Закон

Минюст утвердил требования к адвокатскому запросу

4 декабря зарегистрирован приказ Министерства юстиции от 30 ноября 2020 г. № 295, которым внесены изменения в Требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса. Изменения внесены во исполнение Решения Верховного Суда РФ от 24 мая 2017 г. № АКПИ17-103, о котором ранее писала «АГ».

ВС РФ опубликовал решение по иску адвокатов к МинюстуОпубликовано мотивированное решение делу об оспаривании Приказа об утверждении Требований к адвокатскому запросу

Напомним, с административным иском к Минюсту выступили адвокаты Андрей Николаев и Иван Павлов, которые просили признать частично не действующими подп. 5, 11 и 12 п.

5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, утвержденных Приказом Минюста России от 14 декабря 2016 г.

№ 288, а также разделы рекомендуемого образца адвокатского запроса, утвержденного Приложением № 1 к Требованиям.

Истцы указывали, что приказ обязывает адвоката приводить в запросе обоснование получения запрашиваемых сведений и раскрывать данные его доверителя при направлении запроса, не позволяя получить согласие доверителя на это, что противоречит как Закону об адвокатской деятельности (и может привести к привлечению адвоката к дисциплинарной ответственности), так и Закону о персональных данных. Минюст России в свою очередь заявлял, что приказ соответствует Закону об адвокатской деятельности и его требованиям о соблюдении адвокатской тайны, а также иным актам большей юридической силы и не обязывает указывать в запросе его обоснование.

Рассмотрев материалы дела, Верховный Суд согласился, что предписания подп. 11 п.

5 Требований в той части, в которой они возлагают на адвоката обязанность во всех случаях в адвокатском запросе указывать Ф.И.О.

физического лица, в чьих интересах действует адвокат, не соответствуют федеральному закону. В остальной части положения данного пункта не содержат противоречий актам большей юридической силы.

«В тех случаях, когда адвокат участвует в конституционном, гражданском, арбитражном, уголовном или административном судопроизводстве, а также по делам об административных правонарушениях, наличие в запросе данных о номере дела и процессуальном положении лица, в чьих интересах действует адвокат, без указания его персональной информации: фамилии, имени и отчества физического лица, не позволяет установить субъекта персональных данных, а именно индивидуализировать личность доверителя», – указал Суд.

По поводу подп. 12 п.

5 Требований, которым установлено, что адвокат обязан при необходимости приводить обоснование получения запрашиваемых сведений, ВС РФ указал, что данное положение не соответствует Закону об информации, информационных технологиях и о защите информации, в ч. 5 ст.

8 которого закреплено, что лицо, желающее получить доступ к информации госорганов и органов местного самоуправления, не обязано обосновывать необходимость ее получения.

Кроме того, ВС отметил, что данное положение Требований также вызывает неоднозначное толкование и трудности в его применении, поскольку не позволяет ясно определить, кем устанавливается необходимость такого обоснования – адвокатом, оформляющим запрос, либо лицом, в адрес которого он направляется, что свидетельствует о правовой неопределенности оспариваемой нормы.

В остальной части в удовлетворении административного иска было отказано. 23 ноября 2017 г. вторая инстанция оставила решение в силе.

Минюст изменяет требования к адвокатскому запросуПоправки подготовлены в соответствии с решением ВС РФ по административному иску адвокатов к ведомству

О разработке поправок к Требованиям во исполнение решения ВС Минюст сообщил еще в июне 2018 г., при этом корректировка касалась только признанных незаконными пунктов Требований: в подп. 11 п.

5 в части, касающейся указания о том, что адвокатский запрос должен содержать Ф.И.О.

физического лица, в чьих интересах действует адвокат, предлагалось уточнить, что это следует делать «в случае его согласия на указание этих данных, если иное не установлено законодательством Российской Федерации о персональных данных»; подп. 12 п.

5 излагался в новой редакции – «указание на запрашиваемые сведения, в том числе содержащиеся ‎в справках, характеристиках и иных документах», то есть из него было исключено указание о том, что при необходимости адвокат прикладывает обоснование получения запрашиваемых им сведений.

Один из административных истцов, Иван Павлов, комментируя «АГ» проект, тогда отмечал, что Министерство юстиции выполнило решение Суда совершенно буквально.

При этом он выразил опасение, что итоговый текст приказа будет содержать в себе угрозу разглашения адвокатской тайны: «Адвоката заставляют раскрывать имя своего доверителя, даже если он еще не ведет дело, а к нему только обратились за консультацией, и, для того чтобы дать профессиональный совет, адвокату необходимо собрать определенные справки, сделать соответствующие запросы».

Принятый и утвержденный в окончательной редакции приказ о внесении изменений в Требования по большей части соответствует проекту, вынесенному на обсуждение в 2018 г. Изменения касаются лишь того, что текст был дополнен также корректировками в подп. 7 и подп. 13 п. 5 Требований, согласно которым слова «электронный адрес» заменены словами «адрес электронной почты».

Как отметил советник ФПА Сергей Макаров, теперь, с внесением изменений и дополнений в Требования, адвокаты должны ориентировать оформляемые и направляемые адвокатские запросы в соответствии с действующей редакции этого документа.

Он отметил, что применительно к повседневной адвокатской практике весьма значимо дополнение подп. 11 п. 5 Требований о согласии доверителя на указание его Ф.И.О. в адвокатском запросе, поскольку адвокатам необходимо обозначать данный вопрос перед доверителем.

«Полагаю, здесь возможны следующие формы выражения согласия: упоминание такого согласия в соглашении, подписываемом между адвокатом и доверителем, применительно ко всем адвокатским запросам, которые могут быть направлены адвокатом в рамках оказания им юридической помощи доверителю на основании данного соглашения, и в этом случае данное разрешение будет общим применительно ко всем запросам, однако нужно непременно обратить внимание доверителя на эту формулировку и разъяснить ему ее содержание; оформление (одновременно с соглашением об оказании юридической помощи) отдельного согласия доверителя на указание его данных во всех адвокатских запросах, которые адвокат посчитает необходимым направить в рамках оказания им юридической помощи доверителю; оформление согласия доверителя на указание его данных в конкретных (отдельных) адвокатских запросах (такое согласие будет обсуждаться с доверителем и получаться у него при необходимости направления каждого запроса)», – предложил он.

При этом советник ФПА добавил, что все эти формы требуют максимально широкого обсуждения в адвокатском сообществе, с тем чтобы выбрать и практически применять юридически безупречные формы. Вместе с тем Сергей Макаров обратил внимание на то, что в новой редакции Требований не указано, нужно ли прикладывать к адвокатскому запросу согласие доверителя на указание его данных.

«Также новоизданный приказ министра юстиции предусматривает редакционное уточнение – фразу “адрес электронной почты” вместо “электронного адреса”. И в связи с этим считаю важным подчеркнуть, что нам необходимо в своих адвокатских запросах использовать новую редакцию рекомендуемого образца адвокатского запроса, содержащуюся в новоизданном приказе», – добавил советник ФПА.

В форму адвокатского запроса внесены изменения

9 декабря 2020 г. 12:31

Адвокатам предписали указывать в запросе персональные данные своих доверителей только при наличии их согласия на это

В зарегистрированном 4 декабря Приказе Министерства юстиции РФ от 30 ноября 2020 г. № 295 содержатся изменения в Требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса (далее – Требования).

Согласно поправкам адвокат не обязан указывать в тексте запроса персональные данные своего доверителя и обосновывать, для чего ему необходимы запрашиваемые сведения.

Советник ФПА РФ Сергей Макаров считает абсолютно нелогичным то, что в новой редакции документа неизменным остается требование указания полного (сокращенного) наименования юридического лица, в чьих интересах действует адвокат.

Изменения в Требования были внесены во исполнение Решения Верховного Суда РФ от 24 мая 2017 г. по административному иску адвокатов Андрея Николаева и Ивана Павлова. Они просили признать частично не действующими подп. 5, 11 и 12 п.

5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, утвержденных Приказом Минюста России от 14 декабря 2016 г.

№ 288, а также разделы рекомендуемого образца адвокатского запроса, утвержденного Приложением № 1 к Требованиям.

Истцы указывали, что требование приводить в адвокатском запросе обоснование получения запрашиваемых сведений и раскрывать данные доверителя без его согласия противоречит как Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», так и Федеральному закону «О персональных данных». Они отмечали, что в связи с нарушением требований профильного закона адвокат может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

Минюст России возражал против требований истцов, однако Верховный Суд РФ согласился, что предписания подп. 11 п. 5 Требований в той части, в которой они возлагают на адвоката обязанность во всех случаях указывать в адвокатском запросе Ф.И.О. физического лица, в чьих интересах действует адвокат, не соответствуют Федеральному закону.

Верховный Суд РФ также указал, что подп. 12 п. 5 Требований, которым установлено, что адвокат обязан при необходимости приводить обоснование получения запрашиваемых сведений, не соответствует ч. 5 ст. 8 Закона об информации, информационных технологиях и о защите информации.

Еще в июне 2018 г. Минюст сообщил, что он готовит поправки к Требованиям, отвечающие решению Верховного Суда РФ. В подп. 11 п. 5 предлагалось уточнить, что указывать Ф.И.О.

доверителя следует «в случае его согласия на указание этих данных, если иное не установлено законодательством Российской Федерации о персональных данных». Предлагалась также новая редакция подп. 12 п.

5 – «указание на запрашиваемые сведения, в том числе содержащиеся ‎в справках, характеристиках и иных документах», исключавшая указание о том, что при необходимости адвокат прикладывает обоснование получения запрашиваемых им сведений.

Принятый и утвержденный в окончательной редакции приказ о внесении изменений в Требования в основном соответствует обнародованному два года назад проекту. Однако в тексте появились также технические поправки – в подп. 7 и подп. 13 п. 5 Требований слова «электронный адрес» заменены словами «адрес электронной почты».

Советник ФПА РФ, доцент МГЮА Сергей Макаров констатировал, что «один из основных подзаконных законодательных актов, имеющих отношение к адвокатской деятельности – Приказ Министерства юстиции России № 288 от 14 декабря 2016 г.

Читайте также:  В УК введут понятие нематериальной взятки

“Об утверждении требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса” – с прошлой недели действует в новой редакции».

Он отметил, что «наряду с техническими изменениями (замена фразы «электронный адрес» на фразу «адрес электронной почты»), в Требования внесены содержательные изменения и дополнения – во исполнение Решения Верховного Суда РФ от 24 мая 2017 г. № АКПИ17-103 от 26 июля 2017 г.

, которым были признаны недействующими со дня вступления решения в законную силу подп. 11 п.

5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса в той мере, в какой он возлагает обязанность при направлении адвокатского запроса указывать фамилию, имя, отчество (при наличии) физического лица, в чьих интересах действует адвокат, при отсутствии его согласия на указание этих данных, если иное не установлено федеральным законом, и подп. 12 п. 5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса в части, устанавливающей, что адвокатский запрос должен содержать при необходимости обоснование получения запрашиваемых сведений».

Комментируя новый приказ министра юстиции, Сергей Макаров подчеркнул, что «указанное Решение Верховного Суда РФ выполнено ювелирно: изменения, внесенные в подп. 11 и 12 п. 5, направлены ровно на исполнение этого решения.

Прежде всего, это видно при ознакомлении с новой редакцией подп. 11.

Вопреки существовавшему в нашем сообществе пониманию решения Верховного Суда РФ, что указание фамилии, имени и отчества физического лица, являющегося доверителем адвоката, в целях сохранения адвокатской тайны в принципе не должно отражаться в адвокатском запросе, Верховный Суд всего лишь обусловил возможность указания данных о доверителе необходимостью получения согласия самого доверителя на это. Именно в таком ракурсе сейчас внесены дополнения в подп. 11 п. 5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса: он дополнен фразой “(в случае его согласия на указание этих данных, если иное не установлено законодательством Российской Федерации о персональных данных)”».

Сергей Макаров обращает особое внимание на то, что «и в изначальной редакции этой нормы (подп. 11 п. 5), и в ее новодействующей редакции неизменным остается требование указания полного (сокращенного) наименования юридического лица, в чьих интересах действует адвокат.

Это абсолютно нелогичное положение, так как и физические, и юридические лица, которым оказывает юридическую помощь адвокат, в равной степени являются его доверителями, и требование указания наименования юридического лица нарушает адвокатскую тайну, охраняемую законом.

Тем не менее в отношении физических лиц Верховный Суд РФ признал данную норму недействующей, и Министерство юстиции России сейчас внесло соответствующие изменения в нормативный правовой акт, а в отношении юридических лиц данная норма по-прежнему не соответствует Закону об адвокатуре».

В то же время, отмечает советник ФПА РФ, «новая редакция подп. 12 п. 5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса устранила несоответствие указанной нормы Закону об адвокатуре».

Об утверждении требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса

  • ОФИЦИАЛЬНЫЕ ПОЗДРАВЛЕНИЯ С ДНЕМ ЮРИСТА
  • Уважаемая Елена Леонидовна!
  • От имени коллектива Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Чувашской Республике и от себя лично поздравляю Вас и Ваш коллектив с профессиональным праздником  — Днем юриста — праздником людей, которые посвятили свою жизнь служению Закону, Правде и Справедливости!

Быть юристом — большая честь и огромная ответственность. Именно деятельность юристов позволяет эффективно функционировать юридической составляющей государства. И вне зависимости от сферы, в которой работает конкретный юрист, его работа способствует выполнению этой задачи. Ваша деятельность направлена на обеспечение справедливости и законности в обществе, защиту прав и законных интересов граждан.

Желаю Вам крепкого здоровья, благополучия и дальнейших профессиональных успехов в работе на благо Отечества и преданности великому делу служения Закону!

Начальник Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Чувашской Республике Никонова О.Н.

Уважаемая Елена Леонидовна!

От имени Государственного Совета Чувашской Республики поздравляю Вас и всех сотрудников Вашего ведомства с Днем юриста!

Деятельность представителей юридического сообщества многогранна — это защита прав и свобод граждан, обеспечение законности и правопорядка в обществе, развитие и укрепление правовых основ государства. Высокий профессионализм юристов, их принципиальность, приверженность духу и букве Закона являются важным условием повышения правовой культуры граждан, сохранения стабильности в обществе.

Примите искренние слова благодарности за совместную работу и пожелания успехов во всех Ваших начинаниях, доброго здоровья и благополучия!

Председатель Государственного Совета Чувашской Республики Егорова А.Е.

Уважаемая Елена Леонидовна!

Примите искренние поздравления с Днем юриста!

День юриста — это праздник всех, кто свято дорожит историей своей страны, кто с честью выполняет свой гражданский долг, кто посвятил свою жизнь служению закону, правде и справедливости.

Искренне желаю, чтобы Ваша профессиональная деятельность приносила Вам удовлетворение, служила интересам государства и наших граждан, а затраченные усилия всегда возвращались сознанием выполненного долга.

Пусть Ваша жизнь всегда будет наполнена уважением и поддержкой коллег, теплом и любовью родных и близких, доброго здоровья, мира Вам, добра и благополучия!

Руководитель Государственной службы Чувашской Республики по делам юстиции Сержантов Д.М.

Уважаемая Елена Леонидовна!

От имени Верховного суда Чувашской Республики поздравляю Вас и Ваш коллектив с профессиональным праздником — Днем юриста, а также с наступающим Днем Конституции РФ!

Эти праздники объединяет всех, кто посвятил свою жизнь служению букве Закона, кто обеспечивает защиту прав и интересов граждан. Ведь Конституция — это главный закон государства, залог национального согласия и социальной стабильности России.

Благодаря деятельности всего юридического сообщества страны, формируется высокая правовая культура общества, укрепляется российское государство в целом.

От всей души желаю Вам и Вашим сотрудникам крепкого здоровья, счастья, благополучия, а также дальнейших профессиональных успехов!

Председатель Верховного суда Чувашской Республики Петров А.П.

Вс запретил отказывать адвокатским запросам без причин

Верховный суд вновь поддержал возможность защитников обращаться в инстанции с адвокатским запросом: высшая инстанция отметила, что адвокатам нельзя отказывать в предоставлении сведений, не указывая причин. 

Примечательно, что высшая инстанция разбирала спор адвоката с крымским судебным департаментом.

Суть дела 

До высшей инстанции с жалобой дошёл крымский адвокат, который запрашивал в судебном департаменте информацию об условиях содержания арестованных в Киевском суде Симферополя и Верховном суде Крыма.

В частности, защитника интересовали площадь отдельных камер и размер окон в них, сведения о наличии столов, стульев, огороженного туалета и освещения в помещениях, а также данные о вентиляции и проветривании камер.

Однако судебный департамент ответил на запрос отказом, сославшись на нарушение требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса. При этом в письме ведомство разъяснило, что для получения запрашиваемой информации необходимо обратиться непосредственно в суд, а оно не располагает подобными сведениями.

  • Адвокат оспорил действия ведомства в судебном порядке, но получил отказ и в первой, и в апелляционной инстанциях. 
  • Суды исходили из того, что документ истца не в полной мере отвечает пункту 5 требований к форме адвокатского запроса, утвержденной приказом Минюста от 14 декабря 2016 года №288, согласно которому в нем должны содержаться:
  • 1) наименование органа государственной власти, органа местного самоуправления, общественного объединения или иной организации, куда он направляется; 
  • 2) почтовый адрес органа государственной власти, органа местного самоуправления, общественного объединения или иной организации, куда он направляется; 
  • 3) фамилия, имя, отчество (при наличии) адвоката; 
  • 4) регистрационный номер адвоката в реестре; 
  • 5) реквизиты соглашения об оказании юридической помощи, либо ордера, либо доверенности; 
  • 6) наименование адвокатского образования, в котором адвокат, направляющий запрос, осуществляет свою деятельность; 
  • 7) почтовый адрес; при наличии — электронный адрес и номер телефона/факса адвоката, направляющего запрос;
  • 8) наименование документа (адвокатский запрос); 
  • 9) регистрационный номер адвокатского запроса в журнале регистрации адвокатских запросов; 
  • 10) указание нормы Федерального закона, в соответствии с которой направляется адвокатский запрос (в преамбуле запроса); 
  • 11) фамилию, имя, отчество (при наличии) физического лица или наименование юридического лица, в чьих интересах действует адвокат. Процессуальное положение лица, в чьих интересах действует адвокат и номер дела; 
  • 12) указание на запрашиваемые сведения, в том числе содержащиеся в справках, характеристиках и иных документах;
  • 13) указание на способ передачи запрашиваемых сведений; 
  • 14) перечень прилагаемых к адвокатскому запросу документов; 
  • 15) дата регистрации адвокатского запроса; 
  • 16) подпись адвоката, направившего запрос, с указанием фамилии и инициалов.

При этом суд апелляционной инстанции указал, что он учел решение ВС РФ от 24 мая 2017 года, который отменил обязанность указывать фамилию, имя, отчество (при наличии) физического лица, в чьих интересах действует адвокат и разрешил не упоминать эти сведения, если подзащитный не желает их разглашать. Кроме того, высшая инстанция признала незаконным требование об обязательном обосновании получения адвокатом запрашиваемых сведений. Данные положения признаны недействующими со дня вступления решения в законную силу.

  1. Между тем, Верховный суд РФ все равно с позицией коллег не согласился. 
  2. Позиция ВС 
  3. Высшая инстанция напоминает, что в предоставлении адвокату запрошенных сведений может быть отказано в случаях:
  4. 1) субъект, получивший адвокатский запрос, не располагает запрошенными сведениями;
  5. 2) нарушены требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, определенные в установленном порядке;
  6. 3) запрошенные сведения отнесены законом к информации с ограниченным доступом.
  7. При рассмотрении и разрешении настоящего дела защитник ссылался на то, что его запрос в полной мере соответствовал требованиям к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, определенным в установленном порядке и с учетом поправок от ВС РФ.
  8. Вместе с тем ни в ответе управления судебного департамента, ни в решениях первой и апелляционной инстанций не указано, а каким конкретно требованиям к форме и порядку оформления не соответствует адвокатский запрос заявителя, удивился ВС.
  9. Так, ссылаясь на нарушение пункта 5 требований, суды первой и апелляционной инстанций, между тем, не указали, какое именно из перечисленных в данном пункте требований не исполнил истец в своем адвокатском запросе, указывает высшая инстанция.
  10. При таких обстоятельствах Судебная коллегия по административным делам ВС РФ пришла к выводу, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда.
  11. Алиса Фокс
Читайте также:  Штраф за превышение скорости: отменяем в суде

Минюст опубликовал поправки в Закон об адвокатуре

Ведомство хочет ужесточить дисциплинарную практику и требования к адвокатам

Минюст разработал пакет поправок в Закон об адвокатуре. Ведомство намерено обязать президентов палат возбуждать дисциплинарные производства по всем представлениям Минюста и его региональных управлений.

Кроме того, министерство хочет получить право обжаловать решения палат. Также поправки ужесточают требования к адвокатским запросам – и кандидатам в адвокаты.

Одновременно Минюст предлагает снизить «порог численности» палат для проведения конференций – с 300 до 100 человек.

В пояснительной записке говорится, что проект подготовлен в рамках госпрограммы «Юстиция», утверждённой постановлением правительства России от 15 апреля 2014 года.

В первом блоке поправок говорится о Едином государственном реестре адвокатов, идею которого давно продвигает Минюст.

Он станет «единственным государственным информационным ресурсом», содержащим «достоверные сведения» обо всех адвокатах страны. Вести его будет министерство.

Появление реестра затрагивает многие другие статьи Закона.

Так, Минюст предлагает прописать, что право осуществлять адвокатскую деятельность возникает не с момента принятия присяги в палате – а только после внесения в Единый реестр.

Информация о «проваленном» экзамене также попадёт в реестр. «Это позволит исключить случаи сдачи экзамена с нарушением срока», – отмечают в Минюсте. В случае неудачи повторно сдать экзамен можно будет только через год.

Советы региональных палат и ФПА обязаны будут оперативно передавать Минюсту информацию об изменении членства адвокатов, прекращении и восстановлении статуса – опять же, для включения в Единый реестр.

Важно, что Минюст хочет утверждать Положение о порядке сдачи квалификационного экзамена и оценки знаний претендентов. Также министерство намерено ужесточить требования к кандидатам в адвокаты – напомним, что год назад об этом ведомство просил президент ФПА Юрий Пилипенко.

Если поправки будут приняты, то допуск к экзаменам получат только обладатели бакалаврского диплома по юридической специальности. А в состав квалификационной комиссии, принимающей экзамен, будет включён представитель научного сообщества.

«Указанные изменения позволят повысить уровень подготовки лиц, претендующих на получение статуса адвоката», – объясняют в Минюсте.

Также претендентов обяжут не только сообщать палате о судимостях или уголовном преследовании, но и предоставить справки из психиатрического и наркологического диспансеров.

Второй важный блок изменений касается дисциплинарной практики. Авторы проекта предлагают наделить Минюст правом вносить представления в адвокатские палаты регионов.

«Из различных органов, организаций и от граждан в Минюст России поступают жалобы на действия (бездействие) адвокатов, которые могут являться основанием для внесения представления в адвокатские палаты соответствующих субъектов», – поясняют авторы проекта.

При этом законопроект обязывает президентов палат возбуждать дисциплинарное производство по всем представлениям Минюста и его региональных управлений. Более того – наделит Минюст и территориальные органы правом обжаловать в судебном порядке решения палат по внесённым ими представлениям.

Третий блок поправок касается адвокатских запросов. Так, в п. 1 ст. 6 Закона предлагают прописать, что направление запроса «не может являться самостоятельным предметом соглашения об оказании юридической помощи». Ранее ФПА сама запретила адвокатам использовать запросы как отдельную услугу, в отрыве от оказания помощи доверителю.

Палаты обязали разбирать каждый случай нарушения этого правила. А в п. 4 и 4.1 ст. 6.1. Минюст хочет разрешить адресату вернуть запрос обратно адвокату, если там содержатся просьбы о разъяснении правовых норм, а также «явное или скрытое обжалование решений уполномоченных органов».

Если же решение поставленных адвокатом вопросов не входит в компетенцию адресата, он должен вернуть запрос в течение семи дней.

Отметим, что авторы решили закрепить право адвокатов на беспрепятственный доступ в суды всех инстанций по удостоверению. Соответствующие изменения предусмотрены к ст. 16 Закона.

Реестр электронных ордеров: за и противРуководство ФПА прокомментировало инициативу Минюста

Наконец, законопроект закрепляет статус Комплексной информационной системы адвокатуры (КИС АР). В документе прописана обязанность ФПА передавать с помощью КИС сведения государственным органам: об ордерах адвокатов и представителей, работающих по назначению; о претендентах на статус адвокатов; о прекращении статусов.

Если поправки будут приняты, палатам нужно будет привести свои уставы в соответствие с нововведениями до 1 января 2023 года. Чтобы упростить этот процесс, авторы поправок предложили снизить порог численности для палат, где высшим органом является конференция, а не собрание. В Минюсте считают, что проводить конференции можно в палатах численностью уже от 100 человек (сейчас 300).

Минюст изменил требования к форме адвокатского запроса

Теперь при направлении адвокатского запроса адвокаты могут не указывать персональные данные своих доверителей, если они выступили против этого.

4 декабря зарегистрирован приказ Министерства юстиции от 30 ноября 2020 г. № 295, которым внесены изменения в Требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса. Изменения внесены во исполнение Решения Верховного Суда РФ от 24 мая 2017 г. № АКПИ17-103, о котором ранее писала «АГ».

Напомним, с административным иском к Минюсту выступили адвокаты Андрей Николаев и Иван Павлов, которые просили признать частично не действующими подп. 5, 11 и 12 п.

5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, утвержденных Приказом Минюста России от 14 декабря 2016 г.

№ 288, а также разделы рекомендуемого образца адвокатского запроса, утвержденного Приложением № 1 к Требованиям.

Истцы указывали, что приказ обязывает адвоката приводить в запросе обоснование получения запрашиваемых сведений и раскрывать данные его доверителя при направлении запроса, не позволяя получить согласие доверителя на это, что противоречит как Закону об адвокатской деятельности (и может привести к привлечению адвоката к дисциплинарной ответственности), так и Закону о персональных данных. Минюст России в свою очередь заявлял, что приказ соответствует Закону об адвокатской деятельности и его требованиям о соблюдении адвокатской тайны, а также иным актам большей юридической силы и не обязывает указывать в запросе его обоснование.

Рассмотрев материалы дела, Верховный Суд согласился, что предписания подп. 11 п.

5 Требований в той части, в которой они возлагают на адвоката обязанность во всех случаях в адвокатском запросе указывать Ф.И.О.

физического лица, в чьих интересах действует адвокат, не соответствуют федеральному закону. В остальной части положения данного пункта не содержат противоречий актам большей юридической силы.

«В тех случаях, когда адвокат участвует в конституционном, гражданском, арбитражном, уголовном или административном судопроизводстве, а также по делам об административных правонарушениях, наличие в запросе данных о номере дела и процессуальном положении лица, в чьих интересах действует адвокат, без указания его персональной информации: фамилии, имени и отчества физического лица, не позволяет установить субъекта персональных данных, а именно индивидуализировать личность доверителя», – указал Суд.

По поводу подп. 12 п.

5 Требований, которым установлено, что адвокат обязан при необходимости приводить обоснование получения запрашиваемых сведений, ВС РФ указал, что данное положение не соответствует Закону об информации, информационных технологиях и о защите информации, в ч. 5 ст.

8 которого закреплено, что лицо, желающее получить доступ к информации госорганов и органов местного самоуправления, не обязано обосновывать необходимость ее получения.

Кроме того, ВС отметил, что данное положение Требований также вызывает неоднозначное толкование и трудности в его применении, поскольку не позволяет ясно определить, кем устанавливается необходимость такого обоснования – адвокатом, оформляющим запрос, либо лицом, в адрес которого он направляется, что свидетельствует о правовой неопределенности оспариваемой нормы.

В остальной части в удовлетворении административного иска было отказано. 23 ноября 2017 г. вторая инстанция оставила решение в силе.

О разработке поправок к Требованиям во исполнение решения ВС Минюст сообщил еще в июне 2018 г., при этом корректировка касалась только признанных незаконными пунктов Требований: в подп. 11 п.

5 в части, касающейся указания о том, что адвокатский запрос должен содержать Ф.И.О.

физического лица, в чьих интересах действует адвокат, предлагалось уточнить, что это следует делать «в случае его согласия на указание этих данных, если иное не установлено законодательством Российской Федерации о персональных данных»; подп. 12 п.

5 излагался в новой редакции – «указание на запрашиваемые сведения, в том числе содержащиеся ‎в справках, характеристиках и иных документах», то есть из него было исключено указание о том, что при необходимости адвокат прикладывает обоснование получения запрашиваемых им сведений.

Один из административных истцов, Иван Павлов, комментируя «АГ» проект, тогда отмечал, что Министерство юстиции выполнило решение Суда совершенно буквально.

При этом он выразил опасение, что итоговый текст приказа будет содержать в себе угрозу разглашения адвокатской тайны: «Адвоката заставляют раскрывать имя своего доверителя, даже если он еще не ведет дело, а к нему только обратились за консультацией, и, для того чтобы дать профессиональный совет, адвокату необходимо собрать определенные справки, сделать соответствующие запросы».

Принятый и утвержденный в окончательной редакции приказ о внесении изменений в Требования по большей части соответствует проекту, вынесенному на обсуждение в 2018 г. Изменения касаются лишь того, что текст был дополнен также корректировками в подп. 7 и подп. 13 п. 5 Требований, согласно которым слова «электронный адрес» заменены словами «адрес электронной почты».

Как отметил советник ФПА Сергей Макаров, теперь, с внесением изменений и дополнений в Требования, адвокаты должны ориентировать оформляемые и направляемые адвокатские запросы в соответствии с действующей редакции этого документа.

Он отметил, что применительно к повседневной адвокатской практике весьма значимо дополнение подп. 11 п. 5 Требований о согласии доверителя на указание его Ф.И.О. в адвокатском запросе, поскольку адвокатам необходимо обозначать данный вопрос перед доверителем.

«Полагаю, здесь возможны следующие формы выражения согласия: упоминание такого согласия в соглашении, подписываемом между адвокатом и доверителем, применительно ко всем адвокатским запросам, которые могут быть направлены адвокатом в рамках оказания им юридической помощи доверителю на основании данного соглашения, и в этом случае данное разрешение будет общим применительно ко всем запросам, однако нужно непременно обратить внимание доверителя на эту формулировку и разъяснить ему ее содержание; оформление (одновременно с соглашением об оказании юридической помощи) отдельного согласия доверителя на указание его данных во всех адвокатских запросах, которые адвокат посчитает необходимым направить в рамках оказания им юридической помощи доверителю; оформление согласия доверителя на указание его данных в конкретных (отдельных) адвокатских запросах (такое согласие будет обсуждаться с доверителем и получаться у него при необходимости направления каждого запроса)», – предложил он.

При этом советник ФПА добавил, что все эти формы требуют максимально широкого обсуждения в адвокатском сообществе, с тем чтобы выбрать и практически применять юридически безупречные формы. Вместе с тем Сергей Макаров обратил внимание на то, что в новой редакции Требований не указано, нужно ли прикладывать к адвокатскому запросу согласие доверителя на указание его данных.

«Также новоизданный приказ министра юстиции предусматривает редакционное уточнение – фразу “адрес электронной почты” вместо “электронного адреса”. И в связи с этим считаю важным подчеркнуть, что нам необходимо в своих адвокатских запросах использовать новую редакцию рекомендуемого образца адвокатского запроса, содержащуюся в новоизданном приказе», – добавил советник ФПА.

Читайте также:  Когда будет снята судимость по ст. 322.3 УК РФ, если назначили штраф?

Корр. «АГ»

Президент подписал указ о требованиях к адвокатским запросам

Президент России Владимир Путин подписал Указ от 23.04.

2017 № 181 «О внесении изменений в Положение о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденное Указом Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 г.

№ 1313″, который должен расширить полномочия министерства в отношении регулирования деятельности адвокатуры. Минюст наконец получил дополнительные функции, которые уже закреплены законодательно.

Материал по теме
Подписаны поправки в закон об адвокатской деятельности
Адвокатский запрос

Федеральным законом от 2 июня 2016 года № 160-ФЗ «О внесении изменений в статьи 5.39 и 13.14 КоАП РФ и Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» установлена возможность направления адвокатами запроса в различные инстанции.

Этим законом введена административная ответственность за отказ уполномоченных органов в предоставлении информации адвокатам и самих адвокатов за ее ненадлежащее хранение и разглашение. Однако требования к самому адвокатскому вопросу этим законом должным образом не урегулированы.

Именно этот пробел собираются исправить в Минюсте, после получения необходимых полномочий.

В подготовленном чиновниками документе предусмотрено, что все требования к адвокатскому запросу будут определяться ведомственными приказами Минюста.

Правовой пробел, который возник 13 июля 2016 года, когда соответствующий закон вступил в силу, из-за отсутствия четко регламентированного порядка работы с адвокатским запросом, которые начали поступать в органы федеральной власти и местного самоуправления, может привести к массовым нарушениям и штрафам. При этом ответственность будут нести как чиновники, так и адвокаты. В документе чиновки определили форму и содержание адвокатского запроса. В частности, предусмотрено, что он может быть направлен как в бумажном, так и в электронном виде. Направляя электронный запрос, адвокат должен убедиться, что у его адресата есть технические и организационные возможности для его рассмотрени.

В запросе адвоката должны быть указаны его полные данные (Ф.И.О., регистрационный номер в реестре адвокатов субъекта РФ, название адвокатского образования), а также данные о лице, в чьих интересах он выступает (ФИО гражданина или полное наименование компании, процессуальный статус клиента, в том числе номер его дела).

Федеральная палата адвокатов сообщила, что по результатам общественного обсуждения документа из него была исключено требование об обязательном приложении к адвокатскому запросу копий удостоверения адвоката и ордера (доверенности).

Теперь в проекте определено, что адвокат имеет право приложить к своему запросу любые необходимые документы или их копии.

В документе также есть положение о том, что направление запроса не предусмотрено в целях получения разъяснений законодательства по вопросам, которые относятся к компетенции органов государственной власти и местного самоуправления.

Документы для адвокатов

Минюст России уже установил единые требования к форме удостоверения адвоката и порядку ее заполнения. Такое право также предоставлено ему вступившим в силу Федеральным законом. Таким образом будет упорядочена деятельность региональных управлений министерства по выдаче адвокатских удостоверений, а защищенность документов значительно повысится.

Федеральный закон № 160-ФЗ кроме всего прочего, предусматривает создание Комиссии Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам, в состав которой должны войти в том числе, представители Минюста России.

Необходимость привлечения чиновников-юристов для работы в этой комиссии связано с необходимостью разработки стандартов оказания квалифицированной юридической помощи населению и организациям, а также проработкой других стандартов адвокатской деятельности.

Минюст решил ужесточить требования к адвокатам: нужна справка от психиатра — МК

Стать адвокатом можно будет только со справкой от психиатра. Такое нововведение планирует прописать в законе Минюст. Зато в Верховный суд защитников начнут пускать без паспорта.

Министерство юстиции подготовило многостраничный проект поправок в Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре».

Новшества касаются и тех, кто только планирует сдать экзамен на адвоката, и защитников с действующим статусом.

Для кандидатов кроме профильного образования и опыта работы вводится еще два новых требования: предъявить квалификационной комиссии справку об отсутствии или наличии судимости и о том, что юрист не состоит на учете в наркологическом и психоневрологическом диспансерах. То есть, по сути, вводится точно такое же требование, как для госслужащих.

Адвокат Евгений Корчаго пояснил, что в Москве будущих адвокатов уже просят на этапе сбора документов обзавестись такими справками.

– В законе в настоящее время такого требования нет, но на практике справка об отсутствии судимости и документы из НД и ПНД необходима для допуска к квалификационному экзамену, – пояснил Корчаго.

Еще одно нововведение из законопроекта коснется адвокатских реестров. Сейчас такие списки есть только на уровне регионов – единого федерального информационного ресурса с актуальными данными об адвокатах в стране нет. Минюст планирует такую базу данных создать.

«Реализация этого положения позволит заинтересованным органам государственной власти, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, судам, юридическим лицам, гражданам и другим лицам в круглосуточном режиме получать информацию об адвокатах, в частности об их статусе, удостоверении, членстве ‎в адвокатской палате соответствующего субъекта Российской Федерации», – пояснили в Минюсте.

Кроме того, чиновники решили изменить порядок допуска адвокатов в суды.

Как отмечается в пояснительной записке к проекту поправок, сейчас защитники могут без паспорта – только по адвокатскому удостоверению – проходить в районные суды, гарнизонные, суды субъектов, а также на участки мировых судей.

Например, в Верховный или Конституционный суды без паспорта им не пройти. Чтобы эту несправедливость исправить, Минюст решил прописать в законе единый порядок прохода в суды всех уровней – без паспорта, по удостоверению.

В адвокатском сообществе на эту инициативу отреагировали неоднозначно. Защитники недоумевают: почему им хотят разрешить ходить без паспорта в любые суды, а для визита в СИЗО или к следователю все остается по-прежнему?

– Удивительно, что Минюст так и не признал удостоверение адвоката документом, удостоверяющим личность, – говорит Евгений Корчаго. – Для прокурорских работников, например, служебное удостоверение полностью заменяет паспорт. Мы же должны будем все равно носить его с собой для прохода в следственные органы или тот же Минюст.

Еще одно важное уточнение в обновленном законе об адвокатуре коснется адвокатских запросов. Чиновники сетуют, что адвокаты слишком уж злоупотребляют своим правом направлять запросы, которые по закону оставить без ответа нельзя. Если законопроект будет одобрен, такая возможность появится.

«В целях исключения злоупотребления адвокатами направления адвокатских запросов в государственные органы и организации предлагается дополнить закон еще одним основанием для отказа в представлении адвокату запрошенных сведений – в случае, если в запросе содержится просьба о разъяснении правовых норм, представлении позиции по вопросам правового или неправового характера, а также явное или скрытое обжалование решений уполномоченных органов (организаций) и должностных лиц, для которого предусмотрен специальный порядок», – говорится в пояснительной записке.

При этом критерии «скрытого» обжалования не разъясняются. Кроме того, адвокаты считают, что Минюст не доработал в этой части законопроект.

– В поправках нет ни слова о праве адвоката направить запрос в электронном виде, подписав его электронной цифровой подписью. Мы до сих пор вынуждены физически возить запросы.

А сейчас, с учетом ковидных ограничений, это стало очень сложно делать. Нам говорят: либо бросайте запрос в почтовый ящик для корреспонденции, либо отправляйте почтой.

Это как минимум прибавляет одну-две недели к сроку работы над запросом, если он вообще дойдет до адресата, – говорит Корчаго.

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28683 от 9 декабря 2021

Заголовок в газете: Психопатам не удастся стать адвокатами

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector