Закон

Какова степень зависимости позиции адвоката от позиции подзащитного?

Известно, что адвокат, работая по делу, прежде всего руководствуется положениями Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

На эффективность работы адвоката оказывают влияние личностные качества самого адвоката и его клиента. И эти же качества, конечно, влияют на их взаимоотношения во время работы по делу.

О понятии — «Клиент»

Если правильно, то «Клиент» и не клиент вовсе, а «Доверитель»! Это в обиходе многие (и даже адвокаты) привыкли называть клиентами лиц, которые обращаются к адвокату за помощью. Но это неправильно по существу правовых оснований их правоотношений.

Понятие «Клиент» связано со сферой предоставления, оказания услуг. В публикации о различиях адвоката и юриста я уже писал, что в отличие от юриста, адвокат оказывает не услугу, а юридическую помощь.

И это ключевое, значимое понятие, которое определяет взаимоотношения адвоката с доверителем. Если в первом случае человек заказывает у исполнителя определенную услугу и оплачивает ее по результату выполнения, то во втором случае человек просит у адвоката помощи, а деньгами компенсирует предстоящие действия адвоката независимо от полученного результата по делу.

Но бывают, конечно, дополнительные бонусы на определенных сторонами условиях, что не меняет сути.

Зачастую, в том числе от неправильного применения понятия «Клиент» и от непонимания природы отношений с адвокатом, такие клиенты (называем их по-прежнему) считают, что покупают действия адвоката как услугу или нанимают его на определенную работу.

Такие «работодатели» считают возможным и вправе руководить адвокатом, его деятельностью по делу и требовать от него результата, руководствуясь принципом услуги — «кто платит, тот и заказывает музыку». В адвокатской деятельности это неприемлемо и вредит не только отношениям адвоката и клиента, но и защите по делу.

Принципы отношений адвоката и клиента

  • От отношения адвоката и клиента зависит успех защиты по делу. Формально адвокат защищает своего клиента (Доверителя) с момента заключения договора между ними или после оплаты по этому договору. Но фактически защита начинается уже с первой встречи, с момента анализа проблемы клиента, оценки адвокатом перспективы защиты.
  • Уже на первых стадиях работы адвокат на основе полученной информации от клиента и других источников вырабатывает стратегию эффективной защиты, которая в дальнейшем корректируется либо может измениться в зависимости от обстоятельств, складывающихся по и вокруг дела. И уже с учетом избранной стратегии по делу адвокат избирает и использует тактики по применению конкретных действий.
  • У каждого адвоката своя тактика защиты, но в принципе, они похожи, поскольку все действия должны быть использованы на основании и в пределах правовых норм.
  • Чтобы осуществить задуманное, у адвоката должна быть свобода действий, предоставленная ему клиентом и полное ему доверие. Законом так предусмотрено, что без согласия клиента адвокат не может действовать так или иначе. Поэтому на практике адвокат и клиент договариваются о такой свободе в действиях, либо каждые действия согласовываются отдельно.

Есть иные варианты, которые не стоит сейчас учитывать, поскольку тема данной публикации об отношениях адвоката и клиента, а не об их конкретных действиях по делу. Было бы неправильно давать сейчас рекомендации общего порядка по разнообразным обстоятельствам дел. Это все же вопросы конкретных адвокатов и их клиентов по конкретным делам.

Например, я всегда определяю клиенту степень своей свободы в действиях по защите и требую полного мне доверия. Иначе я за дело не берусь! Естественно, общая стратегия и тактики согласовываются, но остается свобода в конкретных действиях. На мой взгляд, иначе адвокату невозможно эффективно защищать своего клиента.

Но бывает иначе. Клиенты активно вмешиваются в работу адвоката и тем нарушают его планы, производят беспорядок, возникают нестыковки по делу. Защита становится неэффективной с отрицательным для клиента результатом. Об этом я написал выше.

  • активные по жизни, эмоциональные люди с нестабильной психикой способны фантазировать, часто менять свои же решения, нарушать принятые с адвокатом договоренности
  • зачастую они также уже имеют привычку и навыки управлять людьми, получать жизненные бонусы посредством своего социального статуса, должности, денег и применяют это к адвокатам
  • чувствительность к убеждению, к внушению со стороны других лиц, авторитетных по их мнению может побудить к изменению своей позиции по делу, уже согласованной с адвокатом
  • самоуверенность клиента в своих знаниях и способностях, считающих себя способными защищаться самостоятельно может побудить их не учитывать мнение адвоката по делу. Но проблема самозащиты возникает как в угнетенной психике подследственного, так и в недостатке возможностей и специфических навыков для защиты
  • полная или частичная утрата доверия к адвокату. В таком случае адвокат находится в роли обязательно присутствующего по закону, а непосредственно защиту осуществляет сам клиент, либо дополнительный адвокат
  • внешние факторы, как, например, появление по делу обстоятельств, о которых не было известно первоначально, и которые влияют на стратегию защиты по делу
  • изменение по разным причинам позиции по делу самого клиента может разрушить уже согласованную с адвокатом позицию
  • изменение ситуации вокруг дела, как например, изменение законодательства, позиции государственных органов, отдельных лиц, влияющих на дело
  • находите адвоката, которому можно доверять во всех смыслах: как профессионалу, и как человеку. Как находить и выбирать адвоката я уже описывал в этой публикации;
  • выбирайте адвоката комфортного для вас и сами старайтесь быть таким же для адвоката. Взаимная симпатия, отношения без напряжения повышают у вас уровень доверия адвокату, а у адвоката — творческий интерес к защите по делу;
  • не создавайте долгов перед адвокатом. Неполная или несвоевременная выплата гонорара снижает у адвоката к клиенту симпатию, доверие, заинтересованность в работе по делу;
  • не командуйте, не распоряжайтесь, не руководите действиями адвоката, но отслеживайте, советуйтесь, интересуйтесь ими. Если считаете свое вмешательство необходимым, то лучше смените адвоката, попросите другого вас защищать (представлять);
  • не допускайте с адвокатом панибратских отношений, но не противьтесь развитию дружеских. Грубая речь, сквернословие между адвокатом и клиентом ведет к небрежному отношению друг к другу и к работе по делу тоже;
  • избавляйтесь немедленно от адвоката, если утратили к нему доверие по подозрению в бесчестности, мошенничестве. Такие жулики способны вас убедить в несуществующем и, тем навредить делу;
  • получайте и принимайте по делу только объективную информацию, а не желаемую или предполагаемую. Реальное положение дела даёт возможность создать по нему эффективную защиту;
  • прислушивайтесь и доверяйте советам адвоката, в том числе в части особенностей общения с сотрудниками правоохранительных, надзорных, следственных, судебных и прочих органов. Адвокат работает в этой среде и лучше в ней ориентируется, чувствует её;
  • не ставьте адвокату в вину негативные решения по делу. Если уж с этим адвокатом вы дошли до принятия решения и не поменяли адвоката раньше, то виноватым его считать бессмысленно — тогда уже и вы сами виноваты в таком решении. Хотя, конечно, и это неверно, поскольку не адвокат и не вы принимали решение, а другой человек — судья или следователь;
  • не забывайте, находите случай любым способом оставить отзыв об адвокате. Положительный отзыв привлечет к адвокату других людей и тем поможет им, а отрицательный — оградит их от такого адвоката и тем самым спасет от беды.

*** На любое уголовное, гражданское, административное дело так или иначе всегда оказывается прямое или опосредованное влияние лиц или органов, не имеющих непосредственного отношения к делу.

Будьте осторожны в отношениях с правоохранителями. И не верьте в независимость следствия или суда, других органов. Полной независимости не существует, ну, если только в художественной литературе!

Подписывайтесь, обучайтесь, обращайтесь!

Публикация подготовлена с использованием материалов информационно-правового портала Консультант Плюс (http://www.consultant.ru)

P. S. Если мой сайтРОСТОВСКИЙ АДВОКАТ Вы считаете полезным и он может еще пригодиться в жизни, оставьте его в закладках или поделитесь им с друзьями. И не забудьте получить мой бесплатныйСПРАВОЧНИК КЛИЕНТА.

Какова степень зависимости позиции адвоката от позиции подзащитного?

Определение позиции в зависимости от позиции подзащитного, обстоятельств дела, внутреннего убеждения

Три основные защитительные позиции, которые и предопределяют содержание, объем и построение речи по конкретному уголовному делу.

Первая позиция – о смягчении наказания. Такую позицию адвокат занимает в тех случаях, когда у него и его подзащитного нет спора ни с доказанностью обвинения, ни с квалификацией содеянного.

Естественно, что в этом случае основное место в защитительной речи уделяется характеристике личности подсудимого и смягчающих наказание обстоятельств, а также тех причин и условий, которые, по мнению защиты, способствовали совершению преступления, в том числе и неправомерного и провоцирующего поведение потерпевшего. Однако, оставаясь в рамках позиции о смягчении наказания, адвокат при наличии к тому оснований должен:

— оспорить отягчающие наказание обстоятельства и просить суд исключить их из обвинения;

— обосновать нецелесообразность назначения дополнительных наказаний;

— оспорить отдельные утверждения обвинения, касающиеся подзащитного (об инициативе совершения преступления, о заранее обдуманном умысле, о более активной роли данного подсудимого и др.).

  • Наиболее типичные просьбы:
  • — назначить наказание, не связанное с лишением свободы;
  • — назначить более мягкое наказание, чем просил государственный обвинитель, в том числе и не применять к подсудимому исключительную меру наказания или пожизненное лишение свободы;
  • — назначить меру наказания ниже низшего предела санкции статьи Уголовного Кодекса;
  • — применить к подсудимому условное осуждение;
  • — ограничить наказание пределами уже отбытого подсудимым предварительного заключения;
  • — постановить в отношении подсудимого обвинительный приговор без назначения наказания.

Вторая позиция – об изменении квалификации (переквалификации) содеянного.

Такую позицию адвокат избирает в тех случаях, когда подсудимый признает событие преступления и свое участие в нем, но содеянное, по мнению защиты: 1) либо неправильно квалифицированно по статье УК с более строгой санкцией; 2) либо из обвинения по той или иной статье УК следует исключить отдельные квалифицирующие обстоятельства; 3) либо содеянное подпадает под вновь введенную или измененную норму УК, санкция которой более мягкая, чем у прежней.

При такой позиции основное внимание в речи адвоката должно быть уделено анализу доказательств по делу с точки зрения квалификации содеянного.

Обосновав необходимость изменения юридической оценки содеянного, адвокат затем обязан охарактеризовать личность подсудимого, смягчающие наказание обстоятельства и т.д.

Эта часть речи защитника обычно бывает сходной с построением речи при позиции о смягчении наказания. Аналогично первой позиции формулируется и просьба о назначении наказания.

Третья позиция – об оправдании подсудимого. Такую позицию адвокат занимает, если не установлено событие преступления, в деянии нет состава преступления или подсудимый не причастен к совершению преступления. Адвокат во всех случаях обязан просить об оправдании подсудимого, если тот отрицает само событие преступления или свое участие в нем.

Адвокат в данной ситуации должен следовать за позицией подзащитного, сколь бы неубедительной она ему ни казалась, так как закон лишил защитника привилегии оценивать доказательства по внутреннему убеждению – с одной стороны, а с другой – запретил адвокату отказаться от приятной на себе защиты, в том числе и по причине несогласия с позицией подсудимого.

  1. Лишь в нескольких случаях, которые скорее являются исключением, но не правилом, адвокат свободен в выборе позиции и может оценивать доказательства по делу по своему внутреннему убеждению.Это ситуации, когда позиция лица, совершившие общественно опасное деяние, неизвестна, не вполне ясна или не может быть принята во внимание из-за его состояния:
  2. · обвиняемый (подозреваемый, подсудимый) полностью отказался от дачи показаний по делу;
  3. · обвиняемый на протяжении всего следствия по делу и в суде последовательно заявляет, что ничего не помнит в силу опьянения, болезни или по другой причине, но нет оснований считать его невменяемым;
  4. · лицо, совершившее общественно опасное деяние, является невменяемым или у него наступило психическое расстройство после совершения преступления.
Читайте также:  Отказ от алиментов получателем алиментов: основания, последствия, образцы

Если адвокату представляется более перспективной иная позиция, то, чтобы не нарушать право подсудимого на защиту, но в то же время сделать все возможное для облегчения его положения, защитник может прибегнуть к так называемой альтернативе.

Суть ее состоит в том, что адвокат, используя соответствующие приемы построения речи, подвергает сомнению юридическую квалификацию содеянного или умело включает в свое выступление анализ смягчающих наказание обстоятельств, но в конечном итоге просит суд об оправдании.

Альтернатива, следовательно, допустима в основной части речи, а вот заключительная часть выступления в прениях, то есть итоговая просьба адвоката, должна быть однозначной: оправдать. Другими словами, адвокат должен здесь придерживаться правила: «Говорить обо всем, просить об одном».

Защитительная речь адвоката, считающего, что его подзащитный подлежит оправданию, должна быть посвящена главным образом анализу доказательств по делу в целях опровержения доводов обвинения и подтверждения своей позиции (необходимая оборона, крайняя необходимость, добровольный отказ, невиновное причинение вреда, отсутствие признаков специального субъекта преступления и др.).

Следует особо подчеркнуть, что адвокат не вправе отказаться от участия в судебных прениях по любым соображениям, так как это равносильно отказу от принятой на себя защиты подсудимого. Позиция адвоката, какой бы она ни была, не имеет доказательственного значения по делу и не может служить основанием для вынесения судом частного определения или постановления.

К числу новых положений, по которым новый УПК РФ отличается от старого РСФСР, относятся: — одна из основных задач уголовного судопроизводства — борьба с преступностью — уступила место защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ст. 6 УПК РФ);

— к одному из основополагающих принципов уголовного процесса отнесен принцип состязательности, предусматривающий разделение функций защиты, обвинения и разрешения уголовного дела (ст. 15 УПК РФ);

— расширены полномочия защитника (адвоката). Защитник вправе собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи (п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ), привлекать специалиста (п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК РФ), использовать не запрещенные Кодексом средства и способы защиты (п. 11 ч. 1 ст. 53 УПК РФ).

Статья 86, ч.

3, УПК РФ «Собирание доказательств» гласит: «Защитник вправе собирать доказательства путем: получения предметов, документов и иных сведений; опроса лиц с их согласия; истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии».

Адвокатское заключение (Трунов предлагает ввести его в дополнение к обвинительному заключению)должно обладать рядом обязательных правовых свойств, таких, как законность, обоснованность, мотивированность, объективность, четкость, последовательность, логичность, краткость, конкретность, определенность. Вопрос об использовании доказательств в предполагаемом адвокатском защитительном заключении имеет важное теоретическое и практическое значение. Адвокатское защитительное заключение должно состоять из вводной, описательной, характеризующей подзащитного, резолютивной частей и приложения к заключению. Предложениесоставить защитительное заключение после ознакомления с утвержденным прокурором обвинительным заключением. Возможное усложнение процессуальной формы не должно рассматриваться как препятствие к установлению истины по делу.

Позиция защиты в ходе судебного разбирательства может быть изменена, защитник на суде процессуально самостоятелен, оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, руководствуясь законом, своим правосознанием, и не связан с позицией, занятой в защитительном заключении.

В качестве защитников в уголовном процессе помимо профессиональных адвокатов допускаются: по определению или постановлению суда наряду с адвокатом один из близких родственников или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката (ст. 49 УПК РФ).

По смыслу уголовно-процессуального закона допуск к участию в уголовном процессе иных лиц, помимо адвоката, со стороны защиты возможен лишь на стадии судебного следствия, в связи с чем название выглядит более конкретизированным именно на стадии предварительного расследования уголовных дел, где защиту представляет только адвокат, — адвокатское защитительное заключение.

38. Порядок отказа адвоката-защитника от осуществления защиты. Порядок отказа подозреваемого, обвиняемого от защитника

Исходя из этических соображений адвокат не вправе оказывать правовую помощь, имея собственный интерес в деле, а также если он ранее являлся участником процессуальных отношений, судьей или иным лицом, в компетенции которого находилось принятие решения в интересах обратившегося к нему за помощью; если он состоит в родственных или семейных отношениях с лицом, осуществляющим предварительное расследование по делу.

Он, кроме того, не вправе представлять лиц, интересы которых противоречат друг другу. Адвокат также не может занимать позицию, противоположную точке зрения представляемого (исключением, естественно, является случай самооговора доверителя в уголовном процессе).

Из предыдущего принципа следует другое правило — запрет на публичные заявления о доказанности вины доверителя при отрицании ее последним. В целях обеспечения доверия граждан к адвокатуре законодатель запрещает негласное сотрудничество адвокатов с оперативно-розыскными органами.

Говоря о профессиональных обязанностях адвоката, не следует забывать о Кодексе профессиональной этики, который «устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности на основе нравственных критериев и традиций адвокатуры».

Адвокат не вправе занимать позицию вопреки воле доверителя

18 ноября 2019 г.

Об одном случае из дисциплинарной практики АП РМЭ

Справедливость приговора во многом зависит от того, насколько подсудимый доверяет защитнику, насколько согласована позиция и стратегия защиты. При этом защитник не должен забывать требование подп. 3 п. 4 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г.

№ 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре), что адвокат не вправе занимать позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя.

Выражение в уголовном процессе позиции вопреки воле доверителя, безусловно, недопустимо со стороны защитника, и этот постулат является обязательным для каждого адвоката.

Вместе с тем адвокат, который оставляет разрешение ходатайств подзащитного на усмотрение суда, даже не задумывается, что тем самым нарушается указанное требование законодательства об адвокатуре, так как позиции подзащитного и адвоката в этом случае также расходятся.

Квалификационная комиссия и Совет АП Республики Марий Эл рассмотрели дисциплинарное производство в отношении адвоката А., поводом для возбуждения которого являлось частное постановление Президиума Верховного Суда Республики Марий Эл от 29 августа 2018 г.

, в котором указывалось, что основанием отмены приговора Горномарийского районного суда Республики Марий Эл от 11 декабря 2017 г. в отношении осужденной Т.

являлось существенное нарушение уголовно-процессуального закона, повлиявшего на исход дела, в связи с неэффективной защитой адвокатом А. осужденной Т.

Обстоятельства дисциплинарного производства

Приговором Горномарийского районного суда Республики Марий Эл от 11 декабря 2017 г. Т. осуждена по п. «А» ч. 3 ст. 158 УК РФ и ей назначено наказание в виде 1 года 5 месяцев лишения свободы. Защиту Т. осуществляла адвокат А.

24 августа 2018 г. Президиум Верховного Суда Республики Марий Эл вынес постановление об отмене приговора Горномарийского районного суда Республики Марий Эл от 11 декабря 2017 г. в отношении Т., и дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Существенное нарушение уголовно-процессуального закона, повлиявшего на исход дела и явившегося основанием для отмены указанного приговора, выразилось в следующем.

Согласно ч. 1 ст. 48 Конституции РФ каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи.

По смыслу ст. 16 УПК РФ обеспечение права на защиту является одним из принципов уголовного судопроизводства, действующих во всех его стадиях.

Согласно п. 3 ч. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда он убежден в наличии самооговора доверителя.

Согласно п. 1 ч. 1 ст.

7 указанного Федерального закона адвокат должен честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами.

В подготовительной части судебного заседания 7 ноября 2017 г. подсудимая Т. сообщила о несогласии с тем, чтобы защиту ее прав и интересов в ходе судебного разбирательства осуществляла адвокат А.

, заявила об отказе от услуг данного защитника по мотивам отсутствия какой-либо юридической помощи со стороны адвоката, ее содействия органу следствия, при этом поддержала свое письменное заявление от 16 октября 2017 г.

, в котором она в числе прочего просила назначить другого адвоката.

В последующем, после разъяснения прав подсудимой Т., последняя заявила ходатайство о передаче уголовного дела на новое расследование в связи с тем, что, по утверждению Т., следователь сам составил ее показания на предварительном следствии и при помощи защитника заставил расписаться в них, а также в бланках других документов.

Защитник А., не поддержав ходатайство подзащитной, пояснила, что какого-либо давления на Т. в ходе предварительного следствия со стороны следователя не оказывалось, нарушений закона при проведении следственных действий не имелось.

7 ноября 2017 г., давая показания в ходе судебного следствия, Т. отрицала свою причастность к хищению у потерпевшей М. сотового телефона (с зарядным устройством) и фляги с брагой. В связи с наличием существенных противоречий между показаниями Т.

в суде и ее показаниями, данными на предварительном следствии, государственным обвинителем заявлено ходатайство об оглашении в порядке ст. 276 УПК РФ показаний Т., данных на предварительном следствии. Подсудимая Т.

возражала в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя, однако, несмотря на занятую позицию подзащитной, адвокат А. указала на отсутствие возражений в удовлетворении заявленного ходатайства.

Читайте также:  Какие документы нужны для лишения отцовства: полный список 2022

В судебном заседании 20 ноября 2017 г. потерпевшей М. после ее допроса заявлялось ходатайство об освобождении ее от дальнейшего участия в рассмотрении уголовного дела, при этом подсудимая Т.

возражала в удовлетворении заявленного ходатайства и заявила о необходимости дальнейшего участия потерпевшей М. в судебном заседании, а защитник А., выяснив у потерпевшей, что она не желает участвовать в судебных прениях и просит наказать Т. по закону, вопреки позиции Т.

посчитала возможным ходатайство удовлетворить и освободить потерпевшую М. от дальнейшего участия в деле.

В судебном заседании 4 декабря 2017 г. подсудимая Т.

заявила ходатайства о назначении судебных экспертиз на предмет установления принадлежности почерка в протоколах ее допроса в части фразы «с моих слов записано верно, лично прочитано, замечаний к протоколу не имеется», а также на предмет наличия у нее возможности по состоянию здоровья нести флягу, при том пояснила, что не знает, как называются такие экспертизы. На данные ходатайства подзащитной адвокат А. не отреагировала, не помогла Т. правильно сформулировать ходатайства, а оставила разрешение ходатайств на усмотрение суда. Аналогичную позицию защитник А. заняла по ходатайствам подсудимой Т., заявленным ею в судебном заседании.

Кроме того, в судебном заседании 8 декабря 2017 г. подсудимая Т. пояснила, что она против взыскания с нее процессуальных издержек, понесенных как в ходе предварительного следствия, так и в суде, а в судебных прениях высказалась о фальсификации уголовного дела, т.е. заявила о своей невиновности по предъявленному ей обвинению.

Между тем, выступая в судебных прениях, защитник-адвокат А. просила суд в числе прочего принять во внимание, что ее подзащитная Т. в ходе предварительного следствия вину по предъявленному обвинению признала полностью, активно способствовала раскрытию и расследованию преступления. Вопрос о взыскании с Т.

процессуальных издержек оставила на усмотрение суда.

Таким образом, позиции подсудимой Т. и ее защитника – адвоката А. относительно соблюдения прав подсудимой на предварительном следствии расходятся, при этом их позиции по ряду вопросов судебного разбирательства противоречивы, что повлекло за собой неэффективную судебную защиту адвокатом А. подсудимой Т.

Указанные факты свидетельствуют о несоблюдении адвокатом Адвокатской палаты Республики Марий Эл А. требований п. 3 ч. 4 ст. 6, п. 1 ч. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре.

Адвокат А. на заседании Квалификационной комиссии АП РМЭ признала, что какие-то недостатки были с ее стороны при защите Т., и позицию с подсудимой надо было согласовывать более тщательно.

К адвокату А. была применена мера дисциплинарного взыскания в виде предупреждения.

* * *

К сожалению, подобное отношение к позиции своего доверителя со стороны защитников имеет место.

Поэтому данный пример подтверждает, что адвокат не может руководствоваться никакими «благими намерениями», не разделяя позицию подсудимого, независимо от причин.

Причины этого могут быть разными: ложно понятые интересы клиента, изменение позиции клиента в суде, хотя на следствии она была совершенно иная, а защитник придерживался позиции, избранной на следствии, считая ее более благоприятной для клиента и т.п.

Позиция защитника может и не содержать ошибки, и даже быть выгодной для подсудимого, но если последний с ней не согласен, то адвокат обязан следовать позиции подзащитного и не вправе уклоняться от ее поддержки.

В последнее время суды стали чаще обращать внимание на указанные нарушения, выносить частные постановления, в которых обоснованно указывают, что случаи, когда позиция защитника вступает в противоречие с позицией его подзащитного, оспаривающего свою виновность в совершении инкриминируемого ему преступления, фактически являются отказом адвоката от осуществления защиты.

Требование подп. 3 п. 4 ст.

6 Закона об адвокатуре, содержащего запрет занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя, является основой защитительной деятельности адвоката. Относиться к этому требованию адвокату нужно со всей ответственностью, иначе такая защита не может быть признана квалифицированной и добросовестной.

Занять позицию вопреки воле доверителя

  • Сразу после моего выступления в прениях в защиту доверителя председательствующий судья заявил: «Вы не вправе занимать такую позицию, и я буду вынужден Вас отвести от участия в уголовном деле».
  • Я, конечно, ожидал, что суд в совещательной комнате не разделит мою категоричную позицию о необходимости вынесения оправдательного приговора, но никак не рассчитывал именно на такую непредсказуемую реакцию.
  • «Ваша  честь, Вы не вправе так поступать, потому что моя позиция основана на законе», – моментально парировал я.
  • Что же не понравилось судье?

Сложный судебный процесс по обвинению лица в посредничестве во взяточничестве, длившийся около полутора лет, подходил к своему завершению. Подсудимый свою вину не признавал и пытался всеми возможными способами доказать невиновность.

Доселе были традиционно оставлены без удовлетворения многочисленные ходатайства стороны защиты о возвращении уголовного дела, об отводе председательствующего и всего состава городского суда, девять последовательно заявленных ходатайств об исключении доказательств, полученных с нарушением закона, и др.

Обвинительное судно в нескольких местах дало течь, заметно снизило свой крейсерский ход, но судебные документы упорно рассказывали о том, что у корабля проблем нет, и он сможет безопасно доплыть до порта назначения.

Узнав о статистике вынесения оправдательных приговоров, составляющей примерно 0,2%, подзащитный меня спросил: «А какие шансы в апелляции?» Получив неутешительный ответ о стабильности вынесенных судебных актов в 98% случаев в среднем по стране, он взял время на обдумывание, а к следующему судебному заседанию принял мучительное решение изменить свою позицию и признать вину.

Когда доверитель стал давать признательные показания, судья, пожалуй, впервые за многие месяцы разбирательств заметно повеселел, генерируя положительные человеческие эмоции и не скрывая своего полного удовлетворения происходящим. В прениях подсудимый повторно каялся в содеянном и просил смягчить ему наказание до пределов уже отбытых под домашним арестом двух лет и четырех месяцев.

Ничто не предвещало ухудшения настроения председательствующего, поскольку ожидалась короткая речь адвоката с просьбой учесть смягчающие обстоятельства и сильно не наказывать. Однако в ходе моего выступления в прениях настроение судьи стало претерпевать трансформацию с того момента, как он впервые услышал слово «провокация».

Впоследствии это слово стало звучать чаще. После очередного его произнесения председательствующий каждый раз заметно вздрагивал, как будто кто-то стучал его молоточком по его же столу. В завершение своей речи я попросил оправдать подзащитного, поскольку имевшие место провокационные действия полностью исключали состав преступления.

Такая просьба основывалась на п. 34 Постановления Пленума  ВС РФ от 9 июля 2013 г.

№ 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях»: «От преступления, предусмотренного статьей 304 УК РФ, следует отграничивать подстрекательские действия сотрудников правоохранительных органов, спровоцировавших должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, на принятие взятки или предмета коммерческого подкупа… Принятие должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, при указанных обстоятельствах денег, ценных бумаг, иного имущества или  имущественных прав, а равно услуг имущественного характера не может расцениваться как уголовно наказуемое деяние. В этом случае в содеянном отсутствует состав преступления (пункт 2 части 1 статьи 24 УПК РФ)».

Председательствующий после признаний подсудимого был готов вынести обвинительный приговор и сосредоточить свое внимание на размере наказания, но после выступления защитника у него появилась неприятная и трудоемкая обязанность в приговоре отбиваться от многочисленных и достаточно убедительных доводов, доказывающих факт совершения провокации. Поскольку судья слыл профессионалом и всегда старался выносить мотивированные судебные документы, ему это не казалось «легкой прогулкой». Кроме того, после оспаривания обвинения по столь принципиальным основаниям возрастала вероятность обжалования приговора. Такой поворот не устраивал председательствующего, и он решил разыграть этическую карту, заявив, что защитник не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя. Угрожая удалением из процесса, судья пытался понудить меня солидаризоваться с подзащитным и не мешать ему вынести стабильный обвинительный приговор.

Мне кажется, председательствующий, памятуя об основном правиле, позабыл об исключительных случаях. Так, в соответствии с п. 3 ч. 4 ст.

6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»: «Адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя». В соответствии с п. 2 ч. 1 ст.

9 Кодекса профессиональной этики адвоката: «Адвокат не вправе занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле, за исключением случаев, когда адвокат-защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного».

Когда совокупность исследованных судом доказательств свидетельствует о совершенной провокации, исключающей уголовную ответственность доверителя, признание вины последним адвокат должен воспринимать как вынужденный самооговор.

Ничего принципиально не меняет то обстоятельство, что самооговор совершается «под контролем» защитника, который этому фактически не препятствует, поскольку такие действия продиктованы соображениями крайней необходимости и совершаются в интересах подзащитного.

Завсегдатаи судов хорошо усвоили сложившееся обыкновение, в соответствии с которым признание вины часто учитывается и приводит к смягчению наказания, а непризнание вины к оправдательному приговору не приводит, зато влечет назначение более сурового наказания.

Учитывая, как работает отлаженный годами обвинительный судебный механизм, представителям стороны защиты в аналогичной ситуации целесообразно занять позиции, противоположные позициям доверителей, решивших признать свою вину.

Такой прагматичный подход открывает новые возможности и предоставляет шансы для продолжения борьбы. Одновременно он выглядит безупречным для защитника с точки зрения соблюдения законно-этических норм.

Несмотря на то что подход первоначально напоминает крыловский сюжет про лебедя, рака и щуку, все же фигуранты тянут воз в одном направлении – только по-разному.

Читайте также:  Был суд у военнослужащего, было примирение сторон. В какие сроки разморозят счёт?

Подсудимый признает вину и получает процессуальные преференции, а защитник оспаривает виновность в связи с провокацией и этим предупреждает суд, что в дальнейшем может обжаловать вынесенный приговор в связи с нарушением уголовно-процессуального закона. 

Следует иметь в виду, что признание вины подсудимым при имевшей место провокации не может свидетельствовать о ее доказанности. На это указывают положения ч. 2 ст.

77 УПК РФ о том, что признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств. Также, согласно ч. 4 ст.

302 УПК РФ, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Когда совершена провокация, совокупности доказательств быть не может, поскольку вся обвинительная конструкция рушится как карточный домик.

Возвращаясь к делу: председательствующий, ознакомившись с аргументами стороны защиты, отводить меня от участия в уголовном деле все же не решился. Зато назначил наказание с применением ст.

64 УК РФ, которое на пару месяцев превышало уже отбытый под домашним арестом срок. Обжаловать такой приговор подзащитный отказался.

Если бы прозвучало более суровое наказание, приговор был бы обжалован мной по основаниям совершенной провокации.

Вопрос 26. Конфликт интересов. Коллизии взаимоотношений адвоката и подзащитного. Позиция адвоката в случае конфликта интересов и коллизии взаимоотношений адвоката и его подзащитного

Вопрос 26. Конфликт интересов. Коллизии взаимоотношений адвоката и подзащитного. Позиция адвоката в случае конфликта интересов и коллизии взаимоотношений адвоката и его подзащитного.

Известно, что адвокатская деятельность регулируется не только нормами права, но и нормами морали. По своей сути конфликт интересов содержит этическую составляющую и возникает в том случае, когда адвокат защищает интересы клиента, противоречащие интересам другого лица, которого адвокат защищает или защищал ранее.

Кроме того, при оказании юридической помощи адвокат обычно имеет доступ к конфиденциальной информации своего доверителя;соответственно, при возникновении конфликта интересов данная информация может повредить интересам его прежнего клиента, что противоречит общим принципам нравственности и морали.

Основные принципы конфликта интересов нашли свое отражение в Законе об адвокатуре и в Кодексе профессиональной этики адвоката. Так, в п. 4 ст.

6 Закона об адвокатуре говорится, что адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случаях, если он оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица. Аналогичное по своему смыслу требование содержится в ст.

11 Кодекса профессиональной этики адвоката, которая гласит, что адвокат не вправе быть советником, защитником или представителем нескольких сторон в одном деле, чьи интересы противоречат друг другу, а может лишь способствовать примирению сторон.

Всегда следует помнить, что в деятельности защитника огромное значение имеют этические нормы и мораль, любое отступление от требований морали неизбежно уводит его с правильного пути.

При осуществлении защиты в групповых процессах может сложиться такая ситуация, когда у подсудимых и у защитников отсутствует единая и согласованная позиция по уголовному делу, то есть возникает коллизия – столкновениепротивоположных интересов подсудимых и их защитников.

В такой ситуации адвокату следует находить обстоятельства, ведущие к сближению интересов подсудимых. Нужно помнить, что в любых противоречиях подсудимых есть общая линия защиты, которой должны придерживаться все защитники.

Оказывая помощь, адвокат ради своего подзащитного не вправе отягощать положение других подсудимых. Ухудшать положение других подсудимых возможно только в том случае, если это единственно возможный способ защиты подсудимого от необоснованно инкриминируемого ему обвинения.

При этом надо понимать, что коллизия, как правило, не способствует защите, а напротив, помогает процессуальному противнику. По этому поводу известный русский дореволюционный процессуалист В. К.

Случевский писал: «В отношении преданных суду лиц, в случае, если при нескольких подсудимых интересы их оказываются противоположными, защита должна быть умеренной в нападении и стараться не ухудшать положения других подсудимых, так как ее обязанность заключается не в оказании содействия прокурору, а в содействии суду в обнаружении истины, через выяснение всего, что может быть сказано в пользу подсудимого».

Неправильное поведение адвоката при коллизии наносит серьезный ущерб не только подсудимым, но и чести адвокатуры. Адвокат должен сознавать, что от его поведения во многом зависит уровень общественного признания всей адвокатуры.

Вопрос 13. Полномочия и обязанности адвоката в соответствии с Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Кодексом профессиональной этики адвоката и соответствующими процессуальными законами.
Полномочия адвоката,

Вопрос 14. Статус адвоката: приобретение, приостановление, возобновление, прекращение. Приобретение статуса адвоката

Вопрос 14. Статус адвоката: приобретение, приостановление, возобновление, прекращение. Приобретение статуса адвоката
Статус адвоката в Российской Федерации вправе приобрести лицо, которое имеет высшее юридическое образование, полученное в имеющем государственную

Вопрос 15. Помощник адвоката, стажер адвоката: понятие, статус. Особенности трудовых отношений

Вопрос 15. Помощник адвоката, стажер адвоката: понятие, статус. Особенности трудовых отношений.
Помощниками адвоката могут быть лица, имеющие высшее, незаконченное высшее или среднее юридическое образование, за исключением лиц, указанных в пункте 2 статьи 9 Закона об

Вопрос 30. Кодекспрофессиональной этики адвоката. Статус, назначение, структура

Вопрос 30. Кодекспрофессиональной этики адвоката. Статус, назначение, структура.
Кодекс профессиональной этики адвоката принимается Всероссийским съездом адвокатов и устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской

Вопрос 31. Этика адвоката в общении с доверителем

Вопрос 31. Этика адвоката в общении с доверителем.
Адвокат при оказании помощи защищает права и свободы доверителя и обязан всегда вежливо и корректно реагировать на обращение за помощью. Адвокат не должен отклонять предложение клиента только потому, что клиент и его

Вопрос 33. Этика поведения адвоката в судопроизводстве

Вопрос 33. Этика поведения адвоката в судопроизводстве.
Адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката (подп. 4 п. 1 ст. 7, п. 1 ст. 8 Закона об адвокатуре).Адвокат принимает поручение на ведение дела и в том

Вопрос 39. Обязанность адвоката по повышению квалификации и формы ее реализации

Вопрос 39. Обязанность адвоката по повышению квалификации и формы ее реализации.
Основанием необходимости профессиональной переподготовки адвокатов является гарантированное Конституцией РФ право каждого на получение квалифицированной юридической помощи. Постоянное

Вопрос 41. Неприкосновенность переписки адвоката. Досмотр адвоката. Обыск помещения, занимаемого адвокатом

Вопрос 41. Неприкосновенность переписки адвоката. Досмотр адвоката. Обыск помещения, занимаемого адвокатом.
Адвокат должен держать в тайне всю информацию, касающуюся обстоятельств и фактов, сообщенных ему клиентом или ставших известными адвокату в связи с выполнением

Вопрос 49. Особенности работы с юридическими лицами. Участие адвоката во внесудебных способах урегулирования спора. Принципы организации переговоров по хозяйственным (экономическим) спорам с участием адвоката

Вопрос 49. Особенности работы с юридическими лицами. Участие адвоката во внесудебных способах урегулирования спора. Принципы организации переговоров по хозяйственным (экономическим) спорам с участием адвоката.
Согласно подп. 1 п. 1 ст. 1 Закона об адвокатуре адвокатской

Вопрос 59. Выступление адвоката – защитника по уголовному делу. Вступительное заявление. Участие защитника в допросе на судебном следствии. Содержание и форма выступления адвоката-защитника в судебных прениях. Структура защитительной речи адвоката

Вопрос 59. Выступление адвоката – защитника по уголовному делу. Вступительное заявление. Участие защитника в допросе на судебном следствии. Содержание и форма выступления адвоката-защитника в судебных прениях. Структура защитительной речи адвоката.
Частью 2 ст. 243 УПК

Вопрос 283. Статус адвоката, при рассмотрении дел об административных правонарушениях

Вопрос 283. Статус адвоката, при рассмотрении дел об административных правонарушениях.
Защитник и представитель (ст. 25.5.КоАП):Для оказания юридической помощи лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в производстве по

Вопрос 356. Принципы уголовного судопроизводства: понятие и значение в работе адвоката. Процессуальное положение адвоката-защитника по уголовным делам

Вопрос 356. Принципы уголовного судопроизводства: понятие и значение в работе адвоката. Процессуальное положение адвоката-защитника по уголовным делам.
Принципы уголовного судопроизводства – общие руководящие положения, определяющие наиболее важные стороны

Вопрос 357. Участие адвоката-защитника в предварительном следствии и дознании

Вопрос 357. Участие адвоката-защитника в предварительном следствии и дознании.
Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст.16 УПК):Подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и

Вопрос 417. Роль (функции) адвоката на стадии исполнения приговора

Вопрос 417. Роль (функции) адвоката на стадии исполнения приговора.
Защита в стадии исполнения приговора, как и во всех стадиях уголовного процесса, представляет собой уголовно-процессуальную деятельность по обеспечению прав и законных интересов участников процесса.

3. Право на адвоката — абсолютное право? Отказ от адвоката

3. Право на адвоката — абсолютное право? Отказ от адвоката
Чтобы ответить на этот вопрос, рассмотрим дело «Dayanan v. Turkey» (постановление от 13 октября 2009 года). Заявителя арестовали по подозрению в принадлежности к запрещенной организации. Перед допросом ему разъяснили его

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector