Право

О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления

1. Пленум ВС РФ не стал включать в итоговое Постановление указание, что преступления, ответственность за которые предусмотрена статьями 198 и 199 УК РФ, являются длящимися.

О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления Ранее проект данного Постановления, вынесенный на первое чтение Пленума в июне 2019 г., предусматривал, что уклонение от уплаты налогов[1] – это длящееся преступление, поэтому срок давности уголовного преследования должен исчисляться с момента фактического прекращения преступной деятельности, то есть добровольного погашения либо взыскания недоимки. В практике привлечения к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов срок давности привлечения к уголовной ответственности[2] исчисляется с момента фактической неуплаты недоимки в установленный срок. Признание преступлений, ответственность за которые предусмотрена статьями 198 и 199 УК РФ, длящимися могло привести фактически к отмене срока давности. Отказавшись от признания в новом Постановлении длящегося характера преступлений, предусмотренных статьями 198 и 199 УК РФ, Пленум ВС РФ в то же время не разъяснил, с какого момента следует исчислять срок давности привлечения к уголовной ответственности, что с учетом положений летнего проекта Постановления создаёт возможность для продолжения дискуссии о начале течения данного срока. Мы полагаем, что срок давности привлечения к ответственности за уклонение от уплаты налогов должен исчисляться с момента неуплаты налогов в установленный законом срок.

2.

Пленум ВС РФ в новом Постановлении разъяснил, что субъектом преступления, предусмотренного статьей 199 УК РФ, может быть лицо, уполномоченное в силу закона либо на основании доверенности подписывать документы в качестве отчетных за налоговый период, представляемые в налоговые органы организацией. К таким лицам Пленум отнёс руководителя организации, уполномоченного представителя организации, а также лицо, фактические выполнявшее обязанности руководителя организации (п. 7 Постановления).

О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления По сравнению с ранее действовавшим Постановлением Пленума ВС РФ от 28.12.2006 года № 64 в принятом Постановлении не упомянуты главный бухгалтер (бухгалтер), иные служащие организации-налогоплательщика, участвовавшие в оформлении первичных документов, а также лица, организовавшие совершение преступления, склонившие к его совершению, содействовавшие совершению преступления советами, указаниями и т.п. Однако отсутствие в тексте нового Постановления указания на главного бухгалтера (бухгалтера) и иных лиц не означает, что указанные лица не могут быть привлечены к уголовной ответственности как исполнители, соисполнители, пособники, подстрекатели или организаторы в соответствии с положениями Общей части УК РФ.

3. Пленум ВС РФ исключил имевшееся в прежнем Постановлении № 64 указание, что субъектом преступления, предусмотренного статьёй 199.2 УК РФ, может быть физическое лицо, имеющее статус индивидуального предпринимателя, собственник имущества организации, руководитель организации либо лицо, выполняющее управленческие функции в этой организации, связанные с распоряжением ее имуществом.

О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления Тем самым Пленум ВС РФ закрепил положения Федерального закона от 29.07.2017 № 250-ФЗ, исключившего с августа 2017 г. из ст. 199.2 УК РФ указание на специальный субъект и установившего, что к ответственности за сокрытие денежных средств либо имущества, за счёт которых должно производиться взыскание, может быть привлечено любое лицо, фактически совершившее указанное деяние.

4. Пленум ВС РФ в новом Постановлении разъяснил, что все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (п. 8 Постановления).

О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления Исходя из презумпции невиновности, все неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого. По сложившейся практике данный принцип понимался как относящийся к сомнениям в фактических обстоятельствах. Разъяснение Пленума ВС РФ в части неустранимых сомнений, обусловленных противоречиями и неясностями актов налогового законодательства, позволяет более полно применять данный принцип к преступлениям, связанным с уклонением от уплаты налогов.

5. Уклонение от уплаты налогов с организации может быть совершено путем непредставления налоговой декларации (расчета) или иных документов, либо путем включения в налоговую декларацию (расчет) или такие документы заведомо ложных сведений.

Пленум ВС РФ в принятом Постановлении указал, что под иными документами, следует понимать те документы, которые одновременно соответствуют всем нижеперечисленным критериям, а именно:

  • предусмотрены налоговым законодательством;
  • подлежат приложению к налоговой декларации (расчету);
  • служат основанием для исчисления и уплаты налогов.

Непредставление таких документов, равно как включение в них заведомо ложных сведений, может является одним из способов уклонения от уплаты налогов (п. 5 Постановления).

О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления В ранее действовавшем Постановлении № 64 Верховный Суд РФ под «иными документами» понимал любые документы, служащие основанием для исчисления и уплаты налогов: выписки из книги продаж, из книги учета доходов и расходов хозяйственных операций, копии журнала полученных и выставленных счетов-фактур, расчеты по авансовым платежам и расчетные ведомости, справки о суммах уплаченного налога, годовые отчеты, документы, подтверждающие право на налоговые льготы.

6. Федеральным законом от 29.07.2017 года № 250-ФЗ положения статей 198 и 199 УК РФ были дополнены указанием, что для квалификации по данной статье учитываются не только налоги и сборы, но также и страховые взносы, подлежащие уплате организацией (физическим лицом).

В этой связи Пленум ВС РФ разъяснил, что уплаченные до вступления в силу данного Федерального закона страховые взносы входят в состав исчисляемых при этом платежей, если это приведет к уменьшению доли неуплаченных физическим лицом или организацией платежей в совокупности за соответствующий период (п. 15 Постановления).

О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления Данное разъяснение является положительным для налогоплательщиков и соответствует ст. 10 УК РФ об обратной силе уголовного закона, согласно которому уголовный закон, улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу. При этом Пленум ВС РФ в комментируемом Постановлении закрепил правовую позицию, ранее выраженную Конституционным Судом РФ в Постановлении от 09.07.2019 № 27-П.

7. Пленум ВС РФ указал, что для определения размера ущерба бюджетной системе, причиненного налоговым преступлением, необходимо устанавливать действительный размер обязательств по уплате налогов, учитывающих в совокупности все факторы, как увеличивающие, так и уменьшающие размер неуплаченных налогов (п. 14 Постановления).

О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления Верховный Суд указал на необходимость проведения полной налоговой реконструкции при определении размера ущерба, причинённого налоговым преступлением, поддержав последовательную практику Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда о недопустимости взимания налогов сверх того, что требуется по закону.

8. В принятом Постановлении Пленум ВС РФ разъяснил, что впервые совершившим преступление признаётся лицо, которое не имеет неснятую или непогашенную судимость за преступление, предусмотренное той же статьёй, от ответственности по которой оно освобождается (п. 24 Постановления).

О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления Уголовный кодекс РФ предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности, если лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное статьями 198 — 199.1 УК РФ, возместит в полном объёме причинённый бюджетной системе ущерб (ст. 76.1 УК РФ). Данная норма Уголовного кодекса РФ позволяет лицам, подозреваемым или обвиняемым в совершении преступления, не быть привлеченными к уголовной ответственности в случае возмещения ущерба в полном объёме. Отметим, что Уголовный кодекс РФ не содержит определения понятия «лицо, впервые совершившее преступление», а содержащееся в новом Постановлении разъяснение не ново, поскольку ранее оно давалось в отношении всех видов преступлений (например, в Постановлении Пленума ВС РФ от 27.06.2013 № 19). В настоящее время освобождение в связи с возмещением причиненного преступлением ущерба возможно только до назначения первого судебного заседания по уголовному делу. 17 декабря 2019 г. Верховный Суд РФ внес в Государственную Думу проект федерального закона о внесении изменений в ст. 28.1 УПК РФ (законопроект № 863715-7), в соответствии с которым освобождение от ответственности в связи с возмещением причиненного преступлением ущерба возможно до удаления суда в совещательную комнату для вынесения приговора.

9. Пленум ВС РФ указал, что возмещение ущерба и (или) денежное возмещение, предусмотренные статьей 76.

1 УК РФ, могут быть произведены не только лицом, совершившим преступление, но и по его просьбе (с его согласия) другими лицами. В случае совершения преступлений, предусмотренных статьями 199 и 199.

1 УК РФ, возмещение ущерба допускается и организацией, уклонение от уплаты налогов с которой вменяется лицу (п. 25 Постановления).

О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления Возможность возмещения вреда в размере недоимки, пени и штрафа организацией выработана сложившейся правоприменительной практикой и закреплена в УК РФ (примечания к статьям 199, 199.1 УК РФ).

10. Возможность привлечения физического лица в качестве гражданского ответчика по налоговым преступлениям разъяснена в п. 28 Постановления.

Читайте также:  Возможно ли лишения права управления тс, если его никогда не было?

Пленум ВС РФ указал, что виновное лицо может быть привлечено в качестве гражданского ответчика лишь в случаях, когда отсутствуют правовые или фактические основания для удовлетворения налоговых требований за счет самой организации или лиц, отвечающих по её долгам в предусмотренном законом порядке.

О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления На протяжении последних десяти лет практика привлечения физических лиц в качестве гражданских ответчиков по налоговым преступлениям была неоднозначной. Был период, когда суды отказывали во взыскании сумм недоимки, пени и штрафов, мотивируя свое решение тем, что физическое лицо, привлекаемое к уголовной ответственности за совершение налоговых преступлений, не является плательщиком НДС, налога на прибыль организаций, налога на имущество организаций, а надлежащий ответчик – организация-налогоплательщик. Позднее Верховный Суд РФ в одном из дел высказался, что в рамках уголовного дела взыскивается не недоимка по налогам, а ущерб, причиненный преступлением, в связи с чем физическое лицо является надлежащим гражданским ответчиком. Вопрос возможности взыскания ущерба с физического лица был предметом рассмотрения Конституционным Судом РФ в Постановлении от 08.12.2017 № 39-П по делу Г.Г. Ахмадеевой. В этом Постановлении он выразил позицию, согласно которой не допускается, по общему правилу, взыскание вреда, причиненного бюджетам в размере подлежащих зачислению в соответствующий бюджет налогов и пеней, с физических лиц, обвиняемых в совершении налоговых преступлений, до момента исчерпания всех возможностей взыскания вреда с организации-налогоплательщика (организация исключена из реестра юридических лиц либо является фактически недействующей, взыскание недоимки и пеней в рамках существующих гражданско-правовых и налоговых процедур невозможно). Пленум ВС РФ отразил такой подход в своем Постановлении.

Общий вывод

Постановление Пленума ВС РФ от 26.11.2019 года № 48 отражает произошедшие в законодательстве изменения; многие позиции ранее уже были изложены в иных постановлениях Конституционного и Верховного судов. Это свидетельствует о намерении Пленума ВС РФ скорее собрать существующие разъяснения в едином документе, чем разъяснить новые вопросы.

О чем подумать, что сделать:

Принятое Постановление позволяет повысить точность оценки уголовно-правовых рисков, связанных с ответственностью за совершение налоговых преступлений, а также более эффективно осуществлять защиту лиц, попадающих в зону риска по налоговым преступлениям.

Помощь консультанта

Обладая обширным опытом в уголовно-правовой защите руководителей и работников компаний на всех стадиях уголовного преследования с момента проведения доследственной проверки (вызовы для дачи объяснений, получение запросов о предоставлении информации и т.д.) и до осуществления защиты в суде, специалисты «Пепеляев Групп» с учетом новых официальных разъяснений могут помочь оценить уголовно-правовые риски в сфере налогообложения, спланировать мероприятия по минимизации данных рисков.

[1] Здесь и далее под налогами понимаются также сборы и страховые взносы.

[2] Согласно Уголовному кодексу РФ срок давности привлечения к уголовной ответственности зависит от тяжести преступления и составляет, например, для частей 1-2 ст. 198 УК РФ и ч. 1 ст. 199 УК РФ — 2 года, для ч. 2 ст. 199 УК РФ – 10 лет.

Вс корректирует судебную практику по налоговым преступлениям

О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления supcourt.ru

Пленум Верховного суда РФ 6 июня рассмотрел проект постановления о практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления.

В документе разъясняются сложные вопросы рассмотрения судами дел по ст. 198, 199, 199.1, 199.2 УК РФ. Речь идет об ответственности за уклонение от уплаты налогов, сборов и страховых взносов, неисполнение обязанностей по их исчислению, удержанию или перечислению в бюджет и за сокрытие средств или имущества, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки.

– Об актуальности принятия проекта свидетельствуют статистические данные о судимости по ст. 198, 199, 199.1, 199.2 УК РФ, – сообщил представивший документ судья ВС РФ Владимир Кулябин.

– Так, в 2016 году по данным статьям Уголовного кодекса было осуждено 579 лиц, в 2017-м – 583 лица, в 2018-м – 605 лиц. При этом более половины таких лиц были осуждены по ст.

 199 УК РФ за уклонение от уплаты налогов, сборов и страховых взносов, преимущественно совершенное в особо крупном размере.

По словам Кулябина, аналогичное постановление было принято пленумом ВС в конце 2006 года. С тех пор как уголовное, так и налоговое законодательство существенно изменились.

В частности, был расширен предмет налоговых преступлений – под это понятие стали подпадать и страховые взносы. Поэтому решено было не вносить изменения в прежнее постановление, а принять вместо него новое.

При этом в документе сохранены разъяснения из прежнего варианта документа, которые соответствуют законодательству и не вызывают вопросов у судов.

В п. 1 постановления обращено внимание судов на общественную опасность уклонения от уплаты налогов, в п. 3 разъясняется, что следует понимать под уклонением. Важное, по словам докладчика, разъяснение дано в третьем абзаце п. 3.

Согласно этому положению преступления по ст. 198 и 199 УК РФ следует квалифицировать как оконченные с момента неуплаты налогов в установленный срок.

При этом, с учетом того, что данные преступления являются длящимися, сроки давности уголовного преследования исчисляются с момента фактического погашения недоимки.

– В отличие от действующего постановления здесь указывается длящийся характер преступлений, предусмотренный ст. 198, 199 УК РФ, и выделяются различающиеся фактический и юридический моменты их окончания, – указал Кулябин. – Уточнение направлено на формирование единообразной практики исчисления сроков давности уголовной ответственности.

Два варианта текста, касающиеся сроков давности, были подготовлены и с разъяснениями к ст. 199.1 УК РФ, субъектом преступления по которой могут быть, в частности, индивидуальные предприниматели, нотариусы, занимающиеся частной практикой, адвокаты, учредившие адвокатский кабинет. Как выяснилось впоследствии, эти положения постановления наиболее оживленно обсуждались при подготовке документа.

Иначе, по сравнению с ныне действующим постановлением пленума, изложен п. 4 проекта – из него предлагается исключить перечень «иных» бухгалтерских документов, с помощью которых лицо уклонилось от уплаты налогов.

– Перечень их наименований не является неизменным, – объяснил это новшество судья ВС.

Внесение изменений в закон о бухучете в конце 2011 года стало поводом для изложения в п. 6 проекта новой позиции пленума о субъекте налоговых преступлений.

– Бухгалтерская отчетность считается составленной после подписи ее руководителем организации, независимо от наличия подписи главного бухгалтера.

Разъяснено, что субъектом может быть лицо, уполномоченное подписывать документы и представлять в налоговые органы организации.

К числу субъектов могут также относиться лица, фактически выполнявшие обязанности руководителя организации, – сказал Кулябин.

Подчеркивается, что уклонение от уплаты налогов возможно только с прямым умыслом с целью полной или частичной их неуплаты. При этом все неустранимые сомнения, противоречия и неясности законодательных актов о налогах и сборах должны толковаться в пользу налогоплательщика. Иначе, в связи с изменениями в законодательстве, изложен п.

 18 о субъектах преступления по ст. 199.2 УК РФ. Дополнен п.

 23 проекта о доказательствах по делам о налоговых преступлениях – указано, что судам необходимо учитывать решения иных судов, имеющие значение по делу, однако фактические обстоятельства, установленные в таких судебных решениях, сами по себе не предопределяют выводы о виновности или невиновности лица.

Обращается внимание, что по уголовным делам о налоговых преступлениях, связанных с деятельностью организаций, виновное физическое лицо может быть привлечено в качестве гражданского ответчика лишь в случаях, когда отсутствуют основания для удовлетворения налоговых требований за счет самой организации или лиц, отвечающих по ее долгам в предусмотренном законом порядке.

Например, если у организации есть признаки недействующего юридического лица или если установлена невозможность удовлетворения требований об уплате обязательных платежей с учетом рыночной стоимости активов организации. При этом была учтена позиция Конституционного суда РФ, изложенная в постановлении конца 2017 года (о рассмотрении этого дела в КС читайте на Legal.

Report здесь).

– Есть даже шутка, что налоговое законодательство создало больше преступников, чем любой другой законодательный акт, – вспомнил, отмечая актуальность темы постановления, сменивший на трибуне судью-докладчика Максим Беляев, зампредседателя ВС Татарстана.

Беляев, сообщив, что ряд предложений судей Татарстана был учтен при подготовке текста, все же предложил внести некоторые корректировки в проект. Например, глубже раскрыть в п. 5 определение «другого лица», занимающегося частной практикой.

Можно, по его мнению, более подробно разъяснить механизм реализации правомочий суда при определении размера возмещения вреда, причиненного бюджету физическим лицом, – в частности, учитывать его имущественное положение, степень вины, характер уголовного наказания.

На это, по словам судьи, ориентирует все то же постановление КС РФ.

Профессор Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ Олег Зайцев начал свою речь со своего рода «лирического отступления».

– Сегодня ехал в машине – уже по радио говорят об этом документе как о свершившемся факте, – поделился он своим удивлением с коллегами. – Что Верховный суд разработал постановление пленума, дают характеристику этого документа. Было интересно это услышать!

По словам Зайцева, при подготовке проекта между участниками обсуждения возникали серьезные дискуссии.

– Много дискутировалось относительно момента окончания преступлений данной категории, субъекта налогового преступления, особенностей доказывания данной категории дел. Приходилось разнимать даже некоторых ораторов! – сообщил он и уточнил: — Но до драки не дошло! Реально важный документ и очень много споров!

Как сказал профессор, многие представители научных учреждений, участвовавшие в обсуждении проекта документа, остались недовольны тем, что их идеи не прошли.

– Но невозможно все учесть! – подытожил Зайцев. – Как будет работать данный документ – покажет практика!

Читайте также:  Моя дочь попала в ДТП, положена ли ей выплата от страховой компании?

Ряд предложений по изменению проекта документа высказал замминистра юстиции Вадим Федоров.

Заместитель генпрокурора РФ Леонид Коржинек предложил дополнить постановление разъяснениями о разрешении судьбы гражданского иска по уголовному делу в случае передачи его на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, доработать положения об определении крупного и особо крупного размера неуплаченных налогов. В итоге проект постановления пленума был направлен на доработку редакционной комиссией.

Опубликован проект Постановления Пленума ВС РФ «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления»

О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления

Ожидалось, что разъяснения Верховного Суда приведут к положительному прорыву в сфере защиты прав бизнеса, что сочеталось бы с озвучиваемой государством и высшими должностными лицами концепцией ухода от уголовного преследования за экономические преступления и снижения нагрузки на бизнес в части контрольно-надзорной деятельности.

На деле же Верховный Суд остался глух ко всем предложениям, которые поступали на этапе подготовки данного проекта.

Проект содержит положения, которые фактически отменяют срок исковой давности по данным преступлениям. Верховный Суд предлагает считать налоговые преступления длящимися и исчислять сроки давности с момента фактического прекращения виновным лицом преступной деятельности.

Этим моментом в проекте предлагается считать день добровольного погашения либо взыскания недоимки. Существуют обоснованные сомнения, что в некоторых случаях эта норма будет иметь даже обратную силу.

Это приведет также к восстановлению сроков давности по налоговым преступлениям, за которые сейчас привлечь к ответственности уже нельзя.

Верховный Суд фактически смешивает различные понятия – начало течения срока давности привлечения к ответственности и основание для освобождения от ответственности (либо смягчающее обстоятельство).

Согласно статье 78 УК РФ срок давности начинает течь с момента совершения преступления. День погашения налоговой недоимки не может считаться моментом совершения налогового преступления.

Тем более, что Налоговый кодекс РФ содержит положения, при которых лицо в случае погашения налоговой недоимки до ее выявления налоговым органом освобождается от ответственности.

Предложенное Верховным Судом положение фактически аннулирует Примечание 2 к статье 199 УК РФ, на основании которого лицо, погасившее налоговую недоимку, освобождается от уголовной ответственности.

Причем проектом предполагается ввести положение, согласно которому погашение налоговой недоимки после назначения дела к слушанию уже не будет основанием для освобождения от уголовной ответственности, а будет рассматриваться лишь в качестве смягчающего обстоятельства.

Сомнительно и предложение проекта, в соответствии с которым лицо освобождается от ответственности в случае полного погашения как собственно налоговой недоимки и пени, так и суммы налоговых штрафов. Это противоречит ранее высказанной позиции Конституционного Суда РФ (Постановление от 08.12.2017 № 39-П) о невозможности взыскания с физического лица налоговых штрафов организации.

Особые вопросы вызывают пункты 5 и 6 проекта Постановления, где Верховный Суд предлагает считать субъектом преступления помимо руководителя организации практически любое иное физическое лицо, в том числе законного или уполномоченного представителя, иных служащих организации, оформляющих, например, первичные документы бухгалтерского учета, лицо, фактически выполнявшее обязанности руководителя, лицо, организовавшее совершение преступление либо склонившее к его совершению руководителя (уполномоченного представителя организации), а также содействовавшее совершению преступления советами, указаниями и т.п. Учитывая откровенно обвинительный уклон (статистика неопровержима – менее 1% оправдательных приговоров), любое лицо, привлеченное по налоговому преступлению в качестве обвиняемого, практически гарантированно будет признано виновным.

Единственными положительными моментами в данном проекте можно назвать разъяснения, данные в пункте 23, а именно: при рассмотрении уголовных дел о налоговых преступлениях судам необходимо учитывать вступившие в законную силу решения арбитражных судов, судов общей юрисдикции, постановленные в иных видах судопроизводства, имеющие значение по делу, а также что по уголовным делам о налоговых преступлениях, связанных с деятельностью организаций, виновное физическое лицо может быть привлечено в качестве гражданского ответчика лишь в случаях, когда отсутствуют правовые и (или) фактические основания для удовлетворения налоговых требований за счет самой организации или лиц, отвечающих по ее долгам в предусмотренном законом порядке.

Но далее Верховный Суд указывает, что фактические обстоятельства, установленные в таких судебных решениях, сами по себе не предопределяют выводы суда о виновности либо невиновности лица в совершении преступления. То есть, даже если, например, арбитражный суд признает решение налоговой инспекции недействительным, обвинительный приговор в отношении физического лица все равно может быть вынесен.

В данной ситуации есть надежда только на то, что это первая редакция проекта, и Верховный Суд все-таки прислушается к мнению экспертного и бизнес сообществ, которые устали от откровенной профискальной предвзятости.

Более подробно Вы можете ознакомиться на сайте Адвокатской газеты:

Налоговые преступления: по следам Пленума ВС РФ

Пленумом ВС РФ 26 ноября 2019 года было принято постановление № 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления».

В этом документе сделана попытка дать единообразное толкование ст. 198 – 199.

2 УК РФ, а также даются указания нижестоящим судам по вопросам квалификации и доказывания преступлений, которые запрещены этими нормами уголовного закона.

Налоговые преступления, суды, ФНС РФНалоговые преступления, суды, ФНС РФ

Немного статистики

Чтобы оценить актуальность материалов Постановления № 48, нужно обратить внимание на статистику правоприменения по ст. 198 – 199.2 УК РФ.

Количество лиц, осужденных по этим статьям в 2016 году составило 579 человек; 2017 год – 583 человека; 2018 год – 605 человек; в течение первого полугодия 2019 года – 300 человек. За это время количество прекращенных судами дел по этим статьям находится в пределах от 38 до 41 процента.

При этом свыше половины виновных осуждаются при их согласии с обвинением (для примера: в 2018 году этот показатель составил 60 процентов).

Есть этому несколько причин: длительное содержание в СИЗО ( которое, превышает все мыслимые и немыслимые сроки), пытки. Бизнесменам проще взять на себя обвинение, чем отстаивать правду «в СИЗО».

А реальное лишение свободы по указанным составам – явление достаточно редкое. В том же 2018 году такое наказание было применено к 5,6 процентам лиц, осужденным за совершение налоговых преступлений.

Этому то же есть своя причина, потому что, бизнесменов, как правило обвиняют в мошенничестве по ст. 159 УК РФ (по резиновой статье) или подбрасываются наркотики им или их родственникам. По этим статьям посадить проще и «технология» отработана, чем возиться с ст. 199 УК РФ.

Для сравнения: условное лишение свободы – 10,5 процентов; штраф – 27 процентов; 17,3 процента освобождены от наказания по амнистии.

Поскольку на практике чаще всего применяется ч. 2 ст. 199 УК РФ, судьи ВС РФ уделили особое внимание именно этому составу.

 Важные изменения

 В Постановлении № 48 учтены изменения в действующем законодательстве, в том числе и в ст. 198 – 199.2 УК РФ, внесенные Федеральным законом от 29.07.2017 № 250ФЗ. Был расширен предмет преступлений, поскольку он стал включать в себя кроме налогов и сборов также и страховые взносы.

Более того, ВС РФ согласовал свою позицию с точкой зрения КС РФ, отраженную в его постановлении от 08.12.2017 № 39-П4, которая дает ответ на вопросы об обратной силе закона применительно к налоговым преступлениям.

А в п. 28 Постановления № 48 отражено согласование позиций ВС РФ и КС РФ по поводу возможности признания физического лица виновным в совершении преступлений по ст. 199, 199.1, 199.

2 УК РФ в связи с деятельностью организаций – налоговых агентов, плательщиков налогов, сборов, страховых взносов – как гражданского ответчика лишь при фактической либо юридической невозможности удовлетворения требований за счет непосредственно организации или отвечающих в соответствии с законом по ее долгам лиц.

Как известно, налоги, сборы и страховые взносы исчисляются за определенные периоды и подлежат уплате в соответствующие сроки. В Постановлении № 48 сохранена позиция, которая соответствует уже сложившейся практике: преступления по ст. 198, ст.

199, ст. 199.1 УК РФ считаются оконченными с момента неуплаты в тот срок, который предусмотрен налоговым законодательством. Обращаю ваше внимание, что речь в данном случае идет не только о юридическом, но и фактическом окончании преступлений.

Это обстоятельство имеет важное значение для определения сроков давности уголовной ответственности за соответствующие преступления.

Проблемы толкования

 Постановление № 48 содержит в себе ряд важных разъяснений, призванный исключить расширительное толкование отдельных правовых дефиниций, играющих важную роль в правоприменительной практике.

Читайте также:  Какие статьи сейчас действуют по наказанию за распространение спайса?

Так, в п. 5 указанного постановления говорится о том, что к числу «иных документов», упоминаемых в ст. 198 и 199 УК РФ можно относить не все документы, которые требуют представить налоговики. 

  • Они должны соответствовать перечню документов, прямо указанных в НК РФ и принятых на основании этого кодекса федеральных, региональных законах, нормативных правовых актах муниципальных образований.
  • Кроме того, к иным документам по смыслу указанных выше статей, следует относить подлежащие приложению к декларации, а потому служащих основанием для исчисления и уплаты налогов, сборов, страховых взносов.
  • И, наконец, к категории «иных документов» следует относить те, непредставление которых (включение в них заведомо ложных сведений) является способом уклонения, то есть непосредственно определяет один из элементов объективной стороны состава преступления.

В уголовном законе остается некоторая неопределенность по поводу установления границ трехлетнего срока при исчислении крупного и особо крупного размера налогов, сборов и страховых взносов, являющихся предметом преступления.

В Постановлении № 48 дается разъяснение: при наличии неустранимых сомнений в определении подобных сроков их следует толковать в пользу обвиняемого. Кроме того, в п.

29 Постановления № 48 сказано, что суды должны контролировать наличие способов исчисления данных периодов в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении.

О надлежащем субъекте

 В соответствии с изложенной в Постановлении № 48 точкой зрения ВС РФ субъектом преступления по составу, предусмотренному ст.

199 УК РФ, является лицо, уполномоченное в силу закона либо на основании доверенности подписывать документы, представляемые вналоговые органы организацией, являющейся плательщиком налогов, сборов, страховых взносов, вкачестве отчетных за налоговый (расчетный) период.

Такими лицами признаются руководитель организации – плательщика налогов, сборов, страховых взносов либо уполномоченный представитель такой организации (см. ст. 29 НК РФ). Субъектом данного преступления может выступать также лицо, фактически выполнявшее обязанности руководителя организации – плательщика налогов, сборов, страховых взносов.

В качестве примера можно привести дело, приговор по которому был вынесен Советским районным судом г. Омска от 03.05.2018. Подсудимый был признан виновным по п.п. а), б), ч. 2 ст. 199 УК РФ в уклонении от уплаты налогов организацией в особо крупном размере, которое было совершено группой лиц по предварительному сговору.

Суд признал обвиняемого надлежащим субъектом преступления на том основании, что в период его совершения онфактически исполнял обязанности руководителя ООО наряду с другим лицом, совместно с которым обвиняемый привлек еще одно лицо к формальному исполнению обязанностей директора.

При этом все фактическое руководство хозяйственной деятельностью общества обвиняемый и его соучастник держали под своим контролем.

 Проблема виновности

В Постановлении № 48 уделяется внимание и проблемам, связанным с установлением элементов субъективной стороны состава налоговых преступлений. Так, в п. 8 документа указано на то, что уклонение от уплаты налогов, сборов и страховых взносов, осуществление иных деяний, составляющих объективную сторону состава налоговых преступлений, возможно лишь при наличии прямого умысла.

Таким образом, ВС РФ еще раз обращает внимание на недопустимость объективного вменения: нельзя говорить о наличии всех признаков состава преступления лишь при установлении факта неуплаты налогов, сборов, страховых взносов. Такое деяние должно носить осознанный, намеренный характер.

А в процессе доказывания прямого умысла стороне уголовного преследования необходимо учитывать положения ст. 111 НК РФ, где указаны обстоятельства, исключающие виновность деяния при совершении налогового правонарушения. И, разумеется, все неустранимые сомнения в виновности обвиняемого необходимо толковать в его пользу.

Точно так же обстоит дело и при рассмотрении дел по ст. 199.2 УК РФ, сокрытие денежных средств либо имущества, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам, в крупном размере. 

Подобные деяния также должны осуществляться только с прямым умыслом при наличии цели уклонения от взыскания денежных средств. На подобные цели должны указывать конкретные деяния обвиняемых.

В Постановлении № 48 уделено место и рассмотрению такого элемента субъективной стороны состава налоговых преступлений, как мотив при исполнении обязанностей налогового агента (ст. 199.1 УК РФ).

ВС РФ дает ограничительное толкование данных понятий. В абз. 3 п.

19 Постановления № 48 указано, личный интерес как мотив совершения преступления может выражаться в стремлении обвиняемого извлечь выгоду имущественного либо неимущественного характера.

Напомню, что ранее практика шла по пути включения в понятие «личный интерес» отдельных понятий оценочного характера, таких, как карьеризм, протекционизм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса.

Недоимка как средство заручиться поддержкой

Сроки давности по уголовным делам о налоговых преступлениях следует считать со дня добровольного или принудительного погашения задолженности, а в качестве мотива такого рода преступления могут рассматриваться не только имущественная выгода, но и карьеризм, семейственность или желание заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса. Такие нормы содержатся в проекте постановления сегодняшнего пленума Верховного суда (ВС) РФ.

Сегодня на пленуме ВС РФ рассматривали вопрос «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления». Напомним, эти преступления, совершенные как физическими, так и юридическими лицами, квалифицируются статьями 198, 199, 199.1 и 199.2 УК РФ, а постановления пленума ВС обязательны для исполнения судами всех уровней.

Уточнив, что способом уклонения от уплаты налогов является не только злонамеренное искажение отчетности, но и умышленное бездействие (непредоставление деклараций), пленум рассказал, как следует рассчитывать сроки давности по налоговым преступлениям.

«Исходя из того, что сроки представления налоговой декларации (расчета) и сроки уплаты налога, сбора, страхового взноса могут не совпадать», и с учетом того, что налоговое преступление является «длящимся», сроки давности уголовного преследования предлагается рассчитывать со дня добровольного погашения недоимки или ее взыскания.

Уголовная ответственность за налоговые преступления, подчеркивается в проекте постановления пленума, наступает с 16-летнего возраста. Причем речь может идти не только о бизнесменах, зарегистрировавших юридические лица, но и об индивидуальных предпринимателях, нотариусах, занимающихся частной практикой, и адвокатах, учредивших адвокатский кабинет.

Если от налогов уклоняется предприниматель, руководящий фирмой, которую номинально возглавляет подставное лицо, то исполнителем преступления считается сам бизнесмен, а номинальный руководитель — его пособником.

Оговаривается, что последний должен был осознавать преступный характер своих действий.

При этом сотрудники организации, которая уклонялась от уплаты налогов и страховых платежей, должны привлекаться к уголовной ответственности только в том случае, если они умышленно совершали действия, которые способствовали совершению преступления.

Отдельно оговаривается, что в тех случаях, когда уклонение от налогов сопровождается изготовлением поддельных документов, действия злоумышленников должны дополнительно квалифицироваться по соответствующей 327-й статье УК РФ.

Что касается мотивов совершения налоговых преступлений, то в постановлении пленума ВС указывается, что они могут быть не только корыстными.

«Личный интерес как мотив преступления может выражаться в стремлении извлечь выгоду имущественного, а также неимущественного характера, обусловленную такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса и т. п.»,— говорится в документе.

Отдельно пленум остановился на важном вопросе об освобождении от уголовной ответственности за налоговые преступления.

Как известно, такая возможность предусмотрена законом на стадии предварительного следствия — если неплательщик раскаялся и полностью возместил ущерб. На судебной стадии такой вариант невозможен.

«Полное возмещение ущерба бюджетной системе Российской Федерации после назначения судебного заседания не является основанием для освобождения лица от уголовной ответственности… но в соответствии с пунктом «к» части 1 статьи 61 УК РФ признается судом обстоятельством, смягчающим наказание»,— говорится в проекте постановления пленума ВС.

При этом оговаривается, что возмещение ущерба может быть произведено не только самим фигурантом, но и другими лицами, а также организациями с его согласия или по его просьбе.

«Обещания, а также различного рода обязательства лица, совершившего преступление, возместить ущерб и перечислить денежное возмещение в федеральный бюджет в будущем не являются обстоятельствами, дающими основание для освобождения этого лица от уголовной ответственности»,— подчеркивается в документе.

Александр Александров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector