Право

ВС РФ разрешил взыскивать с арбитражных управляющих убытки за необоснованную судебную активность

Вс рф разрешил взыскивать с арбитражных управляющих убытки за необоснованную судебную активность

Москва. 3 февраля. ИНТЕРФАКС — С арбитражного управляющего можно взыскивать убытки за подачу бесперспективных исков об оспаривании сделок банкрота, а за отказ их подавать — нельзя, решил Верховный суд (ВС) РФ.

История, которая привела судебную коллегию по экономическим спорам (СКЭС) ВС РФ к этим выводам, началась около 10 лет назад.

Тогда индивидуальный предприниматель Андрей Крымов попытался построить многоквартирный дома в Таганроге на средства дольщиков, но вместо этого был осужден за их обман (получив, правда, всего полтора года колонии-поселения). Кроме того, в отношении него была введена процедура банкротства.

Его кредиторами (общая сумма задолженности на декабрь 2017 года составляла 19,34 млн рублей) были граждане, у которых он брал займы.

Один из них — Вадим Попов — выяснил, что параллельно с привлечением средств Крымов распродавал свое имущество, в том числе родственникам.

14 объектов недвижимости — гаражи, квартиры, земельный участок — при их рыночной стоимости в 18,6 млн рублей были проданы за 4,19 млн рублей, говорится в материалах дела.

Эти сделки и привели к неплатежеспособности Крымовым, счел Попов. В рамках дела о личном банкротстве Крымова он неоднократно обращался к его финансовому управляющему — Наталье Епишевой — с просьбой оспорить их, но получал отказы.

Между тем личное банкротство Крымова не привело к полному списанию его долгов. Непогашенными остались, как минимум 14,39 млн рублей, следует из материалов дела.

Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд отказался обнулить долги, так как бизнесмен «злостно уклонился от погашения кредиторской задолженности путем вывода активов (той самой недвижимости — ИФ) и совершил действия, повлекшие невозможность удовлетворения требований кредиторов».

Заручившись таким решением, Попов подал иск к Епишевой с требованием возместить ему убытки, так как она бездействовала и не оспорила сделки Крымова с недвижимостью. Но Арбитражный суд Ростовской области отказал Попову, сославшись на пропуск трехлетнего срока для оспаривания таких сделок — он истек еще весной 2016 года, то есть до возбуждения дела о банкротстве Крымова в декабре 2016 года.

Апелляция и кассация однако пришли к противоположному выводу и полностью удовлетворили требования Попова, взыскав с Епишевой 11,71 млн рублей убытков.

Суды решили, что Епишева должна была оспаривать сделки не по правилам закона о несостоятельности как подозрительную, а по общегражданским основаниям как сделку, совершенную со злоупотреблением правом.

В этом случае срок на подачу иска тоже ограничен тремя годами, но может исчисляться с момента, когда кредитор узнал о сделке.

Но СКЭС ВС РФ не согласилась с подходом апелляции и кассации. Она отметила, что отказ Крымову в освобождении от долгов в деле о личном банкротстве «сам по себе не является достаточным основанием для признания сделок ничтожными».

Не увидела она и возможности для обжалования сделок по выводу активов по общегражданским основаниям. Более того, в определении сформулированы правила, которые требуют от арбитражных управляющих избирательного отношения к тому, какие сделки нужно оспаривать, а какие нет.

Коллегия указала, что не всякое оспаривание сделок банкрота приводит к положительному для конкурсной массы (активам, за счет которых могут быть удовлетворены требования кредиторов — ИФ) результату.

И если сделка совершена за пределами трехлетнего периода, «то вполне очевидно», сочли судьи, что ее оспаривание не имеет перспектив на удовлетворение.

«Следовательно, бездействие арбитражного управляющего в отношении оспаривания подобных сделок разумно и рационально и по общему правилу не может быть признано противоправным», — говорится в определении ВС РФ.

«Напротив, возбуждение по инициативе арбитражного управляющего судебных производств по заведомо бесперспективным требованиям может указывать либо на его непрофессионализм, либо на его недобросовестность, влекущие для конкурсной массы дополнительные издержки. Уменьшение конкурсной массы, вызванное подобными неправомерными действиями, может являться основанием для взыскания с арбитражного управляющего убытков», — написала коллегия.

Она отменила решения апелляции и кассации в пользу Попова и оставила в силе решение Арбитражного суда Ростовской области, отказавшегося взыскивать убытки с Епишевой.

Источник: Федресурс

Верховный Суд РФ представил подробные указания, как следует рассматривать дела об убытках, причиненных управляющими

Определение Верховного Суда РФ от 26.10.2017 N 305-ЭС17-8225 по делу N А40-154653/2015

Арбитражный суд города Москвы возбудил дело о банкротстве общества как ликвидируемого должника. Впоследствии  обществом был отчужден 51 процент принадлежащих ему акций по заниженной цене.

Банк — конкурсный кредитор общества, имея в наличии сведения об основаниях признания сделок по отчуждению акций недействительными, обратился к конкурсному управляющему с требованием об оспаривании этих сделок. Банк потребовал взыскать с конкурсных управляющих солидарно убытки в размере 64 990 450 руб.

, причиненные бездействием ответчиков, своевременно не оспоривших сделки по отчуждению должником акций, что сделало невозможным пополнение конкурсной массы должника и, как следствие, привело к нарушению имущественных прав банка как конкурсного кредитора. Банк указал, что по заключению оценщиков рыночная стоимость акций гораздо выше стоимости, по которой они были отчуждены обществом.

В конкурсную массу должника должно было поступить пять процентов от их стоимости, или 55 642 450 руб.

  • Верховный Суд РФ указал, что, взыскав в пользу банка убытки без учета его доли в общей сумме требований кредиторов третьей очереди, суд неправильно применил нормы права.
  • Суд не согласился и с решением суда первой инстанции по следующим основаниям:
  • судебной оценке подлежала деятельность конкурсных управляющих с момента потенциальной или реальной осведомленности их о заключении спорных сделок до истечения годичного срока исковой давности, последующая деятельность конкурсного управляющего не имела значения для дела, однако эти обстоятельства судом определенно не установлены;

для применения в отношении конкурсных управляющих ответсттвенности за совместно причиненный вред суду следовало установить, что действий каждой из них было достаточно для причинения убытков, т.е. они должны были иметь возможность своевременно оспорить каждую из сделок, однако без объективных на то препятствий не сделали этого;

возмещение убытков должно привести к восстановлению нарушенного права банка.

Банк не мог получить всю сумму убытков, а только часть, соответствующую его доле в общем размере долга. Расчеты с кредиторами производятся исходя из принципов очередности и пропорциональности удовлетворения требований.

Из Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» следует, что конкурсный управляющий, действуя добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества, должен анализировать финансовое состояние должника и результаты его финансовой, хозяйственной и инвестиционной деятельности, принимать меры по защите имущества должника, а также по поиску, выявлению и возврату имущества должника, находящегося у третьих лиц.

Для реализации этих интересов и возврата должнику его имущества конкурсный управляющий наделен помимо прочего правами по оспариванию по своей инициативе сделок должника.

Как профессиональный участник конкурсного производства арбитражный управляющий должен знать положения законодательства о последствиях пропуска срока исковой давности оспаривания сделок.

Если исковая давность по требованию о признании сделки недействительной пропущена по вине арбитражного управляющего, то с него могут быть взысканы убытки, причиненные таким пропуском, в размере, определяемом судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности.

Читайте также:  Штрафы за проезд по железнодорожным путям будут увеличены

Закон не позволяет суду отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В таком случае суд обязан определить размер подлежащих возмещению убытков с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства.

Расчет убытков и обстоятельства, влияющие на определение их размера, устанавливаются судом на основании доказательств, представленных лицами, участвующими в деле. При этом ответчик, оспаривающий сам факт причинения убытков, не лишен возможности также оспорить и их размер на тот случай, если суд не согласится с его первой позицией.

В связи с этим Верховный Суд РФ не согласился с мотивами отказа в удовлетворении иска, изложенными в апелляционном и окружном постановлениях.

Для отказа в удовлетворении иска суды должны были установить отсутствие противоправности в действиях (бездействии) конкурсных управляющих, в то время как отсутствие причинно-следственной связи между действиями конкурсного управляющего и убытками в заявленном истцом размере обязывало суд самостоятельно определить их размер и удовлетворить иск исходя из этой суммы.

Доводы ответчиков о том, что ранее в судебном порядке не признавались их действия незаконными, несостоятельны. Из названных ответчиками судебных актов следует, что ранее суды не оценивали действия арбитражных управляющих применительно к соблюдению ими срока исковой давности по оспариванию сделок.

В рамках данного дела суд не лишен возможности оценить эти обстоятельства. Вопреки доводам ответчиков отсутствие судебного акта о недействительности сделок не препятствует суду в данном деле оценить доводы банка о судебной перспективе оспаривания сделок при соблюдении срока исковой давности.

При этом суду достаточно вывода о высокой вероятности признания сделок недействительными.

Верховный Суд РФ указал, что на исход дела повлияли существенные нарушения норм права.

Без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов в сфере предпринимательской деятельности как банка, так и арбитражных управляющих, поэтому судебные акты по существу рассматриваемого спора в данном деле отменены.

Ввиду того что для принятия решения необходимы оценка доказательств и установление обстоятельств, указанных в настоящем определении, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

  1. Перейти в текст документа »
  2. Больше документов и разъяснений по антикризисным мерам — в системе КонсультантПлюс.
  3. Зарегистрируйся и получи пробный доступ

Дата публикации на сайте: 03.11.2017

Поделиться ссылкой:

Верховный суд сформулировал правила взыскания убытков с арбитражных управляющих

Москва. 2 ноября. INTERFAX.RU — Желание Сбербанка наказать арбитражных управляющих за оставшиеся в силе сомнительные сделки дало возможность Верховному суду сказать новое слово в толковании законодательства о банкротстве. Он дал подробные указания, как следует рассматривать дела об убытках, причиненных управляющими.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ опубликовала мотивы своего решения по делу «Сбербанк против арбитражных управляющих Богинской и Прохоренко». «Хочется просто поаплодировать Верховному суду за это определение», — заявил «Интерфаксу» старший юрист BGP Litigation Илья Сорокин.

По его словам, ВС затронул в этом документе много нюансов правоприменения: и исчисление сроков исковой давности, и обоснование размера убытков, и распределение ответственности за совместно причиненный вред, и преюдициальную силу судебных актов по обособленным смежным делам, и механизм удовлетворения требований конкурсных кредиторов, и правила распределения денежных средств.

«Это дело отражает текущий подход ВС РФ к детальному рассмотрению споров с участием арбитражных управляющих. Он как бы намекает судам первых трех инстанций, что пора прекратить заниматься судейской профанацией и вспомнить о реальных задачах судопроизводства», — говорит И.Сорокин.

Мнение о большом значении этого дела для судебной практики разделяет адвокат инвестиционной компании А1 Кирилл Ермоленко. «Нечасто встречаются ситуации, когда ВС подвергает критике все судебные акты нижестоящих инстанций.

Теперь предстоит начать дело фактически с чистого листа, но уже с учетом подробных указаний», — сказал он «Интерфаксу».

Распределение взысканного

Ключевой проблемой в рамках этого спора, по мнению старшего юриста адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Юлии Бобровой, является определение того, в чью пользу взыскиваются убытки.

Сбербанк требовал себе с конкурсных управляющих ООО «Агис Сталь» Лидии Богинской и Анны Прохоренко солидарно 65 млн рублей из-за того, что они своевременно не оспорили продажу 51% акций ЗАО «Муромэнергомаш».

Эта сделка была сомнительной: пакет ушел за 4,54 млн рублей, хотя ООО «ФинЭкспертиза-Оценка» оценивало его стоимость в 1,127 млрд рублей (следующий конкурсный управляющий все-таки опротестовал ее, но ему отказали из-за пропуска исковой давности — ИФ).

Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск, но судьи ВС указали, что тут первая инстанция поступила неверно. «Взыскав в пользу банка убытки без учета его доли в общей сумме требований кредиторов третьей очереди, суд неправильно применил нормы права», — говорится в определении.

Сбербанк не мог получить всю сумму убытков, следует из определения, а только часть, соответствующую его доле в общем размере долга.

Расчеты с кредиторами производятся исходя из принципов очередности и пропорциональности удовлетворения требований, отмечает руководитель юридического отдела юридического бюро «Падва и Эпштейн» Татьяна Манакова.

Об этом говорится в обзоре судебной практики ВС РФ № 1 (2017), напоминает она.

У судов было два варианта действий.

«Взыскать всю сумму убытков в пользу должника, и тогда поступившая в конкурсную массу сумма была бы распределена пропорционально между всеми кредиторами действующим конкурсным управляющим, или же, в случае взыскания убытков в пользу конкурсного кредитора-заявителя, суд должен был самостоятельно определить размер суммы убытков такого кредитора, исходя из соотношения размера его требования по отношению к реестру кредиторов», — сказала Ю.Боброва.

Активная роль суда

Принятое в пользу Сбербанка решение не устояло в вышестоящих инстанциях. Девятый арбитражный апелляционный суд не увидел причинно-следственной связи между действиями управляющих и фактом причинения убытков в заявленном размере. Арбитражный суд Московского округа согласился с апелляцией.

Здесь апелляция и кассация допустили ошибку, следует из определения ВС.

«Закон не позволяет суду отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности», — говорится в документе. В этом случае суд обязан определить размер подлежащих возмещению убытков с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности, указали судьи ВС.

Суды часто отказывают в удовлетворении претензий к арбитражным управляющим в полном объеме из-за сложности доказывания размера убытков, констатирует управляющий партнер адвокатского бюро «Деловой фарватер» Роман Терехин. «Возможно, данное разъяснение станет причиной сокращения процента отказов на данном основании», — предполагает он.

Суд и вероятность

То, что спорные сделки не были признаны недействительными, не является препятствием для рассмотрения вопроса об убытках, следует из определения ВС.

В нем говорится, что надо было «установить вероятность признания спорных сделок недействительными и возможные последствия, в том числе размер денежных средств, который подлежал бы возвращению в конкурсную массу». К.

Ермоленко называет это положение документа «наиболее примечательным».

Читайте также:  Возможна ли замена защитника в особом производстве?

Тезис о том, что отсутствие судебного акта [о недействительности сделок — ИФ] не препятствует судам оценивать вероятностные судебные перспективы, является относительно новым в практике оценки правомерности действий арбитражных управляющих, отмечает И.Сорокин. Ранее, по его словам, такой подход встречался не так часто и преимущественно в судах первой и апелляционной инстанций.

В январе-сентябре 2017 года средний размер взыскания убытков с арбитражных управляющих составил 16,12 млн рублей, увеличившись в 5 раз по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, следует из сведений, раскрытых в «Федресурсе» (Единый федеральный реестр сведений о банкротстве, bankrot.fedresurs.ru). Рекордная на настоящий момент сумма значится в деле Анны Далгановой, бывшей арбитражной управляющей ООО «Племптица». Арбитражный суд Тульской области взыскал с нее убытки в сумме 324 825 185 рублей.

Источник

Публикации

27 января Верховный Суд вынес Определение № 308-ЭС19-18779(1,2) по иску о взыскании с арбитражного управляющего гражданина-банкрота убытков в пользу его основного кредитора за неоспаривание сделок по реализации должником объектов недвижимости.

Вместо возврата займа ИП реализовал недвижимое имущество своим близким

В 2011–2012 гг. предприниматель Андрей Крымов занял у Вадима Попова 12,6 млн руб., но в обозначенные сроки деньги не вернул. В этот же период он продал своим родственникам и иным лицам 14 объектов недвижимости за 4 млн руб., хотя их рыночная стоимость составляла 18,5 млн руб. При этом сведения о получении ИП денежных средств за отчужденное имущество отсутствовали.

В декабре 2016 г. была инициирована процедура банкротства Андрея Крымова, в том же году он утратил статус ИП. В феврале 2017 г. суд признал его несостоятельным и ввел в отношении него процедуру реализации имущества, назначив финансовым управляющим Наталью Епишеву.

Впоследствии суд включил подтвержденное вступившими в законную силу судебными актами требование Вадима Попова о возврате задолженности по договорам займа и пени в размере 32 млн руб. в реестр требований кредиторов должника.

Несмотря на то что основной кредитор должника неоднократно обращался к арбитражному управляющему с просьбой оспорить сделки по отчуждению Крымовым объектов недвижимости, она этого не сделала.

В дальнейшем суд завершил процедуру реализации имущества должника, который не был освобожден от исполнения требований кредиторов, поскольку отчуждение имущества в преддверии наступления срока возвращения займов было признано умышленным выводом активов во избежание обращения на них взыскания и, соответственно, злоупотреблением правом.

При этом суд отметил, что спорные сделки были совершены более чем за трехлетний период до возбуждения дела о банкротстве должника и не подпадают под признаки оспоримости. Следовательно, все необходимые мероприятия, предусмотренные процедурой реализации имущества гражданина, проведены, все меры по формированию конкурсной массы приняты.

ВС РФ отказался взыскивать убытки с арбитражного управляющего

В кассационных жалобах в Верховный Суд РФ арбитражный управляющий и ассоциация «Сибирский центр экспертов антикризисного управления» потребовали отменить судебные акты апелляции и кассации, а также оставить в силе решение суда первой инстанции.

Их доводы сводились к тому, что арбитражный управляющий действовал разумно и добросовестно, соответственно, его действия не причинили Вадиму Попову убытков, так как для оспаривания сделок по отчуждению должником своего имущества не было оснований.

После изучения материалов дела № А53-38570/2018 Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ напомнила основные обязанности арбитражного управляющего при банкротстве гражданина.

С одной стороны, он должен принять меры, направленные на увеличение конкурсной массы должника (в частности, по поиску, выявлению и возврату имущества должника, находящегося у третьих лиц, путем оспаривания таких сделок, а также по применению последствий недействительности ничтожных сделок). С другой стороны, деятельность арбитражного управляющего по наполнению конкурсной массы должна носить рациональный характер и не допускать бессмысленных формальных действий, влекущих неоправданное увеличение расходов на проведение банкротных процедур и прочих текущих платежей, в ущерб конкурсной массе и интересам кредиторов.

Верховный Суд пояснил, что неисполнение или ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим своих обязанностей, повлекшее причинение убытков должнику, кредиторам и иным лицам, является основанием для взыскания с него убытков. «Судебное оспаривание сделок должника является одним из механизмов пополнения конкурсной массы.

Однако не всякое оспаривание может привести к положительному для конкурсной массы результату.

Так, в частности, если сделка совершена должником или за счет должника за пределами трехлетнего периода подозрительности, исчисляемого с даты принятия судом заявления о возбуждении в отношении должника дела о банкротстве, то вполне очевидно, что ее оспаривание по основаниям, предусмотренным гл. III.

1 Закона о банкротстве, не имеет судебных перспектив положительного удовлетворения. Следовательно, бездействие арбитражного управляющего в отношении оспаривания подобных сделок разумно и рационально и по общему правилу не может быть признано противоправным.

Напротив, возбуждение по инициативе арбитражного управляющего судебных производств по заведомо бесперспективным требованиям может указывать либо на его непрофессионализм, либо на его недобросовестность, влекущие для конкурсной массы дополнительные издержки. Уменьшение конкурсной массы, вызванное подобными неправомерными действиями, может являться основанием для взыскания с арбитражного управляющего убытков», – отмечено в определении.

В рассматриваем деле, пояснил Суд, апелляция и кассация не учли, что Андрей Крымов имел статус ИП и его сделки могли быть оспорены по специальным основаниям, предусмотренным гл. III.1 Закона о банкротстве.

Предельный период подозрительности, при котором сделка может быть признана недействительной по таким основаниям, составляет 3 года, исчисляемых с даты принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

Поскольку спорные сделки были совершены должником за пределами трехлетнего периода подозрительности, перспектив судебного оспаривания по Закону о банкротстве они не имели, так как с высокой вероятностью последовал бы судебный отказ в удовлетворении заявленных требований.

Со ссылкой на свое Определение от 24 октября 2017 г. № 305-ЭС17-4886(1) Верховный Суд отметил, что для квалификации сделки как ничтожной по ст. 10 и 168 ГК РФ требовалось выявление нарушений, выходящих за пределы диспозиции ч. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

При этом арбитражный управляющий вполне правильно исходил из того, что перечисленные Вадимом Поповым обстоятельства не выходят за рамки диспозиции вышеуказанной статьи, а иных обстоятельств не усматривалось.

Следовательно, судебных перспектив оспаривания сделок в деле о банкротстве Крымова также не было.

Таким образом, высшая судебная инстанция расценила действия Натальи Епишевой, воздержавшейся от бесперспективного оспаривания сделок, как правомерные.

«Вопреки выводам апелляционного и окружного судов, судебный отказ Андрею Крымову в освобождении его от исполнения требований кредиторов по мотивам допущенного должником недобросовестного поведения при отчуждении своего имущества сам по себе не является достаточным основанием для признания сделок ничтожными в деле о банкротстве.

Следует также заметить, что Вадим Попов имел возможность своевременно обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника, что позволило бы ему избежать последствий пропуска срока подозрительности сделок.

Взысканием с арбитражного управляющего убытков истец по существу пытается переложить негативные последствия своей нерасторопности по истребованию займов, предоставленных должнику», – отметил Верховный Суд. В этой связи он отменил судебные акты кассации и апелляции, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Юрист по проектам в области банкротства юридической фирмы VEGAS LEX Станислав Шибулкин отметил, что Верховный Суд в очередной раз указал, что для квалификации сделки как ничтожной требуется выявить нарушения, выходящие за пределы диспозиции п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Читайте также:  Льготы сельским учителям: трудовые, подъемные, жилищные, молодым учителям

«При этом Суд отметил, что отчуждение должником своего имущества по заниженной цене в пользу заинтересованных лиц (родственников) в преддверии наступления срока возврата займов с целью причинения вреда кредиторам не выходит за пределы диспозиции ст. 61.2 Закона о банкротстве.

В связи с этим такие сделки не могут быть оспорены на основании ст. 10, 168 ГК РФ», – пояснил он.

По словам эксперта, ВС в своих определениях обычно указывает, какие обстоятельства не выходят за пределы диспозиции указанной статьи Закона о банкротстве. «Но практика Суда с указанием на то, какие же обстоятельства тогда являются достаточными для квалификации сделки как ничтожной, до сих пор не появилась», – с сожалением отметил Станислав Шибулкин.

С полной версией статьи Вы можете ознакомиться по ссылке: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-poyasnil-kakie-sdelki-dolzhnika-ne-obyazan-osparivat-arbitrazhnyy-upravlyayushchiy/

Взыскание убытков с арбитражного управляющего

В процедуре банкротства участвует арбитражный управляющий. Он отвечает за контроль над активами должника. Его главная обязанность – удовлетворение всех требований кредиторов. Для достижения этой цели специалист наделяется соответствующими правами. Однако у него есть не только права, но и некоторые обязательства. В частности, с управляющего можно взыскать убытки, им допущенные.

Законодательное обоснование

В статье 20.3 ФЗ №127 от 26 октября 2002 года указано, что арбитражный управляющий имеет определенные обязанности.

Если он не исполняет возложенные на него обязанности, специалист привлекается к ответственности. В части 4 статьи 20.

4 ФЗ «О несостоятельности» говорится, что управляющий должен возмещать убытки, если они появились вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных функций.

Суммы к взысканию неограниченны. К примеру, есть определение ВС №309-ЭС17-12715. На его основании с управляющего было взыскано 800 000 000 рублей. Наличие ответственности обусловлено широким перечнем полномочий управляющего. Чем существеннее предоставленные права, тем выше ответственность.

Основания для взыскания убытков

Основания взыскания в законе не указаны. Ошибки управляющего, являющиеся основанием для возмещения убытков, определяются практикой. Рассмотрим самые распространенные ошибки, которые предполагают компенсацию ущерба.

Передача своих профессиональных обязанностей третьим лицам

На специалиста возложено очень много обязанностей. Если их слишком много, он может перестать с ними справляться. Иногда профессионал принимает решение передать часть своих полномочий третьим лицам.

К примеру, в одном из реальных дел специалист передал другому лицу носитель ЭЦП. С помощью этого инструмента совершен перевод средств.

Судебный орган принял решение о том, что действия третьих лиц не освобождают управляющего от ответственности.

Игнорирование очередности погашения требований кредиторов

Управляющий должен соблюдать очередность погашения требований. Даже если игнорирование этой очередности вызвано объективными причинами, это не освобождает профессионала от ответственности.

К примеру, управляющий перевел зарплату штату банкрота за один месяц. Однако не был перечислен платеж в бюджет НДФЛ. В действиях такого управляющего были найдены основания для взыскания убытков.

Непрофессиональное выявление собственности должника

Должник в период признания несостоятельности не может отчуждать свое имущество. По сути, это будет являться сокрытием собственности. Все имущество банкрота потенциально может пойти на погашение долгов кредиторов. А потому отчуждение является незаконным.

За сохранностью имущества должен следить управляющий. Однако он может невнимательно подойти к своим обязанностям. К примеру, довериться предыдущей инвентаризации, пропустив операцию по отчуждению собственности.

Специалист не обеспечил сохранность собственности банкрота

Если имуществу банкрота будет нанесен вред третьими лицами, ответственность за это несет управляющий. Простая ошибка может привести к тому, что со специалиста будут взыскиваться убытки.

Как подтвердить неправомерность действий управляющего

Как взыскать убытки с арбитражного управляющего? Главное – доказать причинно-следственную связь между действиями специалиста и причиненным ущербом. В частности, нужно подтвердить, что действия или бездействия специалиста повлекли за собой убытки у заинтересованных лиц.

Для получения компенсации кредитор или другие лица могут подать иск в суд. К заявлению прилагаются документы, подтверждающие неправомерность действий. Нельзя обращаться в суд просто по факту убытка. Нужно обязательно подтвердить, что ущерб – это результат действий или бездействия профессионала.

ВАЖНО! О наличии подтверждающих документов следует позаботиться заранее. Необходимо разработать алгоритм, позволяющий документировать каждое действие управляющего.

Порядок сбора доказательств

Для предварительного сбора доказательной базы рекомендуется провести эти действия:

  • Имеет смысл обязать специалиста каждый месяц составлять отчет о предпринятых мерах. Ввести соответствующее обязательство можно на собрании кредиторов. Отчет должен предоставляться в письменном виде. На нем проставляется подпись управляющего. Этот документ может стать доказательством в суде. Кроме того, кредиторы могут сверять отчет управляющего с реестром требований. Это инструмент для отслеживания качества работы специалиста.
  • Деятельность управляющего контролируется комитетом кредиторов. Если комитет решит, что действия специалиста не являются правомерными, он может незамедлительно направить иск в суд.
  • Заявление в суд следует отправлять в самые краткие сроки. Затягивание может негативно повлиять на исход дела. Судья может заинтересоваться, чем вызвано такое промедление.

Для обращения в суд действия специалиста должны быть существенными. Если же он допустил несущественные нарушения, следует отправляться в Росреестр или в саморегулируемую организацию. Каждый арбитражный управляющий должен входить в СРО.

Последняя несет ответственность за его действия. Если специалист нанес ущерб своим клиентам, СРО возмещает убытки. Кроме того, организация исключает управляющего из состава своих участников. Это лишает его права на дальнейшую деятельность.

Для проверки деятельности управляющего нужно знать специфику работы, для того чтобы определять ситуации с потенциальной опасностью. К примеру, специалист имеет право привлекать к работе сторонних лиц.

Их услуги оплачиваются за счет средств фирмы-банкрота. Недобросовестный управляющий может оплачивать услуги сторонних специалистов по завышенным ставкам. То есть начинает действовать система «откатов».

Происходит незаконный увод денег из организации-банкрота.

Такое правонарушение можно предотвратить.

Для этого кредиторам нужно ограничить полномочия управляющего в сфере привлечения сторонних специалистов.

К примеру, можно ввести правило, по которому специалист должен получать согласие от комитета кредиторов касательно приглашения других лиц к работе. Такая мера обеспечит наибольший контроль деятельности управленца.

Когда можно обращаться в суд

В законе ничего не сказано о том, когда возникает право подавать иск на взыскание ущерба с управляющего. Для определения этого момента можно воспользоваться юридической практикой. Общие положения свидетельствуют о том, что идти в суд следует после завершения процедуры несостоятельности.

Для того чтобы иск был удовлетворен, должны выполняться эти условия:

  • Наличие вины управляющего. То есть он или бездействовал, или не исполнял обязанности, возложенные на него.
  • Наличие подтверждающих документов. Недостаточно изложить претензии в иске. Они должны быть обязательно подтверждены документально.
  • Возможность оплаты госпошлины. Рассматриваемые судебные дела будут облагаться госпошлиной.

Если хотя бы одно из этих составляющих отсутствует, в подаче иска нет никакого смысла. Доказательства потребуются и в том случае, если кредиторы обращаются в саморегулируемую организацию. Однако решение вопроса через СРО – это, как правило, менее длительная процедура.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector