Право

Квартира на троих. Верховный суд разъяснил, как делить имущество при разводе

При разделе общего имущества супругов доли мужа и жены признаются равными, если иное не предусмотрено брачным договором, постановил Верховный суд

Квартира на троих. Верховный суд разъяснил, как делить имущество при разводе

Николай Мошков (ИТАР-ТАСС)

Имущество, приобретенное на личные средства одного из супругов в период брака, является его личной собственностью. К такому выводу пришел Верховный суд (ВС) в ходе рассмотрения иска жительницы Сочи к своему мужу о разделе совместно нажитого имущества, следует из материалов слушаний, поступивших в редакцию.

В конце 2017 года жительница юга России обратилась в Лазаревский районный суд Сочи с иском о расторжении брака и потребовала в равных долях поделить совместно нажитое имущество.

В период брака с 1981 года супруги приобрели земельные участки площадью 1,2 тыс. кв. м и 1,5 тыс. кв. м и построили на них дома. Кроме того, они получили 3/7 доли в праве собственности на земельный участок площадью 700 кв.

м и расположенный на нем дом, поясняется в материалах дела.

Муж истицы подал встречный иск, в котором указал, что жилые дома построены на его личные деньги, подаренные ему братьями, а также с использованием строительных материалов, полученных бесплатно от близких родственников.

Доля вложений истца в строительство жилых домов составила 3/5 от их рыночной стоимости.

Таким образом, он просил признать за ним право единоличной собственности на земельные участки, а жилые дома разделить между супругами пропорционально вложенным личным средствам.

Местный суд первоначальные и встречные исковые требования удовлетворил частично. За истицей было признано право собственности на половину участка площадью 1,2 тыс. «квадратов» и 1/5 доли расположенного на нем жилого дома, а за мужем — на остальное имущество.

Кроме того, суд поделил пополам между супругами 180 тыс. руб., которые находились на счете мужа в Сбербанке. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда решение Лазаревского суда было оставлено без изменений.

Истица с таким решением не согласилась и в феврале 2018 года обратилась в Верховный суд России с просьбой признать за ней право собственности на половину имущества. ВС отменил решение местных судов и апелляционной комиссии и направил дело на новое рассмотрение.

В Верховном суде объяснили, что при разделе общего имущества супругов доли мужа и жены признаются равными, если иное не предусмотрено брачным договором. Кроме того, если имущество принадлежало каждому из супругов до вступления в брак или было получено в дар или унаследовано одним из них во время брака, то оно является личной собственностью каждого из супругов, говорится в материалах ВС.

При этом приобретение имущества в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, исключает такое имущество из режима общей совместной собственности.

Однако в материалах дела жителей Сочи доказательство того, что спорные дома были построены на средства, подаренные мужу братьями, отсутствовали.

Поэтому решения судов первой инстанции не являются законными, объяснили в ВС.

В конце ноября 2017 года в России предложили изменить нормы раздела имущества при разводе. По мнению Общественной палаты, в корректировке нуждается механизм раздела бизнес-активов между супругами.

В начале текущего года Верховный суд постановил, что россияне, получившие от властей муниципалитетов бесплатные участки, при разводе должны будут делить их как совместно нажитое имущество.

Квартира на троих. Верховный суд разъяснил, как делить имущество при разводе

Раздел совместно нажитого за годы супружеской жизни имущества — процедура весьма непростая. Что могут подтвердить тысячи находящихся в стадии распада семей.

Тем более что, как утверждают ведущие юристы, единого «железного» правила такого дележа не существует.

Это не так давно было продемонстрировано и в Верховном суде РФ, где пересматривалось одно интересное решение смоленских судов.

Ситуация, которую изучали в Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда, выглядела стандартной — супруги решили развестись, прожив в браке больше десяти лет. Правда, по имуществу договориться не смогли. И пришлось им делить его в суде.

Бывают случаи, когда суд может отступить от равенства долей, если есть серьезные основания

По мнению бывшей супруги, ей должно было достаться две трети из совместно нажитого. Ее аргумент — общий ребенок остается жить с ней. А экс-супруг вполне обойдется третью.

Существует некое общее правило, зафиксированное в законе, — все имущество супругов, которое нажито ими во время брака, считается совместным до тех пор, пока не доказано обратное.

Исключением из этого правила будет только личное имущество каждого из супругов. Все активы, купленные любым из супругов за время семейной жизни, по общему правилу так же делятся поровну.

Действительно, существуют обстоятельства, при которых суд может отступить от деления поровну. Подобным «обстоятельством» могут оказаться дети. Ведь они после развода останутся жить либо с папой, либо с мамой. Других вариантов нет.

Поэтому выглядит резонно, что тот родитель, с которым ребенок останется жить, может попросить при разделе имущества побольше.

Разделом имущества по иску занялся Промышленный районный суд Смоленска. Общего у разведенных было — две машины и участок земли. А еще супруги купили по ипотеке квартиру. За год до развода они выплатили кредит. А вот оформить жилье в общую долевую собственность со своими детьми еще не успели.

По мнению мужчины, участок и машины надо разделить поровну. По версии женщины, ей надо отдать больше, потому что именно с ней остаются жить двое несовершеннолетних детей — их общий сын и дочь женщины от предыдущего брака.

Районный суд выслушал стороны и решил, что все добро надо поделить пополам. Суд оставил бывшей жене автомобиль «Тойота», а муж получил «Maзду».

Также райсуд обязал супруга выплатить бывшей жене 60 000 рублей. Это была разница за превышение стоимости его доли в общем имуществе. Плюс к этому мужчина должен по вердикту суда ежемесячно перечислять алименты на ребенка в размере четверти своего заработка. По поводу же земельного участка суд постановил: признать за сторонами право общей долевой собственности на землю в равных долях.

С таким решением бывшая жена не согласилась. Женщина опротестовала его в Смоленском областном суде, где ее доводы были услышаны

Апелляция пришла к выводу, что в этом споре даме причитается все же две трети нажитого имущества. В обоснование подобного вывода областные судьи сослались на наличие «личных неприязненных отношений» между сторонами и необходимость отступить от принципа равенства долей супругов в общем имуществе ради интересов детей.

Еще одним важным основанием для областного суда стало то, что бывший муж не оформил на своего сына долю в их квартире, за которую они с женой выплатили кредит. Смоленский областной суд постановил, что весь участок должна забрать себе жена, а экс-супруг еще должен ей доплатить 176 666 рублей.

Теперь с таким разделом не согласился уже супруг. Он обжаловал решение своего областного суда в Верховном суде РФ.

Там спор изучили, и Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда заявила следующее.

Смоленский областной суд конкретно не объяс­нил — нарушал ли каким-нибудь образом отец права своего ребенка.

И почему для соблюдения интересов несовершеннолетнего сына нужно присуждать его матери две трети от общего имущества. Еще апелляция признала отношения супругов «взаимно недоброжелательными».

На этом основании областной суд решил уменьшить только долю мужа. Что было ошибочным решение, заметил Верховный суд.

Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам признала некорректной и ссылку на неоформление доли сына в квартире. Во-первых, жена тоже не стала это делать, во-вторых, спорная недвижимость не является предметом спора.

В итоге Верховный суд отменил решение Смоленского областного суда и оставил в силе решение районного суда. Подобное решение означает, что, по мнению высокой судебной инстанции, правильным было решение районных судей — разделить имущество поровну в конкретной данной ситуации.

Но это не «железное» правило. В действительности бывают случаи, когда суд может отступить от принципа равенства долей, найдя для этого серьезные основания. И им может оказаться учет прав ребенка.

Как правило, суды «встают на сторону» неравного деления нажитого, если есть ребенок инвалид и он остается с одним из родителей, если у этого родителя маленький доход, если второй родитель ничем не помогает тому, с кем живет ребенок. Личности родителей тоже влияют на такое решение суда.

Но надо учитывать: неравное деление совместно нажитого имущества — это право, но не обязанность суда.

  Наталья Козлова

Российская газета — Федеральный выпуск № 62(8116)

Верховный суд рассказал, как супругам делить долевое имущество — новости Право.ру

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов Если в браке была оформлена долевая собственность, является ли она совместно нажитым имуществом? Как делить доли, записанные на общих детей? Можно ли считать оформление долевой собственности соглашением о разделе недвижимости? На все эти вопросы ответил Верховный суд. А эксперты рассказали, как действовать судам при рассмотрении таких споров.

После расторжения брака у Марины Курбаевой* и Игоря Идрасова* возник спор о разделе совместно нажитого имущества. В период брака стороны за счёт общих средств приобрели земельный участок и жилой дом, который оформлен на Идрасова и двух общих дочерей по 1/3 доли каждому. Курбаева решила, что находящаяся в собственности ответчика 1/3 доля земельного участка и жилого дома является общей совместной собственностью супругов и подлежит разделу в равных долях. Она обратилась в суд, где просила признать за ней право собственности на 1/6 долю указанной недвижимости. 

  • ИСТЕЦ: Марина Курбаева* 
  • ОТВЕТЧИК: Игорь Идрасов* 
  • СУТЬ СПОРА: Раздел нажитого в браке имущества, оформленного в долевую собственность одного из супругов
  • РЕШЕНИЕ: Если соглашения о разделе совместно нажитого имущества нет, оно делится поровну между супругами
Читайте также:  Калькулятор неустойки по алиментам (онлайн)

Кировский районный суд г. Махачкалы отказал в удовлетворении иска, Верховный суд Республики Дагестан оставил решение без изменения.

Суды пришли к выводу, что стороны в период брака произвели раздел совместно нажитого имущества с отступлением от начала равенства долей, с учётом интересов несовершеннолетних детей.

Поэтому принадлежащая ответчику 1/3 доля спорной недвижимости общей совместной собственностью не является и разделу не подлежит. 

Курбаева обратилась в Верховный суд.

Тот напомнил: супруги вправе по своему усмотрению изменить режим общей совместной собственности нажитого в браке имущества или его части на основании брачного договора или любого иного соглашения, не противоречащего нормам действующего законодательства (ст. 37, п. 2 ст. 38, ст.

41–42 Семейного кодекса). Между тем каких-либо достоверных доказательств, подтверждающих, что между истцом и ответчиком было достигнуто соглашение о разделе совместно нажитого имущества, в материалах дела нет.

Ни договор купли-продажи земельного участка с жилым домом, ни регистрация права общей долевой собственности таким соглашением о разделе общего имущества супругов не являются. Поэтому ВС отменил ранее принятые акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 20-КГ19-13). Пока еще оно не рассмотрено.

Нажитое в браке принадлежит обоим супругам

«Право на общее имущество, нажитое супругами в период брака, принадлежит обоим супругам независимо от того, кем из них и на чье имя оно приобретено. В случае спора супруги не обязаны доказывать факт общности такого имущества. Соответствующие разъяснения даны в п. 15 Постановления Пленума ВС от 5 ноября 1998 года № 15», – рассказала советник Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) (mid market)
Ольга Бенедская. Адвокат Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Семейное и наследственное право группа Транспортное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Частный капитал группа Уголовное право
Ирина Зимина отметила, что аналогичный подход существовал в судах и ранее (№ 33-11973/2018). «Определение ВС является очень важным, так как некоторые нижестоящие судебные инстанции неправильно толкуют действующие нормы семейного законодательства, что и случилось в рассмотренном деле», – отметила Анна Заброцкая, партнер и руководитель практики «Разрешение споров» Федеральный рейтинг. группа Санкционное право группа Семейное и наследственное право группа Частный капитал группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международные судебные разбирательства группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) Профайл компании
. По словам менеджера аудиторско-консалтинговой группы «БДО Юникон» Елены Зиберт, суды нижестоящих инстанций, отказывая одному из супругов в иске, ориентировались исключительно на факт регистрации имущества на другого супруга и наличие несовершеннолетних детей: «Такой подход не может быть признан правильным и основанным на законе».

Определение ВС четко возвращает нас к источнику – закону. Он устанавливает, что раздел имущества супругов должен совершаться в установленном порядке: брачным договором, соглашением либо судом. 

Галина Павлова, управляющий партнер Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Частный капитал группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) Профайл компании

Бенедская уверена: суд при новом рассмотрении выяснит, заключались ли между сторонами брачный договор или соглашение о разделе имущества. Если не заключались, то удовлетворит иск. С ней согласилась адвокат АБ Федеральный рейтинг.

группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Экологическое право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Уголовное право 12место По выручке на юриста (более 30 юристов) 25место По количеству юристов 27место По выручке Профайл компании
Наталья Бокова: «Полагаю, при новом рассмотрении дела суд должен будет удовлетворить исковые требования и признать за истцом право собственности на 1/6 долю в спорном недвижимом имуществе».

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Вс рф разъяснил, когда нельзя делить совместное имущество при разводе

foter.com

Верховный суд РФ отменил решения апелляционной и кассационной инстанций, разделивших пополам купленную в браке на имя супруги квартиру. Истец, бывший муж, требовал отдать ему жилье в собственность, утверждая, что купил недвижимость на личные средства от продажи наследства. Оплата приобретенной в период брака спорной квартиры полностью личными денежными средствами супруга влечет исключение квартиры из состава совместно нажитого имущества супругов, указал ВС.

С жалобой в ВС обратился Рафаил Гусейнов. В 2006 году он женился, а девять лет спустя супруги купили квартиру стоимостью 2,4 млн рублей. Но в феврале 2019 года пара развелась. Гусейновы начали процесс раздела совместно нажитого имущества.

По словам мужчины, в 2015 году его жена работала учителем, никаких накоплений у нее не было и квартиру удалось купить благодаря продаже наследства в виде недвижимости, принятого им после смерти бабушки. При этом право собственности на спорную квартиру было зарегистрировано на имя супруги.

В апреле 2019 года Волгодонский районный суд признал за мужчиной право личной собственности на квартиру. Но уже через три месяца апелляционная инстанция отменила это решение, произведя раздел пополам.

По мнению суда, мужчина распорядился своими денежными средствами, но внес их в общий бюджет семьи.

Поскольку квартира была приобретена на имя супруги, оснований считать ее личной собственностью у Рафаила не имелось, указала судебная коллегия.

Так бывшие супруги стали обладателями по 1/2 доли жилплощади. Четвертый кассационный суд оставил это решение в силе. После этого Гусейнов подал жалобу в ВС.

Верховный суд, рассмотрев дело, нашел нарушения в решениях нижестоящих инстанций.

ВС напомнил о норме Семейного кодекса, в соответствии с которой имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам, является его собственностью. Соответствующие нормы также содержались в постановлении пленума от 5 ноября 1998 года № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака».

«Юридически значимым обстоятельством при решении вопроса об отнесении имущества к общей собственности супругов является то, на какие средства (личные или общие) и по каким сделкам (возмездным или безвозмездным) приобреталось имущество одним из супругов во время брака», — подчеркнул ВС.

В определении отмечается, что общим не является имущество, приобретенное одним из супругов в браке по безвозмездным гражданско-правовым сделкам (например, в порядке наследования, дарения, приватизации). Приобретение имущества в период брака, но на личные средства супруга также исключает такое имущество из режима общей совместной собственности.

Полученные Гусейновым от продажи им личного имущества денежные средства, потраченные на покупку квартиры, являлись личной собственностью истца, поскольку совместно в период брака с ответчиком не наживались и не являлись общим доходом супругов.

При этом внесение этих средств в период брака в приобретение квартиры, оформленной на имя ответчика, не меняет их природы личного имущества Гусейнова, что не учел суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции, указал ВС.

Оплата приобретенной в период брака спорной квартиры полностью личными денежными средствами истца влечет исключение квартиры из состава совместно нажитого имущества супругов как личного имущества истца, следует из определения ВС.

Решение апелляционной и кассационной инстанций по делу Гусейнова отменено. Теперь он является единственным владельцем квартиры.

Определение № 41-КГ20-10-К4.

Вс разъяснил особенности принудительного выкупа доли в квартире при разделе общего имущества

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ опубликовала Определение от 19 октября по делу № 3-КГ21-9-КЗ о разделе совместно нажитого имущества бывших супругов при невозможности выдела доли имущества в натуре.

Обстоятельства дела

Брак между Галиной Алексеевой и Евгением Соколовым был расторгнут 8 ноября 2017 г. В период брака супруги совместно приобрели имущество – 1/3 доли двухкомнатной квартиры.

Согласно договору купли-продажи от 10 октября 2013 г.

2/3 доли в праве собственности на квартиру принадлежат Галине Алексеевой на основании соглашения о разделе супружеского имущества в предыдущем браке от 29 ноября 2004 г.

Позднее Галина Алексеева обратилась в суд с иском к Евгению Соколову о разделе совместно нажитого имущества, прекращении общей долевой собственности, взыскании денежных средств, а также выплате компенсации за долю в праве на имущество.

Истица указала, что ответчик не имеет существенного интереса в использовании принадлежащего ему имущества, поскольку выехал из квартиры и проживает с другой семьей, расходы на оплату жилья и коммунальных услуг не несет, а его доля является незначительной (4,7 кв.

м жилой площади и 9,2 кв. м общей) и не подлежит выделению в натуре.

В ходе судебного разбирательства истица уточнила требования и просила выделить ей 1/6 доли в праве на квартиру, прекратив право ответчика в общей долевой собственности с выплатой ему компенсации в 150 тыс. руб.

согласно имевшемуся в материалах дела экспертному заключению от 24 февраля 2020 г. об оценке рыночной стоимости указанной доли.

Кроме того, истица просила взыскать с ответчика плату за жилое помещение и коммунальные услуги, расходы на оплату услуг представителя, оплату экспертизы и уплату госпошлины на общую сумму 125 тыс. руб.

Решением Кировского городского суда Ленинградской области от 17 июля 2020 г.

исковые требования были удовлетворены частично: бывшим супругам передано в собственность по 1/6 доли в праве общей долевой собственности на двухкомнатную квартиру.

С ответчика в пользу истицы взыскано 24 тыс. руб., а также судебные расходы в 27 тыс. руб. В выплате ответчику компенсации за долю в праве на имущество было отказано.

Читайте также:  После банкротства при устройстве на работу буду происходить списания?

Частично удовлетворяя иск, суд исходил из того, что спорная квартира является местом жительства ответчика и что доказательств, свидетельствующих о наличии у истицы денежных средств для выплаты ответчику справедливой денежной компенсации взамен принадлежащего ему имущества, не представлено. Суд пояснил, что денежные средства в размере 150 тыс. руб. на депозит Управления Суддепартамента в обеспечение иска не вносились, а ответчик имеет существенный интерес в использовании доли в праве собственности на квартиру.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 17 ноября 2020 г. и определением Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 5 апреля 2021 г. решение суда оставлено без изменений.

Выводы ВС

В связи с этим Галина Алексеева обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд. Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними (п. 1 ст. 252 ГК РФ). Участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества.

Ссылаясь на п.

3 указанной статьи ГК, Суд пояснил, что при недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела имущества или выделе доли одного из них участник вправе в судебном порядке требовать выдела своей доли из общего имущества в натуре. Если выдел доли в натуре не допускается законом или невозможен без несоразмерного ущерба имуществу, находящемуся в общей собственности, собственник имеет право на выплату стоимости его доли другими сособственниками.

Суд подчеркнул, что несоразмерность имущества, выделяемого в натуре участнику долевой собственности на основании ст. 252 ГК, его доле в праве собственности устраняется выплатой соответствующей денежной суммы или иной компенсацией. При этом ВС обратил внимание, что выплата компенсации вместо выдела доли в натуре допускается с согласия данного собственника.

Если же доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию, разъяснил ВС. При этом отмечается, что с получением компенсации собственник утрачивает право на долю в общем имуществе.

Особенности принудительного выкупа доли в квартиреВерховный Суд разъяснил правила применения ст. 252 ГК РФ касательно выкупа доли в квартире без согласия всех собственников

Верховный Суд обратил внимание, что, закрепляя возможность принудительной выплаты участнику долевой собственности денежной компенсации за его долю, а следовательно, утраты им права на долю в общем имуществе, законодатель исходил из исключительности таких случаев, их допустимости только при конкретных обстоятельствах и лишь в тех пределах, в каких это необходимо для восстановления нарушенных прав и законных интересов других участников долевой собственности.

Обращаясь к п. 36 совместного Постановления Пленумов ВС и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6 и 8 (в ред. от 25 декабря 2018 г.

), ВС отметил, что вопрос о том, имеет ли участник долевой собственности существенный интерес в использовании общего имущества, решается судом в каждом конкретном случае на основании исследования и оценки в совокупности представленных сторонами доказательств, подтверждающих, в частности, нуждаемость в использовании этого имущества в силу возраста, состояния здоровья, профессиональной деятельности, наличия детей и других членов семьи, в том числе нетрудоспособных, и т.д.

Верховный Суд принял во внимание, что истица в обоснование заявленных требований указывала, что 1/6 доли жилой площади, принадлежащая ответчику, составляет 4,7 кв. м. и выделить ее в натуре невозможно, поскольку в таком случае доля ответчика в квартире будет значительно увеличена.

Также истица отмечала, что ответчик зарегистрировался в спорной квартире только в ходе судебного разбирательства – в конце 2019 г.

Кроме того, Суд обратил внимание на пояснение истицы о том, что она проживает в спорной квартире с несовершеннолетними детьми – дочерью от первого брака и внучкой и что с бывшим супругом сложились неприязненные отношения, поэтому совместное проживание в одной квартире невозможно.

ВС указал, что судами при решении вопроса о наличии у ответчика существенного интереса в использовании общего имущества правовая оценка возможности использования общего имущества, приходящегося на его долю, не дана.

Ссылка суда на то, что ответчик не имеет в собственности другого жилого помещения, кроме спорного, сама по себе не может являться основанием для отказа в удовлетворении заявленных исковых требований, поясняется в определении.

Обращаясь к разъяснениям содержащимся в п. 1 Постановления Пленума от 23 июня 2015 г.

№ 25, Верховный Суд отметил, что, оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации.

В связи с этим, пояснил ВС, суду надлежало оценить соответствие отказа ответчика от выплаты ему денежной компенсации в счет стоимости его доли в общем имуществе требованиям добросовестности, однако это не было выполнено.

Верховный Суд указал: суд первой инстанции ссылался на то, что истица не представила доказательств, свидетельствующих о наличии у нее денежных средств для выплаты ответчику справедливой денежной компенсации взамен принадлежащего ему имущества.

Вместе с тем, подчеркивается в определении, суд возложил обязанность на истицу представить доказательства своей платежеспособности для выплаты компенсации, что та и сделала, а именно представила выписку о состоянии вклада. Предложения суда о внесении денежных средств в размере 150 тыс. руб.

на депозит Управления Суддепартамента в Ленинградской области истице не поступало, а в последнем судебном заседании данный вопрос не исследовался.

Ввиду изложенного Судебная коллегия ВС пришла к выводу о наличии нарушений норм материального и процессуального права, допущенных нижестоящими судами, и отменила их судебные акты в части требований о разделе совместно нажитого имущества, прекращении общей долевой собственности, выплате компенсации за долю в праве на имущество, направив дело в данной части на новое рассмотрение в первую инстанцию. В части удовлетворения исковых требования о взыскании с ответчика платы за жилое помещение и коммунальные услуги в размере 24 тыс. руб. ВС оставил решения без изменения.

Адвокаты прокомментировали выводы Суда

ВС разобрался, в каких случаях участнику может быть выплачена действительная доля обществаСуд отметил, что отсутствие ответа от общества на заявление о даче согласия на вступление в состав его участников не образует обязанности выплатить истцу действительную стоимость доли уставного капитала как участнику

Адвокат АП Томской области Алена Ульянова в комментарии «АГ» отметила, что случаи невозможности выдела доли имущества в натуре, нахождение общего имущества в ипотеке – наиболее частые проблемы, с которыми сталкиваются бывшие супруги при разделе имущества. По мнению адвоката, проблема в том, что суды нижестоящих инстанций зачастую не пытаются подойти индивидуально к каждой конкретной ситуации при разрешении спора, порой рассматривают спор только с учетом одной из сторон (и это не всегда истец), нарушая при этом права другой стороны. В итоге выносятся неправомерные решения, которое стороны пытаются оспаривать годами.

«В рассматриваемом определении Верховный Суд в очередной раз указал на необходимость более тщательного, индивидуального подхода к каждой конкретной ситуации, рассмотрения вопроса со всех сторон, не нарушая при этом прав ни одного из участников процесса. Хочется надеяться, что данное определение изменит ситуацию», – подчеркнула Алена Ульянова.

По мнению адвоката АП Воронежской области Олеси Алимкиной, проблема общей долевой собственности на жилье традиционно актуальна, и суды в части раздела совместно нажитого имущества консервативны: «если бывшие супруги не смогли договориться о порядке раздела недвижимости, то суд разделит все это имущество строго пополам и стороны будут обречены на дальнейший конфликт до тех пор, пока кто-либо не уступит добровольно другой стороне право собственности в обмен на денежную компенсацию».

Также адвокат добавила, что суды крайне осторожно подходят к вопросу о признании доли участника общей долевой собственности на жилое помещение незначительной, поскольку такое решение будет означать лишение права на жилище.

По ее мнению, вопрос отсутствия у собственника небольшой доли существенного интереса в пользовании ею – это сфера усмотрения суда, и задача представителя истца состоит в том, чтобы приложить максимум усилий для доказывания данного обстоятельства всеми доступными способами.

«Тем не менее полагаю, что в рассматриваемом случае ВС поступил разумно, признав долю ответчика незначительной, поскольку очевидно, что реально выделить долю бывшему супругу не представляется возможным, до обращения истицы в суд он не был зарегистрирован по месту жительства в спорной квартире и проживает с другой семьей», – отметила Олеся Алимкина.

Адвокат отметила, что по делам о разделе наследственного имущества, где также часто имеется несколько участников общей долевой собственности на недвижимое имущество, суды гораздо решительнее выделяют жилое помещение в собственность кого-либо из наследников.

По мнению адвоката, лишение стороны спора принадлежащей ей доли в жилом помещении должно быть компенсировано справедливой денежной выплатой, определяемой как соответствующая доля от рыночной стоимости всей квартиры, а не как рыночная стоимость доли, поскольку последняя всегда будет значительно ниже.

«Мне показался крайне низким и несправедливым размер денежной компенсации, определенный заключением специалистов, которое представила истица.

Полагаю, ответчику следовало бы представить альтернативное экспертное заключение или ходатайствовать о назначении судебной экспертизы, но, вероятно, его сторона делала ставку на довод о невозможности лишения его права на долю в имуществе», – заключила она.

Адвокат КА Новосибирской области «Бойко и партнеры» Светлана Немчинова считает, что проблема принудительной выплаты доли в праве общей долевой собственности участнику долевой собственности на имущество в отсутствие его согласия, несомненно, актуальна.

Адвокат отметила, что Верховный Суд, указывая на то, что в рамках рассматриваемой категории дел истице необходимо было представить доказательства реального наличия финансовых средств на выкуп доли, обоснованно обратил внимание, что вносить денежные средства на депозит суда необязательно.

Читайте также:  Как сформировать конкурсную массу должника-гражданина. Новое постановление Пленума Верховного суда

Светлана Немчинова полностью поддержала позицию ВС, пояснив, что принудительная выплата стоимости доли позволяет решать проблемы раздела имущества бывших супругов, особенно когда один из них злоупотребляет своими правами, не давая согласия на выкуп.

«Ко мне очень часто обращаются доверители с аналогичными вопросами. Я сталкивалась с такими случаями, когда бывший муж, манипулируя наличием своей доли, находясь в квартире, буквально “изводил” бывшую жену.

В одном случае бывший супруг, не проживая в квартире, тем не менее регулярно появлялся в ней, чтобы контролировать личную жизнь бывшей жены, не давал ей возможности приглашать в гости друзей, угрожая скандалами.

В другом случае бывший супруг не давал согласия на продажу квартиры либо на выкуп его доли, поскольку не хотел, чтобы его бывшая супруга вместе с детьми сменила место жительства», – рассказала адвокат.

В заключение Светлана Немчинова добавила, что законодателем не урегулирована возможность выкупа значительной доли, что нередко приводит к манипуляциям и злоупотреблением правом участниками долевой собственности.

Раздел имущества при разводе. Так ли все просто? Разбираемся

В данной статье хотелось бы рассмотреть некоторые нюансы раздела имущества супругов (или супруга) при разводе. Казалось бы, судебная практика настолько обширна, что здесь все вполне однозначно. Но, проанализировав ряд дел, я пришел к выводу, что супруги не всегда и не полностью знают свои права и непосредственно особенности процесса раздела имущества…давайте попытаемся разобраться.

К сожалению, в последние годы институт брака терпит целый комплекс проблем. Пожалуй, развод и является главной из них.

К счастью, в задачи юриста анализ причин данного факта не входит, но нам необходимо лучше понимать, как с этим работать, каким образом взаимодействовать с доверителем в той или иной ситуации, особенно учитывая порой его сложное психологическое положение при данной категории дел.

1) В первую очередь, выделим, что может являться общей собственностью супругов и, соответственно, подлежать разделу. В соответствии со ст.

 37 СК РФ, имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов, либо труда одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества.

На основании ст. 39 СК РФ при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

Для более широкого подхода к пониманию проблематики обратимся к судебной практике. В п.15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 г.

№ 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» указано, что общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу, является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст.ст.128, 129, п.п.1 и 2 ст.

213 ГК РФ может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этих объектов.

Общим имуществом супругов являются, в том числе, приобретенные за счет общих доходов недвижимые вещи и любое другое нажитое в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства (ч. 2 ст. 34 СК РФ). Согласно ч. 1 ст. 36 СК РФ, имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам, является его собственностью.

Вернемся к ст. 37 СК РФ, которая гласит, что имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или отдельно каждого из супругов, либо труда одного из них были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества…

разумеется, стоит уяснить, какие улучшения могут законодателем и судами считаться неотделимыми. По смыслу п.3 ст. 245 ГК РФ, к неотделимым улучшениям, влекущим изменение соотношения долей, относится увеличение полезной площади строений, а также замена основных конструктивных элементов, влекущая значительное удорожание объекта в целом.

Применительно к жилым домам неотделимые улучшения, влекущие изменение размера долей в праве общей собственности на данные объекты недвижимости, как правило, означают проведение одним из собственников работ по увеличению именно полезной площади жилого дома.

Суд руководствуется стоимостью имущества до и, соответственно, после произведенных изменений.

Пожалуй, данная позиция достаточно ясна, однако практика дает понять, что, подавая иск, одна из сторон зачастую не совсем уясняет то, в чем заключаются те самые неотделимые улучшения и пытается претендовать чуть ли не на имущество в целом.

Здесь очень важно дифференцировать простую бытовую помощь, минимальный вклад от значительных улучшений.

Наша задача как юристов максимально доходчиво и понятно доносить данную информацию до доверителей, помогая отделить то, на что те действительно могли бы претендовать, от того или иного объекта, на который их притязания совсем не обоснованы.

2) ИПОТЕКА

Представим достаточно популярный в практике случай, когда один из супругов предоставляет определенные средства на выплату ипотечного кредита при оплате первоначального взноса. Данный пример взят из реального судебного дела.

Требования мужа о признании денежных средств, выплаченных жене в качестве первоначального взноса за квартиру, совместно нажитым имуществом, определении долей супругов равными и возложении на нее обязанности выплатить половину от указанной суммы, не подлежат удовлетворению в связи с тем, что между супругами заключен брачный договор, по условиям которого стороны определили, что квартира, которая будет приобретена с использованием кредитных средств, после заключения настоящего договора на имя супруги, как в браке, так и в случае расторжения брака по любым основаниям, будет являться раздельной собственностью супругов и считаться собственностью именно жены. Обязательства по кредитному договору, предоставленному на приобретение вышеуказанной квартиры на имя супруги банком, в полном объеме является именно ее личными обязательствами. В защиту мотивировки суда стоит отметить, что законодателем в ст. 42 СК РФ предоставлена возможность супругам изменить брачным договором законный режим имущества на договорный, установив режим раздельной собственности в отношении имущества, зарегистрированного на одного из супругов. Также в отношении имущества каждого из супругов может быть установлен режим общей (долевой или совместной) собственности.

Согласно пункту 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г.

№ 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», если брачным договором изменен установленный законом режим совместной собственности, то суду при разрешении спора о разделе имущества супругов необходимо руководствоваться условиями такого договора.

При этом следует иметь в виду, что в силу пункта 3 статьи 42 Семейного кодекса Российской Федерации условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, считаются недействительными.

Таким образом, реализация супругами права по определению режима имущества и распоряжения общим имуществом путем заключения брачного договора не должна ставить одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, например, вследствие существенной непропорциональности долей в общем имуществе либо лишении одного из супругов полностью права на имущество, нажитое в период брака. В данном случае, как видится, суд принял абсолютно правомерное и законное решение. Из приведенного следует, что нотариально удостоверенный брачный договор является актом, изменившим законный режим имущества супругов.

Условиями заключенного брачного договора не предусмотрена какая-либо денежная компенсация, средств вложенных в приобретение имущества, — второму супругу.

Доводы стороны истца по первоначальному иску о том, что у супруга имеется право на половину денежных средств от суммы первоначального взноса внесенных им по договору купли продажи объекта недвижимости, не принимаются судом, поскольку они основаны на неправильном понимании закона и неправильном толковании условий заключенного брачного договора.

3) СРОК ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ 

Напоследок отмечу, что согласно п.

19 ранее упомянутого в статье Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут, следует исчислять не со времени прекращения, а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Здесь законодатель использует стандартную конструкцию срока исковой давности по общему правилу. Но субъектам данных правоотношений следует понимать, что момент, когда лицо «узнало или должно было узнать о нарушении своего права», как правило, возникает раньше, чем бракоразводный процесс, что является порой ключевым фактором в осуществлении защиты собственных прав.

Если у Вас остались какие-либо вопросы, мы готовы к активному обсуждению. Если Вам нужна юридическая помощь по интересующему Вас вопросу, мы с радостью предоставим Вам всю необходимую информацию и проконсультируем.

 Просто позвоните или напишите на WhatsApp по номеру +7 905-766-17-36 или напишите на почту danielbotvinnik@gmail.

com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector