Право

Проект постановления пленума верховного суда рф «о судебном приговоре»

Проект Постановления Пленума Верховного суда РФ

Пленум ВС утвердил в новой редакции широко обсуждавшееся постановление «О судебном приговоре». Legal.Report рассказывал об этом документе в материале Пленум ВС хочет запретить судам переписывать обвинительные заключения. Также пленум внес изменения в некоторые свои предыдущие постановления. 

Докладчиком по проекту «О судебном приговоре» выступил зампред ВС Владимир Давыдов. Он обратил внимание, что с учетом предложения Генпрокуратуры изменения были внесены в п. 10 проекта, касающийся стадии уголовного судопроизводства.

Теперь он звучит так: «В тех случаях, когда в ходе проверки сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном статьей 144 УПК РФ, подсудимый обращался с письменным и устным заявлением о явке с повинной, и сторона обвинения ссылается на указанные в этом заявлении сведения как на одно из доказательств его виновности, суду надлежит проверить, в частности, разъяснялись ли подсудимому при принятии от него такого заявления с учетом требований части 1.1 144 УПК РФ права не свидетельствовать против самого себя, пользоваться услугами адвоката, приносить жалобы на действия (бездействие) и решение органов предварительного расследования в порядке, установленном главой 16 УПК РФ; была ли обеспечена возможность этих прав».

Как пояснил зампред ВС, в последней редакции авторы исходили из того, что «суд рассматривает вопрос о возможности использования сведений, содержащихся в заявлении явки с повинной, только в том случае, когда сторона обвинения ссылается в ходе судебного разбирательства на эти сведения как на одно из доказательств виновности подсудимого.» 

Редакционная комиссия учла и замечание Министерства юстиции. Оно предлагало обратить внимание судей на отражение всех вопросов, которые в соответствии со ст.

308-309 УПК должны содержаться в резолютивной части обвинительного приговора: «В связи с этим в резолютивной части обвинительного приговора должны быть приведены решения суда по каждому из вопросов, указанных в вышеупомянутых статьях, разрешаемых судом по данному  делу.

В том числе по «предъявленному гражданскому иску о вещественных доказательствах, о распределении процессуальных издержек». 

Сформулированы дополнительные разъяснения к п. 17 проекта.

Он дополнен положением, согласно которому «в случаях рассмотрения уголовного дела в особом порядке, не предусматривающем исследования в судебном заседании доказательств, относящихся к обвинению, судья постановляет приговор только при условии, если придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обосновано, подтверждается доказательствами, собранными по делу (часть 7 статьи 316 УПК РФ). При наличии сомнений в обоснованности обвинения судья выносит постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке».

Изменения п. 34 проекта связаны с вопросом о назначении наказания в виде лишения свободы по совокупности преступлений или приговоров, а также о решении об отбывании заключенным части срока наказания в тюрьме, пояснил Давыдов.

Судам разъясняется, что в этих случаях вид исправительного учреждения указывается в приговоре только после назначения окончательного наказания: «Если суд принял мотивированное решение об отбывании осужденным части срока окончательного наказания в тюрьме, то в резолютивной части необходимо указать, какой срок осужденный должен отбывать в тюрьме, и вид исправительного учреждения, в котором подлежит отбыванию оставшаяся часть срока лишения свободы. При этом время содержания осужденного под стражей до вступления в законную силу приговора засчитывается судом в срок отбывания наказания в тюрьме (часть 2 статьи 58 УК РФ)».  

И наконец, Давыдов отметил, что по предложению судей ВС в постановлении появилась и ссылка на нормы Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года. По словам Давыдова, это «важнейший правовой акт, положение которого судами также должно учитываться, в целях обеспечения справедливого судебного разбирательства и постановления по его результатам правосудного приговора».

С полным текстом постановления Пленума ВС можно ознакомиться здесь. 

Пленум ВС утвердил и еще один документ, вносящий изменения в некоторые предыдущие постановления. Они касаются вопросов совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности.

Документ представил судья ВС Петр Кондратов.

Он напомнил, что в июле этого года вступил в силу Федеральный закон № 323-ФЗ, который среди прочего ввел новый институт освобождения от уголовной ответственности лиц, совершивших преступления небольшой и средней тяжести, с применением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа. Кондратов отметил, что закон был разработан по инициативе ВС и призван гуманизировать уголовную ответственность.  

По данным Кондратова,  за первые три месяца действия закона – с июля по октябрь – судами было вынесено более 1300 решений об освобождении от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа. Указанные цифры, считает докладчик, свидетельствуют о востребованности нового правового института. Они же обуславливают приведение к единой линии при его применении.

Наибольшее количество изменений внесено в постановление Пленума ВС от 27 июня 2013 года «О применении судами регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности». Новые основания изложены в п. 16.1. В частности, там отмечается, что «исходя из положений статьи 76.

2 УК РФ освобождение от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа возможно при наличии указанных в ней условий: лицо впервые совершило преступление небольшой или средней тяжести, возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред.

Совершение таким лицом впервые нескольких преступлений небольшой тяжести и (или) средней тяжести не препятствует освобождению его от уголовной ответственности на основании статьи 76.2 УК РФ».

Также в пункте 16.2 даются разъяснения, касающиеся несовершеннолетних. А именно: «При освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности на основании статьи 76.

2 УК РФ суду необходимо учитывать особенности, предусмотренные нормами главы 14 УК РФ, касающиеся, в частности, исчисления сроков давности уголовного преследования, сроков погашения судимости, размера штрафа, который может быть назначен несовершеннолетнему в качестве наказания, и т. д.»

Особое внимание Кондратов обратил на положения п. 18.

В нем сказано, что следователь и дознаватель могут возбудить ходатайство о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в отношении подозреваемого или обвиняемого и назначении ему меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа только при наличии его согласия.

В случаях, когда уголовное преследование осуществляется в отношении нескольких подозреваемых или обвиняемых и имеются основания для прекращения уголовного дела или уголовного преследования с назначением судебного штрафа в отношении всех или некоторых из этих лиц, ходатайство заявляется применительно к каждому лицу».

Полный текст постановления Пленума ВС можно посмотреть здесь.   

Верховный суд РФ разъяснил, как сделать приговор справедливым

МОСКВА, 17 ноября. /ТАСС/. Пленум Верховного суда России подготовил разъяснения судьям о том, как сделать приговор справедливым.

В обсуждавшемся на заседании пленума проекте постановления «О судебном приговоре» Верховный суд напомнил о положениях ст.

6 европейской Конвенции о защите прав человека, согласно которым приговор может быть признан законным только в том случае, если он постановлен по результатам справедливого судебного разбирательства.

Изложенные в приговоре выводы суда должны быть основаны лишь на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании. Поэтому суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на имеющиеся в уголовном деле доказательства, если они не были исследованы в суде.

Читайте также:  Какие документы составляются при допросе подозреваемого?

Подсудимый не должен становиться молчаливым участником

Верховный суд также отметил, что в соответствии с требованиями европейской Конвенции «каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей или право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, а также имеет право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него».

На эту тему

Проект Постановления Пленума Верховного суда РФ

  • Поэтому суд не вправе оглашать без согласия сторон показания не явившегося потерпевшего или свидетеля, воспроизводить в судебном заседании материалы видеозаписи или киносъемки следственных действий, проведенных с их участием, а также ссылаться на них в приговоре, если подсудимый в предыдущих стадиях по делу не имел возможности оспорить эти показания (например, в ходе очных ставок).
  • Оглашение ранее данных показаний подсудимого, потерпевшего и свидетелей допустимо в ходе судебного заседания, если пригласить их в суд не представляется возможным или подсудимый отказался в суде от дачи показаний, либо его показания противоречат данным ранее.
  • В проекте постановления пленум разъяснил и нюансы, которые должны включать оправдательные и обвинительные приговоры в мотивировочных и резолютивных частях.

Простой и понятный

Отдельно пленум обратил внимание судей на то, что приговор должен излагаться в ясных и понятных выражениях. «Недопустимо использование в приговоре непринятых сокращений и слов, неприемлемых в официальных документах, а также нагромождение приговора описанием обстоятельств, не имеющих отношения к существу рассматриваемого дела», — пояснил пленум.

Также рекомендуется избегать ненужных подробных описаний способов совершения преступлений, связанных с изготовлением наркотических средств, взрывных устройств и взрывчатых веществ и т. п., а также преступлений, посягающих на половую неприкосновенность и половую свободу личности или нравственность несовершеннолетних.

После обсуждения на пленуме с участием экспертов, судей, представителей Минюста и Генпрокуратуры проект постановления был направлен на доработку с учетом высказанных замечаний.

Подсудимым расширили право на защиту

Суды обяжут проверять заявления подсудимых, которые изменили свои показания из-за якобы оказанного на них изначально давления. При необходимости
суд должен будет перенаправить такую жалобу для проверки главе органа,
занимавшегося предварительным
расследованием. Соответствующий проект постановления пленума «О судебном приговоре» готовит Верховный суд (ВС) РФ.

Ключевым моментом в документе, по
мнению разработчиков и
практикующих юристов, является разъяснение
ВС о том, как действовать судам в случаях,
если подсудимый не только отказался от
ранее данных показаний, но и объяснил
это тем, что следователи использовали
незаконные методы расследования. По
словам судьи ВС Виктора Момотова, такой
алгоритм действий предлагается впервые.

Из
проекта документа следует, что суд «должен принять
достаточные и эффективные меры по
проверке такого заявления подсудимого». При этом необходимость опровержения
доводов подсудимого и его адвокатов возлагается
на прокурора.

Кроме того,
если подсудимый говорит
о совершении в отношении него
преступления (принуждение к даче ложных показаний), то суд
должен направить заявление
руководителю органа, занимавшегося предварительным расследованием дела.

Такая проверка, впрочем, не освобождает суд от обязанности
оценить
материалы, представленные
по ее результатам и отразить свои выводы
в приговоре. Если жалоба
фигуранта дела подтвердится, то показания,
данные с нарушением его прав, нельзя
будет использовать при вынесении
приговора.

По
мнению адвоката Владислава
Кочерина, это положение
актуально и обеспечивает
подсудимому право на защиту и возможность
доказывать свою позицию. На
практике судьи не всегда знают, как
вести себя в такой ситуации.

— Многие
подобные заявления оставались без
надлежащей реакции суда, который, как
правило, ограничивается отпиской в
решении, что доверяет тем или иным
показаниям и только, — говорит он.

Также
ВС указывает на то, что суд
признает недопустимыми доказательствами
показания фигуранта дела, если он их
дал без адвоката и затем отказывается от них в суде. При этом причины, по которым подсудимый их не
подтвердил в суде, значения иметь не будут, подчеркнул
ВС.

— Изучение
судебной практики показало, что судьи
испытывают затруднения при вынесении приговоров в особом порядке судебного
разбирательства, то есть при согласии
обвиняемого с предъявленным обвинением
и при заключении досудебного соглашения
о сотрудничестве, — сказал сегодня на
заседании пленума судья ВС Момотов.

ВС напоминает
судьям, что при вынесении обвинительного
приговора в особом порядке суду необходимо
указать, что обвинение обоснованно,
подтверждается собранными по делу
доказательствами, а подсудимый понимает предъявленное ему обвинение и соглашается с ним в полном объеме. «Признание
подсудимым своей вины, если оно не
подтверждено совокупностью других
собранных по делу доказательств, не
может служить основанием для постановления
обвинительного приговора», — говорится
в проекте постановления.

Адвокат Андрей Орлов напоминает,
что сейчас в особом порядке рассматривается
более половины уголовных дел в стране,
а потому рекомендации имеют существенное
значение.

Кроме того, ВС
подчеркивает, что если доказательства,
полученные на основе результатов
оперативно-разыскной деятельности,
будут признаны недопустимыми, то
содержащиеся в них данные нельзя
восполнять путем допроса сотрудников
органов, осуществлявших оперативно-розыскные
мероприятия.

Особое внимание
ВС уделяет обязанности суда по вынесению законного, обоснованного, справедливого приговора, который должен соответствовать
требованиям не только российского
Уголовно-процессуального кодекса РФ,
но и ст. 6 Конвенции о защите прав человека
и основных свобод (право на справедливое
судебное разбирательство).

— Именно это
положение Конвенции позволяет обращаться
в Европейский суд по правам человека и
пересматривать не только процедурные,
но и фактические обстоятельства дела.

Таким образом Верховный суд РФ, на мой
взгляд, предостерегает нижестоящие
суды от вынесения приговоров, которые
в дальнейшем могут быть поставлены под
сомнение Европейским судом, поскольку
такие прецеденты имели место, и вероятно
ст.

6 Конвенции не получала должного
внимания со стороны правоприменителей, — говорит адвокат Кочерин.

По мнению адвоката Андрея Орлова,
часть рекомендаций ВС РФ являются
абсолютно новыми и прогрессивными.

Проект рекомендаций
значительно облегчает участь подсудимого
в судебном разбирательстве и дисциплинирует
обвинение, считает адвокат Алена
Зеленовская.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16 апреля 2013 г. № 11 «О внесении изменения в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 года № 1 «О судебном приговоре»

Второй абзац пункта 4 принятого вчера, 29 ноября 2016 г.

, и опубликованного сегодня нового Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 55 «О судебном приговоре» содержит следующее положение: «В соответствии с подпунктом «е» пункта 3 статьи 14 Пакта о гражданских и политических правах и подпунктом «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей или право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, а также имеет право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него. С учетом этих положений и в силу части 21 статьи 281 УПК РФ суд не вправе оглашать без согласия сторон показания неявившихся потерпевшего или свидетеля, воспроизводить в судебном заседании материалы видеозаписи или киносъемки следственных действий, проведенных с их участием, а также ссылаться в приговоре на эти доказательства, если подсудимому в предыдущих стадиях производства по делу не была предоставлена возможность оспорить показания указанных лиц предусмотренными законом способами (например, в ходе очных ставок с его участием задать вопросы потерпевшему или свидетелю, с чьими показаниями подсудимый не согласен, и высказать по ним свои возражения)» (подчеркивание добавлено мной).

Читайте также:  За что могут аннулировать лицензию охранника?

Напомню, что в ранее действовавшем Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре» от 29 апреля 1996 года № 1 (в редакции от 16 апреля 2013 г.

) гарантии права на перекрестный допрос были сформулированы иначе: «В соответствии с пунктами 1 и 3 (d) Статьи 6 Конвенции о защите прав и основных свобод, каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей или право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и имеет право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него. В этой связи выводы суда о виновности подсудимого в совершении преступления не могут быть основаны исключительно или главным образом (в решающей степени) на фактических данных, содержащихся в оглашенных показаниях потерпевшего или свидетеля, если обвиняемый (подсудимый) в стадии предварительного расследования либо предыдущих судебных заседаниях не имел возможности оспорить эти показания (например, допросить показывающего против него потерпевшего или свидетеля на очной ставке, задавать ему вопросы, высказать свои возражения в случае несогласия с показаниями)» (подчеркивание также добавлено мной).

Как видим, фактически исключена оговорка, ограничивавшая столько высокую гарантию права на перекрестный допрос как предоставление собственно возможности допросить свидетеля (например, в ходе очной ставки) показаниями, исключительно или в решающей степени важными для вывода о виновности в совершении преступления.

Хотя кому-то это может показаться странным, право на перекрестный допрос в принципе в ряде случаев может быть обеспечено и без предоставления права собственно допросить свидетеля.

Другими словами, ограничения прав защиты, вызванные отсутствием возможности допросить как в судебном заседании, так и на предварительном следствии свидетеля, показания которого положены в основу вывода о виновности лица в совершении преступления, могут быть компенсированы без ущерба для справедливости всего судебного разбирательства в целом по смыслу статьи 6 Конвенции. В частности, суд может придать таким показаниям меньшее доказательственное значение, процесс дачи таких показаний может быть зафиксирован с помощью видеоаудиозаписи, что позволило бы защите и суду увидеть процесс дачи показаний при просмотре этой записи и сформировать свое собственное мнение об их достоверности, может быть значительное число других доказательств, подтверждающих достоверность таких показаний, в отношении которых — этих других доказательств — защита имела возможность эффективно реализовать право их опровержения. Всё это следует из практики Европейского Суда правам человека. В качестве наиболее свежего и наиболее важного по этому вопросу см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по правам человека по делу «Шатшашвили против Германии» (Schatschaschwili v. Germany, жалоба N 9154/10) от 15 декабря 2015 г. Таким образом, фактически Верховный Суд РФ повысил уровень гарантий права на допрос свидетеля, показывающего против лица, которому предъявлено уголовное обвинение, выше минимального уровня, установленного статьей 6 Конвенции в её толковании Страсбургским Судом. И намного выше этого уровня. Во всяком случае, если новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ действительно будет пониматься на практике как запрещающее оглашение и использование показаний не явившегося в суд свидетеля (потерпевшего), с которым на предварительном следствии не проводилась очная ставка или другое следственное действие, в ходе которого можно поставить свои вопросы перед свидетелем (потерпевшим), зная при этом, какие именно показания были им даны.

Кстати, такое повышение гарантий этого права уже предлагалось ранее. Оно было включено в проект Постановления Пленума Верховного Суда РФ 2013 г.

о применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней. Однако в принятом варианте Постановления его не оказалось.

И всё ограничилось названным выше изменением в апреле 2013 г. Постановления «О судебном приговоре».

Важные положения, также касающиеся права на справедливое судебное разбирательство, содержатся и в п.п. 10, 12—14 нового Постановления Пленума:

«[К]огда подсудимый обращался с заявлением о явке с повинной, и сторона обвинения ссылается на указанные в этом заявлении сведения как на одно из доказательств его виновности, суду надлежит проверять, в частности, разъяснялись ли подсудимому при принятии от него такого заявления права не свидетельствовать против самого себя, пользоваться услугами адвоката ; была ли обеспечена возможность осуществления этих прав»;

«Если подсудимый объясняет изменение или отказ от полученных в присутствии защитника показаний тем, что они были даны под принуждением в связи с применением к нему недозволенных методов ведения расследования, то судом должны быть приняты достаточные и эффективные меры по проверке такого заявления подсудимого.

При этом бремя опровержения доводов стороны защиты о том, что показания подсудимого были получены с нарушением требований закона, лежит на прокуроре (государственном обвинителе), по ходатайству которого судом могут быть проведены необходимые судебные действия.

Если в ходе судебного разбирательства доводы подсудимого о даче им показаний под воздействием недозволенных методов ведения расследования не опровергнуты, то такие показания не могут быть использованы в доказывании».

Постановление Пленума Верховного Суда РФот 19 декабря 2013 г. № 40О внесении изменений в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»

(Извлечение)

«11. Дополнить постановление пунктами 23.1 и 23.2 следующего содержания:

“23.1.

Следует также учитывать, что выдворение лица из страны, в которой проживают члены его семьи, может нарушать право на уважение семейной жизни, гарантированное пунктом 1 статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Продолжить чтение…

Постановление Пленума Верховного Суда РФот 19 декабря 2013 г. № 41«О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога»

Право на свободу является основополагающим правом человека. Конституция Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права и международных договоров Российской Федерации допускают возможность ограничения права на свободу лишь в той мере, в какой оно необходимо в определенных законом целях и в установленном законом порядке. Продолжить чтение…

Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 9, 14 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 года № 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции Российской Федерации», постановляет: Продолжить чтение…

Верховный суд РФ запретил в приговоре копировать обвинение

 Российская ГазетаРоссийская Газета

Пленум Верховного суда России утвердил постановление «О судебном приговоре». Специальные разъяснения детально прописывают, каким должен быть приговор. Это не просто формальности. По строгим критериям можно определить, насколько глубоко вник суд в дело, не замаскировал ли правду казенными многословиями.

Одна из новаций: пленум разъяснил, что делать, когда подсудимый отказывается от признаний, уверяя, что следствие сломало его незаконными способами. Иногда это правда. Иногда — увертки. Дело суда — во всем разобраться. Отмахиваться от таких заявлений нельзя, и это не пожелание, а строгое требование.

Читайте также:  Нужен адвокат по пенсионному праву

— Теперь в зависимости от содержания недозволенных методов суд может либо самостоятельно провести проверку, либо направить материалы руководителю следственного органа, если есть основания полагать, что эти действия содержат в себе признаки преступления, — сказал «РГ» советник Федеральной палаты адвокатов Евгений Рубинштейн.

Правда, по его словам, несмотря на прогрессивность данного разъяснения, случаи, когда проверку будет проводить коллега следователя, который расследовал уголовное дело, или руководитель следственного органа, который осуществлял контроль за расследованием этого уголовного дела, не исключаются.

— Более того, вопрос о значении принятого по итогам проверки процессуального решения для суда так и остался нерешенным, — говорит Евгений Рубинштейн. — В постановлении указывается, что «проведение такой проверки не освобождает суд от обязанности дать оценку материалам, представленным по ее результатам, и отразить свои выводы в приговоре».

Но есть важная норма, которая защищает человека: обвиняемый не должен доказывать, что его били. Если такой вопрос возник, то именно правоохранители должны доказать, что пальцем не тронули человека.

В постановлении сказано, что если доводы подсудимого о даче им показаний под воздействием недозволенных методов не опровергнуты, то такие показания не могут быть использованы в доказывании. А обязанность опровержения доводов возложена на прокурора.

Поэтому в ситуации, когда нет иных доказательств и только слово подсудимого против слова следователя, перевешивать должно слово подсудимого. И, значит, его старые признания должны лететь в корзину. Если же прокуратура докажет, что подсудимый лукавит, его прежние признания оставят в силе.

В постановлении суд разъяснил и недавно принятую норму о возможности оглашения показаний неявившихся в суд свидетелей или потерпевших. Такое оглашение допускается только в случаях, если у подсудимого на предыдущих стадиях производства по делу была возможность оспорить показания, например, задавая в ходе очной ставки вопросы, и высказать по ним свои возражения.

Именно прокуратура должна доказать, что недозволенного давления на следствии не было

— Верховный суд РФ запретил копировать показания допрошенных на стадии предварительного расследования лиц из обвинительного заключения или обвинительного акта, — говорит Евгений Рубинштейн. — Адвокатское сообщество надеется, что такой запрет окажет влияние на судей и прекратит практику составления так называемых «флеш-приговоров».

Из приговора должно быть видно, что все доводы внимательно изучались судом, а не слепо копировались из одного документа в другой. Не является «царицей доказательств» и признание обвиняемого. Как разъяснил Верховный суд, в деле должны быть и другие доказательства. Это очень важно.

Следствие не должно расслабляться даже тогда, когда ситуация кажется очевидной и главный обвиняемый берет все на себя. Надо закрепить доказательства, провести нужные экспертизы, все досконально проверить. А старые пятна биографии поминать в приговоре необязательно. По словам экспертов, это тоже интересная новация.

Не стоит лишний раз очернять человека за былое, достаточно просто собрать доказательства свежей вины.

— Впервые Верховный суд РФ разъяснил, что если лицо ранее было осуждено за совершение преступления, но судимость в установленном законом порядке была снята или погашена, то суды первой инстанции не вправе упоминать о них во вводной части приговора, — поясняет Евгений Рубинштейн.

— В настоящее время суды указывают о ранее имевших судимостях, оговаривая, что «лицо юридически не судимо».

Очевидно, что такое положение вещей устраивало представителей стороны обвинения, поскольку позволяло влиять на внутреннее убеждение судей ссылкой на ранее имевшую судимость, осознавая, что снятая или погашенная судимость не влечет за собой никаких правовых последствий. Представители адвокатского сообщества поддержали такие разъяснения.

Поставление Пленума ВС РФ от 29 ноября 2016 г. № 55 «О судебном приговоре» Оно вообще для чего, просто, чтобы было?

  • На основании ваших комментариев пишу эту статью.
  • В х к моим статьям я вижу, многие не довольны качеством приговоров.
  • Высказывают претензии по многие моментам, в частности не соблюдению требований, предъявляемых к содержанию приговора, наплевательскому отношению судов апелляционной и кассационной инстанции к проверке данных приговоров, их соответствию требованиям закона.

И в общем все комментарии справедливы и я с ними во многом согласен. Но практически все те конкретные требования, которые нарушают суды при составлении приговоров, они установлены самим Верховным судом РФ.

Установлены Поставлением Пленума ВС РФ от 29 ноября 2016 г. № 55 «О судебном приговоре». Таким образом, данное постановление обязательно для исполнения всеми судами на территории РФ.

И там все написано, все предусмотрено о том каким должен быть приговор, из каких частей он должен состоять, какие сведения обязательно должны содержать каждая из частей. Все это, прямо шпаргалка для судьи, читай и выполняй. Пиши приговор на здоровье. И никаких трудностей с его написанием.

Но такое впечатление, что даже не читали наши судьи данное постановление. Да и Верховный Суд про него напрочь забыл, написал и забыл.

Особенно меня бесит, два момента.

Первое: п. 6. В описательно-мотивировочной части приговора, исходя из положений пунктов 3, 4 части 1 статьи 305, пункта 2 статьи 307 УПК РФ, надлежит дать оценку всем исследованным в судебном заседании доказательствам, как уличающим, так и оправдывающим подсудимого.

При этом излагаются доказательства, на которых основаны выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, и приводятся мотивы, по которым те или иные доказательства отвергнуты судом.

В силу требований статьи 75 УПК РФ о недопустимости использования доказательств, полученных с нарушением закона, суд, установив такое нарушение, должен мотивировать свое решение о признании доказательства недопустимым и о его исключении из числа доказательств, указав, в чем именно выразилось нарушение закона. Если какие-либо из исследованных доказательств суд признает не имеющими отношения к делу, то указание об этом должно содержаться в приговоре.

То есть все доказательства исследованные в судебном заседании. ВСЕ! И признавать доказательства недопустимыми не только по моему ходатайству, но и по собственной инициативе. И даже когда я в ходе судебного заседания только упомяну об этом, он обязан исследовать этот вопрос.

И п. 8. Постановления: суд в описательно-мотивировочной части приговора не вправе ограничиться перечислением доказательств или указанием на протоколы процессуальных действий и иные документы, в которых они отражены, а должен раскрыть их основное содержание.

Когда, где и кем это делается? И приведенные п. Пленума, это лишь часть нарушений судами. На самом деле не исполняется практически все разъяснения указанного Пленума.

А в вышестоящих инстанциях один ответ. Не существенные нарушения уголовно-процессуального закона.

Пленум хороший, понятно написан, подробно, но как заставить суды его исполнять?

Как всегда с нетерпением жду ваших комментариев.

Подписывайтесь и ставьте мне за работу лайк. Спасибо всем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector