Закон

Пределы и ограничения гражданских прав

О характере, способах и пределах осуществления  защиты прав граждан

Гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности. В соответствии с этим гражданские права и обязанности возникают:

  1. из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему;
  2. из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей;
  3. из судебного решения, установившего гражданские права и обязанности;
  4. в результате приобретения имущества по основаниям, допускаемым законом;
  5. в результате создания произведений науки, литературы, искусства, изобретений и иных результатов интеллектуальной деятельности;
  6. вследствие причинения вреда другому лицу;
  7. вследствие неосновательного обогащения;
  8. вследствие иных действий граждан и юридических лиц;
  9. вследствие событий, с которыми закон или иной правовой акт связывает наступление гражданско-правовых последствий.

Граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Пределы осуществления гражданских прав

Пределы осуществления гражданских прав – это законодательно очерченные границы деятельности управомоченных лиц по реализации возможностей, составляющих содержание субъективного гражданского права. Статьей 10 Гражданского кодекса Российской Федерации установлены следующие пределы осуществления гражданских прав:

  1. Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.
  2. В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.
  3. В случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

Границы процесса реализации (осуществления) субъективного гражданского права определяются по-разному. Эти границы определяются, прежде всего, определенным субъектным составом: управомоченным лицом, его представителями, в ряде случаев иными лицами и органами, действующими в интересах управомоченного лица.

Границы по субъектному составу определяются рамками гражданской дееспособности субъектов гражданского права. Законодательство устанавливает в необходимых случаях сроки осуществления гражданских прав. Эти сроки определяют временные пределы (границы) осуществления того или иного субъективного гражданского права.

В ряде случаев временные пределы осуществления права характеризуют также и временные пределы существования самого права (но не всегда). Например, если покупатель не использовал гарантийный срок для заявления требования о качестве проданной вещи, то впоследствии ему будет отказано в удовлетворении требования об устранении недостатков вещи или ее замене.

Пределы осуществления субъективных гражданских прав могут определяться правилами о недопустимости или допустимости тех или иных способов осуществления.

Так, запрещается использование предпринимателями методов недобросовестной конкуренции; запрещается бесхозяйственное обращение с принадлежащими гражданину на праве собственности имуществом, имеющим значительную историческую, научную, художественную или иную культурную ценность; запрещается жестокое обращение с животными и др.

Эти запреты однородны с запретами, устанавливающими недопустимость нарушения формы и процедуры осуществления субъективных гражданских прав. Например, запрещается отчуждение имущества граждан, находящегося в общей долевой собственности с нарушением права преимущественной покупки.

Границы осуществления субъективных гражданских прав выражаются также в том, что управомоченным лицам предоставляются определенные законом формы и средства защиты. Пределы осуществления гражданских прав также ограничиваются запретами использовать субъективные гражданские права для социально вредных целей.

Наиболее ярко это проявляется в запрете сделок, противоречащих основам правопорядка и нравственности, посягающих на публичные интересы. Другим примером такого способа определения пределов осуществления гражданского права является ст. 51 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации».

В ней запрещается использование установленных указанным законом прав журналиста в целях сокрытия или фальсификации общественно значимых сведений, распространения слухов под видом достоверных сообщений, сбора информации в пользу постороннего лица или организации, не являющейся средством массовой информации. Запрещается использовать право журналиста на распространение информации с целью опорочить гражданина или отдельные категории граждан исключительно по признакам пола, возраста, расовой или национальной принадлежности, языка, отношения к религии, профессии, места жительства и работы, а также в связи с их политическими убеждениями.

Какова бы ни была степень детализации и конкретизации запретов, они не могут исчерпать всех возможных проявлений социально неприемлимых способов, средств и целей осуществления субъективных гражданских прав.

В связи с этим принципиальное правило о необходимости осуществления гражданских прав в соответствии с их социальным назначением дополняется запретом осуществления субъективных гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребления правом в иных формах.

  • Способы защиты гражданских прав
  • В соответствии  со статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации защита гражданских прав осуществляется путем:
  • признания права;
  • восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;
  • признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки;
  • признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;
  • самозащиты права;
  • присуждения к исполнению обязанности в натуре;
  • возмещения убытков;
  • взыскания неустойки;
  • компенсации морального вреда;
  • прекращения или изменения правоотношения;
  • неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону;
  • иными способами, предусмотренными законом.

Гражданские права защищаются только теми способами, которые предусмотрены в законе. Непосредственно в статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации перечислены способы, наиболее часто встречающиеся в судебной и хозяйственной практике. Но этот перечень не исчерпывающий.

Применить те или иные способы защиты могут сами управомоченные и обязанные лица, суды, а также соответствующие органы в административном порядке. Некоторые способы вправе применить или только суды, или только управомоченные лица.

Для защиты гражданских прав возможно использовать один из перечисленных в статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации  способов (например, возмещение убытков) либо несколько способов (признание права на вещь и присуждение к ее возврату в натуре; возмещение убытков и взыскание неустойки; признание акта органа государственного управления недействительным и возмещение убытков, причиненных изданием этого акта, и т.п.).

Добросовестность и пределы осуществления гражданских прав

Понятие и признаки добросовестности

Добросовестность и разумность участников гражданских правоотношений предполагается, если не установлено
иное . ГК предоставляет гражданам и юридическим лицам право самостоятельно осуществлять принадлежащие им гражданские права . Причем это право ограничивается требованиями добросовестности и разумности.

  • Под добросовестностью понимается поведение, которое:
  • — учитывает права и законные интересы другой стороны;
  • — содействует другой стороне при исполнении обязательства, в том числе в получении необходимой информации;
  • — направлено на предотвращение вреда другой стороне.
  • Кроме того, добросовестный участник гражданских правоотношений всегда предупредит контрагента, не являющегося профессиональным участником оборота, о необходимости дополнительных действий, прямо не предусмотренных договором, но влияющих на его исполнение.

Приведенный перечень признаков добросовестного поведения не исчерпывающий. Дополнительно оцениваются действия (бездействие) физического или юридического лица в рамках конкретных обстоятельств.

Например, добросовестность и разумность при исполнении руководителем организации своих обязанностей заключаются в том, что он принимает необходимые и достаточные меры для достижения целей деятельности юридического лица.

В ряде случаев закон прямо описывает добросовестное поведение. Так, согласно п. 1 ст. 283 ГК добросовестный приобретатель — это субъект, который возмездно приобрел имущество у лица, не имевшего права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать. В других случаях признаки добросовестности устанавливает суд с учетом обстоятельств дела.

Так, в соответствии с п. 4 ст. 9 ГК добросовестность приобретателя предполагается, поэтому истец обязан представить доказательства о выбытии жилого помещения помимо воли собственника или владельца.

  1. Если суд установит, что приобретатель знал или должен был знать о препятствиях к заключению сделки, но проявил умысел, неосмотрительность, самонадеянность, небрежность (например, при заключении сделки купли-продажи жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника, не удостоверился в наличии согласия органов опеки и попечительства), это может свидетельствовать о недобросовестности приобретателя и повлечь истребование у него приобретенного .
  2. Пределы осуществления гражданских прав
  3. ГК не допускает:
  4. — действий граждан и юридических лиц, осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребления правом в иных формах;
  5. — использования гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребления своим доминирующим положением на рынке .

Злоупотребление правом — самый распространенный вид недобросовестного поведения. Из содержания ст. 9 ГК следует, что злоупотребление правом имеет место, когда:

  • — лицо в пределах предоставленных ему прав действует недозволенным способом;
  • — лицо поступает вопреки норме, предоставляющей ему определенное право, не соотносит поведение с интересами общества и государства, не исполняет корреспондирующую данному праву юридическую обязанность;
  • — в результате осуществления права как его прямой или косвенный результат наступают негативные последствия;
  • — в результате действий лица другая сторона не может реализовать свои права.
  • Злоупотребление правом может иметь и другие формы, например:
  • 1) отчуждение имущества с целью избежать обращения на него взыскания;
  • 2) включение в договор условия, обременительного для одной из сторон;
  • 3) уклонение от принятия исполнения обязательства третьим лицом, если на это нет разумных и законных экономических оснований;
  • 4) внесение денег на депозит нотариуса при отсутствии доказательств уклонения кредитора от принятия исполнения;
  • 5) оспаривание сделки по формальным основаниям после ее исполнения ;
  • 6) уклонение арендодателя от принятия арендованного имущества в связи с его освобождением арендатором и последующее заявление требования о взыскании арендной платы в связи с невозвратом имущества ;
  • 7) действия, направленные на ликвидацию и на исключение юридического лица из ЕГР, с целью уклонения от гражданско-правовой ответственности ;
  • 8) неоднократный возврат денежных средств ответчику, в том числе в день судебного заседания, с целью сделать невозможным доказывание факта возврата аванса истцу .
  • В результате анализа судебной практики можно сделать вывод, что белорусские суды не рассматривают как злоупотребление правом:
  • 1) требование участника, не принимавшего участия в деятельности хозяйственного общества, предоставить документированную информацию о его деятельности, если общество не дало возможности ознакомиться с документами иным способом ;
Читайте также:  Регистрация брака с иностранцем в россии (в 2022 году): необходимые документы и условия заключения брака

2) предъявление участником хозяйственного общества требования о признании сделки недействительной, как совершенной с нарушением требований ст. 57 Закона о хозобществах, при отсутствии доказательств желания причинить вред обществу либо его контрагенту .

Однако иногда в схожих случаях позиции судов в оценке действий лица как злоупотребления правом отличаются.

Так, согласно решению экономического суда Могилевской области от 11.11.2015 по делу N 180-11/2015 сам по себе размер пеней в договоре и заявление иска о взыскании пеней и процентов не доказывает злоупотребления
правом .

Пределы осуществления гражданских прав

Юридическая энциклопедия МИП онлайн — задать вопрос юристу » Гражданское право — разделы » Статьи по гражданскому праву » Пределы осуществления гражданских прав

Пределы осуществления гражданских прав — это четко определенные законодательством РФ границы деятельности физ. и юр. лиц

Содержание

Каждый человек с момента своего рождения наделяется определенным кругом прав и обязанностей. На практике лицо воплощает их посредством конкретных действий, которые могут носить как фактический, так и юридический характер.

Согласно гражданскому законодательству, на территории РФ, при осуществлении субъективных прав, гражданину даруется свобода действий. Иными словами, он сам может реализовывать свою законную возможность, опираясь на собственные представления.

Однако предусмотрел законодатель и пределы осуществления гражданских прав, которые спасают российское общество от всеобщего бесправия и являются способами защиты интересов граждан.

Понятие пределов осуществления гражданских прав

Как советские юристы, так и практикующие сегодня специалисты гражданского законодательства поднимают вопрос о дозволенных границах осуществления субъективных прав с определенной периодичностью. В частности, юристы пытаются вывести комплексное понятие пределов гражданских прав, которое позволило бы найти ответы на все возникающие вопросы.

Если обратиться к одной из многочисленных дефиниций, опубликованных в юридической литературе, то можно понять, что пределы осуществления гражданских прав это четко определенные законодательством РФ границы деятельности физических и юридических лиц, которые позволяют реализовать на практике все дарованные законом возможности, которые являют собой совокупность гражданских прав человека.

На сегодняшний день ГК РФ, а именно, ст. 10 указанного НПА регламентирует поднимаемый нами вопрос, конкретизируя основные способы и ключевые принципы осуществления их на практике, границы дозволенного, а также ответственность и последствия для лица, которые могут возникнуть при несоблюдении законодательного порядка.

Вам необходима помощь по гражданским правам?

Запишитесь на консультацию к специалисту!

Правила, устанавливающие пределы осуществления прав

На сегодняшний день пределы гражданских прав предусматривают правила, которые закреплены многочисленными законодательными нормами.

В частности, они могут быть направлены на недопустимость применения некоторых способов их осуществления.

Если привести более конкретные примеры, то в данном случае мы можем говорить о следующем:

  • Законодательный порядок запрещает гражданину бесхозно относиться к имуществу, принадлежащему ему на праве собственности, которое может иметь для государства историческую, культурную, художественную или иную ценность.
  • Физическое или юридическое лицо не может эксплуатировать подобное имущество, применяя определенные способы осуществления своих гражданских прав, если это скажется на интересах и законных правах 3-х лиц, которые также имеют непосредственное отношение к собственности.

Кроме того, виды правил, которые устанавливают пределы осуществления субъективных прав, также включают и такую категорию, как законодательный запрет.

В данном случае речь идет о том, что НПА запрещают субъекту использовать определенные виды и формы способов воплощения гражданских прав на практике.

Например, можно говорить о запрете проведения сделок, которые тем или иным образом нарушают собой публичные интересы. Самым ярким примером здесь считается сбыт наркотических средств.

Таким образом, несмотря на определенную свободу при осуществлении субъективных прав, законодатель предусматривает конкретные правила, которые четко ограничивают и их пределы.

Влияние разумности и добросовестности на определение пределов осуществления субъективных гражданских прав

Помимо законодательных правил, закрепленных в действующих НПА, предусмотрены и конкретные принципы, которые также оказывают непосредственное воздействие на пределы осуществления гражданских прав.

Особое влияние на способы воплощения их на практике оказывают такие категории, как разумность и добросовестность. Эти категории встречаются и в теории, и на практике.

Посредством них законодатель может провести оценку правового поведения конкретного лица, который вступает в правоотношения.

Разумность и добросовестность один из главных принципов осуществления прав. На их основе держится практически все гражданское законодательство. Например, ст. 602 ГК РФ гласит о том, что если в юридической практике нет возможности применить аналогию, то при рассмотрении конкретных общественных отношений в дело пускаются разумность и добросовестность.

Если мы обратимся к п. 3 ст. 602 ГК РФ, то в данной правовой норме указано, что суд должен апеллировать понятиями «разумность» и «добросовестность» при разрешении конфликтных ситуаций и споров, которые могут возникнуть при определении размера содержания лица с иждивением.

Кроме того, разумность и добросовестность могут применяться и как раздельные категории. В частности, это можно проследить в ст. 234 ГК РФ.

Указанная статья гласит о том, что если гражданин добросовестно владеет имуществом на протяжении пятнадцатилетнего срока, то он имеет полное право оформить недвижимое имущество в частную собственность.

Иными словами, будет осуществлен принцип приобретательной давности.

Понятие злоупотребления правом

Несмотря на то, что законодатель определил конкретные пределы осуществления прав, многие граждане пренебрегают законодательным порядком. Иными словами, происходит злоупотребление правом. Что собой представляет данная правовая категория?

Если мы обратимся к главному НПА, который регулируют данную сферу (ГК РФ), то найти конкретного понятия «злоупотребление правом» невозможно. Однако неоднократные попытки трактовки предпринимали практикующие юристы и научные сотрудники в области гражданского законодательства. Для более конкретного разъяснения вопроса приведем лишь один из возможных примеров.

Итак, злоупотребление правом есть специфическое нарушение принципа осуществления субъективных прав, которое происходит без учета их социального предназначения.

Иными словами, это юридическая категория, которая представляет собой конкретный тип гражданско-правового нарушения, совершаемого гражданином во время воплощения на практике своих законных прав, но при этом используются недозволительные виды и формы общественного поведения. Злоупотребление правом может осуществляться в многочисленных формах, которые закрепляются действующими на территории России НПА. Но если их обобщить, то оно имеет два вида:1. Злоупотребление правом, которое осуществляется лицом с одной конкретной целью причинить вред иному субъекту правоотношений. В данном случае речь идет о шикане. Данная категория закреплена 10 ст. ГК РФ.

2. Злоупотребление правом, которое воплощается на практике без конкретного намерения причинения вреда, но при этом действия наносят объективный вред лицу.

Подобные формы злоупотребления правом — это обобщенные категории. Более конкретный перечень изложен в 10 ст. ГК РФ.

Принцип недопустимости злоупотребления правом

Так как злоупотребление правом становится все более актуальной темой для судебных разбирательств, законодателю было необходимо установить конкретные способы защиты интересов граждан. В частности, с целью гражданской защиты был разработан принцип недопустимости злоупотребления правом. Что собой воплощает данное правовое начало?

Оно устанавливается Конституцией РФ, а именно, ст. 17, ч. 3. В этой норме говорится о том, что любой гражданин не должен выходить за границы дозволенного, т.е.

пределы права во время воплощения в жизнь своих обязанностей и прав, которые даруются ему Основным законом российского государства.

Иными словами, недопустимость подразумевает собой запрет реализации субъективных прав и обязанностей конкретным лицом, если это может ущемлять законные интересы другой стороны правоотношений.

Представленный принцип, в отличие от других правил, имеет достаточно специфический характер. И связано это с тем, что он касается не защиты конкретных интересов граждан, а процессов правмоприменения и правореализации.

Читайте также:  Как опровергнуть показания лиц, заключивших досудебное соглашение о сотрудничестве

Последствия нарушения пределов осуществления гражданских прав

Любое нарушение влечет за собой ответственность, которая может иметь как гражданско-правовой, так и административный или даже уголовный характер. Не являются исключением и нарушения, связанные с пределами осуществления субъективных прав.

Злоупотребление правом — серьезное правонарушение, которое в обязательном порядке предусматривает собой определенный перечень санкций.

Одним из ключевых последствий подобного проступка считается отказ в защите субъективных прав гражданина, который злоупотребил правом, в судебных инстанциях.

Показательным примером выступает случай из юридической практики. Акционерное общество, которое являлось владельцем конкретного земельного надела, приняло решение строить на участке предприятие.

Однако это строительство ущемляло законные права и интересы иных граждан, в частности, оказывало вред здоровью людей и окружающей среде. Государственный орган опубликовал акт, который содержал в себе запрет на подобную постройку.

В этой ситуации суд не встал на защиту интересов АО, так как он злоупотребил правом.

Лица, чьи права и интересы будут нарушены, могут востребовать с нарушающего законы субъекта компенсацию за нанесенный моральный вред, а также возмещение убытков. Подобное основание прописано в ст. 12 ГК РФ.

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация — разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.

Пределы свободы договора на примере договорного условия о запрете взыскивать штрафы (Определение ВС РФ от 14.07.2020 N 306-ЭС20-2351). Так или не так?

ВС РФ в Определении от 14 июля 2020 г. N 306-ЭС20-2351 указал, что договорное условие о невозможности взыскивать штрафы является нарушением пределов свободы договора и потому ничтожно, поскольку освобождает от ответственности за умышленные нарушения.

Ряд аргументов ВС РФ, положенных в основу позиции, вполне себе заслуживает внимания, но некоторые высказывания заставляют задуматься и вызывают вопросы.

Само по себе построение ВС РФ цепочки рассуждений заставляет опасаться, что подобным образом судебная практика может любое договорное условие, которым стороны ограничивают ответственность (например, ограничивают убытки конкретным видом и суммой, т.п.), рассматривать как потенциально недействительное и неисполнимое. Однако такого быть не должно. Все –таки ВС РФ говорит о пределах свободы договора, а любое ограничение, в том числе судебная позиция, не могут толковаться расширительно.

Чтобы прокомментировать, опишу суть спора и позицию ВС РФ, разделив ее на смысловые фрагменты.

Спор возник из договора подряда и связан с оценкой договорного условия сторон об освобождении от ответственности.

Истец (исполнитель, терминология спорного договора) обратился с требованием о взыскании задолженности по неоплаченным работам, а также процентов за пользование чужими денежными средствами на основании ст. 395 ГК РФ.

Ответчик (заказчик) предъявил встречный иск о взыскании неосновательного обогащения и процентов по ст. 395 ГК РФ, мотивируя свою позицию тем, что подрядчик пользовался имуществом — нежилым помещением заказчика без правовых оснований и оплаты.

Суды всех инстанций удовлетворили первоначальный иск в части требования уплаты основного долга, в удовлетворении остальных требований, включая встречный иск, отказали. Суды посчитали, что при рассмотрении спора необходимо принимать во внимание буквальное значение условий договора, согласно пункту 4.

8 которого в случае несвоевременной оплаты выполненных работ, исполнитель не вправе предъявлять заказчику штрафные санкции. На основании п. 1 ст.

421 ГК РФ о свободе договора, суды пришли к выводу, что сторонами не согласованы условия об ответственности заказчика в случае несвоевременной оплаты выполненных исполнителем работ, в связи с чем отказали во взыскании с заказчика процентов за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК РФ.

Определением ВС РФ судебные акты в части отказа во взыскании процентов по ст. 395 ГК РФ отменены по следующим мотивам.

1. Нарушение влечет применение мер ответственности, в том числе ст. 395 ГК РФ.

ВС РФ указал, что “Ненадлежащее исполнение обязательств влечет для должника негативные последствия.

Целью применения гражданско-правовой ответственности является восстановление имущественных потерь кредитора, возникших в связи с нарушением должником своих обязательств.

В случае неисполнения денежного обязательства мерой ответственности может выступать взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на сумму долга. Такой способ защиты прав кредитора предусмотрен положениями пункта 1 статьи 395 ГК РФ”.

2. По общему правилу, либо договорная нейстойка, либо проценты по ст. 395 ГК РФ.

ВС РФ сослался на то, что “По общему правилу, если в договоре содержится условие о том, что за нарушение денежного обязательства начисляется неустойка, то кредитор имеет право на взыскание с должника именно договорной неустойки, при этом проценты за пользование чужими денежными средствами не подлежат взысканию (пункт 4 статьи 395 ГК РФ)”.

3. Намек на оценку природы ст. 395 ГК РФ через призму правил о неустойке.

Далее ВС РФ сослался на п. 1 ст. 330 ГК РФ о том, что “размер неустойки, суммы, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, устанавливается договором сторон или определяется законом.

Стороны соглашения обладают диспозитивными полномочиями при определении размера неустойки. Размер процентов, предусмотренных статьей 395 ГК РФ, определяется ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды.

При этом предусмотрено, что эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

4. Основание оплаты процентов по ст. 395 ГК РФ = частные отношения + денежный характер.

Со ссылкой на п. 37 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (ПП ВС № 7), ВС РФ напомнил, что “проценты по ст.

395 ГК РФ подлежат уплате независимо от основания возникновения обязательства (договора, других сделок, причинения вреда, неосновательного обогащения или иных оснований, указанных в ГК РФ).

Применение положений статьи 395 ГК РФ в конкретных спорах зависит от того, являются ли спорные имущественные правоотношения гражданско-правовыми, а нарушенное обязательство — денежным (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 19.04.2001 N 99-О)”.

5. Обусловленность пределов свободы договора запретом ГРУБОГО нарушения баланса интересов сторон.

Описав общие положения п. 1 ст.

421 ГК РФ о свободе договора, которая “включает в себя свободу заключать или не заключать договор, свободу выбирать вид заключаемого договора (включая возможность заключения смешанного или непоименованного договора), свободу определять условия договора по своему усмотрению”, ВС РФ сделал вывод: “юридическое равенство сторон предполагает, что подобная свобода договора не является абсолютной и имеет свои пределы, которые обусловлены, в том числе, недопущением грубого нарушения баланса интересов участников правоотношений.”

6. Подтверждение значимости концептуального постановления Пленума ВАС РФ № 16 + указание на обусловленность ПРЕДЕЛА ДИСПОЗИТИВНОСТИ существом законодательного нормирования.

Со ссылкой на п. 3 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.

2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах» (далее — постановление Пленума N 16), ВС РФ сослался на необходимость при оценке и толковании условий договора учитывать существо нормы и целей законодательного регулирования, чтобы “определить пределы диспозитивности, в рамках которых в договоре может быть установлено условие об освобождении заказчика от предъявления к нему исполнителем штрафных санкций в случае несвоевременной оплаты оказанных услуг”.

7. Вывод об отсутствии безграничной свободы на исключение положений ст. 395 ГК РФ. Но…, как оказалось, речь о наличии умышленной вины.

ВС РФ не согласился с правильностью толкования договорного условия нижестоящими инстанциями, которые “ ссылались на правовые позиции, изложенные в пункте 1 постановления N 16, полагая, что стороны вправе исключить применение диспозитивной нормы к их правоотношениям, что также исключает применение ответственности, предусмотренной статьей 395 ГК РФ”. Основу несогласия составил аргумент об отсутствии “ достаточных оснований полагать, что заказчик обладает безграничной свободой усмотрения при формулировании им в договоре условия о собственной ответственности”.

Поэтому ВС РФ указал, что “в договоре подряда не может быть условия о полном освобождении заказчика от ответственности за нарушение им собственных обязательств (в том числе за просрочку оплаты) по его же умышленной вине.

Данный вывод основан, прежде всего, на категоричном запрете на заключение предварительного соглашения об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства, установленном в пункте 4 статьи 401 ГК РФ”.

8. Судя по всему, чтобы воспользоваться свободой договора, необходимо каждый раз доказывать отсутствие умышленной вины (?).

В конечном итоге, ВС РФ указал, что “Исключение ответственности должника за неисполнение денежного обязательства, предусмотренной положениями пункта 1 статьи 395 ГК РФ, в случае умышленного нарушения не может быть обосновано принципом свободы договора, поскольку наличие такого преимущества у одной из сторон договора грубо нарушает баланс интересов сторон, ведь в таком случае исполнитель не получает своевременного вознаграждения за оказанные услуги, однако заказчик не несет никакой имущественной ответственности за время просрочки”.

Читайте также:  Меня не регистрируют ИП? Если можно поясните почему.

9. Противоположностью (?!) умышленной вины является МИНИМАЛЬНАЯ степень заботливости и осмотрительности. Знать бы только ее критерии.

Со ссылкой на п. 7 ПП ВС № 7 и, в частности, п.п. 1, 2 ст. 401 ГК РФ, ВС РФ указал, что “отсутствие умысла доказывается лицом, нарушившим обязательство”…

Например, в обоснование отсутствия умысла должником, ответственность которого устранена или ограничена соглашением сторон, могут быть представлены доказательства того, что им проявлена хотя бы минимальная степень заботливости и осмотрительности при исполнении обязательства”.

10. Похоже, что ВС РФ сформулировал правило о недопустимости договорных условий об исключении/ ограничении ответственности по умолчанию?

С учетом изложенных выше аргументов ВС РФ указал, что “условие об исключении ответственности заказчика за просрочку оплаты оказанных ему услуг должно признаваться ничтожным (в случае, если заказчик полностью освобождается от какой-либо ответственности) либо толковаться ограничительно в системной взаимосвязи с положениями пункта 4 статьи 401 ГК РФ как не подлежащее применению к случаям умышленного нарушения заказчиком своих обязательств”.

Поэтому, по мнению ВС РФ, “пункт 4.8 договора не подлежит толкованию как освобождающий заказчика от ответственности в виде взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами, предусмотренных пунктом 1 статьи 395 Кодекса, за нарушение сроков оплаты оказанных услуг.

Судами не исследовались обстоятельства и не оценивались доказательства надлежащей степени заботливости и осмотрительности заказчика при исполнении обязательств по оплате.

При таких обстоятельствах, у судов не имелось оснований для вывода о неприменении к заказчику мер гражданско-правовой ответственности в виде взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами”.

///

В целом, если рассматривать позицию ВС РФ по частям, то с некоторыми отдельно взятыми суждениями вроде бы сложно не согласиться.

Например, ответственость в гражданских правоотношениях выполняет компенсаторную функцию и позволяет пострадавшей стороне воспользоваться правом потребовать компенсации /заглаживания причиненных “неудобств”. Логично.

О правовой природе неустойки (ст. 330 ГК РФ) и процентов по ст. 395 ГК РФ в доктрине существуют споры, но если отвлечься от нюансов, вполне можно согласиться с тем, что очень похожи проценты по ст.

395 ГК РФ на универсальную законную неустойку за нарушение любого денежного обязательства.

В этом смысле основанием возникновения денежного требования могут послужить разные обстоятельства действительности.

Свобода договора в частности и автономия сторон частных отношений воообще не могут быть беспредельными, что обусловлено, в первую очередь, ограниченностью природы любой свободы (свобода/ право одного заканчивается там, где начинается свобода/право другого).

Совокупность принципов гражданского права обеспечиют необходимую систему сдержек и противовесов. В частности, принцип свободы договора ограничен принципом добросовестности. Эта идея закреплена в общем виде в п.п. 3, 4 ст.

1 ГК РФ, которая не только требует добросовестности при осуществлении любых прав и исполнении обязанностей, но и запрещает извлекать преимущества из любого недобросовестного поведения. Частным примером подобного баланса выступаются положения ст. 434.

1 ГК РФ о преддоговорной ответственности, согласно которым нарушением считаются любые виды недобросовестного ведения переговоров.

Однако любое ограничение является исключение из общего правила о свободе договора. Поэтому если полагаться на смысл правового регулирования для целей толкования договора, то необходимо не подменять понятия.

Что вызывает вопросы в позиции ВС РФ?

Первое. В спорном договорном условии, как следует из изложенных обстоятельств дела, говорится только о невозможности взыскивать штрафы. О запрете требовать возмещения убытков в нем указания нет.

Вместе с тем, именно убытки являются общей мерой ответственности (ст.

15, 393 ГК РФ) и всегда позволяют обеспечить необходимое воздействие на нарушителя обязательства, если потерпевший решит таким правом воспользоваться (ст. 9 ГК РФ). Договорная неустойка и проценты по ст.

395 ГК РФ, особенно в контексте позиции ВС РФ, который рассматривает ст. 395 ГК РФ через положения о неустойке, являются специальными мерами ответственности.

Поэтому сомнителен общий посыл ВС РФ о том, что исключение договорным условием возможности взыскивать штрафы вообще освобождает от ответственности.

Второе. Почему вдруг такой упор именно на ничтожность спорного договорного условия? Согласно положениям п. 1 ст. 168 ГК РФ общим правилом является оспоримость сделки и, как следствие, части сделки (договорного условия).

Для ничтожности необходимо прямое указание закона либо установление посягательства на публичный интерес или интересы третьих лиц. Остается загадкой, что именно посягает в спорном условии о запрете в конкретных частных отношениях взыскивать штрафы на публичный интерес или права третьих лиц?

О ничтожности в законе говорится только в тех случаях, когда а) заранее заключено соглашение об устранении или ограничении ответственности за б) умышленное нарушение обязательства (п. 4 ст. 401 ГК РФ).

Положения п. 4 ст. 401 ГК РФ являются исключением из принципа свободы договора, поэтому они не толкуются расширительно. Это, на мой взгляд, означает, что если в договорном условии в конкретном договоре прямо не говорится, что “не допускается взыскивать штрафы за умышленное нарушение договорного обязательства”, то автоматически применение п.

4 ст. 401 ГК РФ сомнительно. Поскольку иначе любое условие о любом ограничении ответственности (что является распространенной практикой) по умолчанию становится ничтожным. А такой вывод абсурден.

И это отвлекаясь от того, что закон запрещает именно заранее заключать соглашения об освобождении от ответственности за умышленное нарушение, а не вообще.

Иначе говоря, определение ВС РФ порождает вопрос к сторонам — заключая договор и включая в него условия об ограничении ответственности или об освобождении от нее в том или ином виде (например, через запрет взыскивать убытки при наличии договорных неустоек, через ограничения объема и вида убытков, т.п.), задумываетесь ли вы вообще о субъективной стороне вопроса и наличии вины, причем не просто вообще, а именно в умышленной форме?

Особенно учитывая, что вопрос форм вины в гражданском праве не разработан, поскольку обычно для привлечения к ответственности на началах вины ее форма не имеет значения, если только не установлены исключения (например, как при взаимодействии источников повышенной опасности), а большинство участников гражданского оборота являются предпринимателями и вообще несут ответственность на началах риска.

На мой взгляд, без прямого указания в договоре на запрет привлечения к ответственности за умышленную вину, сложно заподозрить всех в автоматическом освобождении именно от ответственности за умышленное нарушение, которое заранее оговорено.

В любом случае, с учетом сформулированной позиции ВС РФ необходимо учитывать, что судебный спор может преподнести сюрприз. Поэтому лучше дополнительно включать соответствующие пояснения в договор (например, что стороны не вправе взыскивать штрафы, если вина за нарушение выразилась в форме грубой или легкой неосторожности).

Третье. При всей оценочности принципа добросовестности, который ограничивает свободу договора, стандарт его толкования более — менее сформирован – это оценка последовательности поведения, сопоставление анализируемого события/ условия с типичным обстоятельством и “человеком из автобуса”.

То есть речь идет о том, что с т.з. добросовестности любое договорное условие должно оцениваться на предмет допустимости отклонения от любого другого похожего, типичного, стандартного условия. А для этого должен задаваться вопрос, как поступил бы на месте спорящих сторон любой другой разумный участник оборота?

В этом смысле предложенный ВС РФ критерий отклонения – ГРУБОЕ НАРУШЕНИЕ БАЛАНСА ИНТЕРЕСОВ СТОРОН — не понятно, как применять. Получается, что только произвольно. Поскольку что именно грубо нарушает баланс интересов в запрете взыскивать штрафы оценить сложно.

Это тем более так, если учесть, что для опровержения умышленной вины, по мнению ВС РФ, достаточно доказать, что была какая-то минимальная степень заботливости и осмотрительности. Если вообще допустить, что достаточно некой минимальной степени чего-то, то вряд ли одновременно в отношениях может быть “грубо ” нарушен баланс интересов.

Иначе говоря, лейтмотив определения ВС РФ — это ссылка на п. 4 ст. 401 ГК РФ и запрет именно на досрочне освобождение от ответственности за умышленное нарушение обязательства .

Вывод относительно ничтожности простого условия, которым “просто запрещается взыскивать штрафы за просрочки”, выглядит не слишком убедительно, поскольку спорное договорное условие ВС РФ, по сути, “доконструировал” и “дописал” (учитывая изложенные в деле обстоятельства). На это толкование условий договора не рассчитано.

С практической точки зрения имеет смысл уделять особое внимание формулировкам об ограничении и освобождении от ответственности и, возможно, лишний раз оговариваться, на что конкретно рассчитано соответствующее условие.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector