Закон

Проблемы охраны здоровья и телесной неприкосновенности личности в свете частичной декриминализации побоев

Проблемы охраны здоровья и телесной неприкосновенности личности в свете частичной декриминализации побоев

Андрей Гордеев / Ведомости

Декриминализация домашнего насилия, проведенная в России в 2016–2017 гг., не привела к облегчению положения жертв семейных тиранов. Не находя защиты у российских правоохранителей и в судах, пострадавшие идут в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), который считает, что российские власти не осознают масштаба проблемы.

Неделю назад ЕСПЧ удовлетворил первую российскую жалобу на домашнее насилие, присудив Валерии Володиной 20 000 евро компенсации. Всего, как сообщил избранный от России судья ЕСПЧ Дмитрий Дедов, на рассмотрение суда поступило уже около 100 подобных жалоб, причем в 2010–2018 гг. их было только шесть.

Декриминализация домашнего насилия (побоев) была попыткой дестимулировать отказы в возбуждении уголовных дел, заниматься которыми для правоохранителей было невыгодно – ведь стороны могли примириться. Перевод побоев в категорию административных правонарушений (при первом случае) должен был решить эту проблему.

Рост числа таких правонарушений был воспринят сторонниками декриминализации как знак того, что жертвам побоев стало проще добиваться наказания дебоширов (число рассмотренных дел о побоях и подвергнутых за них наказанию людей в 2018 г. выросло по сравнению с 2017 г.

на 9,6 и 6,5% соответственно; семейные побои – это порядка 30% таких дел (около 50 000 в год), по оценке Института проблем правоприменения (ИПП).

Противники декриминализации трактовали эти цифры иначе – что перевод побоев из УК в КоАП был воспринят как «разрешение бить» и в отсутствие других мер – например, охранных ордеров, запрещающих контакты бьющего с жертвой, – декриминализация только ухудшила положение пострадавших, которые теперь не могли даже рассчитывать на изоляцию дебошира в колонии.

Латентность семейных побоев после декриминализации стала ниже, считает Ирина Четверикова из ИПП, но этому могла способствовать и, например, активизация обсуждения проблемы в соцсетях и СМИ на примере резонансных дел (это же может объяснять и рост числа обращений в ЕСПЧ). При этом, как и до декриминализации, наиболее частым наказанием за семейные побои остался штраф, который, как правило, уплачивается из семейного бюджета. Профилактика же таких правонарушений символическая.

В совокупности, по версии ЕСПЧ, это означает недооценку российским государством масштаба угрозы, которую несет в себе домашнее насилие, в связи с чем Страсбург призывает Москву к системным изменениям.

О возвращении побоев в УК пока речь, похоже, не идет, но в Госдуме работают над законопроектом о профилактике семейного насилия, вводящим, в частности, охранные ордера.

А пока Россия должна приготовиться платить.

Полное межзаконие

В апреле Конституционный суд (КС) обязал законодателя внести существенные изменения в статью Уголовного кодекса о нанесении побоев лицом, уже подвергнутым административному наказанию, а Верховный суд (ВС) предложил перевести часть составов правонарушения, использующихся в делах о домашнем насилии, в категорию частно-публичного обвинения, хотя еще шесть лет назад имел принципиально другую позицию по этому вопросу. “Ъ” разбирался, какие изменения теперь ждут российское законодательство и будут ли они соотноситься с законом о домашнем насилии, принятия которого уже на протяжении многих лет требуют от российских властей правозащитники и международные органы.

«Я за декриминализацию всегда выступаю»

Инициатором декриминализации домашнего насилия стал в 2015 году Верховный суд России.

Председатель ВС Вячеслав Лебедев на встрече с президентом Владимиром Путиным изложил свое видение уголовной ответственности за преступления небольшой тяжести, заявив, что негативные последствия судимости оказываются слишком жестоким наказанием для людей, совершивших незначительные правонарушения. К таковым он отнес несколько составов, в том числе мелкое хищение, подлог документов и побои.

Именно с подачи представителей ВС в Уголовном кодексе появилась ст. 116 УК РФ (побои, совершенные лицом, подвергнутым административному наказанию). При внесении пакета документов в Госдуму в декабре 2015 года отмечалось, что ст.

 116 УК РФ считается уголовным делом частного обвинения, возбуждается не иначе как по заявлению потерпевшего и подлежит прекращению в связи с примирением сторон. Аналогичные комментарии сопровождали ч. 1 ст.

 115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности) и ч. 1 ст. 128.1 УК РФ (клевета).

Инициативу Вячеслава Лебедева поддержали в профильном комитете Госдумы: «Я за декриминализацию всегда выступаю. Это будет справедливо, честно и для общества, и для государства»,— заявлял “Ъ” Павел Крашенинников, в тот момент глава комитета по уголовному и гражданскому законодательству Госдумы.

«Современная структура судимости характеризуется тем, что практически каждое второе лицо осуждается за преступление небольшой тяжести»,— отмечалось в пояснительной записке к законопроекту.

Сам документ, говорилось там, направлен «на дальнейшую гуманизацию и либерализацию уголовного законодательства». Некоторые деяния, квалифицируемые как преступления, согласно заявленной тогда позиции ВС, «не обладают достаточной степенью общественной опасности». Еще одной целью принятия закона была разгрузка судей.

Ко второму чтению в Госдуме в ст. 116 УК РФ появилось уточнение: уголовное наказание сохраняется не только в том случае, если побои были нанесены из хулиганских побуждений, по экстремистским мотивам, но и если их жертвой стали близкие лица: супруги, дети, родители и некоторые другие.

Интересно, что нововведение предложил именно Павел Крашенинников, мотивируя его тем, что побои в семьях «совершаются сознательно и, следовательно, социально опаснее уличных». В июле 2016 года поправки были приняты и сразу вызвали широкую дискуссию в обществе.

В консервативных организациях к ним отнеслись критически.

Ассоциация родительских комитетов и сообществ (АРКС) трактовала новый закон как «запрет на воспитание».

«Родители лишаются права наказывать своих детей и могут получить реальный уголовный срок за обычное наказание ребенка, не приносящее никакого вреда его здоровью»,— настаивали в организации.

АРКС направляла письма тогдашнему уполномоченному по правам ребенка в РФ Павлу Астахову и президенту России Владимиру Путину. Одновременно организация выражала свое несогласие с законом в форме пикетов.

Проблемы охраны здоровья и телесной неприкосновенности личности в свете частичной декриминализации побоев

Уже через три недели

Проблемы охраны здоровья и телесной неприкосновенности личности в свете частичной декриминализации побоев

А.С. РУБЦОВА

Рубцова Александрина Сергеевна, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права Московского государственного университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА).

Статья А.С. Рубцовой посвящена вопросам, связанным с защитой телесной неприкосновенности личности. Дается оценка частичной декриминализации побоев, рассматриваются положительные и отрицательные аспекты данного решения.

Предпринимается попытка освещения проблем, которые возникают при квалификации деяний, предусмотренных статьями 116 и 116.1 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Сделан вывод о возможностях совершенствования норм в целях защиты жертв бытового насилия.

Ключевые слова: административная ответственность за побои, декриминализация побоев, дела частного обвинения, защита здоровья и телесной неприкосновенности, легкий вред здоровью.

В первоначальной редакции законопроект, внесенный Верховным Судом Российской Федерации в Государственную Думу, содержал положения о полной декриминализации побоев и угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

В итоговом варианте законодатель попытался принять компромиссное решение: с одной стороны, частично декриминализовать данное деяние, с другой — «успокоить» общественность, сохранив ответственность за побои при наличии отягчающих обстоятельств. В итоге произошло расщепление ранее существовавшего состава побоев на два — ст. 116 УК РФ «Побои» и статью 116.

1 УК РФ «Нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию». Не успели новые нормы вступить в силу, как на них обрушился шквал критики.

Некоторые криминологи положительно восприняли данную новеллу, увидев в ней факт гуманизации уголовного законодательства. По мнению О.В. Артюшиной, «норма с административной преюдицией, хотя и выступает сдерживающим фактором, все же направлена на смягчение ответственности» .

Отмечалось, что рассмотрение материалов об административных правонарушениях носит намного более оперативный характер, нежели расследование уголовных дел . Сторонники декриминализации побоев утверждают, что это не приведет к повышению уровня насилия.

По их мнению, установление административной ответственности за однократное причинение физической боли позволит разграничить однократное и многократное причинение физической боли, понизить степень латентности побоев и своевременно выявить лиц, склонных к бытовому насилию .

Другая часть криминологов негативно восприняла данные изменения, в частности указывая на недопустимость отнесения к административным правонарушениям деяний, где объектом выступает жизнь и здоровье человека .

———————————

Артюшина О.В. Частичная декриминализация побоев как экономия мер уголовной репрессии // Вестник Казанского юридического института МВД России. 2016. N 4. С. 45.

Крюков К.Г., Сабанин С.Н. Декриминализация побоев: сравнительный анализ законодательства Российской Федерации и Соединенных Штатов Америки // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2016. N 2. С. 161.

Эргашева З.Э. К вопросу о декриминализации побоев // Вестник Казанского юридического института МВД России. 2016. N 3. С. 134.

Гуров А. Настало ли время? // ЭЖ-Юрист. 2016. N 10.

В настоящее время ст. 116.1 УК РФ относится к делам частного обвинения, а ст. 116 УК РФ — к делам частно-публичного обвинения. Поэтому можно уверенно предполагать, что ст. 116.

1 УК РФ будет эффективно работать только в ситуации, когда виновный известен потерпевшему или задержан с поличным, в остальных случаях привлечение его к ответственности становится проблематичным.

Если потерпевший не знает нападавшего, то об уголовной или административной ответственности будет идти речь?

Часть 4 статьи 20 УПК содержит положение, что руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждает уголовное дело о любом преступлении, указанном в ч. ч. 2, 3 ст.

20 УПК РФ, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо в силу иных причин не может защищать свои права и законные интересы.

К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором неизвестны. Но этот вариант выглядит затратным и нелогичным и, конечно же, не освобождает правоохранительные органы от физического объема расследуемых дел.

Читайте также:  Как пройдет школьная линейка 01.09.2022 - отвечат Роспотребнадзор

Ведь одной из целей декриминализации побоев была и проблема загрузки сотрудников. Следует согласиться с В.И. Торговченковым, что «круговорот» ответственности нельзя считать оптимальным расходованием ресурсов и времени правоохранительной системы .

———————————

Торговченков В.И. К вопросу о внесении изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Российской Федерации, предложенных Верховным Судом России // Законы России: опыт, анализ, практика. 2016. N 1. С. 79 — 86.

Стоит обратить внимание, что непосредственным объектом побоев является здоровье и телесная неприкосновенность личности. Недостаточно обоснованно устанавливать их защиту в зависимости от выявления или невыявления ранее совершенных виновным действий, ведь характер и степень общественной опасности неизменны вне зависимости от того, впервые или повторно осуществляется посягательство виновным.

Изменение порядка уголовного преследования может породить и иные проблемы. С учетом отмеченного отказ от уголовной ответственности за побои, на наш взгляд, способен порождать безнаказанность, что может привести к эскалации насилия.

В сети Интернет нередко появляются записи сцен насилия, снятые случайными прохожими, а иногда и самими виновными.

За последние годы вполне обычной стала практика привлечения к ответственности виновных после того, как совершенное ими деяние стало предметом общественного осуждения, и именно это стимулировало принятие правоохранительными органами решения по данной проблемной ситуации.

Потерпевший может не подать заявление в правоохранительные органы, опасаясь мести со стороны виновного или руководствуясь иными личными мотивами, или будут отсутствовать указанные в законе мотивы. Какие действия со стороны правоохранительных органов возможны в данном случае? Думается, достаточно очевидный выход — возбуждение уголовного дела по ст. 115 УК РФ.

В соответствии с Медицинскими критериями определения тяжести вреда, причиненного здоровью человека, медицинским критерием квалифицирующих признаков легкого вреда здоровью является временное нарушение функций органов и (или) систем (временная нетрудоспособность) продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы (до 21 дня включительно).

Однако вопрос привлечения виновного к уголовной ответственности будет зависеть с большой долей вероятности исключительно от силы общественного резонанса, а не от наличия в его деянии признаков состава преступления. Нельзя исключать и коррупциогенного фактора, ведь размываются границы составов — административного или уголовного, что автоматически расширяет дискрецию правоохранительных органов.

Существенные проблемы будут возникать при квалификации деяний, состоящих в нанесении ударов с не конкретизированным умыслом, когда виновному безразлично, какие он наносит повреждения потерпевшему.

В ситуации, когда нет последствий в виде временной нетрудоспособности или незначительной стойкой утраты трудоспособности, каким бы ни было поведение виновного, кем бы ни был потерпевший (ребенок, инвалид, беременная женщина), какими бы ни были цели виновного, отсутствие в прошлом привлечения лица к административной ответственности повлечет квалификацию содеянного лишь как административного правонарушения. Будут ли люди обращаться за защитой, понимая, что последствия для виновного минимальны? Вероятнее всего, нет.

Сложность еще и в том, что в судебной практике нет единого понимания содержания объективной стороны данного состава. Побои не являются особым видом повреждений, они характеризуются многократным нанесением ударов по телу потерпевшего. Относительно количества числа ударов нет единства мнений.

Есть ученые, которые считают, что «понятием побоев должно охватываться нанесение как одного удара, так и нанесение многочисленных ударов, а к иным насильственным действиям следует относить действия, не связанные с нанесением ударов» .

Большинство ученых склоняются к тому, что ударов должно быть не менее трех. По мнению А.И. Коробеева, квалификация по ст. 116 УК РФ при нанесении однократного удара исключается, а нанесение двух ударов может квалифицироваться как покушение на данное преступление . Р.М.

Шагалиев посчитал, что «побои — это нанесение одному лицу не менее двух ударов ».

———————————

Юрченко И.А. Понятие побоев: анализ судебной практики. Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Материалы X Международной научно-практической конференции: Сборник. М.: Проспект, 2013. С. 221.

Коробеев А.И. Преступные посягательства на жизнь и здоровье человека: Монография. М.: Юрлитинформ, 2012. С. 226.

Шагалиев Р.М. Некоторые вопросы уголовно-правовой регламентации и квалификации побоев и истязания // Актуальные проблемы экономики и права. 2010. N 3. С. 185.

В надзорном Определении Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. N 85-Д08-17 отмечалось, что «побои являются частным случаем уголовно наказуемого насильственного действия».

Думается, что виновный должен быть привлечен к ответственности за совершение любого насильственного действия, в том числе и такого, которое выражается в нанесении одного удара при условии, что потерпевшему причинена физическая боль без наступления указанных в ст. 115 УК РФ последствий.

Было подвержено критике и включение в состав побоев понятия «близкие лица».

Сразу же возникли вопросы: почему такие же действия, совершенные посторонним, с которым потерпевшего не связывают никакие кровные узы, не образуют признаков состава преступления, в чем большая общественная опасность нанесения побоев близким лицам? Обосновано внесение данного признака было необходимостью защиты несовершеннолетних. Тогда почему нанесение шлепка ребенку родителем образует состав преступления, а подобное же действие, совершенное посторонним лицом, является только административным правонарушением?

Еще до вступления в силу рассматриваемых новелл появился законопроект, в котором было предложено исключить признак «в отношении близких лиц» и таким образом вывести из-под уголовной ответственности нанесение побоев родственникам.

Законодатель, несомненно, под воздействием общественного мнения снова внес изменения в ст. 116 УК РФ. 27 января 2017 г.

Государственная Дума приняла Федеральный закон «О внесении изменений в статью 116 Уголовного кодекса Российской Федерации» с учетом этих предложений.

В данном случае следует поддержать отказ законодателя от использования признака «в отношении близких лиц». Неопределенность в понимании близкого лица с большой степенью вероятности породила бы противоречивую судебную практику.

Например, можно ли считать близкими лицами людей одного пола, сожительствующих и ведущих совместное хозяйство, бывших супругов, соседей по коммунальной квартире и т.д. . Весьма спорным было и уравнять общественную опасность данных деяний, ранее относящихся к ч. 1 ст.

116 УК РФ, и деяний, относящихся к квалифицированным составам части второй ее прежней редакции.

———————————

См.: Николаева Ю.В., Гримальская С.А. Новая редакция ст. 116 УК РФ: за и против. Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Материалы XIV Международной научно-практической конференции: Сборник. М.: Проспект, 2017. С.

322 — 324; Рубцова А.С. Декриминализация побоев: к вопросу о защите телесной неприкосновенности личности. Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Материалы XIV Международной научно-практической конференции: Сборник. М.

: Проспект, 2017. С. 330 — 331.

Однако данное изменение не решает проблем, связанных с профилактикой бытового насилия. Нельзя сказать, что отказ от уголовной ответственности за нанесение побоев близким лицам — это дозволение на насильственные методы разрешения конфликтов и воспитания в семье.

Неоднозначное решение по частичной декриминализации побоев может привести к снижению защиты личности, да и общества в целом. Мы видим, что законодатель признал полную декриминализацию побоев невозможной, и вопрос о профилактике семейного насилия по-прежнему остается насущным.

Не стоит забывать о превентивном значении данных норм, они должны способствовать предупреждению более тяжких преступлений против жизни и здоровья. Уже сейчас стали появляться тревожные сообщения в средствах массовой информации о росте бытовых конфликтов и бытового насилия, и речь идет только о зафиксированных полицией вызовах.

Законодатель мог бы решить возникающие сложные ситуации путем конкретизации и расширения перечня квалифицирующих признаков состава ст. 116 УК РФ, не ограничиваясь только указанием на мотивы, и связать усиление ответственности с признаками потерпевшего, давно известными уголовному праву.

На наш взгляд, стоило бы дополнить норму установлением уголовной ответственности за нанесение побоев в отношении малолетнего, женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии.

Данные обстоятельства, несомненно, повышают степень общественной опасности преступления в связи с тем, что преступник, избирая жертвой лицо, по отношению к которому он обладает физическим преимуществом, пользуется его беззащитностью, что облегчает достижение преступного результата.

Несомненно, в каждом конкретном случае должны оцениваться состояние и характеристики потерпевшего. Справедливо отмечает В.Н. Воронин, что «эти признаки не являются формальными, их содержание зависит от конкретного состояния потерпевшего» .

На наш взгляд, действующая редакция не в полной мере отвечает задачам защиты здоровья и телесной неприкосновенности личности, конкретизация же диспозиции нормы обеспечила бы реальную защиту от бытового насилия и позволила бы избежать злоупотреблений, которые были заложены в прежней неоднозначной формулировкой признака потерпевших.

———————————

Воронин В.Н. Отягчающие обстоятельства, влияющие на степень общественной опасности преступления, и их отражение в современной судебной практике // Адвокат. 2016. N 1. С. 36 — 37.

Библиография

Артюшина О.В. Частичная декриминализация побоев как экономия мер уголовной репрессии // Вестник Казанского юридического института МВД России. 2016. N 4.

Воронин В.Н. Отягчающие обстоятельства, влияющие на степень общественной опасности преступления, и их отражение в современной судебной практике // Адвокат. 2016. N 1.

Гуров А. Настало ли время? // ЭЖ-Юрист. 2016. N 10.

Читайте также:  Оспаривание завещания: как оспорить и как этого не допустить

Крюков К.Г., Сабанин С.Н. Декриминализация побоев: сравнительный анализ законодательства Российской Федерации и Соединенных Штатов Америки // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2016. N 2.

Коробеев А.И. Преступные посягательства на жизнь и здоровье человека: Монография. М.: Юрлитинформ, 2012.

Николаева Ю.В., Гримальская С.А. Новая редакция ст. 116 УК РФ: за и против. Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Материалы XIV Международной научно-практической конференции: Сборник. М.: Проспект, 2017.

Рубцова А.С. Декриминализация побоев: к вопросу о защите телесной неприкосновенности личности. Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Материалы XIV Международной научно-практической конференции: Сборник. М.: Проспект, 2017.

Торговченков В.И. К вопросу о внесении изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Российской Федерации, предложенных Верховным Судом России // Законы России: опыт, анализ, практика. 2016. N 1.

Шагалиев Р.М. Некоторые вопросы уголовно-правовой регламентации и квалификации побоев и истязания // Актуальные проблемы экономики и права. 2010. N 3.

Эргашева З.Э. К вопросу о декриминализации побоев // Вестник Казанского юридического института МВД России. 2016. N 3.

Юрченко И.А. Понятие побоев: анализ судебной практики. Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Материалы X Международной научно-практической конференции: Сборник. М.: Проспект, 2013.

Источник — журнал «Адвокат», 2017, №3

Является ли побоями нанесение одного удара

Подборка наиболее важных документов по запросу Является ли побоями нанесение одного удара (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Является ли побоями нанесение одного удара

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Определение Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 03.06.2021 N 77-2283/2021Приговор: По ч. 4 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью).

Определение: Акты оставлены без изменения.

https://www.youtube.com/watch?v=qB0WJB-XVGU

Вопреки доводам жалобы версия защиты Б.Э., который утверждает, что защищался от действий А и других, которые начали избивать его, и нанес только один удар потерпевшему в лицо, от которого тот упал, не нашла своего подтверждения.

Данные утверждения осужденного были проверены судом, обоснованно признаны несостоятельными и оценены как избранная им позиция защиты, поскольку полностью опровергаются доказательствами обвинения, исследованными судом в ходе разбирательства по делу, которые получили надлежащую оценку и приведены в приговоре.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Является ли побоями нанесение одного удара

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Статья: Проблемы охраны здоровья и телесной неприкосновенности личности в свете частичной декриминализации побоев(Рубцова А.С.)

(«Адвокат», 2017, N 3)

Сложность еще и в том, что в судебной практике нет единого понимания содержания объективной стороны данного состава. Побои не являются особым видом повреждений, они характеризуются многократным нанесением ударов по телу потерпевшего. Относительно количества числа ударов нет единства мнений.

Есть ученые, которые считают, что «понятием побоев должно охватываться нанесение как одного удара, так и нанесение многочисленных ударов, а к иным насильственным действиям следует относить действия, не связанные с нанесением ударов» .

Большинство ученых склоняются к тому, что ударов должно быть не менее трех. По мнению А.И. Коробеева, квалификация по ст. 116 УК РФ при нанесении однократного удара исключается, а нанесение двух ударов может квалифицироваться как покушение на данное преступление . Р.М.

Шагалиев посчитал, что «побои — это нанесение одному лицу не менее двух ударов «.

Нормативные акты: Является ли побоями нанесение одного удара

«Обзор практики межгосударственных органов по защите прав и основных свобод человека N 6 (2020)»(подготовлен Верховным Судом РФ)Столкнувшись же с признаками уголовно наказуемых деяний, такими как — зафиксированные травмы или текстовые сообщения с угрозами убийства, сотрудники полиции повысили стандарты представления доказательств, требуемые для возбуждения уголовного дела. Они утверждали: для установления факта такого преступления, как побои, необходимо доказательство нанесения более чем одного удара, а также что угрозы убийством должны быть «реальными и конкретными», чтобы подлежать уголовному преследованию. Они не ссылались ни на какой национальный источник или судебную практику в обоснование такого толкования положений уголовного права. Суд повторил — запрет жестокого обращения на основании статьи 3 относится ко всем без исключения формам домашнего насилия, и каждый такой акт влечет обязательство по расследованию. Даже один единственный удар может вызвать у жертвы чувства страха и нравственной боли и иметь целью сломить ее моральное и физическое сопротивление. Угрозы являются формой психологического насилия и уязвимая жертва может испытывать страх независимо от объективности характера такого запугивающего поведения. Комитет КЛДЖ указал, что гендерное насилие, чтобы расцениваться таковым, не обязательно должно подразумевать наличие «прямой и непосредственной угрозы для жизни и здоровья жертвы». Это означает следующее — власти всегда должны предпринимать серьезные попытки установить, что на самом деле произошло, и не должны полагаться на поспешные или необоснованные выводы для прекращения расследования по делу (пункт 98 постановления). «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2020)»(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25.11.2020)Установлено, что в течение дня Ч., К., Н. и Б. распивали спиртные напитки в доме, принадлежащем Б. Между Ч. и потерпевшим Б. произошла ссора, в ходе которой Ч. нанес кулаком не менее трех ударов по лицу Б. Понимая, что может не справиться с потерпевшим, Ч. позвал на помощь А. и К., которые присоединились к Ч. и с целью убийства стали наносить Б. множественные удары руками и ногами по различным частям тела, в том числе по голове и грудной клетке. Игнорируя просьбы потерпевшего прекратить избиение, А. и К. продолжали наносить удары, при этом каждый из них нанес Б. не менее двух ударов шваброй по голове. После этого К. деревянным стулом нанес Б. удар по голове, от чего стул сломался. Тогда К., взяв от разбитого стула ножку, нанес ею не менее трех ударов по голове потерпевшего, а затем нанес Б. удар по голове гитарой. Продолжая избиение, А. и К. каждый пустой стеклянной бутылкой нанесли по одному удару по голове потерпевшего. В то же время Ч. кухонным ножом нанес Б. несколько ударов в шею, голову и предплечье левой руки, причинив ему тем самым телесные повреждения.

«Последствия будут трагическими»: Эксперты о декриминализации побоев

кандидат юридических наук, руководительница проекта «Насилию.нет», исполнительный директор фонда помощи людям, живущим с ВИЧ «СПИД.ЦЕНТР» 

Пока было первое чтение законопроекта. Фракция КПРФ не поддержала эту законодательную инициативу и сообщила, что будут внесены различные поправки.

Что касается «Справедливой России», то, невзирая на то, что они, к большому сожалению (но неудивительно), поддержали законопроект, с их стороны было верно подмечено, что нужно разделять ювенальную юстицию и те побои и акты агрессии и насилия, которые направлены на совершеннолетних лиц и не затрагивают права детей.

Нужно помнить, что на сегодняшний день «Единая Россия» составляет конституционное большинство в нашем парламенте, и инициаторами этого законопроекта выступили как раз депутаты «Единой России» и члены Совета Федерации от «Единой России». Позже партия «Единая Россия» сообщила, что поддержит эту инициативу.

Хочется отметить, что в нашей стране нет закона против домашнего насилия, который есть в 143 странах мира. И вместо того, чтобы принимать закон, который необходим, мы, наоборот, делаем шаг назад.

Если мы берём законодательство в том виде, в котором оно существовало с августа (я говорю именно о побоях в отношении близких лиц — статье 116 Уголовного кодекса), то тогда государство хоть как-то берёт на себя задачу по защите пострадавших членов семьи, поскольку обвинение носит частно-публичный характер.

То есть не только пострадавший может инициировать обвинение — это могло делать и государство. Сейчас, если всё это уберут, получится очень простая история: будет какой-то акт агрессии, побои, будет штраф, который, скорее всего, будет виснуть на семейном бюджете.

Если мы говорим о семьях с невысоким достатком, например, в 15 тысяч рублей, из них 5–10 тысяч будут выниматься для погашения этого самого штрафа. Это может как стать как дополнительным стимулом для последующей агрессии, так и удерживать жертв от подачи заявления.

Но самое страшное, что данные изменения не подразумевают защиты со стороны государства, если будет повторный акт агрессии.

То есть женщина, которая второй раз оказалась в такой ситуации, должна будет потом самостоятельно собирать все доказательства, идти в мировой суд и доказывать, что произошло с ней, доказывать вину того, кто с ней так поступил. Мы знаем, что у нас абсолютное большинство женщин не обращается в суды и полицию.

Мы абсолютно уверены, что это очень и очень неэффективный механизм, и не всегда даже те люди, которые защищают свои интересы при помощи адвокатов, могут достойно пройти этот путь. Поэтому можно сказать, что в принципе у нас насилие закрепят как норму поведения. 

Бьет, значит, платит штраф: что надо знать о декриминализации побоев в семье

В России принят закон о декриминализации побоев, что это значит? Разбираемся в статье.

27 января 2017 года Госдума РФ приняла законопроект о декриминализации побоев в отношении членов семьи и других близких лиц. То есть теперь насилие в семье, которое не влечет за собой серьезного вреда для здоровья, относится к категории административных правонарушений.

Читайте также:  Гарантийный случай: права потребителя, условия наступления, ремонт по гарантии

Обсуждения 116 статьи УК РФ ведутся в обществе с лета 2016 года. Почему этот законопроект прозвали «законом шлепков», какие были внесены изменения и что это может за собой повлечь, рассказывает «Летидор».

Другими словами это гуманизация закона, то есть перевод ряда статей о преступлениях небольшой тяжести из разряда уголовно наказуемых в административные. Это позволяет избавить впервые оступившихся от серьезных последствий и разгрузить суды. В этом году общество активно обсуждает 116 статью УК РФ «Побои».

Летом 2016 года было предложено общие случаи побоев, скажем, мелкого хулиганства, отнести к административно наказуемым преступлениям, а побои, совершенные из религиозной ненависти и вражды, а также в отношении близких лиц оставить в Уголовном кодексе. Выходило, что если мать захочет физически наказать своего нерадивого ребенка за серьезный проступок, ей грозило до 2 лет лишения свободы, а если бы сосед избил того же ребенка, то он всего лишь заплатил бы штраф.

Это не могло не всколыхнуть общественность. И хоть рациональность физических наказаний детей сомнительна (и является темой для отдельного разговора), данные поправки грозили возникновением в России «ювенальной эпохи», когда из нормальных семей изымают детей и передают на попечение государства за шлепок по попе.

Так появился новый законопроект, предлагающий перевести побои в отношении близких лиц также в категорию административных правонарушений. 

Насилие, которое не причиняет серьезного вреда здоровью, не считается тяжким и не может называться побоями.

В приказе Минздрава уточняется, что ссадины, гематомы, поверхностные раны, кровоподтеки, ушиб мягких тканей — это не причинение вреда здоровью.

Однако если ситуация повторяется или человек получил«кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности», то судить виновного будут уже по уголовной статье.

В связи с принятым законом о декриминализации побоев в семье родители могут вздохнуть свободней, их больше не назовут преступниками, а вот женам нерадивых мужей придется несладко.

Угроза уголовного наказания для таких случаев служила превентивной мерой, которой теперь общество будет лишено.

И специалисты полагают, что это может повлечь за собой негативные последствия в и без того сложной ситуации с домашним насилием.

Административное наказание за побои теперь предусматривает штраф от 5 до 30 тысяч рублей, либо арест на срок от 10 до 15 суток, либо от 60 до 120 часов обязательных работ. Но если нарушение повторится в течение года, наступает уголовная ответственность.

В нашей стране, к сожалению, и превентивные меры работали плохо. Несмотря на то, что побои считались уголовным преступлением, по данным МВД, только за 2015 год пострадали 16 039 человек, из которых 9947 женщин и 6680 несовершеннолетних. Стоит отметить, что эта статистика не охватывает огромное число случаев домашнего насилия, когда пострадавшие не обращались за помощью.

И без того незащищенная женщина не пойдет в суд, потому что штраф за побои придется заплатить из семейного бюджета (от 5 до 30 тысяч рублей). А если разбушевавшегося супруга заберут на 10-15 суток, то вернется он в еще более агрессивном состоянии.

Однако сторонники декриминализации закона считают, что вряд ли ситуация с домашним насилием в стране как-то существенно изменится. Те, кто никогда не поднимал руку на жену и детей, вряд ли их ударит, а, в противоположность первым, семейные агрессоры продолжат ими оставаться.

Несколько лет обсуждался отдельный федеральный закон о профилактике семейно-бытового насилия. Но депутаты отказались рассматривать документ. О чем он?

  • Во-первых, под действие закона попадало не только физическое насилие, но и психологическое (как запрет на пользование общим имуществом), экономическое (отбирание денег), сексуальное.
  • Во-вторых, за помощью могли обратиться не только супруги, но и лица, находящиеся в незарегистрированных отношениях.
  • В-третьих, о факте правонарушения могли сообщать как пострадавшие, так и свидетели. Отвечать за выполнение закона должны были полицейские, которые по заявлению выезжали бы к пострадавшему, отвозили его в безопасное место, а виновника забирали в ОВД для профилактических бесед. Если последние не помогают, то предлагали составлять судебное предписание, обеспечивающее безопасность пострадавшего. Невыполнение предписания грозило бы обязательными исправительными работами, административным арестом или штрафом.

Может ли быть принят подобный законопроект? Вряд ли. В обществе бытует мнение, что семейные проблемы должны решаться исключительно семейным кругом, без вмешательства государства.

Саша Зверева, певица, дизайнер одежды, мама троих детей, проживает в США:

Я считаю, что это чудовищный закон. Я считаю, что это развязывает руки всем мужчинам России. И это очень-очень-очень плохо. Потому что, к сожалению, Россия не отличается высоконравственным воспитанием мужчин.

У нас до сих пор на лицах мужчин печать отсидки со времен репрессий, они воспитывались в блатные 90-е, во времена рэкета, поэтому для многих из них поднять руку на женщину – ничего не стоит. Вот, например, в Америке, если ты пришла в полицию с синяком на запястье и сказала: «Это вот он!» (даже если это не он).

Его сажают в тюрьму сразу же. Даже разбираться не будет никто. Поэтому здесь мужчины ходя тише воды, ниже травы – не дай Бог они наорут на кого-нибудь. Тут насилие над женщинами, а тем более над детьми касается жесточайше. Стоит только чуть-чуть донести на тебя и все – твоя жизнь уже испорчена. Поэтому здесь порядок.

А в нашей стране такой закон – он только развяжет руки беспределу, я считаю. И так погибает женщин сколько, а будет еще больше.

Елена Мизулина, член Совета Федерации:

Принятый закон устраняет антисемейные нормы в законодательстве и исправляет вопиющую несправедливость, возникшую в связи с принятием в июле 2016 года закона о декриминализации ряда статей УК РФ. Я рада, что новая Дума прислушалась к опасениям родительской общественности и не допустила распространения в России «ювенальных норм».

Если бы эта норма была сохранена, в России со всей очевидностью наступила бы «ювенальная эпоха», которая открыла бы дорогу необоснованному вторжению в семейные дела, когда ссадина, синяк у ребёнка являются хорошим основанием прийти в семью с проверкой и даже возбудить уголовное дело в отношении родителей.

Хорошо, что с сегодняшнего дня российские родители могут спать спокойно.

(Источник: сайт Елены Мизулиной)

Константин Трапаидзе, адвокат Екатерины Архаровой, бывшей жены актера Марата Башарова:

В целом этот законопроект направлен на то, чтобы уменьшить количество обращений по поводу сомнительных случаев, которые могли бы квалифицироваться как побои.

Часто этим пользовались некоторые недобросовестные женщины для того, чтобы держать супруга в ежовых рукавицах или чтобы решать какие-то свои проблемы(…)Считается, что довольно большое количество приговоров по таким делами были необоснованными, более 90% приговоров были условными.

Такие случаи загружали работу судов, но, по сути, никакого профилактического влияния от них не было.

Чтобы у людей не было заблуждения по поводу того, что законопроект развяжет руки домашним насильникам и садистам, хамам и хулиганам, стоит иметь в виду, что есть и другие статьи, по которым можно квалифицировать подобные случаи, например, причинение легкого вреда здоровью. Многие статьи остались в УК.

(Источник: сайт)

Валерия, певица, мать троих детей, жертва насилия в семье: Мне кажется, что касается семейных отношений, здесь даже ужесточать нужно, а не декриминализировать.

Может, нам воспользоваться опытом других стран в этой части. Женщины не заявляют, потому что боятся. Это не так просто сделать. Изловчилась она как-то, так это еще у нее и не считается — ждите второго.

Я категорически против.

(Источник: Сайт kp.ru)

Роза Сябитова, телеведущая:

Я сама была жертвой насилия в прошлом, и в любом случае против отмены уголовной наказуемости. Систематическое домашнее насилие или нет — особо значения не имеет. Нужно уголовно наказывать, чтобы у преступника, который это делает, не было повода в дальнейшем поднимать руку.

Потому как чаще всего одним разом это не ограничивается, и никакие административные штрафы не подействуют и вряд-ли испугают, а вот уголовное наказание испугать должно. Иными словами нужно оставить все как было.

Другой вопрос, работает эта история или нет, но я за уголовное наказание.

(Источник: сайт mk.ru)

Владимир Жириновский, лидер ЛДПР:

Если в семье напряженные отношения, то не надо их регулировать через суды. Единственный путь — это разъехаться. Ну не можете вы жить, что же по судам-то бегать? Вот что будет мать говорить ребенку? Папа в тюрьме сидит, два года в колонии.

Да он эту мать возненавидит, что она лишила его отца! Чтобы не было побоев, даже самых легких, надо по любви вступать в брак. Тогда будет тишина. Не получается, не вступайте в брак, не рождайте тех, кого будете бить и не сидите в тюрьмах за это.

Поэтому надо убрать любое уголовное наказание, касающееся семьи и самый хороший способ — помочь им разъехаться.

(Источник: Сайт kp.ru)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector