Закон

Являются ли законными показания сокамерников в уголовном деле?

20 Июля 2021

Верховный суд (ВС) потребовал от нижестоящих инстанций тщательно проверять признательные показания. Судьи обязаны убедиться, добровольным ли было раскаяние обвиняемого, почему оно произошло, скажем, не изначально, а по ходу расследования преступления.

То есть надо удостовериться, что это не самооговор, полученный под давлением. Но эксперты сомневаются, что рекомендательные разъяснения пленума помогут решить эту застарелую проблему.

Между тем соответствующую законодательную инициативу ВС пока не выдвигает, хотя ранее это было для него нормальной практикой.

На правдивость «чистосердечных признаний», которые могут быть получены и под давлением следствия, в очередной раз обратил внимание пленум ВС.

Нижестоящим инстанциям следует выяснять, не оговорил ли подозреваемый себя либо кого-то еще.

К примеру, если «подсудимый ранее оспаривал обвинение либо воспользовался правом на отказ от дачи показаний, то суду следует уточнить его позицию и убедиться в том, что подсудимый действительно согласен с обвинением».

И вообще, пояснил ВС, надо проверять в целом всю так называемую ускоренную процедуру. Например, ходатайство гражданина об особом порядке правосудия должно быть заявлено в присутствии защитника и после консультаций с ним. Как напоминают адвокаты, проблема достоверности признательных показаний давняя и, пожалуй, самая «тонкая» в уголовном судопроизводстве.

Так, за прошлый год в особом порядке были рассмотрены уголовные дела в отношении 373,2 тыс. человек, то есть примерно 47%. Кстати, суды и сейчас должны проверять материалы дела: справки, заявление о явке с повинной, протоколы следственных действий, материалы оперативно-разыскной деятельности – и в случае нестыковок подвергнуть слова подсудимого сомнению.

Но на практике этого обычно не происходит никогда.

Как отметил управляющий партнер санкт-петербургского офиса КА Pen & Paper Алексей Добрынин, в последнее время обычная картина такова: человек сперва отчаянно боролся за свободу и искал доказательства своей невиновности, а затем резко остановил своих адвокатов и согласился признать вину. По его словам, это связано с тем, что к обвиняемым в СИЗО ходят вовсе не следователи, который должны устанавливать истину, а оперативники, которые по наущению следователей склоняют арестанта к признательным показаниям.

 «Подозреваемый в СИЗО находится в крайне тяжелом и нестабильном психофизическом состоянии. И он готов на многое, лишь бы получить какие-то гарантии сокращения срока содержания в неволе, в том числе оговорить себя или иное лицо», – пояснил «НГ» управляющий партнер юридической компании AVG Legal Алексей Гавришев. 

Досудебное соглашение, напомнил он, считается идеальным исходом для следователя, прокурора и суда, ведь тогда, по сути, и доказывать уже нечего, но такая практика сильно снижает качество следствия. Большинство юристов отмечает, что рекомендации ВС носят демонстративный характер, но для использования на местах они почти бесполезны, там их скорее всего просто проигнорируют. 

Гавришев, к примеру, напомнил, что в ВС внимание на слишком широкое распространение досудебных соглашений обратили еще пару лет назад, но «существенных изменений не последовало».

 «Каких-либо изменений в этой сфере поможет добиться лишь полноценная судебная реформа, которая позволит разделить ветви власти в сфере следствия, надзора и суда. К сожалению, в настоящее время нет никаких перспектив для ее проведения», – заявил «НГ» Гавришев.

«Рекомендация судам о тщательной проверке, не оговорил ли себя человек, может оказаться фарсом с некой имитацией процесса и разбирательства», – считает член Ассоциации юристов России (АЮР) Асия Мухамедшина. 

По ее словам, на сегодняшний день «человек не защищен ни перед судом, ни перед силовиками в случае отказа от ложного обвинения против себя».

Юрист Сергей Савченко напомнил «НГ», что прежде многие пленумы ВС сопровождались разработкой законодательных инициатив, которые могли бы кардинально повлиять на ситуацию в случае их принятия.

Но в данном случае ВС де-факто признает очевидную проблему, а решать ее предпочитает почему-то на словах. 

Разъяснения ВС, подтвердил председатель МКА «Инконсалт» Алексей Кирсанов, достаточно произвольно применяются судами общей юрисдикции. По его мнению, одной из ключевых причин самооговора является «тотальное недоверие к судебной системе», имеющей строго обвинительный уклон.

Между тем действенного независимого механизма отмены судебных приговоров, вынесенных в особом порядке, в законодательстве нет: «Когда обвиняемый вступает в договорные отношения со следствием и прокурором, функция судей сводится к формальной проверке.

На этапе заключения соглашения и принятия гражданином обязательств признать вину и изобличить соучастников преступления им вообще не отводится никакой роли».

Кирсанов считает, что нужны законодательные изменения от имени ВС, чтобы нижестоящие инстанции были наделены функцией утверждения досудебного соглашения о сотрудничестве с последующей проверкой хода его выполнения всеми сторонами. 

И тогда «подобный судебный контроль мог бы в значительной степени сократить случаи порочной договоренности обвиняемых со следствием, когда в обмен на «нужные» признательные показания обвиняемый имеет возможность получения более мягкого наказания».

Руководитель уголовной практики «BMS Law Firm» Александр Иноядов подчеркнул, что и коренного перелома в тренде на осуждение соучастников, в отношении которых были даны изобличающие показания, ждать тоже не стоит.

Правда, он полагает, что вопрос качества и обоснованности обвинения должен быть адресован не столько к судам, сколько к прокурорам и следователям. «Негласный запрет на оправдательные приговоры, которые судьи часто не решаются выносить, играет только на руку таким «борцам с преступностью».

Такая проблема никак не решается разъяснениями о совершенствовании порядка судебного разбирательства», – отметил Иноядов.

То есть обоснованность изобличающих показаний должна качественно и полно проверяться еще на стадии, предшествующей заключению досудебного соглашения о сотрудничестве, а «при установлении недостоверности показаний такого лица решение о расторжении соглашения должно приниматься в кратчайшие сроки, чтобы исключить непоправимые последствия».

Член АЮР Ольга Эттлер сказала «НГ», что «судьи не настолько некомпентны, чтобы игнорировать ВС», что они, мол, «дорожат и своими местами, и профессиональной репутацией», а потому скорее всего прислушаются к разъяснениям вышестоящего суда.

В виде дополнительных гарантий, указала эксперт, стоило бы записать в ст. 77 УПК, что «признательные показания на досудебных стадиях производства могут быть признаны доказательствами, только если они лично подтверждены подсудимым в суде в ходе процесса». Являются ли законными показания сокамерников в уголовном деле? Являются ли законными показания сокамерников в уголовном деле?

Источник: Независимая газета

Виды доказательств

Деление доказательств на виды обусловлено наиболее существенными особенностями их содержания и формы. Самостоятельные виды доказательств образуют доказательства, содержанию и форме которых присущи особенности, определяющие свойственный только им процессуальный режим получения и использования в уголовном судопроизводстве[1]. Эти особенности касаются:

  • • содержания доказательства – характера и объема сведений о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, свойственных различным видам доказательств;
  • • процессуального положения источников доказательств – лиц, от которых исходят относимые к делу сведения;
  • • способа собирания доказательств – соответствующего следственного, судебного действия;
  • • источника фактических данных.

Исходя из перечисленных особенностей, доказательства в УПК делятся на:

  • • показания обвиняемого и подозреваемого;
  • • показания свидетеля и потерпевшего;
  • • заключения и показания эксперта и специалиста;
  • • вещественные доказательства;
  • • протоколы следственных действий и судебного заседания;
  • • иные документы.

Видом доказательств определяется порядок их собирания, проверки и оценки.

Показания обвиняемого и подозреваемого

Показания обвиняемого и подозреваемого – разновидности одного и того же вида доказательств, представляющих собой устное сообщение лиц, привлеченных в качестве обвиняемых (подозреваемых) по конкретному уголовному делу, о подлежащих доказыванию обстоятельствах, данных добровольно в установленном законом порядке на допросе.

Специфика содержания данного вида доказательств заключается в том, что они, как правило, относятся к преступным действиям самих обвиняемых (подозреваемых) по данному делу и по своей полноте в отражении преступления могут превосходить другие виды доказательств.

В случаях, когда обвиняемый (подозреваемый) действительно виновен в совершении преступления, он как никто другой может сообщить полные сведения о содеянном.

Источником доказательства применительно к рассматриваемому виду доказательств выступает обвиняемый либо подозреваемый, т.е. лицо, в отношении которого осуществляется уголовное преследование по данному делу.

Способом собирания (формирования) данного вида доказательств служит допрос обвиняемого (подозреваемого). Источником фактических данных является устное сообщение указанных лиц.

Имеющие значение для уголовного дела сведения, изложенные обвиняемым и подозреваемым вне допроса (в ходатайствах, жалобах, заявлениях, объяснениях, подсудимым – в последнем слове), доказательствами не являются. Они могут быть использованы лишь в качестве оснований для допроса указанных субъектов, производства других действий, выдвижения версий.

Показания обвиняемого – это устное сообщение лица, привлеченного в качестве обвиняемого по уголовному делу, о подлежащих доказыванию обстоятельствах, данное в установленном законом порядке на допросе.

Содержание показаний обвиняемого, как правило, составляют сведения о его преступной деятельности (преступной деятельности соучастников), а также об иных фактах и обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела.

Обвиняемый вправе давать объяснения данным фактам и обстоятельствам (п. 6 ч. 4 ст. 47 УПК), в этом случае они составляют единое целое с показаниями и являются доказательством.

Объяснения обвиняемого наряду с его показаниями подлежат обязательной проверке.

Процессуальное положение обвиняемого как самостоятельного участника уголовного процесса, имеющего личную заинтересованность в исходе уголовного дела, учитывает законодатель, определяя его права и обязанности, связанные с дачей показаний (п. 3, 6–8 ч. 4 ст. 47, ст. 173, 174, 187, 190, 275 УПК). УПК устанавливает порядок вызова обвиняемого на допрос, предмет, содержание и форму его показаний, порядок проведения и оформления протокола допроса (ст. 77, 173, 187–190, 275, 276).

Важнейшим средством защиты процессуальных интересов обвиняемого является его право давать показания (п. 3, 6 ч. 4 ст. 47 УПК), но он не обязан давать показания и не песет ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

Способом собирания показаний обвиняемого служит его допрос (ст. 173 УПК). Предмет допроса достаточно широк: он включает не только обстоятельства, относящиеся к обвинению (п. 3 ч. 4 ст. 47, ч. 2 ст. 173 УПК), но и все иные известные обвиняемому обстоятельства по делу.

Читайте также:  Определение суда по заявлению о включении требования в реестр требований кредиторов

Источником фактических данных, исходящих от обвиняемого, является его устное сообщение, полученное на допросе. Сведения, сообщенные им в любой форме вне допроса, нельзя рассматривать в качестве доказательства.

Показания обвиняемого, исходя из содержания, принято делить на три группы:

  • • признание своей вины;
  • • отрицание своей вины;
  • • показания в отношении других лиц.

Показания обвиняемого считаются доказательствами только в тех случаях, когда в них помимо признания, отрицания вины или указания на вину других лиц содержатся сведения о фактах, подтверждающих либо отрицающих его преступную деятельность или свидетельствующих о преступной деятельности других лиц, связанной с преступлением, в совершении которого он обвиняется.

Признание или отрицание обвиняемым своей вины – рядовые доказательства, не имеющие преимущества перед другими доказательствами. Они подлежат обязательной проверке.

На практике встречаются случаи ложного либо ошибочного признания обвиняемым своей вины, например вследствие желания скрыть более тяжкое преступление, неправильного понимания предъявленного обвинения, а иногда и применения к обвиняемому незаконных мер воздействия.

Только признание обвиняемым своей вины в совершении преступления нс может быть положено в основу обвинения – это правомерно при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся доказательств по делу (ч. 2 ст. 77 УПК).

Достоверность показаний обвиняемого, признающего свою вину, должна проверяться столь же тщательно, как и достоверность показаний обвиняемого, отрицающего виновность. Вместе с тем, пока отрицание обвиняемым своей вины не будет опровергнуто собранными по делу доказательствами, он не может быть признан виновным.

Показания обвиняемого расцениваются как рядовое доказательство. Способами его проверки служат анализ и синтез, сопоставление с имеющимися доказательствами и собирание новых доказательств.

При изменении на допросе обвиняемым ранее данных им показаний следует выявить причины этого. Достоверными следует признавать те показания, содержание которых подтверждено другими доказательствами. Недопустимо рассматривать в качестве доказательств (даже косвенных) отказ обвиняемого от дачи показаний или дачу им ложных показаний.

Особое внимание при проверке показаний обвиняемого должно быть обращено на соблюдение его прав и законных интересов, связанных с дачей показаний на допросе. Допущенные при этом нарушения влекут недопустимость показаний как доказательств.

Уголовно-процессуальный закон отнес к числу недопустимых доказательств показания подозреваемого (обвиняемого), данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым (обвиняемым) в суде (п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК).

Показания обвиняемого, как и другие доказательства, не имеют заранее установленной силы (ч. 2 ст. 17 УПК).

Они оцениваются по внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в деле доказательств. Властные субъекты должны руководствоваться при этом законом и совестью (ч. 1 ст.

17 УПК).

Окончательно вопрос о достоверности показаний обвиняемого на предварительном расследовании решается в обвинительном заключении, обвинительном акте, на суде – в приговоре, когда осуществляется их оценка в совокупности со всеми собранными и проверенными доказательствами по уголовному делу.

Показания подозреваемого – устное сообщение лица, являющегося подозреваемым по уголовному делу, о подлежащих доказыванию обстоятельствах, данное добровольно в установленном законом порядке.

Они во многом схожи с показаниями обвиняемого, что проявляется в едином процессуальном режиме, предназначенном для их собирания и использования в уголовном процессе.

Для подозреваемого, как и для обвиняемого, дача показаний – это его право, а не обязанность, и он использует данное право по своему усмотрению. Показания подозреваемого – эффективное средство защиты от возникшего в отношении него подозрения.

В содержание показаний подозреваемого, как и обвиняемого, входят не только сообщаемые им сведения об относимых к делу фактах, но и его объяснение данных фактов (п. 2 ч. 4 ст. 46 УПК). Показания и объяснения обвиняемого составляют единое целое.

Подозреваемый – кратковременная фигура в уголовном процессе. Предмет показаний подозреваемого уже предмета показаний обвиняемого и, как правило, ограничен теми обстоятельствами и фактами, сведения о которых послужили основанием для подозрения.

В связи с этим подозреваемый на допросе обычно сообщает сведения о фактах и обстоятельствах, связанных с возбуждением в отношении него уголовного дела, его задержанием или применением в отношении него меры пресечения.

Однако он вправе дать показания и о любых других фактах и обстоятельствах, имеющих, по его мнению, значение для уголовного дела.

Как и показания обвиняемого, показания подозреваемого в зависимости от их содержания могут быть трех видов: признание своей вины; отрицание своей вины; показания в отношении других лиц.

Показания подозреваемого подлежат всесторонней и объективной проверке и оценке в совокупности с другими доказательствами.

В процессе доказывания они могут использоваться для собирания новых доказательств, проверки имеющихся доказательств, принятия на их основе в совокупности с другими доказательствами различных процессуальных решений по уголовному делу.

Показания подозреваемого сохраняют свое доказательственное значение и после предъявления ему обвинения, получения от него показаний уже в качестве обвиняемого.

Правила проверки и оценки показаний подозреваемого те же, что и для показаний обвиняемого.

Недопустим допрос подозреваемого в качестве свидетеля, так как согласно Конституции никто не обязан свидетельствовать против себя самого (ст. 51).

Оглашение показаний

  • I). Согласия сторон не требуется
  • Не требуется согласия второй стороны

Url

Дополнительная информация:

— п.19 Пленума № 1  при противоречиях, оглашение без согласия сторон

— для оглашения при противоречиях в показаниях — не требуется согласия второй стороны (п.19 Пленума № 1).

— это отсутствие необходимости согласовывать оглашение показаний со всеми сторонами крайне негативно влияет на возможности стороны защиты. Дело в том, что сторона обвинения использует норму ч.3 281 УПК при малейшем отклонении свидетеля от ранее данных показаний.

Фиксация свидетельских показаний в удобном для обвинения виде

— в тех случаях, когда свидетель дает показания не совсем удобные для формирования обвинительной доказательственной базы, то следователь их слегка корректирует. Вот как это может выглядеть на практике:

а) допрос  происходит так: свидетель излагает, то что он видел (или иным образом узнал), потом следователь выкатывает из принтера напечатанный текст и предлагает подписать. Свидетель не особо вглядываясь (не будет же следователь мошенничать !) подписывает.

Мало кто из свидетелей будет особо внимательно вчитываться, и тем более спорить со следователем. (Также следует учитывать, что обстоятельства уголовного дела могут быть таковы, что между статусом свидетеля и статусом обвиняемого лежит очень зыбкая грань, которую следователь может и «помочь» перейти в иной статус.

Ясно, что такой свидетель точно не станет заниматься буквоедством и придираться к протоколу).

  1. Собственно здесь нет прямой и грубой фальсификации доказательств, в протоколе напечатано почти все так как сказано, но так, что нужные моменты обойдены, как будто и не были сказаны, а некоторые акцентированы, изложены чуть-чуть в другом контексте. В результате получается так:
  2. —  вслух было сказано например, вот так: «ну, я видел на месте преступления человека одного роста с обвиняемым Петровым, возможно это он и был».
  3. — а в протоколе допроса это изложено так «я видел на месте преступления — Петрова».

б) в судебном заседании свидетель начинает рассказывать — именно так как было, а не так как написано в протоколе. Разумеется, после этого прокурор ходатайствует об оглашении ранее данных показаний (ч.3 281 УПК).

Сторона защиты оглашению показаний воспрепятствовать не может, поскольку ее согласия в таком случае не требуется (п.19 Пленума № 1).

Как должно было быть (в теории)

— по общему смыслу закона, а именно исходя из принципа непосредственности исследования доказательств (ч.1 240 УПК), в судебном заседании, помимо доказательств, полученных следователем, возникают производные от них — но не тождественные им доказательства.

— было одно доказательство — протокол допроса свидетеля. Это доказательство само по себе еще только полуфабрикат, его нельзя использовать при вынесении приговора.

— сначала каждое доказательство должно пройти через процедуру исследования в суде. И возникает второе, производное от первого доказательство — это допрос свидетеля в суде.

— именно это второе доказательство уже можно использовать в приговоре, прямо ссылаться на него в составе доказательственной базы.

Читайте также:  Договор дарения доли комнаты: в коммунальной, обычной квартире – порядок оформления

— если же эти два доказательства не идентичны, если свидетель в суде дает иные показания, отличающиеся от данных им на следствии, то суд должен сопоставить их и приняв одно, объяснить в приговоре почему он одно принимает, а второе отвергает (ч.2 307 УПК и п.6 Пленума № 55).

— но это в теории, а на практике, свидетель после зачитывания его ранее данных показаний просто соглашается с ними, и на этом все. То есть, возникшие противоречия устранены, протокол допроса свидетеля полностью превращается в его показания на суде, без изменений. Двух противоречащих доказательств не возникло.

Показания подозреваемого и обвиняемого как один из видов доказательств в уголовном судопроизводстве

В данной статье рассматриваются виды доказательств, фигурирующие в уголовном судопроизводстве.

Показания подозреваемого и обвиняемого

Определение 1

Под показаниями подозреваемого понимается устное сообщение, которое он дает по поводу известных обстоятельств о совершенном преступлении, в коем он подозревается, сделанное при допросе на досудебной стадии и зафиксированное в установленном законном порядке.

Показания подозреваемого по сути обладают сложным характером.

Во-первых, они представляют собой информацию от человека, совершившего преступление и лучше остальных осведомленного про все обстоятельства совершения деяния, по поводу которого осуществляется дознание либо предварительное следствие.

В случае если лицо подозревают неосновательно, тогда оно лучше, чем кто-то другой, может дать пояснения по поводу ошибки павшего на него подозрения, предоставить доводы и соображения с помощью которых можно быстро исправить ошибку.

Во-вторых, показания подозреваемого представляют собой средство защиты от павшего подозрения. Потому лицо, задержанное по подозрению, не несет ответственность за дачу ложных показаний. Это положение – одно из средств защиты подозреваемого.

Подозреваемый имеет право давать показания относительно павшего на него подозрения в совершении деяния, обстоятельств, имеющих отношение к возбуждению уголовного дела, обстоятельств задержания либо выбора меры пресечения до момента предъявления обвинения.

Замечание 1

Показания подозреваемого оценивает дознаватель, следователь, прокурор (согласно правил статьи 88 УПК), то бишь с учетом относимости, допустимости и достоверности информации.

В соответствии с правилами части 2 статьи 46 УПК, подозреваемого должны допросить в течение суток с момента задержания либо возбуждения в его отношении уголовного дела. А иначе, несоблюдение этого требования повлечет за собой недопустимость такого вида доказательств.

Значение показаний подозреваемого сохраняется по делу и после того, как лицо допросят в качестве обвиняемого либо свидетеля, и они оцениваются вместе с последующими показаниями. Показания подозреваемого, которые были даны при отсутствии защитника, признаются недопустимыми.

К помощи защитника подозреваемый может прибегнуть с момента фактического задержания либо от начала возбуждения уголовного дела.

Личные показания подозреваемый дает в процессе допроса, в связи с чем составляется протокол. Сначала перед допросом подозреваемому объясняют его права и обязанности.

Также его должны отдельно предупредить о возможности не свидетельствовать против себя и близких людей, о чем производится отметка в протоколе допроса.

Если не было разъяснения прав и обязанностей подозреваемому перед началом дачи показаний, то они признаются недопустимыми.

Подозреваемый является участником уголовного процесса, а потому его еще нельзя назвать обвиняемым. Ведь он только подозревается в совершении деяния, и дальше он может выступать свидетелем совершения деяния.

Потому в ходе допроса лицу, ранее участвующему в качестве подозреваемого, недостаточно задать вопрос о действительности предыдущих показаний. Надо допросить его снова. При обнаружении противоречия с предыдущими показаниями (в объяснениях, заявлениях), надо выяснить их причины.

Зависимо от результатов предпочтение отдается предыдущим либо последним показаниям.

Определение 2

Под показаниями обвиняемого подразумеваются любые сведения, сообщаемые им при предварительном расследовании либо в суде по факту совершенного деяния либо по поводу предъявленного обвинения и других обстоятельств, имеющих отношение к уголовному делу, включая доказательства дела, данные в ходе допросов и зафиксированные в установленном законодательном порядке.

Источником доказательств в силу статьи 74 УПК служат показания обвиняемого, которые дознаватель, следователь, прокурор и суд получают в процессе производства допроса, проводимого как на досудебной, так и на судебной стадиях уголовного судопроизводства.

Собственные показания обвиняемый дает лишь после предъявления в его сторону обвинений. Потому главный предмет показаний обвиняемого – это обстоятельства, содержащие предъявленное ему обвинение.

Причем предмет показаний обвиняемого не заканчивается на формулировке обвинения. Обвиняемый имеет право давать показания по любым обстоятельствам, если полагает, что они сыграют свою роль в деле.

Обвиняемый может также дополнительно сообщить информацию о смягчающих обстоятельствах, причинах и условиях, которые способствовали совершению деяния, иных известных ему деяниях. При этом показания могут затрагивать характеристики других обвиняемых, потерпевших, свидетелей, отношений с ними и между ними и пр.

Его допрашивают об обстоятельствах, которые существенны для обеспечения собственных прав. Показания обвиняемого, выводящие на чистую воду другое лицо, подлежат конкретной и критической проверке.

Показания обвиняемого применяются им для защиты собственных законных интересов и потому содержат, помимо фактических данных, еще и мнения, и предположения. Последние могут не обладать доказательственным характером, но служат основанием для выдвижения версий по поводу наличия обстоятельств, которые опровергают обвинение либо смягчают уголовную ответственность.

Определение 3

Под дачей показаний подразумевается право, а не обязанность обвиняемого (он не несет ответственность за отказ от дачи показаний, а также за дачу заведомо ложных показаний).

Но отказ от дачи показаний не освобождает обвиняемого от необходимости являться по первому вызову. Причем обвиняемый не несет уголовную ответственность за дачу недостоверных показаний о преступном действии иного лица, если они выступают средством защиты самого же обвиняемого.

Обвиняемый также не несет уголовную ответственность за дачу недостоверных показаний относительно предъявленного в его сторону обвинения.

Отказ подсудимого давать показания не рассматривается в качестве доказательства его вины и не является обстоятельством, отрицательно характеризующим его личность.

Нужна помощь преподавателя? Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Виды показаний обвиняемого

Показания обвиняемого в зависимости от их содержания традиционно делятся на три вида:

  1. Обвиняемый в собственных показаниях не признает собственную вину и дает показания, в коих опровергает предъявленное в его сторону обвинение.
  2. Обвиняемый признает свою вину в совершенном деянии и дает показания, в коих отражает правдивые сведения обо всех обстоятельствах совершения деяния.
  3. Обвиняемый отрицает собственную вину и дает показания, направленные против иных лиц.

Первый вид показаний

Чаще всего 1-й вид показаний обвиняемого встречается на практике. Данные показания нужно тщательно и всесторонне проверять, а доводы, которые приводит обвиняемый, должен опровергнуть или подтвердить дознаватель (следователь, прокурор, суд).

Обычно доводы обвиняемого опровергаются путем применения иных видов доказательств, которые имеются в материалах уголовного дела. Если же при опровержении доводов обвиняемого остаются какие-либо сомнения, тогда они идут в пользу обвиняемого.

Если же обвиняемый отказывается от собственных показаний, тогда правоприменительные органы проверяют причины, по которым он отказывается от собственных показаний.

Второй вид показаний

Следующий вид показаний обвиняемого в доказательственной теории на протяжении долгого времени признавали «царицей доказательств». В настоящем уголовно-процессуальном законодательстве факт признания обвиняемым собственной вины не считается бесспорным доказательством.

Таким образом, в силу части 2 статьи 77 УПК признание обвиняемого собственной вины не ложится в основу обвинения. При этом признание обвиняемым собственной вины обладает ценным источником доказательственной информации.

Признание обвиняемого собственной вины имеет доказательственное значение, если существуют 2 фактора:

  1. В собственных показаниях обвиняемый отражает соответствующие сведения, несущие конкретную информацию об обстоятельствах совершенного деяния.
  2. Данные сведения, сообщенные обвиняемым, подтверждаются прочими доказательствами, которые собраны по этому уголовному делу. Такое правило определяется и частью 2 статьи 77 УПК. Наличие значительных противоречий в показаниях обвиняемого, не имеющих объяснения, означает, что эти доказательства нельзя положить в основу обвинения.

Третий вид показаний

Последний вид показаний обвиняемого означает оговор, то есть наличие недостоверных показаний самого обвиняемого, выводящих на чистую воду иное лицо в совершении деяния.

Определение 4

Оговор – это абсолютно любые показания обвиняемого независимо от того, являются они правдивыми или ложными, выводящие на чистую воду другое лицо в совершении деяния.

Подобные показания обвиняемый дает по причине того, что право на защиту он использует на свое усмотрение, при отсутствии ответственности за недостоверные показания. Тогда показания обвиняемого также должны быть хорошенько и всесторонне проверены, а приведенные доводы необходимо опровергнуть либо подтвердить, используя совокупность других доказательств.

Помимо этого, обвиняемый может быть допрошен и как свидетель преступления, не связанный с ним по делу, и как лицо, по которому ведется иное уголовное дело. Тогда это лицо может нести уголовную ответственность за отказ от дачи показаний либо за дачу недостоверных показаний, но в рамках иного уголовного дела.

Проверку показаний обвиняемого производит дознаватель, следователь, прокурор и суд.

В ходе проверки показаний обвиняемого следует сопоставить показания с имеющимися в уголовном деле остальными видами доказательств, которые подтверждают или опровергают проверяемое доказательство.

Ни одно доказательство, включая и показания обвиняемого, не имеет заранее установленной силы, а должно быть хорошо исследовано и сопоставлено с остальной имеющейся по делу объективной информацией.

Читайте также:  Допустимо ли отбывание наказание в следственном изоляторе?

Показания обвиняемого оценивает дознаватель, следователь, прокурор и суд согласно правилам статьи 88 УПК, то есть с учетом относимости, допустимости и достоверности информации.

Так, к примеру, показания обвиняемого признаются недопустимыми в случае, если его допрос происходил без участия защитника (ведь его участие обязательно по закону), и если об этом ходатайствует обвиняемый (подсудимый).

В случае несоблюдения указанных положений ситуация рассматривается как грубое нарушение норм УПК.

Пример 1

Приговор областного суда отменен вследствие нарушения права на защиту. На предварительном следствии обвиняемому Петрову защитником назначили адвоката Иванова, которого отвели органы предварительного расследования.

А итоги следственных действий, производимых с его участием, суд посчитал как недопустимыми доказательствами.

Одновременно с этим, придя к выводу, что участие адвоката по уголовному делу на стадии предварительного расследования было недопустимым, судом не было учтено, что допрос обвиняемого проведен, а обвинение предъявлено при участии ненадлежащего защитника.

Признательные показания и самооговор — Сам себе адвокат

По общему правилу доказательства, полученные недозволенными методами  должны признаваться  недопустимыми и исключаться  из процесса доказывания. Однако, проверка таких фактов по большей части проводится уже спустя многие годы после того, как незаконно полученные доказательства были положены в основу обвинительного приговора, а осужденные наказание отбыли частично, а то и полностью.

Органы предварительного расследования и прокуроры явно не спешат с разоблачением лиц, виновных в получении «недопустимых доказательств». Доводы осужденных  о самооговоре, а также их показания о фактах насилия в отношении них  со стороны лиц, участвовавших в расследовании уголовного дела, остаются не проверенными.

Увы, но по прежнему правоохранительные органы самым важным доказательством по уголовному делу считаю признательные показания. В судах эти показания так же имеют решающую роль. Ни секрет, что оперативные сотрудники правоохранительных органов чтобы добиться признательных показаний используют незаконные методы, которые могут приводить к самооговору.

Добившись от лица на которого пало подозрение в совершении преступления устного признания, оперативные сотрудники предлагают или заставляют написать явку с повинной и подписать письменные объяснения содержащие признание.

После этого подозреваемый под контролем оперативных сотрудников передается следователю для допроса в присутствии адвоката.

В большинстве случаев подозреваемый подтверждает свою вину в совершении преступления и дает следователю показания, которые уже были отражены в объяснениях данных оперативникам.

При такой практике получения признательных показаний конечно не исключен самооговор. Конечно следователем известны методы оперативников, а потому они должны проверять имел ли место самооговор или нет.

Такую обязанность на следователя возлагает ст.6 УПК РФ, которая возлагает на следователя обязанности по защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Увы на практике следователи и судьи забывают требования ч. 2 ст. 77 УПК РФ и зачастую, преувеличивают роль признательных показаний данных подследственным. Некоторые следователи не пытаются добыть иные доказательства вины подозреваемого ( обвиняемого) ограничиваясь признаниями и косвенными доказательствами.

Следователь уговаривает подследственного согласится на особый порядок судебного разбирательства. Получив такое дело судьи не обращают внимание на отсутствие иных доказательств кроме признаний подсудимого и выносят приговор в особом порядке, получив признание вины подсудимого в начале судебного разбирательства.

В целях исключения самооговора УПК РФ закрепляет ряд гарантии для подследственного по использованию признательных показаний в качестве доказательств по уголовному делу. Так в соответствии с п. 2 ч. 4 ст. 46, п. 3 ч.

4 ст. 47 УПК РФ подозреваемый (обвиняемый) при согласии дать показания по существу подозрения должен быть предупрежден о том, что его показания будут использованы в качестве доказательств и при последующем отказе от них.

В соответствии с п.1 ч.2 ст.75 УПК РФ если признательные показания подозреваемый (обвиняемый) дал в отсутствие защитника, в том числе и в случаях добровольного отказа от него, а в последующем не подтвердил в суде, эти показания признаются недопустимыми доказательствами.

Но тем не менее самооговоры случаются. Причины самооговора бывают самые разнообразные. Иногда по каким-то причинам граждане сами берут на себя вину, например, чтобы выгородить близкого ему человека. Но в большинстве случаев самооговор вызван действиями оперативных сотрудников правоохранительных органов и лиц производящих расследование.

Самооговор который произошел только по инициативе подследственного разоблачить значительно проще, так как он легко подвергается проверке. Самооговор сделанный не по собственной инициативе, а в результате неприемлемых методов расследования практически не выявляется.

Жалобы на действия сотрудников полиции в следственном комитете рассматриваются формально и как правило заканчиваются отказом в возбуждении уголовного дела.

Версия, представляемая подозреваемым (обвиняемым) расценивается как способ защиты и желание допрашивающего избежать уголовного наказания.

Анализ практики позволил выявить закономерности пренебрежительного отношения к предписаниям и запретам УПК, которые допускаются как на досудебных стадиях производства по делу, так и в процессе доследственной проверки и приводят к нарушениям законности и реабилитации лиц.

Самооговору способствует сложившаяся практика расследования. В большинстве случаев явка с повинной пишется после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, при этом, явку с повинной принимает не следователь который ведет расследование, а оперативные сотрудники. Примечательно и то, что в основном явки с повинной даются без участия защитника.

Лицо которое пишет явку с повинной не предупреждается об использовании изложенных им в явке с повинной сведений в качестве доказательств и при последующем отказе от нее.

Побудительным мотивом подталкивающему подозреваемого к самооговору является фактическое лишение его свободы, изменения привычного уклада жизни, невозможность связаться с близкими, бездействие должностных лиц правоохранительных органов.

Одной из главных причин самооговора является угроза задержания подозреваемого в порядке ст.ст. 91–92 УПК РФ, а так же возможность избрания в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу. Чтобы не оказаться на данный момент за решеткой люди идут на самооговор.

Другая немаловажная причина самооговора- это ненадлежащая проверка алиби подозренного лица, а то и вообще отсутствие какой либо проверки этого алиби;

Оперативные сотрудники и следователи допрашивают подозреваемых в ночное время, что так же оказывает давление на психику задержанного и подталкивает к самооговору.

Нередко, оперативники задерживают человека утром держат его в кабинете в течении всего дня заставляя разными способами признаться в совершении преступления, нередко приковывают подозреваемого наручниками и лишь в ночное время получив явку с повинной передают подозреваемого следователю.

Как разъяснил ВС РФ в п. 29 постановления Пленума ВС РФ от 22.12.2015 № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» в перечисленных обстоятельствах заявление о совершенном преступлении не может признаваться добровольным.

Таким образом, самооговору способствует тому отсутствие законодательных гарантий, предусмотренных для подозреваемого (обвиняемого) в положениях ст.ст. 46, 47, 75 УПК РФ.

  • Однако, даже действующие процессуальные нормы позволяют следователям и дознавателям проверять истинность заявленных признаний, при наличии к тому желания.
  • Следователь может проанализировать материалы доследственной проверки на предмет установления обстоятельств, при которых были получены признательные показания и оценить законность получения этих показаний, сопоставив их с другими доказательствами.
  • Следователь может изучить или собрать дополнительные данные о личности подследственного, провести психиатрическую, психолого-физиологическую, и другие необходимые экспертизы, провести дополнительные допросы подозреваемого (обвиняемого).

Чтобы оценить объективность изложенных в явке с повинной обстоятельств, необходимо выяснить не только причину ее написания, условия, в которых она была заявлена, но и обстоятельства, которые этому предшествовали. А именно время и место заявления о явке с повинной, форма, в которой она сделана и кто ее принял.

Анализ документов может позволить обнаружить несогласованность их оформления. Например нестыковки во времени указанного в объяснениях и в заявлении о явке с повинной.

В большинстве случаев собственноручное изложение указанных обстоятельств не соответствует уровню интеллекта и образования лица.

В таких случаях должностные лица применяют попытку психологического «закрепления» пояснений изобличающего содержания.

Если подследственный дал признательные показания будучи задержанным в административном порядке, или когда он находился в состоянии опьянения, заявление о явке с повинной не может считается добровольным и осознанным так как такие доказательства не отвечают требованиям ст. 88 УПК РФ.

Таким образом, следователи обязаны проверять признательные показания обвиняемого (подозреваемого) на предмет самооговора следователи и дознаватели в силу положений ч. 2 ст. 77 УПК РФ.

Следует обращать внимание на объяснения подозреваемого, каким временем оно датировано, раньше или позже заявление о явке с повинной, обращать внимание на содержание этих документов в части их идентичности.

Следует сразу оговориться, что проверка истинности заявленного признания возможна только при презумпции добросовестности расследования.

Требование проверять имеющиеся по уголовному делу доказательства, сопоставлять их между собой, а также получать новые доказательства, как подтверждающие, так и опровергающие имеющиеся доказательства, согласно ст. 87 УПК РФ возложено на дознавателя, следователя, прокурора и суд.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector