Закон

Предложено запутать порядок продления арестов

Данная публикации является продолжением статьи, посвященной вопросам обжалования судебных решений, связанных с арестом обвиняемых и подозреваемых лиц на стадии предварительного расследования. Перед ознакомлением с представленным материалом мы рекомендуем ознакомиться с профильной публикацией.

Рассмотрим вопрос о том, какие факты могут послужить основанием для адвоката или обвиняемого в вопросе обжалования судебного постановления о продлении срока содержания под стражей.  Рассматривая ходатайство о продлении срока содержания под стражей, суд обязан проверить наличие обстоятельств, исключающих применение меры пресечения в виде заключения под стражу или продление срока ее действия.

Например, если в ходе следствия будет установлено, что инкриминированное мошенничество, совершено в сфере предпринимательской деятельности, суд обязан отказать в пролонгации содержания под стражей в силу наличия установленного законом запрета.

 Отказ суда должен последовать в случае попытки следствия продлить срок содержания под стражей в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, поскольку данный факт является нарушением положений статьи 109 УПК РФ.

При продлении срока содержания под стражей на любой стадии производства по уголовному делу суд обязан проверять наличие на момент рассмотрения ходатайства следствия предусмотренных статьей 97 УПК РФ оснований. При этом обстоятельства должны подтверждаться достоверными сведениями и доказательствами.

Следует иметь в виду, что обстоятельства, на основании которых лицо было заключено под стражу, не всегда являются достаточными для продления срока содержания его под стражей.

Суд должен установить сохраняется ли с течением времени вероятность совершения обвиняемым действий, ранее послуживших основанием к заключению его под стражу, а также подтверждается ли материалами дела подобная вероятность.

Наличие обоснованного подозрения в совершении лицом преступления определенной категории является необходимым условием законности при первоначальном заключении его под стражу, однако по истечении времени оно перестает быть достаточным.

Суду надлежит установить конкретные обстоятельства, свидетельствующие о необходимости дальнейшего содержания обвиняемого под стражей, отсутствие таковых – основания для оспаривания постановления суда.

Сомнение в обоснованности постановления суда закономерно возникает, когда было установлено, что обстоятельства с момента заключения лица под стражу изменились в сторону смягчения, например, с обвиняемым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, установлены соучастники преступления, все следственные действия по сбору доказательств произведены, возмещен причиненный преступлением ущерб, лицо активно способствовало раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, которые были задержаны. Если суд не дает оценку данным обстоятельствам в постановлении о продлении срока содержания под стражей, то данный факт должен стать предмет рассмотрения апелляционной инстанции.

Предложено запутать порядок продления арестов

На первоначальных этапах производства по уголовному делу тяжесть предъявленного обвинения и возможность назначения по приговору наказания в виде лишения свободы на длительный срок могут служить основанием для заключения подозреваемого или обвиняемого под стражу ввиду того, что он может скрыться от дознания, предварительного следствия. Тем не менее, в дальнейшем одни только эти обстоятельства не могут признаваться достаточными для продления срока действия данной меры пресечения.

Наличие у лица возможности воспрепятствовать производству по уголовному делу на начальных этапах предварительного расследования может служить основанием для решения о содержании обвиняемого под стражей.

Однако впоследствии суд должен проанализировать иные значимые обстоятельства, такие, как результаты расследования или судебного разбирательства, личность подозреваемого, обвиняемого, его поведение до и после задержания, и другие конкретные данные, обосновывающие довод о том, что лицо может совершить действия, направленные на фальсификацию или уничтожение доказательств, или оказать давление на участников уголовного судопроизводства либо иным образом воспрепятствовать расследованию преступления или рассмотрению дела в суде.

Суд не должен считать ходатайство следствия обоснованным, если утверждение о том, что обвиняемый скроется от предварительного следствия, обосновывается только тяжестью обвинения и не учитываются другие обстоятельства, либо не приводятся какие-либо данные о том, что лицо пыталось скрыться. Нельзя считать обоснованным довод, что обвиняемый может угрожать свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, если это всего лишь предположение, которое не находит документального подтверждения о наличии у него такого намерения и о попытке его реализации.

При рассмотрении ходатайств о продлении срока содержания обвиняемых под стражей суд обязан проверять обоснованность доводов органов предварительного расследования о невозможности своевременного окончания расследования и учитывать, что сама по себе необходимость дальнейшего производства следственных действий не может выступать в качестве единственного и достаточного основания для продления срока содержания под стражей. В случае, когда ходатайство о продлении срока содержания под стражей возбуждается перед судом неоднократно и по мотивам необходимости выполнения следственных действий, указанных в предыдущих ходатайствах, суду выясняет причины, по которым они не были произведены. Если причина заключается в неэффективной организации расследования, при отсутствии правовой и фактической сложности расследования уголовного дела, это может явиться одним из обстоятельств, влекущих отказ в удовлетворении ходатайства, на что сторона защиты должна обратить внимание суда. Если оценка эффективности расследования уголовного дела игнорируется судом, то это существенная предпосылка к обжалованию решения суда.

При оспаривании защитником постановления о продлении срока содержания под стражей на срок свыше 6 месяцев, необходимо обратить внимание проверял ли суд при рассмотрении ходатайства следствия наличие ссылки на то, что расследуемое преступление представляет особую сложность и приведено ли в ходатайстве обоснование этому (ч. 2 ст. 109 УПК РФ). Следует заметить, что в судебной практике встречаются решения, когда суды занимали позицию, что сама по себе уголовно-правовая характеристика расследуемых по уголовному делу преступлений, их количество, а также количество обвиняемых не свидетельствуют об особой сложности дела.

Суд не вправе продлить срок содержания под стражей обвиняемого, если у него выявлено препятствующее содержанию под стражей заболевание, которое удостоверено медицинским заключением по результатам медицинского освидетельствования, проведенного в установленном порядке. («Перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений» утвержден постановлением Правительства РФ № 3 от 14.01.2011).

Также отметим, что при отказе в удовлетворении ходатайств у суда есть правовая возможность избрать не только меру пресечения, которая применяться не иначе как по судебному решению (домашний арест, Залог), но и подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Адвокат Павел Домкин

ВС: изначальный арест не должен автоматически продлеваться на все время следствия

Суды не должны автоматически продлевать аресты обвиняемых: изначально выбранная мера пресечения в виде содержания под стражей не означает, что она должна сохраняться на все время следствия и суда, указывает Верховный суд (ВС) РФ в своём первом обзоре судебной практики за 2019 год. Он подчеркивает, что обстоятельства, из-за которых задержанного отправили в СИЗО, не всегда являются достаточными для продления меры пресечения, связанной с лишением свободы.

  • «Продление срока содержания обвиняемого под стражей может иметь место только при подтверждении достаточными данными наличия предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований для дальнейшего применения этой меры пресечения.
  • При этом обстоятельства, на основании которых лицо было заключено под стражу, не всегда являются достаточными для продления срока содержания его под стражей», — отмечает высшая инстанция.
  • ВС в обзоре сослался на постановление Славгородского городского суда Алтайского края, который продлил на 5 месяцев арест обвиняемого в грабеже и вымогательстве (определение № 51-УД18-16).
  • В кассационной жалобе адвокат, оспаривая законность постановлений о продлении содержания под стражей, указывал, что Суд первой инстанции формально отнесся к рассмотрению ходатайства следователя, устранился от исследования обоснованности приведенных в нем доводов и без надлежащей проверки продлил срок ареста.
  • Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ эту позицию поддержала и отменила постановление.
  • Достаточные обстоятельства
  • ВС пояснил, что согласно положениям части 1 статьи 110 УПК РФ мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает необходимость, или изменяется на более строгую или более мягкую, когда изменяются основания для ее избрания, предусмотренные статьями 97 и 99 УПК РФ.

«По смыслу закона продление срока содержания обвиняемого под стражей может иметь место только при подтверждении достаточными данными предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований для дальнейшего применения этой меры пресечения.

При продлении срока содержания под стражей на любой стадии производства по уголовному делу судам необходимо проверять наличие оснований, которые должны подтверждаться достоверными сведениями и доказательствами, обосновывающие продление срока применения меры пресечения в виде заключения под стражу», — отмечает ВС.

  1. Он указывает, что сами по себе обстоятельства, на основании которых фигурант дела был заключено под стражу, не всегда являются достаточными для продления этой меры пресечения.
  2. «По истечении времени эти обстоятельства перестают быть достаточными для продления срока действия данной меры пресечения, в связи с чем при решении вопроса о продлении этой меры пресечения суду надлежит устанавливать конкретные обстоятельства, свидетельствующие о необходимости дальнейшего содержания обвиняемого под стражей, для чего при рассмотрении соответствующего ходатайства, необходимо исследовать иные значимые обстоятельства», — поясняет высшая инстанция.
  3. Конкретные мотивы

В приведённом в обзоре случае, по мнению ВС, эти положения закона не были соблюдены в полной мере. Так, суд согласился со следователем, что по объективным причинам он не успевает провести необходимые следственные действия, а обвиняемому вменяется тяжкое преступление, к тому же он имеет непогашенную судимость.

«Между тем судом не в полном объеме исследованы данные о личности обвиняемого, в постановлении не отражено семейное положение обвиняемого, который, как следует из материала, имеет на иждивении двоих малолетних детей. Отсутствуют в постановлении суда первой инстанции и мотивы, свидетельствующие о невозможности применения в отношении обвиняемого иной, более мягкой, меры пресечения, чем заключение под стражу.

  • Вопреки положениям действующего законодательства суд, принимая решение о продлении срока содержания под стражей, ограничился лишь перечислением оснований, указанных в соответствующем ходатайстве, которые ранее уже учитывались судом как при избрании в отношении его меры пресечения в виде заключения под стражу, так и при последующем продлении ему срока содержания под стражей», — указывает ВС.
  • Высшая инстанция также напомнила, что суд каждый раз должен выяснять, если ли достоверные данные о возможности обвиняемого скрыться от следствия и суда и указывать конкретные мотивы, обосновывающие необходимость продления задержанному срока содержания под стражей.
  • Алиса Фокс
Читайте также:  Отказ от наследства в пользу другого наследника: как оформить, образец заявления, стоимость у нотариуса

Рспп предложил запретить арест бизнесменов без санкции прокурора — рбк

Чаще всего на процессах по избранию меры пресечения прокуроры поддерживают требования следствия.

Но прокуроры, например, возражали против арестов экс-гендиректора лизинговой компании «Трансфин-М» Дмитрия Зотова, топ-менеджера «Роснано» Андрея Горькова, бывшей замглавы Росалкогольрегулирования Ирины Голосной, экс-гендиректора «Алкогольной сибирской группы» Игоря Савельева, бывшего сенатора от Карачаево-Черкесии Вячеслава Дерева, главы группы компаний «Настюша» Игоря Пинкевича;

  • передать вопрос о повторном продлении стражи или домашнего ареста в компетенцию вышестоящего суда по отношению тому, который эту меру избрал. Это потребует изменений в ст. 109 УПК.

Меру пресечения избирают районные суды (либо гарнизонные военные суды в случае военнослужащих), они же сейчас решают вопрос о ее продлении на срок до 12 месяцев. Вышестоящие суды — субъекта Федерации или военного округа — рассматривают только ходатайства о продлении стражи или домашнего ареста свыше года.

Повторное продление меры пресечения происходит, как правило, после 4–5 месяцев ее действия; по мысли РСПП, с этого момента соответствующий вопрос должен решать суд субъекта или военного округа;

  • установить в УПК примерный размер залога, поставив его в зависимость от тяжести вменяемого преступления или сделав кратным размеру причиненного вреда. В РСПП считают, что это расширит практику применения залога по «предпринимательским» статьям и сократит применение мер пресечения, связанных с изоляцией.

Сейчас в УПК фигурирует только минимальный размер залога (50 тыс. руб. для обвиняемых в преступлениях небольшой и средней тяжести, 500 тыс. руб.

— для обвиняемых в тяжких и особо тяжких преступлениях); таким образом, пределы судейского усмотрения в вопросах назначения залога оказываются слишком широкими, полагают в РСПП.

В итоге судьи и следователи стараются «избежать принятия столь субъективных решений», опасаются обвинений в злоупотреблениях и потому выбирают «более понятные им меры пресечения», считают в РСПП.

Это приводит к тому, что залог используется гораздо реже, чем мог бы, уверены в РСПП. По данным Судебного департамента Верховного суда, в 2020 году суды избрали меру пресечения в виде залога только 244 раза, тогда как стражу — 84,9 тыс. раз;

  • ввести в УПК новое основание для отказа в продлении стражи — необоснованную задержку в следственных действиях.

С 2019 года следователи обязаны указывать в ходатайстве о продлении ареста, какие следственные действия уже были проведены, какие еще необходимо провести и почему невозможно завершить расследование в более короткие сроки. Если новое ходатайство о продлении стражи содержит те же доводы, что и предыдущее, следователь должен объяснить, что помешало выполнить перечисленные в нем следственные действия раньше.

РСПП предлагает указать в законодательстве немотивированное затягивание следствия в качестве обстоятельства, при котором суд обязан отказать в дальнейшем продлении стражи;

  • исключить рассмотрение дела по существу судьей, который принимал процессуальные решения (например, о мере пресечения или ее продлении) на этапе следствия.

РБК направил запросы в пресс-службу РСПП.

В декабре на встрече с членами Совета по правам человека (СПЧ) президент Владимир Путин заявил, что на стадии предварительного следствия, пока виновность человека не установил суд, «засаживать человека за решетку, в камеру часто совершенно неоправданно».

По итогам встречи Путин поручил Генпрокуратуре и Верховному суду проанализировать практику применения норм, касающихся арестов подозреваемых и обвиняемых в ненасильственных преступлениях; они должны до 1 мая предоставить свои предложения о совершенствовании законодательства в этой части.

В 2021 году бизнес-омбудсмен Борис Титов привел в своем докладе президенту данные опроса ФСО, в котором приняли участие 830 респондентов, в том числе 215 предпринимателей, 250 ученых-юристов и адвокатов и 365 сотрудников прокуратуры, согласно которым 78,6% предпринимателей считают, что российское законодательство не предоставляет достаточных гарантий для защиты бизнеса от необоснованного уголовного преследования. Такого же мнения придерживаются 60,8% адвокатов и юристов и 18,4% прокуроров.

Оправданными аресты предпринимателей назвали 4,8% юристов и адвокатов и 35% прокуроров; категорически недопустимыми — 58% юристов и 6,6% сотрудников прокуратуры. Доклады бизнес-омбудсмена фиксируют ежегодный рост доли предпринимателей, которые не доверяют правоохранительным органам, не считают независимой судебную систему и не считают ведение бизнеса в России безопасным.

Вс и правительство разошлись в арестах

Правительство РФ предложило исправить законопроект Верховного суда РФ, направленный на защиту фигурантов уголовных дел от необоснованных арестов.

В ходатайствах о продлении срока содержания под стражей следователи должны лишь указывать данные, доказывающие эту необходимость, а не приводить план своих действий, как ранее предлагал ВС.

Это следует из подготовленных в кабмине поправок ко второму чтению проекта, с текстом которых ознакомились «Известия». Юристы считают, что предложения правительства нивелируют идею ВС.

Осенью прошлого года Верховный суд предложил обязать следователей четче мотивировать необходимость продления ареста. А именно — раскрывать, какие следственные действия (например, допросы и экспертизы) планируется провести, и объяснять, почему их не провели ранее.

Суд же будет вправе как согласиться с этими доводами, так и отказать в дальнейшем содержании подследственного под стражей.

Внесение таких изменений в Уголовно-процессуальный Кодекс РФ, по мнению ВС, будет способствовать недопущению случаев, когда работа по уголовному делу фактически не ведется, а его фигурант находится в следственном изоляторе.

В кабмине к этой идее отнеслись настороженно, заявив, что это может привести к разглашению данных предварительного расследования и создать угрозу уничтожения доказательств. Тем не менее законопроект в правительстве в целом поддержали, и Госдума в апреле 2018 года приняла его в первом чтении.

Ко второму чтению правительство подготовило свои поправки к законопроекту. Оно предлагает изменить правила продления ареста, но обязать следователей указывать в ходатайстве перед судом не перечень планируемых своих действий по делу, а только «данные, свидетельствующие о необходимости производства следственных и иных процессуальных действий».

Также законопроект закреплял в УПК разъяснения ВС о недопустимости арестов бизнесменов, привлекаемых по «предпринимательским» статьям, которые он дал судам осенью 2016 года.

Документ конкретизировал, какие преступления относятся к предпринимательской сфере — например, управление имуществом, которое используется для ведения бизнеса, и действия руководителей, связанные с использованием их полномочий.

Ко второму чтению правительство предлагает исключить из перечня сразу три статьи УК, по которым запрещается арестовывать бизнесменов.

Речь идет о «незаконной организации и проведении азартных игр», «незаконном производстве или обороте этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции», а также «незаконной розничной продаже алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции» (ст. 171.2–171.4 УК).

Предложения кабмина выхолащивают саму идею ВС об обосновании причин продления срока стражи, считает советник Федеральной палаты адвокатов РФ Евгений Рубинштейн.

— Предлагаемая формулировка позволит следователям использовать словосочетания и выражения общего характера.

Например: «Продление срока содержания необходимо для производства следственных действий, направленных на доказывание характера и размера причиненного преступлением вреда.

Сведения о размере вреда впервые были получены от свидетеля Б., который был допрошен… в связи с чем ранее следственные действия не могли быть произведены», — рассуждает он.

По его мнению, указание на перечень планируемых и проведенных следственных действий «никак не раскрывает тайны следствия», поскольку никто не обязывает описывать их результаты и полученные доказательства. А именно в последних и заключается тайна следствия.

С ним согласна и старший Юрист BGP Litigation Валерия Алферова, по мнению которой поправки к проекту «нивелируют идею ВС, поскольку не исключат практику указания следователями обтекаемых сведений о необходимости следственных действий, тем самым предоставляя большую возможность без ограничений продлевать сроки и устанавливая необоснованно широкие пределы усмотрения применяемой нормы».

Евгений Рубинштейн обратил внимание и на сокращение списка статей УК, по которым не предусмотрен арест. С арестованными обвиняемыми проще работать и добиваться нужных показаний, чем с теми, кто не ограничен в свободе, полагает он.

Пленум ВС: как избирать меру пресечения — новости Право.ру

Иллюстрация: Право.ru/Оксана Острогорская Пленум ВС запретил отправлять предпринимателей в СИЗО только из-за их «корыстных мотивов». Также судам предписали всегда обсуждать возможность применения залога по «предпринимательским» преступлениям. А неэффективное следствие назвали одной из причин для отказа в продлении меры пресечения. Эти и другие положения содержатся в обновленных разъяснениях Верховного суда.

Пленум внес изменения в несколько своих «уголовных» постановлений, в том числе в разъяснения от 19 декабря 2013 года «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога». С тех пор как эти разъяснения были приняты, в УПК случилось несколько важных изменений. Например, появилась новая мера пресечения в виде запрета определенных действий. Это нашло свое отражение в изменениях, которые подготовил Пленум.

Пленум ВС уже привычно прошел в формате видеоконференции. Мы опубликуем запись заседания, как только она станет доступна. А пока – к обновленным разъяснениям: 

Читайте также:  Расстояние от бани до забора и дома соседей: нормы по снип, требования и особенности постройки

Согласно новым разъяснениям Верховного суда, ни одна из мер пресечения не может быть избрана подозреваемому или обвиняемому «по умолчанию».

В ходе судебного заседания по мере пресечения нужно подтвердить, что подозреваемый или обвиняемый может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда.

Если он может продолжить заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелю или уничтожить доказательства по делу, то это тоже повод для ареста или другой меры пресечения.

Даже если следователю удастся доказать суду, что подозреваемый может скрыться от следствия или уничтожить улики, то это еще не значит, что его нужно сразу отправить в СИЗО.

При разрешении вопроса об избрании меры пресечения и ее продлении суд обязан в каждом случае обсудить возможность применения более мягкой меры пресечения, чем арест.

При этом такое обсуждение должно происходить всегда – вне зависимости от того, ходатайствовала ли об этом защита или нет. Также не влияет и стадия производства по уголовному делу.

А подозреваемых или обвиняемых по преступлениям небольшой тяжести (до трех лет лишения свободы) следует отправлять в СИЗО только «в исключительных случаях». ВС подчеркивает, что суды могут ограничиться более мягкой мерой, даже если фигурант дела до этого скрылся от органов следствия или суда (и вообще во всех случаях, прописанных в п. 1–4 ч. 1 ст. 108 УПК).

Уголовно-процессуальный кодекс содержит запрет на аресты по ряду «предпринимательских» статей (ч. 1.1 ст. 108 УПК).

Но если индивидуальный предприниматель или руководитель коммерческой организации совершил преступление из перечня, а следователь хочет отправить его в СИЗО, то возможность найдется.

Для этого нужно доказать, что инкриминируемое преступление не связано с бизнес-процессами. Если это не смогут доказать, то суд не вправе арестовать коммерсанта.

Верховный суд подчеркивает: чтобы отправить предпринимателя в СИЗО, следователю не хватит одного лишь указания на «корыстный мотив» подозреваемого.

Не сработает и ссылка на способ распоряжения похищенным имуществом (например, присвоил лично или использовал для целей предпринимательства), потому что это не доказывает, что деяние было совершено вне связи с осуществлением предпринимательской деятельности.

В отношении предпринимателей судам всегда следует обсуждать возможность применения меры пресечения в виде залога. При этом суд может вынести данный вопрос на обсуждение сторон и по своей инициативе, подчеркивает Пленум ВС. Если стороне обвинения удастся убедить судью в том, что залог невозможен, то он должен отразить эти причины в постановлении.

Пленум ВС предлагает засчитывать срок применения к подозреваемому или обвиняемому запрета выходить в определенные периоды времени за пределы жилого помещения, в котором он проживает. Такой период засчитывается в срок ареста из расчета два дня применения запрета за один день нахождения в СИЗО.

Зачастую следователи ходатайствуют перед судом о продлении ареста на том основании, что им необходимо производить некие «следственные действия». Пленум призывает суды быть внимательнее к таким ходатайствам.

Обзор практики ВС Первый обзор Верховного суда за 2020 год: права акционеров и новая «субсидиарка»

Если следователь уже объяснил предыдущее продление ареста необходимостью провести какое-то следственное действие, а в этот раз опять указывает его в качестве основания для продления, то суду нужно выяснить причины, по которым это действие не произвели. «Если причина, по мнению суда, заключается в неэффективной организации расследования, то это может быть одним из обстоятельств, влекущих отказ в удовлетворении ходатайства», – отметил ВС.

Сама по себе необходимость дальнейшего производства следственных действий не может быть единственным и достаточным основанием для продления ареста. Решение суда о продлении срока содержания обвиняемого в СИЗО должно быть основано на фактических данных, которые подтверждают необходимость сохранения этой меры пресечения.

Пленум ВС подчеркивает: домашний арест может быть избран в качестве меры пресечения, но только если невозможно применение более мягкой меры пресечения, в том числе залога и запрета определенных действий. Во всех случаях, когда суд раздумывает над домашним арестом для подозреваемого или обвиняемого, ему сперва нужно обсудить именно возможность назначения более мягкой меры пресечения.

Если суд решит, что самого по себе залога не хватит «для достижения цели применения меры пресечения», то он может дополнительно возложить на подозреваемого или обвиняемого обязанности по соблюдению одного или нескольких запретов. Например, вместе с залогом суд может запретить пользоваться интернетом (перечень возможных запретов закреплен в ч. 6 ст. 105.1 УПК).

Дополняет Пленум ВС и разъяснения о порядке рассмотрения апелляционных жалоб на постановление суда о мере пресечения. Апелляционный суд должен тщательно изучать и проверять доводы жалобы, а также всегда указывать на мотивы, по которым он принял то или иное решение по жалобе.

Постановление Пленума ВС «О внесении изменений в отдельные постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам».

Апелляционная жалоба на постановление о продлении срока содержания под стражей

Суды удовлетворяют ходатайства следователей об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в 91% случаев, о продлении срока содержания под стражей – в 98% случаев. Однако это не повод опускать руки и не бороться за иную меру пресечения.

В моей практике и практике моих коллег были случаи, когда в результате квалифицированных действий адвоката обвиняемые в особо тяжких преступлениях находились под домашним арестом, а обвиняемым в тяжких преступлениях даже не избиралась подписка о невыезде.

Были и случаи изменения меры пресечения с заключения под стражу на домашний арест, залог или подписку о невыезде. Даже если на национальном уровне не удаётся добиться меры пресечения, не связанной с заключением под стражу, – это можно использовать для жалобы в Европейский Суд по правам человека.

Типовые постановления российских судов по мерам пресечения и устойчивая положительная практика ЕСПЧ привели к тому, что при обоснованной жалобе в ЕСПЧ государство само предлагает компенсационную выплату в качестве условия мирового соглашения.

Поэтому из каждого процесса нужно выжимать максимум – как для работы в российских судах, так и для работы в Европейском Суде по правам человека. В этом может помочь шаблон апелляционной жалобы на постановление о продлении срока содержания под стражей, который я подготовил на основе анализа судебной практики и собственных адвокатских наработок.

  • ПРОЕКТ
  • АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА на постановление _____________________ районного суда
  • __________________ области от ______________ года

Постановлением _______________ районного суда ____________________ области от ________________ года было удовлетворено ходатайство следователя _____________________ о продлении срока содержания под стражей З. на 2 месяца, а всего до _ месяцев ___ дней, то есть по ___________ года включительно.

Указанное постановление содержит выводы суда, не соответствующие фактическим обстоятельствам уголовного дела, а также вынесено с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, выразившимися в несоответствии обжалуемого постановления требованиям ч.4 ст.7 УПК РФ, в связи с чем подлежит отмене на основании п.п.1 и 2 ст.389.15 УПК РФ по следующим основаниям.

1. В обоснование постановления суд указал, что продление срока содержания З.

обусловлено объективными причинами, выражающимися в необходимости проведения ряда следственных действий: проведении ____________ экспертизы, приобщении полученного по результатам указанной экспертизы заключения к материалам дела, ознакомления заинтересованных лиц с постановлением о назначении указанной экспертизы и заключением экспертов, выполнении требований ст.215-217 УПК РФ, направления уголовного дела прокурору.

Однако судом проигнорировано, что в судебном заседании на вопросы адвоката-защитника ______________ следователь _______________ подтвердила, что нет никаких препятствий к проведению __________________ экспертизы и иных, указанных выше следственных действий при нахождении обвиняемой под домашним арестом, а не под стражей.

Указанные обстоятельства не нашли отражения в постановлении и судом им не дана какая-либо оценка. Не указаны судом и основания, по которым им проигнорирована позиция Верховного Суда РФ, изложенная в абз.2 п.22 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.

2013 года № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» (далее – постановление Пленума Верховного Суда РФ № 41), согласно которой сама по себе необходимость дальнейшего производства следственных действий не может выступать в качестве достаточного основания для продления срока содержания обвиняемого под стражей.

Сторона защиты также обращает внимание суда апелляционной инстанции на аналогичную позиции Верховного Суда РФ и обязательную для правоприменителей правовую позицию Европейского Суда по правам человека, изложенную в §86 постановления по делу «Миминошвили против России» от 28.06.

2011 года, согласно которой аргумент о необходимости проведения следственных действий с участием обвиняемого «не может оправдывать содержание под стражей, поскольку, как правило, необязательно содержать обвиняемого под стражей, чтобы проводить следственные действия».

Каких-либо доказательств, подтверждающих невозможность проведения указанных следователем следственных действий в случае нахождения З. под домашним арестом ни следователем, ни судом не приведено.

2. В обоснование постановления суд указал, что основания для избрания меры пресечения в виде содержания под стражей являются существенными, обоснованными и не потеряли своего значения до настоящего времени.

Однако согласно абз.1 п.21 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 41 обстоятельства, на основании которых лицо было заключено под стражу, не всегда являются достаточными для продления срока содержания его под стражей.

Согласно правовой позиции Европейского Суда по правам человека, изложенной в §54 постановления по делу «Пелевин против России» от 10.02.2011 года, «по прошествии времени первоначальные основания для заключения под стражу становятся все менее значимыми, и суды должны приводить иные относимые и достаточные основания, требующие продолжительного лишения свободы».

Сторона защиты обращает внимание суда апелляционной инстанции, что адвокат-Защитник ________ в ходе судебного заседания особо отметил, что доводы стороны обвинения в рассматриваемом ходатайстве аналогичны ранее приводимым при избрании и продлении меры пресечения З.

Читайте также:  Может ли ограничение по военной службе быть заменено на исправительные работы?

, а каких-либо новых доводов следователем не приведено, что прямо противоречит указанным ранее правовым позициям и Верховного Суда РФ, и Европейского Суда по правам человека.

Однако подобные доводы стороны защиты не нашли отражения в обжалуемом постановлении; не указаны судом первой инстанции и основания, по которым им были проигнорированы указанные правовые позиции Верховного Суда РФ и Европейского Суда по правам человека.

3. В обоснование постановления суд указал, что обвиняемая может оказать противоправное воздействие на участников уголовного судопроизводства с целью искажения ими показаний по делу, скрыться от органов следствия и суда, а также может продолжить заниматься преступной деятельностью.

Однако судом первой инстанции не приведено каких-либо доказательств того, что З. предпринимались какие-либо попытки совершить действия, подпадающие под перечисленные судом основания, либо высказывались намерения их совершить.

Более того, судом оставлены без внимания полученные на вопросы адвоката-защитника __________________ в судебном заседании ответы следователя _________________, согласно которым не установлено фактов сопротивления З. при задержании, нарушений ей режима в местах содержания под стражей, попыток побега из-под стражи, а равно попыток запугивания или подкупа свидетелей или потерпевшего.

Не дано судом первой инстанции и какой-либо оценки доводам стороны защиты, согласно которым Потерпевший и свидетели по делу допрошены, вещественные доказательства изъяты, экспертизы (кроме _____________ экспертизы, которая может быть проведена и при нахождении обвиняемой под домашним арестом) проведены, что исключает даже гипотетическую возможность для З., которая и так не намерена препятствовать расследованию по делу и никогда не совершала каких-либо действий, являющихся поводами для подобных опасений, повлиять на доказательственную базу по делу.

Что же касается такого основания как «лицо может скрыться от суда и следствия», то «такая опасность не может быть оценена лишь на основании суровости возможного приговора.

Она должна быть оценена с учетом ряда других соответствующих факторов, которые могут либо подтвердить наличие опасности того, что заявитель скроется, либо сделать ее настолько незначительной, что она не может служить оправданием содержания под стражей» (§105 постановления Европейского Суда по правам человека от 08.02.2005 года по делу «Панченко против России»).

Согласно абз.3 п.21 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 41 сама по себе тяжесть предъявленного обвинения и возможность назначения по приговору наказания в виде лишения свободы на длительный срок не могут признаваться достаточными для продления срока действия данной меры пресечения.

Таким образом, выводы суда первой инстанции сделаны вопреки — правовой позиции Европейского Суда по правам человека, согласно которой доводы против освобождения лица из-под стражи не могут быть «общими и абстрактными» (§ 63 постановления по делу «Смирнова против Российской Федерации»); — правовой позиции Конституционного Суда РФ, согласно которой «уполномоченные органы, прежде всего суд, могут принимать относящиеся к их ведению решения, касающиеся… продления срока содержания под стражей только с учётом того, подтверждаются или нет достаточными данными названные в уголовно-процессуальном основания применения этой меры пресечения» (Определение Конституционного Суда РФ от 30.09.2004 года №300-О);

— правовой позиции Верховного Суда РФ, согласно которой при продлении срока содержания под стражей на любой стадии производства по уголовному делу судам необходимо проверять наличие на момент рассмотрения данного вопроса предусмотренных ст. 97 УПК РФ оснований, которые должны подтверждаться достоверными сведениями и доказательствами (абз.1 п.21 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 41).

4. В обоснование постановления суд указал, что З. в зарегистрированном браке не состоит, иждивенцев не имеет. Однако судом не дана оценка наличию у З. устойчивых социальных связей с родственниками – матерью и бабушкой, с которыми она поддерживает нормальные, бесконфликтные отношения, в том числе находясь под стражей переписывается с ними, получает передачи.

Домашний арест. Порядок избрания. Новые правила зачёта

С 2011г. в российском законодательстве появилось такое понятие, как домашний арест.

В соответствии с действующим законодательством, домашний арест — мера пресечения, которая избирается судом в отношении подозреваемого/обвиняемого в совершении преступления и заключается в нахождении подозреваемого/обвиняемого в изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает с возложением ограничений и запретов и осуществлением контроля.

Основания для домашнего ареста

К общим основаниям можно отнести:

  • возбуждение уголовного дела;
  • предъявление обвинения лицу в совершении преступления.

К специальным основаниям можно отнести обоснованные предположения, что обвиняемый/подозреваемый может воспрепятствовать производству по уголовному делу:

  • скроется от дознания, предварительного следствия или суда;
  • может продолжить заниматься преступной деятельностью;
  • может угрожать свидетелям, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путём воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Кроме того, следователь при избрании меры пресечения в виде домашнего ареста обязан принять во внимание целый ряд обстоятельств:

  • тяжесть предъявленного обвинения, количество преступных эпизодов;
  • личность подозреваемого/обвиняемого (наличие судимостей, рецидива, антисоциальные установки личности, свойства характера обвиняемого);
  • возраст обвиняемого (снисхождения требуют несовершеннолетние лица, а также женщины старше 55-ти лет и мужчины старше 60-ти лет);
  • состояние здоровья обвиняемого (наличие инвалидности и хронических болезней, требующих постоянной медицинской помощи);
  • семейное положение обвиняемого (женат ли он, проживает ли с семьёй, есть ли в семье несовершеннолетние дети, престарелые родители, иные Иждивенцы, материальное положение семьи);
  • род занятий обвиняемого (постоянное место работы или иное постоянное занятие);
  • наличие у подозреваемого/обвиняемого постоянного места жительства, регистрации по месту жительства, собственность на жильё;
  • деятельное раскаяние обвиняемого.

Порядок избрания меры пресечения в виде домашнего ареста

Домашний арест в качестве меры пресечения может быть избран в любой момент производства по уголовному делу по ходатайству участников судебного разбирательства или по инициативе суда. Только суд правомочен принять решение об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста.

В большинстве случаев домашний арест избирается судом при отказе в удовлетворении ходатайства следователя о заключении под стражу или продлении срока содержания под стражей.

При наличии оснований для избрания меры пресечения в виде домашнего ареста следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом ходатайство об избрании в отношении подозреваемого/обвиняемого меры пресечения в виде домашнего ареста.

Суд, рассмотрев данное ходатайство, удовлетворяет его или отказывает в его удовлетворении. В случае удовлетворения ходатайства домашний арест избирается на срок до двух месяцев, однако в последующем может быть продлён судом на основании ходатайства органа, осуществляющего расследование уголовного дела.

Максимальный срок домашнего ареста составляет 1 год 6 месяцев. В постановлении суда указывается места, где следует находиться подозреваемому/обвиняемому под домашним арестом, а также установленные для него запреты и ограничения. Постановление суда об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста подлежит немедленному исполнению.

Постановление суда об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста может быть обжаловано в течение трёх суток со дня его вынесения.

Место нахождения подозреваемого/обвиняемого при домашнем аресте

Суд определяет подозреваемому/обвиняемому место «отбывания» домашнего ареста — Жилое помещение, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях.С учётом состояния здоровья подозреваемого/обвиняемого местом его содержания под домашним арестом может быть определено лечебное учреждение.

Ограничения и запреты при домашнем аресте

Существуют следующие виды ограничений и запретов при домашнем аресте:

  • выход за пределы жилого помещения, в котором подозреваемый/обвиняемый проживает (суд может разрешить покидать жилое помещение, например, для прогулки в определённое время);
  • общение с определёнными лицами (например, со свидетелями, потерпевшими по уголовному делу);
  • отправка и получение почтово-телеграфных отправлений, за исключением использования телефонной связи для вызова скорой медицинской помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб при возникновении чрезвычайной ситуации, а также для общения с контролирующим органом, дознавателем, следователем;
  • использование средств связи и информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

Перечисленные запреты и ограничения являются исчерпывающими, суд не вправе подвергать подозреваемого/обвиняемого иным запретам и ограничениям.Судебное постановление о домашнем аресте распространяется только на подозреваемого/обвиняемого и не несёт никаких ограничений для лиц, проживающих с подозреваемым/обвиняемым, или других лиц (родственников, коллег по работе и т.п.).

Образец ходатайства об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста

В Индустриальный районный суд г. Перми г. Пермь, 614022, ул. Мира, 17 судье Ивановой А.А.

Сидорова Ивана Ивановича,

21.05.19** года рождения в г. Перми, проживающего по адресу: г. Пермь, 614077, ул. Крупской, ** кв. **, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ по уголовному делу № 11701570052000***

ХОДАТАЙСТВООБ ИЗБРАНИИ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ В ВИДЕ ДОМАШНЕГО АРЕСТА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector