (или несколько адресов, если так решат стороны) названы в договоре, любые отправленные с них сообщения являются юридически значимыми документами.
  2. В 2015 году компания, продавшая тепловое оборудование другой фирме, обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании с покупателя долга в размере 2,7 млн рублей за поставленный, но не оплаченный вовремя товар.
  3. Покупатель в своё оправдание ссылался на то, что акт сверки взаимных расчетов был согласован сторонами только в электронной переписке, которая, по его мнению, не может служить доказательством.

Суд установил, что в одном из пунктов договора стороны решили считать документы, приходящие с определённого электронного адреса на другой, имеющими юридическую силу. Была предоставлена интернет-переписка сторон, подтверждающая получение спорных документов. Суд встал на сторону продавца.

Если в письмах указаны название вашего контрагента и имена сотрудников, ответственных за работу с вами, то суд (согласно пункту 2 статьи 434 Гражданского кодекса) может принять такую переписку в качестве доказательства, даже если в вашем договоре нет каких-либо специальных условий.

Так, в 2014 году розничный Продавец бытовой техники обратился в суд за взысканием долга в размере 1,5 млн рублей со своего контрагента — якобы тот не оказал ему Услуги по проведению маркетинговых исследований.

Электронная переписка сторон с названиями компаний и именами сотрудников подтвердила, что ретейлер вовремя получал отчёты об оказанных услугах и всю необходимую информацию. В иске торговцу техникой в итоге было отказано.

Если в договоре нет условия о признании электронной переписки в качестве доказательства, в суде можно ссылаться на использование корпоративной почты, домен которой идентифицирует принадлежность к определённой компании. Как правило, этот аргумент принимается.

В 2015 году один зарубежный туроператор хотел взыскать со своего контрагента, российского туристического агентства, долг в размере $230 000 за неоплаченные услуги.

У туроператора не было оригинала договора (он был получен по электронной почте), поэтому агентство пыталось оспорить сам факт заключения контракта. Также должник пытался поставить под сомнение бронирование услуг, ссылаясь на отсутствие доказательств.

В суд была представлена интернет-переписка сотрудников с чёткой идентификацией корпоративных доменов. Она показала, что между сторонами по электронной почте была налажена Процедура бронирования отелей и экскурсий. Договор был согласован таким же образом. Выяснив все эти нюансы, суд принял сторону иностранной компании.

Арбитражный Кодекс (часть 8 статьи 75) и Гражданский кодекс (часть 2 статьи 71) указывают, что письменные доказательства должны быть представлены суду в подлиннике или в виде надлежащим образом заверенной копии.

Если по каким-то причинам вы не можете заверить электронную переписку у нотариуса, можно сделать обычные скриншоты. Их суды также принимают.

В 2015 году транспортная компания обратилась в арбитражный суд, пытаясь взыскать долг в 2 млн рублей со своего поставщика — производителя оборудования для транспортировки нефтепродуктов.

Покупатель утверждал, что продавец не передал ему в условленный срок сопроводительную документацию на часть товара. В качестве доказательства суд принял простую копию электронной переписки между сторонами. Письма подтверждали, что сопроводительная документация к товару не была направлена покупателю. Требование заявителя было удовлетворено.

Если в ходе судебного процесса возникает подозрение, что предоставленные документы — подделка, назначается компьютерно-техническая Экспертиза.

Стороны могут ходатайствовать о назначении той или иной экспертной организации, но суд имеет право выбрать любую по своему усмотрению. Конкретные вопросы, выносимые для разрешения экспертом, а также сроки проведения экспертизы могут быть разными в каждом конкретном случае.

Скриншот СМС-переписки может быть доказательством наличия трудовых отношений между сторонами

13 мая Верховный Суд РФ вынес Определение № 69-КГ19-4 по делу об оспаривании договора аренды транспортного средства, заключенного организацией с водителем в обход трудового законодательства.

Обстоятельства дела

В декабре 2016 г. Денис Чирков (арендатор) и ООО «Авторынок 1» (арендодатель) заключили договор аренды транспортного средства (без экипажа). По его условиям арендодатель предоставил арендатору автомобиль с прицепом без оказания услуг по его управлению и технической эксплуатации для осуществления грузоперевозок на территории РФ.

Ежемесячная арендная плата по такому договору составила 200 тыс. руб. В марте 2017 г. стороны перезаключили договор на аналогичных условиях. Через несколько месяцев общество выдало Денису Чиркову справку о том, что он работает там водителем с декабря 2016 г., а его зарплата за последние полгода составила около 10 тыс. руб. в месяц.

Читайте также:  Сверхурочная работа. Как правильно посчитать и оплатить переработки

В сентябре 2017 г. Гражданин направил в компанию заявление об увольнении с просьбой направить ему трудовую книжку, а также о перечислении зарплаты на его счет. Зарплата выплачена не была, а трудовая книжка была прислана без записей о трудоустройстве и увольнении.

Вместо этого, спустя три месяца организация направила ему претензию об оплате задолженности по договору аренды ТС на сумму 1,2 млн руб. за период с 20 марта по 20 сентября 2017 г. Впоследствии «Авторынок 1» обратился в суд с иском к Денису Чиркову на эту же сумму.

Ответчик не признал исковые требования и подал Встречный иск, в котором просил суд признать договор аренды ТС ничтожной сделкой, установить факт трудовых отношений между ним и обществом, а также взыскать с последнего компенсацию морального вреда в размере 100 тыс. руб.

В обоснование встречного иска Денис Чирков указал, что в декабре 2016 г. он написал заявление о приеме на работу в ООО «Авторынок 1» на должность водителя. Однако трудовой договор с ним заключен не был, приказ о приеме на работу не издавался.

Вместо этого организация предложила ему заключить договор аренды транспортного средства для работы в качестве водителя автомобиля.

Необходимость заключения такого договора общество мотивировало отсутствием для владельца транспортного средства обязанности устанавливать тахограф, нести расходы и оплачивать систему «Платон», совершать обязательные платежи при осуществлении услуг коммерческих грузоперевозок.

По заявлению Дениса Чиркова, стороны не соблюдали условия заключенного договора аренды в силу фактического отсутствия волеизъявления на его заключение.

Обязательное страхование ответственности владельца транспортного средства осуществляло ООО «Авторынок 1», хотя по условиям договора эта обязанность была возложена на арендатора.

В подтверждение своих доводов Денис Чирков ссылался на следующие доказательства: договор-заявку на перевозку грузов, в котором он был указан в качестве водителя; скриншот СМС-переписки с исполнительным директором ООО «Авторынок 1» и справку о размере своей зарплаты за полгода.

С учетом изложенного гражданин указал, что спорный договор аренды транспортного средства является притворной сделкой, фактически прикрывающей трудовые отношения. Денис Чирков утверждал, что поскольку он работал в качестве водителя общества и осуществлял от имени последнего грузоперевозки, ему полагалась зарплата, которую он получил в итоге в неполном объеме.

Суды разошлись в оценках доказательств по делу

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска общества и частично удовлетворил встречный иск Дениса Чиркова. Спорный договор был признан ничтожной сделкой ввиду ее притворного характера, фактически прикрывающей трудовые отношения.

К данной сделке суд применил правила, относящиеся к трудовому договору, и установил факт трудовых отношений между организацией и Денисом Чирковым в должности водителя с 1 декабря 2016 г. по 30 сентября 2017 г.

В удовлетворении остальной части встречного иска было отказано.

Свое решение суд обосновал тем, что стороны не заключали между собой договор аренды ТС, который бы порождал у них определенные обязанности друг перед другом, поэтому фактической обязанности гражданина перед обществом осуществлять арендные платежи не существовало.

С момента перезаключения договора и до направления Денису Чиркову претензии о погашении задолженности по арендной плате общество не требовало оплаты по договору и не просило вернуть транспортное средство в связи с невнесением арендных платежей.

При этом суд принял во внимание представленные Чирковым доказательства.

Однако в дальнейшем апелляция отменила решение первой инстанции и приняла новое решение по делу, удовлетворив иск ООО в полном объеме и отказав во встречном иске.

Апелляционный суд обосновал свое решение тем, что организация не принимала в отношении гражданина кадровые решения (в частности, не издавала приказ о приеме его на работу, не заключала с ним трудовой договор), а значит, между сторонами имелись именно гражданско-правовые отношения, а не трудовые.

Указав, что Денис Чирков не представил бесспорных и достаточных доказательств притворности договора аренды и нахождения его в трудовых отношениях с ООО «Авторынок 1», суд апелляционной инстанции взыскал с гражданина задолженность по договору аренды транспортного средства в размере 1,2 млн руб.

Выводы ВС РФ

Ссылаясь на незаконный характер решения апелляции, Денис Чирков обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, Судебная коллегия по гражданским делам которого нашла ее обоснованной.

Коллегия напомнила, что порядок признания трудовыми отношениями отношений, связанных с использованием личного труда, которые были оформлены договором гражданско-правового характера, регулируется ст. 191 ТК РФ.

Согласно указанной норме спорные отношения могут быть признаны трудовыми в судебном порядке. При этом все неустранимые сомнения при рассмотрении судами таких споров толкуются в пользу наличия трудовых отношений.

Со ссылкой на Определение КС РФ от 19 мая 2009 г. № 597-0-0 и Постановление Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 г. № 2 Судебная коллегия пришла к выводу, что апелляционный суд неверно применил нормы трудового законодательства в рассматриваемом деле.

Так, апелляция ошибочно отдала приоритет юридическому оформлению отношений между сторонами, не выясняя при этом действительное наличие между ними признаков трудовых отношений и трудового договора.

Вторая инстанция, как указал ВС, также не стала выявлять наличие со стороны общества злоупотреблений при заключении договора аренды транспортного средства вопреки намерению работника как экономически более слабой стороны заключить трудовой договор.

Верховный Суд также указал, что апелляционный суд не установил все существенные для спора обстоятельства, не оценил совокупно имеющиеся в деле доказательства и не дал оценки заключенному между сторонами договору аренды транспортного средства с учетом положений ГК РФ. Кроме того, Суд обратил внимание на ошибочный вывод апелляции о том, что Денис Чирков должен был доказать наличие между ним и ответчиком трудовых отношений.

Как пояснил ВС, договор аренды транспортного средства без экипажа отличается от трудового договора предметом договора и тем, что арендодатель сохраняет положение самостоятельного хозяйствующего субъекта.

«В то время как по трудовому договору работник принимает на себя обязанность выполнять работу по определенной трудовой функции (специальности, квалификации, должности), включается в состав персонала работодателя, подчиняется установленному режиму труда и работает под контролем и руководством работодателя; арендатор по договору аренды транспортного средства без экипажа работает на свой риск, а лицо, работающее по трудовому договору, не несет риска, связанного с осуществлением своего труда», – отмечено определении.

В этой связи Верховный Суд отменил определение апелляции, возвратив ей дело на новое рассмотрение. При новом рассмотрении апелляции рекомендовано учесть разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума ВС РФ от 29 мая 2018 г. № 15.

Значимость для практики

Пленум ВС принял постановление о трудовых отношениях на микропредприятияхВерховный Суд разъяснил применение законодательства при рассмотрении трудовых споров работодателей – физлиц и микропредприятий с их сотрудниками

Комментируя определение Верховного Суда, адвокат международной коллегии адвокатов «Санкт-Петербург» Сергей Краузе заметил, что содержащиеся в нем выводы не являются революционно новыми. «Скорее, в данном необычном деле ВС смог очень четко показать, как следует применять нормы материального и процессуального права. Выводы Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ совершенно логичны и аргументированны», – пояснил он.

По мнению Сергея Краузе, правоприменительная практика за последние годы показывает, что работодатели стараются все более умело маскировать трудовые отношения: «Если ранее вместо трудового договора работнику предлагали заключить договор оказания услуг или подряда, то теперь в ходу договоры, еще более далекие от трудовых (например, как в данном случае, договор аренды). Такого рода изобретательность работодателей помогает им избегать ответственности, предусмотренной ТК РФ, или, по крайней мере, существенно затрудняет ее применение».

Эксперт отметил, что определение ВС РФ отвечает на несколько существенных вопросов. «Так, Верховный Суд указал на необходимость отдавать предпочтение фактическому характеру возникших правоотношений, по сравнению с их юридическим оформлением.

Это означает, что при анализе сделки на предмет ничтожности в форме притворности необходимо, прежде всего, проверять совпадение воли и волеизъявления сторон.

В данном случае в сделке выявлен порок воли, поскольку обе стороны преследовали иные цели, чем те, что предусмотрены договором аренды транспортного средства», – уточнил Сергей Краузе.

Он также обратил внимание на важный вывод и в области толкования процессуального права.

«Верховный Суд фактически указал, что при распределении обязанностей по доказыванию следует учитывать, что оформлением трудового договора должен заниматься работодатель, а не работник, следовательно, возлагать на последнего обязанность представить бесспорные и достаточные доказательства нахождения в трудовых отношениях – неправомерно.

Сам по себе факт выполнения гражданином работ по заданию юридического лица за плату устанавливает презумпцию наличия трудовых отношений. Это соответствует и рекомендации МОТ № 198 от 15 июня 2006 г. о трудовом правоотношении», – заключил адвокат.

По словам Сергея Краузе, данное определение ВС окажет существенное влияние на практику разрешения трудовых споров в тех случаях, когда такие споры возникают из-за уклонения работодателей от заключения трудового договора в установленном законом порядке.

Старший Юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры» Ольга Дученко пояснила, что при рассмотрении дел, связанных с установлением факта трудовых отношений, суды проверяют, имеют ли отношения истца и ответчика признаки трудовых.

Читайте также:  Пенсия в Челябинске и Челябинской области в 2023 году: размер выплат и доплаты, правила и порядок получения, особенности получения, адреса отделений ПФ РФ

Например, выполнял ли истец трудовую функцию под контролем другой стороны и как часто, подчинялся ли правилам внутреннего трудового распорядка, имел ли доступ в офис, выплачивалось ли ему вознаграждение, предоставлялись ли инструменты и оборудование для работы и т.д.

«При этом в распоряжении истца редко бывают документы, подтверждающие наличие трудовых отношений.

Ведь трудовой договор не оформляется, с внутренними актами компании такого работника под подпись не знакомят, зарплату выплачивают в конверте, иногда его должности даже нет в штатном расписании.

Как правило, при отсутствии доказательств, подтверждающих наличие трудовых отношений, суды отказывают в удовлетворении требований. Однако в последние годы наметился тренд против формального подхода к оценке доказательств по таким спорам», – подчеркнула Ольга Дученко.

По словам юриста, в рассматриваемом деле Верховный Суд придал значение «нестандартным» доказательствам: скриншоту СМС-переписки с сотрудником работодателя; поведению сторон (тому, что они не соблюдали условия заключенного между ними договора гражданско-правового характера, поскольку фактически у них отсутствовало волеизъявление на его заключение). «Сложно не согласиться с выводами Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ. Думаю, они положительно повлияют на судебную практику, доказывать факт наличия трудовых отношений работникам будет проще», – полагает Ольга Дученко.

Юрист практики трудового права АБ «ЕПАМ» Ольга Тянгаева полагает, что Верховный Суд продолжает развивать подход, который был им изложен в Постановлении Пленума от 29 мая 2018 г. № 15.

«Пленум ВС ориентировал суды в делах о признании отношений трудовыми руководствоваться, в первую очередь, не документами, которыми отношения с работником оформлены (в частности, трудовым договором, приказами, штатным расписанием).

Оформление этих документов – обязанность работодателя, которую он может не исполнить (или просто отказаться приносить в суд доказательства, свидетельствующие против него самого)», – пояснила эксперт.

«Из определения ВС и постановления Пленума следует, что любые средства доказывания, которые предусмотрены процессуальным законодательством, могут быть использованы для подтверждения трудовых отношений.

Необходимо помнить, что работнику достаточно поставить под сомнение факт отсутствия трудовых отношений, а не доказывать все признаки трудовых отношений. В силу ст. 19.

1 ТК РФ все неустранимые сомнения должны трактоваться судами в пользу наличия трудовых отношений», – отметила Ольга Тянгаева.

По ее словам, Верховный Суд настраивает суды и истцов использовать любые, даже косвенные и самые незначительные доказательства наличия трудовых отношений: «Это могут быть визитки, информация о работнике с сайта, подпись работника в корпоративной электронной почте, пропуск на работу, данные учетной записи работника, график работы, переписка с руководителем, аудио- и видеозаписи, свидетельские показания». Эксперт отметила, что все эти доказательства могут свидетельствовать о том, что работник был включен в коллектив компании, осуществлял деятельность не самостоятельно, а под руководством и управлением работодателя.

«По нашему опыту работники часто приносят в суд переписку о согласовании отпусков и отсутствии на работе, справки, выданные им для консульства или ипотеки, документы о направлении в командировку за счет компании, информацию о прохождении обучения и тренингов.

В одном нашем деле работник приносил в суд фотографии с руководителем, которые сделал на выставке, когда он работал на стенде компании.

Для водителей будут актуальны документы о направлении на медицинский осмотр, о прохождении инструктажей, путевые листы», – пояснила Ольга Тянгаева.

По ее словам, особое внимание работодателям нужно обратить на бухгалтерские документы. «Сотрудники юридических отделов компаний ими не занимаются, а в судах они часто всплывают и могут разрушить всю позицию. В нашей практике было дело, когда доверитель принес в суд распечатки с банковских карт и выписки по счету.

Операции по перечислению ему денежных средств назывались “аванс по заработной плате” и “заработная плата”. Кроме того, по справкам 2-НДФЛ было видно, что выплаты ему производились по “зарплатным кодам”.

Перечисление выплат в качестве заработной платы подтвердили и сведения, представленные в суд по запросу из ФНС», – рассказа Ольга Тянгаева.

Электронная переписка (электронное сообщение) как доказательство в уголовном процессе — Ошеров, Онисковец и Партнеры

В современном мире практически ни один гражданин в своей повседневной жизни и ни одно юридическое лицо в своей деятельности не обходятся без электронной переписки.

И не случайно, что стороны в уголовном процессе пытаются сослаться на такую переписку как доказательство.

Отсюда возникают вопросы: являются ли, к примеру, сообщения в Whatsapp, ВКонтакте или Telegram доказательствами в суде, и если являются, то при каких условиях?

В настоящей статье мы постараемся ответить на поставленные вопросы.

Сегодня всё большую популярность обретают социальные сети, различные мессенджеры и в качестве способа общения между людьми, и в качестве средства передачи информации (Вы, наверняка, не раз отправляли документы, изображения или видеофайлы своим друзьям или коллегам). Поэтому неудивительно, что всё активнее используются социальные сети и мессенджеры лицами, планирующими совершить или совершающими преступления (для организации преступлений, для распространения преступных материалов и т.д.).

В уголовном процессе в качестве источника доказательств допускаются «иные документы», если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию (ст. 84 УПК РФ). Согласно ч. 2 ст. 84 УПК РФ такие документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде.

К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном ст. 86 УПК РФ.

Часть 1 указанной статьи предусматривает, что собирание доказательств в ходе уголовного судопроизводства осуществляется дознавателем, следователем, прокурором и судом путем осуществления следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ. Согласно ч. 2 ст.

86 УПК РФ подозреваемый, обвиняемый, Потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств.

Защитник также вправе собирать доказательства путем получения предметов, документов и иных сведений, опроса лиц с их согласия, истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии (ч. 3 ст. 86 УПК РФ). Таким образом, доказательства могут быть получены только в результате установленных УПК РФ процессуальных действий, производимых дознавателем, следователем, прокурором и судом. Поэтому, например, взлом почтового ящика или аккаунта в социальной сети не является законным способом получения таких доказательств. Кроме того, простые распечатки почты, переписки из социальных сетей или мессенджеров не могут приниматься судом в качестве доказательств: для этого существует специальное мероприятие (нотариальный протокол осмотра). Следственные же органы могут зафиксировать переписку и без нотариуса.

При анализе судебной практики было выявлено несколько способов изъятия электронной переписки:

  1. Изъятие электронной переписки в ходе обыска по месту жительства обвиняемого (такая переписка может содержаться на компьютере – в таких случаях изымают непосредственно компьютер или системный блок).
  2. Изъятие электронной переписки в ходе следственного эксперимента (примером такого эксперимента может быть вход в социальную сеть под автоматически сохраненными на компьютере или телефоне логином и паролем).
  3. Изъятие электронной переписки может быть осуществлено в ходе выемки электронной информации с компьютеров компании поставщика услуг (сразу в нескольких изученных решениях суда содержится ссылка на результаты производства выемки в помещениях, занимаемых компанией поставщиком услуг (например, mail.ru или vk.com), в результате которой был изъят съемный электронный носитель компьютерной информации (CD-диск) с копией электронной переписки.
  4. Запрос компании-поставщику о том, зарегистрировано ли в принадлежащей им социальной сети искомое лицо, действителен ли аккаунт данного физического лица, также системным администраторам предлагается передать всю информацию по переписке.
  5. Осмотр электронной переписки, в ходе которой она печатается на принтере, понятые расписываются на каждом листе, которые оформляются как приложения к протоколу следственного действия.

Подводя итог, хотелось бы отметить, что электронная переписка может являться доказательством в уголовном процессе, но лишь при соблюдении вышеуказанных условий.

Как Вы уже могли заметить, на практике существует сразу несколько способов, используя которые, электронная переписка может стать доказательством в уголовном деле.

Выбрать самый оптимальный из них в каждой конкретной ситуации Вам помогут опытные адвокаты Адвокатского бюро города Москвы «Ошеров, Онисковец и Партнеры».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector