Закон

Пленум ВС разъяснит судам, как рассматривать дела, осложненные иностранным элементом

Пленум ВС разъяснит судам, как рассматривать дела, осложненные иностранным элементом

Пленум Верховного суда РФ на своем заседании 27 июня принял постановление о рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом.

Этот документ обсуждался на предыдущем заседании Пленума, и в его текст внесены некоторые важные изменения. В частности, как рассказала судья ВС Наталья Павлова, рабочая группа решила отказаться от наименования «международный элемент» при характеристике споров с участием иностранных граждан и юрлиц. Также очерчена компетенция арбитражных судов при рассмотрении данных дел.

В абзаце 4 п. 1 отмечается, что указанные споры рассматриваются арбитражным судом по правилам и в пределах полномочий, установленных АПК РФ, с особенностями, предусмотренными разделом V АПК РФ («Производство по делам с участием иностранных лиц»), если международным договором Российской Федерации не предусмотрено иное (ч. 3 ст. 3, ч. 1 ст. 253, 256.1 АПК РФ).

Претерпели изменения и п. 2 и 3 постановления.

Из них исключили упоминание международных договоров, таких, например, как Киевское соглашение 1992 года о специальных правилах определения компетентного суда по спорам с участием хозяйствующих субъектов государств-участников СНГ, которыми арбитражные суды должны руководствоваться при разрешении споров с иностранным элементом, ограничившись упоминанием, что специальный международный договор подлежит приоритетному применению независимо от круга его участников и времени принятия, если нормами международных договоров не установлено иное.

Скорректирован оказался и п. 19 постановления: в него добавлен новый абзац, поясняющий, что юридический статус иностранной организации определяется по праву страны, где учреждено юридическое лицо, организация, не являющаяся юридическим лицом по иностранному праву (ст. 1202, 1203 ГК РФ), если иное не предусмотрено нормами федерального закона.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации разъяснил вопросы, связанные с применением норм международного частного права российскими судами

09 июля 2019 г.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял Постановление № 24 «О применении норм международного частного права судами Российской Федерации» (далее также – «Постановление»), в котором закрепил как устоявшиеся подходы в толковании норм международного частного права, выработанные в судебной практике и доктрине, так и новые правовые позиции, которые отвечают современным подходам к международному частному праву.

Основные разъяснения Верховного Суда РФ касаются следующих вопросов:

Расширение понятия иностранного элемента

Верховный Суд РФ указал, что приведенный в п. 1 ст.

1186 ГК РФ перечень иностранных элементов, к которым относятся иностранный субъект и иностранный объект правоотношений, не является закрытым, в частности, иностранным элементом может быть признан влекущий возникновение, изменение или прекращение гражданско-правового отношения юридический факт, совершенный за пределами России, что направлено на устранение неопределенности в спорах между российскими лицами относительно действий, совершенных за границей.

Наличие в правоотношениях иностранного элемента позволяет сторонам, например, согласовать иное (не российское) право, применимое к договору.

Определение понятия тесной связи правоотношения и права государства

По общему правилу, если определить право, подлежащее применению, невозможно, применяется право страны, с которой гражданско-правовое отношение, осложненное иностранным элементом, наиболее тесно связано.

В этой связи Верховный Суд РФ привел критерии тесной связи, к которым отнес (1) территориальную связь элементов правоотношения с правом государства (в том числе место жительства / регистрации сторон, место нахождения объекта правоотношений, место исполнения обязательства), а также (2) возможность наилучшим образом реализовать общепризнанные принципы гражданского права и отдельных институтов (например, принцип добросовестности), что направлено на повышение эффективности судопроизводства и обеспечения интересов сторон.

Применение сверхимперативных норм

  • В соответствии с действующим законодательством суд обязан применять императивные нормы российского права, которые имеют особое значение для обеспечения прав и интересов сторон, вне зависимости от выбранного сторонами права (нормы непосредственного применения, сверхимперативные нормы).
  • Верховный Суд РФ разъяснил, что к таким нормам относятся не любые императивные нормы, а только те, которые имеют основной целью защиту публичного интереса, связанного с основами построения экономической, политической или правовой системы государства (например, запрет в некоторых случаях приобретения иностранными лицами земельных участков в России).
  • В Постановлении Верховный Суд РФ также установил пределы применения сверхимперативных норм иностранного права, указав, что такие нормы могут применяться, только если их назначение и характер совместимы с основами правопорядка России, не затрагивают суверенитет или безопасность России и не нарушают конституционные права и свободы российских лиц.

Право, применимое к основаниям недействительности сделки

По общему правилу, договорный статут регулирует в том числе последствия недействительности договора независимо от основания, по которому договор признан недействительным (пп. 6 п. 1 ст. 1215 ГК РФ).

При этом в Постановлении Верховный Суд РФ указал, что к различным группам оснований недействительности сделок применяются различные коллизионные нормы (например, к основаниям недействительности, связанным с нарушением формы сделки, применяется право, подлежащее применению к форме сделке).

Однако при оспаривании действительности договора по основанию, связанному с несоответствием воли и волеизъявления сторон сделки, к такому основанию применяется право, выбранное сторонами в соглашении, а при его отсутствии – общие коллизионные нормы.

Выбор применимого права сторонами

Верховный Суд РФ закрепил возможность сторон выбрать в качестве применимого права документы, содержащие правила, рекомендованные участникам оборота международными организациями или объединениями государств (например, Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА, Европейские принципы договорного права, Модельные правила европейского частного права и др.), не являющиеся законами, именно как основные нормы применимого права, а не как нормы, применяемые субсидиарно.

Кроме того, Верховный Суд РФ подтвердил возможность выбора нейтрального, т.е.

не связанного со сторонами и предметом договора права, а также применения различного права для отдельных частей одного договора (в таком случае применение различного права не должно порождать непреодолимые противоречия и влечь недействительность договора полностью или в части, в противном случае соглашение о праве признается неисполнимым и применимое к договору право определяется на основании общих норм).

Возможность отступления от коллизионных норм

Верховный Суд РФ фактически разделил коллизионные нормы, установленные ГК РФ, на императивные, т.е. обязательные к применению, и диспозитивные, от применения которых можно отступить.

В частности, Верховный Суд РФ подтвердил возможность отступления от коллизионных норм, определяющих применимое к договору право (п. 1 – 8 ст. 1211 ГК РФ), если суд признает, что договор более тесно связан с правом другой страны.

Кроме того, Верховный Суд РФ указал на возможность признать стороной, осуществляющей характерное исполнение договора купли-продажи, покупателя, в случае если он принимает на себя существенные обязательства (например, обеспечение рекламы приобретаемого товара).

Одновременно Верховный Суд РФ указал, что отступление от некоторых коллизионных норм недопустимо (например, от коллизионной нормы, определяющей применимое право в отношении недвижимого имущества).

Критерии наличия соглашения сторон о применимом праве

Верховный Суд РФ выделил критерии наличия подразумеваемого соглашения сторон о применимом праве, к которым отнес: (1) ссылку в тексте договора на отдельные гражданско-правовые нормы, (2) ссылку сторон на одно и то же применимое право при обосновании своих требований (например, в процессуальных документах), а также (3) наличие соглашения о применимом праве в одном из нескольких тесно связанных договоров, заключенных между одними и теми же сторонами.

При этом Верховный Суд РФ указал, что выбор сторонами места арбитража сам по себе не означает выбора сторонами в качестве права, применимого к договору, права места проведения арбитража.

Возможность заключения альтернативного соглашения о применимом праве

Верховный Суд РФ подтвердил возможность поставить выбор применимого права в зависимость от выбора стороны, являющейся истцом в споре, или определить применимым право стороны, являющейся истцом или ответчиком (альтернативное (условное) соглашение о применимом праве). В этой связи Верховный Суд РФ указал, что в таком случае применимое право фиксируется в момент предъявления первого иска и не может быть изменено в дальнейшем.

Одновременно Верховный Суд РФ разъяснил, что такое альтернативное соглашение должно носить симметричный характер, т.е. не может зависеть от воли только одной стороны. Нарушение указанного правила влечет недействительность соглашения о праве.

На наш взгляд, принятое Постановление является важным для правоприменительной практики, поскольку в нем Верховный Суд РФ изложил несколько новых подходов в понимании международного частного права, которые могут быть актуальны в том числе при разрешении споров в российских судах.

Надеемся, предоставленная информация окажется для Вас полезной. Если Вы или кто-то из Ваших коллег хотели бы получать наши информационные письма по почте, пожалуйста, заполните форму «Подписаться на рассылки» внизу страницы.

Практики: Разрешение споров

Примечание: Обращаем Ваше внимание на то, что вся информация была взята из открытых источников. Автор данного письма не несет ответственность за последствия, возникшие в результате принятия решений на основе данной информации.

Вс напомнил, что преюдициальность судебных решений не абсолютна — аб "халимон и партнеры"

6 октября 2020

Как пояснил Суд, разрешение предшествующих споров по вопросу об исполнении сделки либо по вопросам, связанным с регистрацией прав и обременениями, не исключает возможности предъявления иска о недействительности этой сделки и ее условий.

По мнению одного из экспертов «АГ», ВС прямо запретил вольную трактовку норм о преюдиции и потребовал сопоставлять обстоятельства, уже установленные по предшествующим делам, с обстоятельствами, которые подлежат установлению в текущем деле.

Другая отметила, что при новом рассмотрении дела судам надлежит ответить на вопрос: является ли договор залога недвижимого имущества, предусматривающий внесудебный порядок обращения взыскания на предмет залога, действительным в случае заключения его с физическим лицом – залогодателем.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 41-КГ20-13-К4 по делу об оспаривании дополнительного соглашения к договору залога недвижимого имущества, заключенному между Сбербанком и гражданином – поручителем заемщика.

В декабре 2016 г. АО «Гефест-Ростов» получило трехгодичный кредит у ПАО «Сбербанк России» в размере 100 млн руб. под 14,18% годовых. Поручителем заемщика выступил  индивидуальный предприниматель Игорь Рожков, предоставив в залог Сбербанку находящиеся у него в собственности три земельных участка с 37 недвижимыми объектами стоимостью свыше 140 млн руб.

Спустя два дня стороны заключили дополнительное соглашение о внесудебном порядке обращения взыскания на заложенное имущество.

По условиям соглашения, при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного залогом обязательства по кредитному договору залогодержатель мог оставить имущество за собой с зачетом покупной цены в счет требований залогодателя к должнику либо путем продажи этого имущества третьему лицу без проведения торгов.

28 декабря 2018 г. Сбербанк уступил ООО «Вега» все права кредитора по отношению к заемщику, в том числе право требования задолженности в размере около 61,5 млн руб. В дальнейшем заложенное имущество было реализовано залогодержателем в счет суммы требований к должнику. Игорь Рожков пытался оспорить обращение взыскания в судебном порядке, но сделать это ему не удалось.

Впоследствии Игорь Рожков обратился в суд с иском к ООО «Вега» о признании недействительным (ничтожным) дополнительного соглашения к договору залога недвижимого имущества. По мнению истца, такое соглашение не могло быть заключено с ним как с физическим лицом.

Читайте также:  Образец ходатайства о допуске в уголовное дело второго защитника, не являющегося адвокатом

Суд первой инстанции удовлетворил требования, указав, что спорное допсоглашение о внесудебном порядке обращения взыскания на заложенное имущество является ничтожным, поскольку заключалось с Рожковым как с физическим лицом, а не в рамках предпринимательской деятельности.

Тем не менее апелляция и кассация не согласились с нижестоящей инстанцией и отменили ее решение, отказав в удовлетворении иска.

Они сочли, что действия ООО «Вега» по обращению взыскания на заложенное имущество истца не были признаны незаконными вступившими в законную силу решениями суда об отказе в удовлетворении требований Рожкова к ПАО «Сбербанк России» о прекращении взыскания на предмет залога и прекращении обременения в виде ипотеки. Кроме того, апелляция добавила, что дополнительное соглашение также не было признано недействительным.

В связи с этим Игорь Рожков обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, Судебная коллегия по гражданским делам которого согласилась с его доводами.

После анализа норм ГПК РФ и Закона об ипотеке высшая судебная инстанция отметила, что апелляции следовало установить, заключил ли Рожков дополнительное соглашение к договору залога как физическое лицо, на что ссылался он сам, или как ИП, о чем утверждали ответчик и Сбербанк. В зависимости от установленных обстоятельств следовало разрешить вопрос о том, соответствует ли эта сделка закону или нет, а если не соответствует, то является ли она оспоримой или ничтожной.

«Вместо этого суд апелляционной инстанции сослался лишь на наличие предыдущих судебных постановлений по спору между теми же сторонами и на положения ч. 2 ст.

61 ГПК РФ о том, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

При этом суд апелляционной инстанции не указал, какие именно факты, установленные предыдущими решениями суда, он имеет в виду», – отмечено в определении Суда.

Верховный Суд добавил, что заявитель ссылался на то, что назваными судебными постановлениями не давалась оценка действительности или недействительности дополнительного соглашения, в то время как ответчик и третье лицо утверждали об обратном. Тем не менее апелляция не исследовала такие доводы при рассмотрении спора.

«Разрешение судом предшествующих споров по вопросу об исполнении сделки либо по вопросам, связанным с регистрацией прав и обременениями, само по себе не исключает возможности предъявления иска о недействительности этой сделки и ее условий.

Такая возможность (с учетом положений ч. 2 ст. 61 ГПК РФ о преюдициальности ранее установленных решением суда фактов) вытекает из п. 2 ч. 4 ст.

392 ГПК РФ, согласно которому к новым обстоятельствам, влекущим пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений, относится признание вступившим в законную силу судебным постановлением суда общей юрисдикции или арбитражного суда недействительной сделки, повлекшей за собой принятие незаконного или необоснованного судебного постановления по данному делу», – заключил ВС и направил дело на новое рассмотрение в апелляцию.

Руководитель арбитражной практики АБ «Халимон и Партнеры» Игорь Ершов заметил, что в определении ВС РФ настаивает на буквальном толковании норм права, что не было сделано ни судом апелляционной инстанции, ни судом кассационной инстанции применительно к нормам ГК РФ о способах реализации залога.

По словам эксперта, в рассматриваемом деле высшая судебная инстанция выделила ряд важных проблем. «Во-первых, участие гражданина требует установления, действовал ли он при заключении договора и дополнительного соглашения в качестве физического лица или же как индивидуальный предприниматель.

Это справедливое и основное замечание к вынесенным судебным актам, поскольку статус лица и возникшие отношения в настоящем случае определяют применимые нормы материального права о способах реализации залога.

 Во-вторых, разрешение первой проблемы позволит определить, действительны ли условия, устанавливающие способы реализации заложенного имущества и, как следствие, вид недействительности и ее правовые последствия», –  полагает Игорь Ершов.

В-третьих, по мнению эксперта, Судебная коллегия ВС РФ запрещает вольную трактовку норм о преюдиции и требует, прежде чем будет сделан вывод о таковой, сопоставлять обстоятельства, уже установленные по предшествующим делам, с обстоятельствами, которые подлежат установлению в текущем деле. «Следует признать, указанные проблемы, к сожалению, не носят характер проблем, требующих участия Верховного Суда РФ. Допущенные нижестоящими судами ошибки вызывают вопросы к квалификации судей, рассмотревших указанный спор», – подытожил юрист.

Партнер АБ «Бартолиус» Наталья Васильева отметила, что в рассматриваемом определении ВС РФ затронул три различных вопроса, два из которых процессуальные, а оставшийся касается материального права.

«Прежде всего, ВС РФ отметил, что суду апелляционной инстанции при установлении им ошибки суда первой инстанции при определении обстоятельств, имеющих значение для дела, надлежит поставить вопрос о представлении новых доказательств по делу, а также оказать содействие лицам, участвующим в деле, в собирании и истребовании доказательств», – указала она, пояснив, что это означает, что суд апелляционной инстанции обязан фактически перейти к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции с целью правильного определения обстоятельств дела.

Как отметила эксперт, это отличает арбитражный процесс от гражданского: в последнем действует закрепленная в практике презумпция процессуальной «слабости» граждан как непрофессиональных участников гражданского оборота, в том числе, зачастую, ограниченных в возможности обратиться к квалифицированной юридической помощи, что должно вести к более активной роли суда, что закреплено в том числе в п. 2 ст. 56 ГПК РФ, которая кардинальным образом отличается от п. 2 ст. 65 АПК РФ.

По мнению Натальи Васильевой, второе, на что указал ВС, с точки зрения процессуального права имеет универсальный характер и применимо как для гражданского процесса, так и для арбитражного процесса: «Речь идет о понятии презумпции (п. 2 ст. 69 АПК РФ и п. 2 ст.

61 ГПК РФ), а именно: обстоятельства, установленные вступившими в законную силу судебными актами между теми же лицами по ранее рассмотренному делу, обязательны и не подлежат доказыванию вновь.

Следовательно, презумпция распространяется именно на обстоятельства, на конкретные факты, а не на общее содержание правоотношений сторон».

Адвокат напомнила, что еще в 2009 г. Пленум ВАС РФ принял Постановление № 57 о некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств. В его п.

2 указано, что в ходе рассмотрения дела по спорам об исполнении договорных обязательств суд исследует обстоятельства, свидетельствующие о заключении и действительности договора, которые, будучи установленными вступившим в законную силу судебным актом, не подлежат доказыванию вновь при рассмотрении иска об оспаривании договора с участием тех же лиц (ч. 2 ст. 69 АПК РФ).

Наталья Васильева добавила: из текста определения следует, что судебные акты, вынесенные по ранее рассмотренным делам, обстоятельства действительности дополнительного соглашения к договору залога не устанавливали, хотя и были посвящены вопросам об исполнении сделки залога и вопросам, связанным с регистрацией прав и обременений.

«Что же касается материально-правовой стороны определения ВС, то речь идет о последовательном и системном толковании норм ГК РФ и Закона об ипотеке, устанавливающем порядок реализации залогодержателем своих прав из договора залога во внесудебном порядке и о распространении указанного порядка на залогодателей – физических лиц и, как следствие, о действительности тех договоров залога, которые предоставляют возможность залогодержателям реализовывать предмет залога во внесудебном порядке по договору залога с физическими лицами», – полагает эксперт.

По ее мнению, судам нижестоящих инстанций надлежит ответить на вопрос: является ли договор залога недвижимого имущества (земельного участка и нежилых строений на нем), предусматривающий внесудебный порядок обращения взыскания на предмет залога, действительным в случае заключения его с физическим лицом – залогодателем. «Положения ст.

55 Закона об ипотеке и п. 3 ст. 349 ГК РФ, в которых указаны случаи, когда обратить взыскание на заложенное имущество во внесудебном порядке, указанной ситуации не предусматривают, в них речь идет лишь о залоге жилых помещений и о залоге имущества физического лица, признанного безвестно отсутствующим», – пояснила Наталья Васильева.

Источник: Адвокатская газета

Ключевые контакты: Ершов Игорь

Вс разъяснил, как применять международное частное право

Пленум Верховного Суда Российской Федерации разъяснил вопросы, связанные с применением норм международного частного права российскими судами. Подробности в информационном письме партнеров PLATFORMA –  компании АЛРУД

09 июля 2019 г.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял Постановление No 24 «О применении норм международного частного права судами Российской Федерации» (далее также – «Постановление»), в котором закрепил как устоявшиеся подходы в толковании норм международного частного права, выработанные в судебной практике и доктрине, так и новые правовые позиции, которые отвечают современным подходам к международному частному праву.

Основные разъяснения Верховного Суда РФ касаются следующих вопросов:

Расширение понятия иностранного элемента

Верховный Суд РФ указал, что приведенный в п. 1 ст.

1186 ГК РФ перечень иностранных элементов, к которым относятся иностранный субъект и иностранный объект правоотношений, не является закрытым, в частности, иностранным элементом может быть признан влекущий возникновение, изменение или прекращение гражданско-правового отношения юридический факт, совершенный за пределами России, что направлено на устранение неопределенности в спорах между российскими лицами относительно действий, совершенных за границей.

Наличие в правоотношениях иностранного элемента позволяет сторонам, например, согласовать иное (не российское) право, применимое к договору.

Определение понятия тесной связи правоотношения и права государства

  • По общему правилу, если определить право, подлежащее применению, невозможно, применяется право страны, с которой гражданско-правовое отношение, осложненное иностранным элементом, наиболее тесно связано.
  • В этой связи Верховный Суд РФ привел критерии тесной связи, к которым отнес (1) территориальную связь элементов правоотношения с правом государства (в том числе место жительства / регистрации сторон, место нахождения объекта правоотношений, место исполнения обязательства), а также (2) возможность наилучшим образом реализовать общепризнанные принципы гражданского права и отдельных институтов (например, принцип добросовестности), что направлено на повышение эффективности судопроизводства и обеспечения интересов сторон.
  • Применение сверхимперативных норм
  • В соответствии с действующим законодательством суд обязан применять императивные нормы российского права, которые имеют особое значение для обеспечения прав и интересов сторон, вне зависимости от выбранного сторонами права (нормы непосредственного применения, сверхимперативные нормы).
  • Верховный Суд РФ разъяснил, что к таким нормам относятся не любые императивные нормы, а только те, которые имеют основной целью защиту публичного интереса, связанного с основами построения экономической, политической или правовой системы государства (например, запрет в некоторых случаях приобретения иностранными лицами земельных участков в России).
  • В Постановлении Верховный Суд РФ также установил пределы применения сверхимперативных норм иностранного права, указав, что такие нормы могут применяться, только если их назначение и характер совместимы с основами правопорядка России, не затрагивают суверенитет или безопасность России и не нарушают конституционные права и свободы российских лиц.
  • Право, применимое к основаниям недействительности сделки
Читайте также:  Понятие и система неимущественных прав

По общему правилу, договорный статут регулирует в том числе последствия недействительности договора независимо от основания, по которому договор признан недействительным (пп. 6 п. 1 ст. 1215 ГК РФ).

  1. При этом в Постановлении Верховный Суд РФ указал, что к различным группам оснований недействительности сделок применяются различные коллизионные нормы (например, к основаниям недействительности, связанным с нарушением формы сделки, применяется право, подлежащее применению к форме сделке).
  2. Однако при оспаривании действительности договора по основанию, связанному с несоответствием воли и волеизъявления сторон сделки, к такому основанию применяется право, выбранное сторонами в соглашении, а при его отсутствии – общие коллизионные нормы.
  3. Выбор применимого права сторонами

Верховный Суд РФ закрепил возможность сторон выбрать в качестве применимого права документы, содержащие правила, рекомендованные участникам оборота международными организациями или объединениями государств (например, Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА, Европейские принципы договорного права, Модельные правила европейского частного права и др.), не являющиеся законами, именно как основные нормы применимого права, а не как нормы, применяемые субсидиарно.

Кроме того, Верховный Суд РФ подтвердил возможность выбора нейтрального, т.е.

не связанного со сторонами и предметом договора права, а также применения различного права для отдельных частей одного договора (в таком случае применение различного права не должно порождать непреодолимые противоречия и влечь недействительность договора полностью или в части, в противном случае соглашение о праве признается неисполнимым и применимое к договору право определяется на основании общих норм).

Возможность отступления от коллизионных норм

Верховный Суд РФ фактически разделил коллизионные нормы, установленные ГК РФ, на императивные, т.е. обязательные к применению, и диспозитивные, от применения которых можно отступить.

В частности, Верховный Суд РФ подтвердил возможность отступления от коллизионных норм, определяющих применимое к договору право (п. 1 – 8 ст. 1211 ГК РФ), если суд признает, что договор более тесно связан с правом другой страны.

Кроме того, Верховный Суд РФ указал на возможность признать стороной, осуществляющей характерное исполнение договора купли-продажи, покупателя, в случае если он принимает на себя существенные обязательства (например, обеспечение рекламы приобретаемого товара).

  • Одновременно Верховный Суд РФ указал, что отступление от некоторых коллизионных норм недопустимо (например, от коллизионной нормы, определяющей применимое право в отношении недвижимого имущества).
  • Критерии наличия соглашения сторон о приме- нимом праве
  • Верховный Суд РФ выделил критерии наличия подразумеваемого соглашения сторон о применимом праве, к которым отнес: (1) ссылку в тексте договора на отдельные гражданско-правовые нормы, (2) ссылку сторон на одно и то же применимое право при обосновании своих требований (например, в процессуальных документах), а также (3) наличие соглашения о применимом праве в одном из нескольких тесно связанных договоров, заключенных между одними и теми же сторонами.
  • При этом Верховный Суд РФ указал, что выбор сторонами места арбитража сам по себе не означает выбора сторонами в качестве права, применимого к договору, права места проведения арбитража.
  • Возможность заключения альтернативного соглашения о применимом праве

Верховный Суд РФ подтвердил возможность поставить выбор применимого права в зависимость от выбора стороны, являющейся истцом в споре, или определить применимым право стороны, являющейся истцом или ответчиком (альтернативное (условное) соглашение о применимом праве). В этой связи Верховный Суд РФ указал, что в таком случае применимое право фиксируется в момент предъявления первого иска и не может быть изменено в дальнейшем. 

Одновременно Верховный Суд РФ разъяснил, что такое альтернативное соглашение должно носить симметричный характер, т.е. не может зависеть от воли только одной стороны. Нарушение указанного правила влечет недействительность соглашения о праве.

На наш взгляд, принятое Постановление является важным для правоприменительной практики, поскольку в нем Верховный Суд РФ изложил несколько новых подходов в понимании международного частного права, которые могут быть актуальны в том числе при разрешении споров в российских судах.

—— АЛРУД

Хотите рассказать свою историю успеха, заявить о себе на аудиторию в 70 тыс человек? Есть уникальный кейс по продвижению юридических услуг? Пишите нам на press@platforma-online.ru. Самые интересные истории будут опубликованы на PLATFORMA Media.

Пленум ВС рассказал, как судиться с иностранцами

Пленум Верховного суда представил проект постановления по вопросам международного частного права. 58 пунктов документа разъясняют российским судам, как выбирать надлежащую применению норму права.

Судья ВС Наталья Павлова рассказала: проект направлен на обобщение и систематизацию разнообразных частных отношений международного характера. По ее словам, «один из мыслителей прошлого» охарактеризовал международное право как право судов, а от того, насколько современной и определенной является практика по делам с иностранным участием, зависит привлекательность национальной юрисдикции.

Владимир Захаров, председатель Арбитражного суда Курской области, сказал: «Удельный вес таких споров в практике арбитражных судов не такой большой, но все такие дела отличаются «особой сложностью».

Количество споров с участием иностранных лиц в практике судов неуклонно растет, подтвердила Павлова: с 2010 года количество только экономических споров возросло более чем в шесть раз – до более чем 11 000 дел в 2018 году.

«Процент выигранных иностранными инвесторами дел составляет более 60%, это свидетельствует об отсутствии национального уклона правосудия и говорит о равенстве возможности защитить свои права как у иностранных, так и у российских лиц», – рассказала она.

«Представляется, что проект постановления в полной мере соответствует ключевым современным тенденциям», – отметил Захаров.

По словам Вадима Чуварова, вице-президента Торгово-промышленной палаты, постановление должно помочь «созданию надлежащего правового климата». Антон Асосков, профессор кафедры гражданского права юридического факультета МГУ, уверен: принятие постановление поможет завершить тот замысел, который имели разработчики норм Гражданского кодекса о международном частном праве.

Об иностранном элементе

В Гражданском кодексе (ст. 1186) прописан перечень иностранных элементов, осложняющих отношения. Пленум разъясняет, что этот перечень не исчерпывающий и в качестве иностранного элемента может также рассматриваться совершение за рубежом действия или наступление события, влекущего возникновение, изменение или прекращение гражданско-правового отношения.

О выборе применимого права

Сразу несколько пунктов Пленума показывают судам, как выбирать материально-правовые нормы для разрешения споров. 

Например, указывается, что если коллизионные нормы об определении применимого права предусмотрены международным договором, то суд руководствуется нормами международного договора. Если же ни один международный договор такой нормы по определенному вопросу не содержит, то суд должен руководствоваться коллизионной нормой российского законодательства.

Например, соглашение 1992 года и Минская конвенция не содержат специальных норм для определения права, подлежащего применению к договору с участием потребителя, договору в отношении недвижимого имущества и ряду других. Поэтому применимое право к этим вопросам суд должен выбрать на основании коллизионных норм, содержащихся в статьях ГК.

Если суд будет выбирать применимое право по принципу наиболее тесной связи, то судам предпишут учитывать не только место жительства физического или нахождения юридического лица, но и, например, место нахождения объекта прав.

Стороны могут заключить соглашение и договориться о том, какое право будет применяться к их отношениям, и выбрать для этих целей иностранную норму. Но Пленум дает российским судам право игнорировать такое соглашение.

Но только если назначение и характер инонормы «несовместимы с основами публичного порядка РФ, затрагивают суверенитет или безопасность России, нарушают конституционные права и свободы российских граждан и юридических лиц».

О договорных обязательствах

Важнейшая сфера применения норм МЧП – договорные отношения. «Это та сфера, в которой МЧП нашло наибольшее применение в судах», – подчеркнула Павлова.

Одна из особенностей раздела проекта, посвященного выбору применимого права к договорным обязательствам, – в нем содержится разъяснение о праве сторон выбрать источники soft law – «мягкое право».

«Стороны вправе выбрать документы, содержащие правила, рекомендованные участникам оборота международными организациями или объединениями государств.

Например, принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА, европейские принципы договорного права, модельные правила европейского частного права», – указывает ВС.

О праве для потребительских споров

Еще один большой блок разъяснений касается потребительских споров. Например тех, которые могут возникнуть при покупке в зарубежных интернет-магазинах.

В таких спорах у российских судов будет возможность применять российское право, если будет очевидно, что интернет-магазин в своей деятельности ориентируется на российского потребителя.

На такую ориентацию может указывать как локализация сайта магазина на русский язык, так и указание ценников на товары в рублях.

Еще одним возможным доказательством может стать тот факт, что владелец сайта заказывал «услуги, направленные на повышение цитируемости его сайта у российских пользователей интернета». При таких условиях суд сможет проигнорировать даже соглашение между сторонами о применимом праве.

«Постановление Пленума будет активно применяться не только государственными судами, но и третейскими судами; разъяснения для них очень важны», – уверен Асосков.

По мнению статс-секретаря Минюста Вадима Федорова, принятие постановления позволит обеспечить правильное рассмотрение дел с участием иностранного элемента.

Замгенпрокурора Леонид Коржинек уверен: постановление поможет минимизировать количество судебных ошибок по делам с участием иностранных лиц.

Но постановление пока не принято. Пленум отправил его на доработку.

Максим Вараксин

Подсудность дел, осложненных иностранным элементом

Правоотношения с иностранным элементом связаны как с российским, так и с иностранным правопорядком. Поэтому встает вопрос о том, компетентны ли российские суды рассматривать возникающие из этих правоотношений споры, т.е. вопрос о международной подсудности.

Слово «международная» имеет здесь такое же значение, как и в терминах «международное частное право», «международный гражданский процесс»: имеются в виду отношения не межгосударственные, а возникающие в условиях международного гражданского оборота.

Каждое из государств само определяет пределы компетенции (юрисдикции) своих судов и не обязано принимать во внимание правила, действующие в других государствах. Однако такая «независимость» имеет свои отрицательные стороны.

Различия в регулировании международной подсудности в законах разных государств (а такие различия связаны с применением разных критериев при определении подсудности) порождают так называемые конфликты юрисдикции: положительные, когда суды двух или более государств считают дело себе подсудным, и отрицательные, когда и тс и другие отказываются от рассмотрения дела. Наилучший выход из такого положения – заключить международные договоры, содержащие нормы о разграничении компетенции судов договаривающихся государств.

В России традиционно применение в качестве общего правила подсудности по месту жительства (нахождения) ответчика. Это правило действовало и до принятия новых процессуальных кодексов, хотя и было сформулировано в законе не прямо, а путем отсылки к нормам о территориальной подсудности.

Читайте также:  Оформление гражданства РФ.Отец гражданин РФ, сын гражданин РК, родился в РСФСР.

Сейчас оно прямо выражено в законодательстве: согласно ст. 402 ГПК РФ российским судам подсудны дела по искам, предъявляемым к лицам, имеющим в Российской Федерации место жительства (применительно к физическим лицам) или место нахождения (применительно к организациям).

Понятие места жительства физических лиц определяется в соответствии со ст. 20 ГК РФ, а места нахождения юридического лица – по месту его государственной регистрации (п. 2 ст. 54 ГК РФ).

Порядок регистрации юридических лиц, в том числе определение места регистрации, установлен Федеральным законом «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Наряду с общим правилом международной подсудности формулируются и нормы альтернативной подсудности. В перечисленных в ст. 402 ГПК РФ случаях (перечень исчерпывающий) допускается рассмотрение дел российскими судами и при проживании (нахождении) ответчика за границей.

Существенными обстоятельствами, влияющими на подсудность, при этом признаются: нахождение на территории РФ органа управления, филиала или представительства организации, наличие здесь имущества; по определенным видам дел – место жительства в России истца или российское гражданство одной из сторон, совершение в России действия или наступление иного обстоятельства.

Право выбора в этих случаях суда (иностранного по месту жительства (нахождения) ответчика или российского) принадлежит истцу. Нс исключается в ГПК РФ действие и специальных правил, определяющих подсудность по отдельным видам дел.

Таковы, в частности, нормы о подсудности по делам о расторжении брака проживающих за границей российских граждан с проживающими там же лицами (независимо от их гражданства): подобные дела российским судам подсудны (ст. 160 СК РФ).

По некоторым делам законом устанавливается исключительная подсудность российским судам.

Это прежде всего дела о вещных правах на находящееся на территории России недвижимое имущество, в частности земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты, леса, многолетние насаждения, здания, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты, прочно связанные с землей (см. ст. 130 ГК РФ).

Это также дела по спорам, возникающим из договора перевозки, если перевозчики находятся в России; о расторжении брака российского гражданина с иностранным лицом, если оба супруга имеют место жительства в России; по делам, возникающим из публичных правоотношений (ст. 403 ГПК РФ). Урегулирована международная подсудность и по делам особого производства.

Отнесение к исключительной подсудности судов Российской Федерации дел, затрагивающих личный статус российских граждан, а также иных лиц, если они имеют здесь место жительства, отражает свойственное и другим государствам стремление оставить такие дела исключительно в компетенции собственных судов, а споров о находящемся в России недвижимом имуществе – стремление обеспечить публичные интересы, контроль государства в отношении объектов, связанных с его территорией. Внутренняя территориальная и родовая (предметная) подсудность споров, отнесенных к компетенции российских судов, определяется на основании норм гл. 3 ГПК РФ.

В АПК РФ определяется компетенция (подсудность) по делам об экономических спорах и по другим делам, связанным с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Помимо исков к ответчикам, имеющим в России место нахождения или место жительства, арбитражные суды вправе рассматривать дела с участием иностранных лиц и в некоторых других случаях, в частности, если имеется соглашение об этом между организацией или гражданином Российской Федерации и иностранным лицом, либо на территории РФ находится орган управления, филиал или представительство иностранного лица, либо ответчик имеет в России имущество, и др. Следует иметь в виду, что содержащийся в ст. 247 АПК РФ перечень в отличие от ГПК РФ, где приводится исчерпывающий перечень, допускает рассмотрение дел судами и в иных, кроме перечисленных в данной статье, случаях – «при наличии тесной связи спорного правоотношения с территорией Российской Федерации» (п. 10 ч. 1 ст. 247). По некоторым делам с иностранным элементом российские суды имеют исключительную компетенцию (дела, касающиеся недвижимости, находящейся в России, дела по спорам в отношении имущества, находящегося в государственной собственности РФ, дела, возникающие из публичных отношений, и др.). Сфера исключительной компетенции арбитражных судов в АПК РФ значительно расширена.

Закон допускает изменение установленной российским законодательством международной подсудности соглашением сторон по делу (пророгационное соглашение).

В своем соглашении стороны могут договориться (во изменение установленной в законе международной подсудности), во-первых, о рассмотрении своего спора в российских судах; во-вторых, о передаче спора, по которому компетентны российские суды, на рассмотрение иностранного суда. В первом случае возникает вопрос о том, должен ли российский суд учитывать тот факт, что по иностранному законодательству рассмотрение данного спора отнесено к исключительной подсудности судов этого государства. Статья 249 АПК РФ предписывает учитывать этот факт: соглашение сторон о подсудности допускается, лишь если оно не изменяет исключительную компетенцию иностранного суда.

В судах, как вытекает из закона (ст. 404 ГПК РФ), возможна и ситуация, когда стороны своим соглашением изменили международную подсудность, передав свой спор на рассмотрение иностранного суда (второй рассматриваемый нами случай). Здесь не должны оказаться нарушенными правила российского законодательства об исключительной подсудности (ст. 403 ГПК РФ).

Соглашение о подсудности обязательно для сторон. Поэтому если истец, пренебрегая договоренностью, предъявит иск в суде государства иного, чем было обусловлено в соглашении, ответчик вправе заявить возражения в связи с неподсудностью. Договоренность об изменении подсудности допускается только до принятия судом дела к своему производству.

Соглашения о подсудности (пророгационные соглашения) следует отличать от имеющих иную правовую природу арбитражных соглашений, где речь идет не о передаче дела в государственный суд другого государства, а о передаче его из государственного суда в арбитражный, т.е.

третейский суд (хотя этот третейский суд может находиться как на территории России, так и за ее пределами).

Обстоятельства, на основании которых решаются вопросы подсудности российских судов, в процессе рассмотрения дела могут измениться. Например, может измениться гражданство сторон. В соответствии со сложившейся практикой считается, что международная подсудность остается при этом неизменной (принцип «perpetuatio jurisdictionis»).

Эта практика закреплена в законе: дело, принятое российским судом к производству с соблюдением правил международной подсудности, разрешается им по существу, если даже в связи с изменением гражданства, места жительства или места нахождения сторон либо другими обстоятельствами оно стало подсудно суду другого государства (ст. 405 ГПК РФ, ст.

247 АПК РФ).

Дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям может оказаться одновременно в производстве судов двух государств. Например, для расторжения брака один из супругов, проживающий в России, обращается в российский суд, а другой, проживающий за границей, – в иностранный суд.

Каждое из государств при решении вопросов международной подсудности следует своему законодательству и в принципе не обязано учитывать тот факт, что дело уже рассмотрено или возбуждено в другом государстве. Это – проблема lis alibi pendens в аспекте международного гражданского процесса.

Ранее закон не устанавливал процессуальных последствий рассмотрения дела в иностранном суде. Сейчас в ГПК РФ и АПК РФ впервые этот вопрос решен с тем, чтобы избежать положения, при котором по делу имелось бы два различных, возможно даже противоречащих одно другому судебных решения.

Суд, установивший, что в иностранном суде уже вынесено решение по тому же делу, подлежащее признанию и исполнению в Российской Федерации, должен отказать в принятии искового заявления к производству или прекратить производство по делу.

Если же речь идет о еще не законченном производстве в иностранном суде, но решение (если оно будет вынесено) должно будет подлежать признанию и исполнению в России, исковое заявление возвращается или оставляется без рассмотрения. Если по какой-либо причине производство в иностранном суде прекратится, заинтересованное лицо не лишится возможности вновь обратиться в российский суд.

Нормы о разграничении подсудности судов содержатся в ряде договоров России с зарубежными странами, в частности в Минской конвенции 1993 г. (как и в Кишиневской конвенции 2002 г.), в двусторонних договорах о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам. Минская конвенция 1993 г. (ст.

20) включает общие положения, устанавливающие, что при отсутствии в Конвенции специального регулирования иски предъявляются в стране, где имеет место жительства ответчик, а иски к юридическим лицам – в стране, на территории которой находится орган управления юридического лица, его представительство либо филиал.

Наряду с общими положениями Конвенция, как и договоры о правовой помощи, разграничивает подсудность по отдельным категориям дел: о признании лиц недееспособными, безвестно отсутствующими или умершими и об установлении факта смерти, о расторжении брака и др.

При определении подсудности принимаются во внимание гражданство, место жительства лица, место нахождения имущества, место причинения вреда и иные критерии. По некоторым категориям дел допускается возможность рассмотрения их судами обоих договаривающихся государств, по другим устанавливается исключительная подсудность судам одного из государств.

Например, большинство договоров устанавливают по спорам о расторжении брака между супругами разного гражданства альтернативную подсудность, а по делам о наследовании недвижимого имущества – исключительную подсудность. Если то или иное дело отнесено договором к исключительной подсудности иностранного суда, российский суд не вправе принимать дело к производству.

Вопросы международной подсудности получили разрешение и в Киевском соглашении 1992 г. Подсудность спора суду той или иной страны – участницы Соглашения определяется по договоренности сторон. Последние могут выбрать любой суд, их выбор не ограничен какими-либо обстоятельствами, кроме случаев исключительной подсудности, предусмотренных в п. 3 и 4 ст. 4 Соглашения.

При заключении сторонами соглашения о подсудности требуется, однако, соблюдение двух условий: 1) соглашение может быть достигнуто в любой стадии процесса, но до принятия решения по делу; 2) соглашение должно иметь письменную форму. При отсутствии соглашения сторон о передаче спора на рассмотрение определенного суда вступают в действие установленные п. 1 ст.

4 Соглашения правила о компетенции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector