Право

Кс: постановление пленума вс не может ухудшить положение осужденного

30 июня 2021 в 18:53

КС: постановление Пленума ВС не может ухудшить положение осужденного

Пленум Верховного Суда опубликовал проект Постановления о внесении изменений в отдельные постановления Пленума ВС РФ по уголовным делам.

Внесение изменений обусловлено изменением законодательства и возникающими в ходе рассмотрения дел вопросами.

«О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел»

Что касается процедуры рассмотрения дела в особом порядке, то Пленум указывает, что суд обязан удостовериться, что у государственного обвинителя (прокурора), частного обвинителя и (или) потерпевшего, если он участвует в деле, не имеется возражений против заявленного обвиняемым ходатайства. При этом следует учитывать, что несогласие с ходатайством обвиняемого, выраженное хотя бы одним из названных лиц, независимо от мотивов возражений является основанием для проведения судебного разбирательства в общем порядке.

Также Пленум подчеркивает, что рассмотрение уголовного дела в особом порядке не освобождает суд от обязанности исследовать вопросы, касающиеся гражданского иска, и принять по нему решение.

В частности, суд при постановлении обвинительного приговора вправе удовлетворить гражданский иск, если его требования вытекают из обвинения, с которым согласился обвиняемый, и не имеется препятствий для разрешения его судом по существу.

При наличии соответствующих оснований гражданский иск может быть оставлен без рассмотрения, производство по нему прекращено, в его удовлетворении может быть отказано либо по иску принято решение о передаче его на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Обращается внимание и на то, что Суд при повторном рассмотрении дела, в том числе в общем порядке судебного разбирательства, не вправе назначить осужденному более строгое наказание в тех случаях, когда приговор, постановленный по правилам главы 40 УПК РФ, отменен судом вышестоящей инстанции по основаниям, не связанным с ухудшением положения осужденного.

«О судебной экспертизе по уголовным делам»

В качестве маленького напоминания, ВС РФ добавил, что вопросы, поставленные перед экспертом, и заключение по ним не могут выходить за пределы его специальных знаний.

Кроме того, перед экспертом не могут быть также поставлены вопросы по оценке достоверности показаний подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля, полученных в ходе производства допроса, очной ставки и иных следственных действий, в том числе с применением аудио- или видеозаписи.

Высказался Пленум и о повторной экспертизе: «Согласно части 2 статьи 207 и части 4 статьи 283 УПК РФ при возникновении сомнений в обоснованности заключения эксперта или при наличии в выводах экспертов по тем же вопросам противоречий, которые невозможно преодолеть в судебном разбирательстве путем допроса экспертов, может быть назначена повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту».

«О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве»

Судам, по мнению Пленума, при исследовании характера и пределов содействия подсудимого следствию следует иметь в виду, что такое содействие может выражаться, в частности, в даче показаний об обстоятельствах совершенного преступления и о соучастниках преступления с указанием их роли; сообщении о других преступлениях, в том числе совершенных с участием иных лиц; указании очевидцев совершения преступления, мест уничтожения или хранения орудий преступления, сокрытия трупа, похищенного имущества; выдаче предметов и документов, представлении аудио-, видеозаписи сведений, имеющих значение для дела; участии в проведении оперативно-розыскных мероприятий.

«О применении норм главы 471 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции»

Суд кассационной инстанции при рассмотрении уголовного дела может смягчить назначенное осужденному наказание или применить уголовный закон о менее тяжком преступлении, но не вправе усилить наказание или применить закон о более тяжком преступлении. При наличии оснований для поворота к худшему судебное решение подлежит отмене с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство соответственно в суд первой или апелляционной инстанции либо с возвращением уголовного дела прокурору.

«О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»

Прокомментировано одно из совсем не чуждых современных явлений — снятие денег с карты без ведома владельца: «Тайное изъятие денежных средств с банковского счета или электронных денежных средств, например, если безналичные расчеты или снятие наличных денежных средств через банкомат были осуществлены с использованием чужой или поддельной платежной карты, надлежит квалифицировать как кражу по признаку «с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств»».

«О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»

Территориальную подсудность уголовного дела о мошенничестве, предметом которого являются безналичные денежные средства, судам следует определять с учетом места совершения преступления, а также других указанных в законе обстоятельств.

Если не все участники производства по такому делу проживают на территории, на которую распространяется юрисдикция суда, и все обвиняемые согласны на изменение территориальной подсудности данного уголовного дела, а также в иных случаях, указанных в части 4 статьи 32 и в статье 35 УПК РФ, территориальная подсудность уголовного дела может быть изменена.

  • С полным текстом документа можно ознакомиться по ссылке.
  • Читайте далее:
  • Суд пересмотрит размер компенсации депутату за незаконное уголовное преследование
  • КС РФ изучил вопрос досмотра адвокатов в СИЗО
  • КС РФ защитил право отцов суррогатных детей на маткапитал

Пленум ВС скорректировал полдюжины постановлений по уголовным делам

КС: постановление Пленума ВС не может ухудшить положение осужденного Pixabay

Пленум Верховного суда РФ отдельным постановлением внес изменения в шесть своих постановлений по уголовным делам, принятых за последние почти два десятка лет. Документы актуализированы с учетом действующего законодательства и наработанной судами практики.

Особый порядок судебного разбирательства

  • Внесены изменения в постановление от 5 декабря 2006 года № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел».
  • Разъясняется, что при рассмотрении вопроса о возможности принятия судебного решения о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, по ходатайству обвиняемого, судам надлежит устанавливать, имеются для этого необходимые условия, а именно — обвинение должно касаться преступления небольшой и/или средней степени тяжести, должны отсутствовать основания для прекращения уголовного дела, необходимо заявление обвиняемого о согласии с предъявленным обвинением, понимание обвиняемым существа обвинения и согласия с ним, заявление ходатайства, сделанное обвиняемым добровольно и в присутствии защитника, а также отсутствие возражений у государственного или частного обвинителя и потерпевшего против рассмотрения дела в особом порядке.
  • При назначении рассмотрения уголовного дела в особом порядке необходимо извещать стороны о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за пять суток до его начала.
  • Если до удаления в совещательную комнату для постановления приговора выясняются обстоятельства, препятствующие принятию судебного решения в особом порядке, судья должен вынести постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

Разъясняется, что судебные решения, принятые в особом порядке, могут быть отменены или изменены, если в апелляционных (кассационных) жалобах, представлениях содержатся данные, указывающие на существенное нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона либо на несправедливость приговора. Но при этом не изменяются фактические обстоятельства дела (например, в связи с изменением уголовного закона, неправильной квалификацией преступного деяния судом первой инстанции, истечением сроков давности, амнистией и т. п.).

Судебная экспертиза

Внесены изменения в постановление от 21 декабря 2010 года № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам».

Судам разъясняется, что вопросы, поставленные перед экспертом, и заключение по ним не могут выходить за пределы его специальных знаний. Перед экспертом также не могут ставиться вопросы по оценке достоверности показаний подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля.

Для производства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы лицо может быть помещено в соответствующую медицинскую организацию на срок до 30 дней, в случае необходимости по мотивированному ходатайству эксперта или комиссии экспертов срок пребывания лица в указанной медицинской организации может быть продлен постановлением судьи районного суда по месту ее нахождения еще на 30 дней.

Досудебное соглашение о сотрудничестве

Внесены изменения в постановление от 28 июня 2012 года № 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве».

Среди прочего разъясняется, что проведение судебного разбирательства в особом порядке, после того как с обвиняемым было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, не освобождает суд от обязанности исследования вопросов, касающихся гражданского иска и принятия по нему решения.

Суд при постановлении обвинительного приговора вправе удовлетворить гражданский иск, если его требования вытекают из обвинения, с которым согласился обвиняемый, и не имеется препятствий для разрешения его судом по существу.

При наличии соответствующих оснований гражданский иск может быть оставлен без рассмотрения, производство по нему прекращено, в его удовлетворении может быть отказано либо по иску принято решение о передаче его на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Кассационное производство

Дополнено постановление от 25 июня 2019 года № 19 «О применении норм главы 47.1 УПК РФ, регулирующих производство в суде кассационной инстанции».

Ходатайство уполномоченного по правам человека в РФ признано самостоятельным поводом для проверки судом кассационной инстанции вступившего в силу законного решения.

Кроме того, в пределах своей компетенции с представлением о пересмотре вступившего в законную силу судебного решения вправе обратиться транспортный и иной специализированный прокурор, приравненный к прокурору субъекта Российской Федерации.

В случае пропуска лицом, подавшим кассационную жалобу или представление, установленного шестимесячного срока судья суда первой инстанции должен вернуть их заявителю с разъяснением порядка восстановления срока кассационного обжалования, а также права на подачу кассационных жалобы или представления в порядке выборочной кассации.

Суд кассационной инстанции при рассмотрении уголовного дела может лишь смягчить назначенное осужденному наказание или применить уголовный закон о менее тяжком преступлении, но не вправе усилить наказание или применить закон о более тяжком преступлении. При наличии оснований для поворота к худшему судебное решение подлежит отмене с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство соответственно в суд первой или апелляционной инстанции либо с возвращением уголовного дела прокурору.

Кражи с банковских счетов…

Дополнено постановление от 27 декабря 2002 года № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

Указано квалифицировать как кражу тайное изъятие денежных средств с банковского счета или электронных денежных средств, например, если безналичные расчеты или снятие наличных через банкомат были осуществлены с использованием чужой или поддельной платежной карты.

Как кража расцениваются действия лица и в том случае, когда оно тайно похитило денежные средства с банковского счета или электронные денежные средства, использовав необходимую для получения доступа к ним конфиденциальную информацию владельца (например, персональные данные, данные платежной карты, контрольную информацию, пароли).

Кражу следует считать совершенной на момент изъятия денежных средств с банковского счета их владельца или электронных денежных средств, в результате которого владельцу был причинен ущерб.

Местом окончания такой кражи судам следует считать место нахождения подразделения банка или иной организации, в котором владельцем денежных средств был открыт банковский счет или велся учет электронных денежных средств без открытия счета.

Читайте также:  Проблемы квалификации при сбыте наркотических средств

Территориальную подсудность уголовного дела о краже денежных средств с банковского счета или электронных денежных средств судам следует определять с учетом места совершения преступления.

Обращается внимание судов на то, что при правовой оценке действий лица, совершившего хищение, следует учитывать вопрос малозначительности деяния.

Например, если речь идет о краже, необходимо учитывать совокупность таких обстоятельств, как степень реализации преступных намерений, размер похищенного, роль подсудимого в преступлении, совершенном в соучастии, характер обстоятельств, способствовавших совершению деяния, и др.

…и хищение безналичных денежных средств

Дополнено постановление от 30 ноября 2017 года № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

Разъясняется, что местом окончания мошенничества, состоящего в хищении безналичных денежных средств, является место нахождения подразделения банка или иной организации, в котором владельцем денежных средств был открыт банковский счет или велся учет электронных денежных средств без открытия счета.

Территориальную подсудность уголовного дела о мошенничестве, предметом которого явились безналичные денежные средства, судам следует определять с учетом места совершения преступления, а также других указанных в законе обстоятельств.

Если не все участники производства по такому делу проживают на территории, на которую распространяется юрисдикция суда, и все обвиняемые согласны на изменение территориальной подсудности данного уголовного дела, а также в иных случаях, указанных в УПК РФ, то территориальная подсудность уголовного дела может быть изменена.

КС: Апелляция не вправе ухудшать положение подсудимого без инициативы стороны обвинения

Конституционный Суд вынес Определение № 3271-О, которым отказал в рассмотрении в заседании запроса Воронежского областного суда о проверке конституционности ч. 1 ст. 389.

24 УПК РФ, предусматривающей, что обвинительный приговор, определение и постановление первой инстанции могут быть изменены апелляционным судом в сторону ухудшения положения осужденного лишь по инициативе стороны обвинения.

Апелляция по своей инициативе ухудшила положение подсудимого

В октябре 2018 г. Семилукский районный суд Воронежской области осудил гражданина Х. по п. «б» ч. 2 ст. 165 УК РФ. Мужчина был приговорен к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком полтора года и на основании п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ освобожден от наказания вследствие акта об амнистии.

Защитник обжаловал приговор в апелляционном порядке. Установив, что потерпевшему был причинен реальный материальный ущерб, судья Воронежского областного суда пришел к выводу, что существуют основания для квалификации содеянного как более тяжкого преступления. На этом основании он отменил приговор и вернул дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

В кассационную инстанцию обратился не только адвокат, но и заместитель прокурора Воронежской области. Последний настаивал на том, что апелляция, вопреки п. 16 и 17 Постановления Пленума ВС от 27 ноября 2012 г.

№ 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции», приняла решение, ухудшающее положение осужденного, хотя ни прокурор, ни потерпевший об этом не просили.

Президиум Воронежского областного суда в ходе рассмотрения жалобы и представления усомнился в конституционности ч. 1 ст. 389.

24 УПК как препятствующей суду апелляционной инстанции, усмотревшему основания для изменения квалификации содеянного в неблагоприятную для осужденного сторону, отменить приговор и возвратить дело прокурору при отсутствии представления прокурора или жалобы потерпевшего. В июне 2019 г. кассация приостановила производство и направила запрос в Конституционный Суд РФ.

КС защитил права подсудимых

Воронежский областной суд просил признать ч. 1 ст. 389.24 УПК противоречащей Конституции в той мере, в какой она не допускает принятия судом апелляционной инстанции по собственной инициативе решения о возвращении уголовного дела прокурору в связи с наличием оснований для предъявления более тяжкого обвинения.

КС напомнил, что уголовно-процессуальные нормы, регламентирующие возвращение уголовного дела прокурору со стадии рассмотрения его в суде первой инстанции, включая вопрос о повороте обвинения к худшему, уже были предметом оценки Конституционного Суда.

Так, в Постановлении от 2 июля 2013 г. № 16-П, в частности, указано, что судебное разбирательство проводится только по предъявленному обвинению, а изменение обвинения в судебном разбирательстве в сторону ухудшения не допускается.

Если суд обнаружит процессуальное нарушение, препятствующее рассмотрению дела, в том числе ввиду несоответствия квалификации преступления обстоятельствам, указанным в обвинительном заключении, то ограничение права суда на выбор нормы уголовного закона, подлежащей применению, или на возвращение дела прокурору ставит предстоящее решение суда в зависимость от решения, обоснованность которого как раз и составляет предмет судебной проверки и которое принимается органами уголовного преследования. Тогда Суд пришел к выводу, что такое ограничение является неправомерным вмешательством в осуществление судебной власти. КС напомнил, что именно во исполнение данного акта в ст. 237 УПК появился п. 6, согласно которому суд первой инстанции вправе вернуть дело прокурору по ходатайству стороны или по собственной инициативе в случае выявления обстоятельств, которые указывают на наличие оснований для квалификации действий обвиняемого как более тяжкого преступления.

В то же время уголовно-процессуальное законодательство предполагает недопустимость изменения обвинения в сторону, ухудшающую положение осужденного, при апелляционном рассмотрении иначе как посредством отмены апелляционной инстанцией приговора и направления дела прокурору, напомнил КС. Это правило относится и к случаям, когда фактические обстоятельства свидетельствуют о наличии оснований для квалификации содеянного как более тяжкого преступления.

По мнению Суда, пределы полномочий апелляционной инстанции по принятию решений, влекущих возможность изменения обвинения в сторону, ухудшающую положение осужденного, предопределены тем, что апелляционное рассмотрение дела возможно только по инициативе одной из сторон.

В системной связи с таким порядком находится правило о недопустимости поворота к худшему.

В определении подчеркивается, что такой запрет применительно к этой стадии означает невозможность изменения или отмены приговора непосредственно решением апелляционной инстанции по неблагоприятным для подсудимого основаниям по его жалобе или жалобе, поданной в его интересах.

Указанное регулирование, отраженное в оспариваемой норме, по мнению КС, обусловлено необходимостью обеспечить права на судебную защиту, на обжалование в суд решений государственных органов и на пересмотр приговора вышестоящим судом надлежащими гарантиями их беспрепятственного осуществления в условиях реальной свободы обжалования. «Эта свобода, помимо прочего, предполагает отсутствие у стороны защиты причин опасаться того, что инициированная ею процедура апелляционного производства тем или иным образом приведет к принятию судебного акта, ухудшающего положение подсудимого по сравнению с обжалуемым актом», – подчеркнул Суд.

КС полагает, что наличие подобных опасений значимым образом осложняло бы принятие стороной защиты решения об обжаловании не вступившего в законную силу приговора, вызывая своего рода «охлаждающий эффект» (chilling effect) в стремлении реализовать данное право либо даже вынуждая отказаться от его реализации.

Суд исходил из того, что риск возможного изменения положения подсудимого в неблагоприятную для него сторону после проверки приговора, проведенной по его же жалобе, мог бы стать фактором, препятствующим реализации им конституционного права на обжалование приговора и рассмотрение его дела как минимум двумя судебными инстанциями.

В определении подчеркивается, что запрет на поворот к худшему по инициативе апелляционной инстанции должен соблюдаться и в случае отмены апелляционной инстанцией приговора с возвращением уголовного дела прокурору в связи с установлением оснований для квалификации содеянного как более тяжкого преступления, несмотря на то что в этом случае такой запрет прямо не указан в УПК.

Суд напомнил, что ранее он в своих актах уже говорил в том, что апелляционная инстанция вправе отменить приговор и вернуть уголовное дело прокурору, если имеется представление прокурора или жалоба потерпевшего на приговор, которыми инициирован апелляционный пересмотр дела и в которых поставлен вопрос о необходимости учета отягчающего наказание обстоятельства или об ужесточении наказания осужденному, а значит, об ухудшении его положения. Аналогичную позицию занял и Пленум ВС в п. 16 Постановления от 27 ноября 2012 г. № 26. «Часть первая статьи 389.24 УПК не может расцениваться как допускающая принятие судом апелляционной инстанции по собственной инициативе решения об отмене не оспоренного прокурором, потерпевшим или другими участниками судопроизводства, представляющими сторону обвинения, приговора суда первой инстанции и о возвращении уголовного дела прокурору по мотиву необходимости предъявить подсудимому более тяжкое обвинение», – подытожил Суд.

Противоположное толкование означало бы существенное ограничение процессуальных гарантий права на судебную защиту и обжалование в суд решений любых государственных органов, включая судебные, а также права каждого осужденного за преступление на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом, указал КС.

Эксперты поддержали подход Суда

Советник АБ «ЗКС», заведующий кафедрой уголовного права факультета права НИУ ВШЭ, профессор, д.ю.н. Геннадий Есаков отметил, что в данном определении Конституционного Суда достаточно жестко схлестнулись две противоборствующие силы уголовного процесса.

«С одной стороны – независимость суда, которая повлекла через развитие конституционно-правовой практики наделение суда первой инстанции полномочиями по ухудшению положения обвиняемого по, скажем так, инициативе самого суда.

Как известно, в исходной версии УПК суд первой инстанции не имел таких полномочий, и только через практику Конституционного Суда в УПК РФ появился п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ», – пояснил эксперт.

Читайте также:  Возмещение расходов на оказание медицинской помощи потерпевшему

По его словам, логичным развитием такого подхода стало бы разрешение суду апелляционной инстанции задействовать п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ по собственной инициативе. Но в то же время существует общий запрет на ухудшение положения подсудимого в апелляции без предъявления соответствующего требования к стороной обвинения, добавил Геннадий Есаков.

«Парадоксально, но КС мог выбрать любой из двух подходов, поскольку оба с равной долей убедительности могут быть обоснованы конституционным текстом. Суд выбрал второй.

Наверное, его можно в этом поддержать, что, однако, не исключает возможности изменения законодательства в этой части с последующим наделением суда апелляционной инстанции правом задействовать п. 6 ч. 1 ст.

237 УПК РФ по собственной инициативе», – полагает он.

Адвокат АП г.

Москвы Валерий Саркисов в свою очередь сообщил «АГ», что определение не имеет какого-либо серьезного значения для правоприменительной практики, а сам факт направления подобного запроса свидетельствует о том, что суды, к сожалению, не всегда понимают смысл уголовно-процессуального регулирования. «Конституционный Суд совершенно обоснованно указал, что непредставление суду апелляционной инстанции права на возвращение уголовного дела прокурору при наличии оснований для квалификации действий осужденного по статье, предусматривающей уголовную ответственность за совершение более тяжкого преступления, объясняется тем, что в противном случае опасения ухудшения положения осужденного создавали бы в силу «охлаждающего эффекта» препятствия для принятия стороной защиты решения об обжаловании приговора в апелляционной инстанции», – сказал Валерий Саркисов.

Прокурор разъясняет — Прокуратура Саратовской области

Может ли суд кассационной инстанции при пересмотре итогового судебного решения по уголовному делу изменить его в худшую сторону?

Может ли суд кассационной инстанции при пересмотре итогового судебного решения по уголовному делу изменить его в худшую сторону?

При пересмотре судебного решения в кассационном порядке закон допускает возможность поворота к худшему, то есть отмену или изменение судебного решения по основанию, влекущему ухудшение положения оправданного, осужденного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено.

В качестве такого основания закон предусматривает повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия (ст. 401.6 УПК РФ).

К числу таких нарушений могут быть отнесены как нарушения уголовно-процессуального закона, так и нарушения, обусловленные неправильным применением уголовного закона.

Поворот к худшему при пересмотре судебного решения в кассационном порядке возможен только в течении одного года с момента вступления обжалуемого итогового решения в законную силу.

Это требование относится и к дате вынесения решения судом кассационной инстанции, которое при повороте к худшему не может быть вынесено за пределами годичного срока, даже если срок пропущен по уважительной причине. Ходатайство о восстановлении пропущенного срока возвращается заявителю судом без рассмотрения   (п.

6 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25.06.2019 № 19 «О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции»).

В п.

20 указанного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации отмечено, что ухудшить положение осужденного, оправданного или лица, дело в отношении которого прекращено, суд кассационной инстанции вправе лишь по тому правовому основанию и по тем доводам, которые указаны в кассационном представлении прокурора, кассационной жалобе потерпевшего, его законного представителя или представителя.

Таким образом, оправданный, осужденный, лицо, в отношении которого уголовное дело прекращено, подавший кассационную жалобу, огражден от опасности оказаться в худшем положении по сравнению с тем, которое ему определено окончательным решением суда. Изменение приговора суда в сторону ухудшения положения осужденного возможно только по инициативе прокурора, потерпевшего его законного представителя и представителя.

Старший прокурор третьего отдела уголовно-судебного управления  прокуратуры области            К.В. Чудаев                                                      

Ухудшение положения осужденного в кассации — Сам себе адвокат

В настоящее время вступили  в силу новые ч. 2.1 и 2.2 ст. 401.2 УПК РФ.

В соответствии с этими нормами, прокурор субъекта РФ, его заместители вправе обратиться с кассационным представлением о пересмотре вступившего в законную силу судебного решения, вынесенного судами областного уровня в апелляционном порядке, в судебную коллегию по уголовным делам соответствующего кассационного суда общей юрисдикции. Тем же правом, но в отношении представлений на апелляционные определения окружных (флотских) военных судов наделены приравненный к прокурору субъекта РФ военный прокурор и его заместители.

Обращение с целью пересмотра судебного решения в кассационном порядке в целях ухудшения положения осужденного возможно независимо от того, оспаривали или нет участники со стороны обвинения в апелляционном порядке судебное решение, так же независимо от того обращался ли гособвинитель, вышестоящий прокурор и (или) потерпевший  в суд апелляционной инстанции с требованиями об ухудшении положения осужденного .

Поскольку в силу положений ст. 389.24 УПК компетенция апелляционного суда в части принятия решения об ухудшении положения осужденного ограниченна, то он, проверяя законность и обоснованность вышеуказанных судебных решений, не может самостоятельно в порядке ревизии устранить выявленные нарушения.

На практике случаев, когда суд апелляционной инстанции в отсутствие представления или жалобы потерпевшего, в которых ставится вопрос об ухудшении положения осужденного, вынужден игнорировать данное обстоятельство, намного больше, чем выявлено при обобщении практики кассационного пересмотра.

Если учитывать пределы полномочий кассации, установленные ст. 401.16 УПК РФ, то чаще всего она будет принимать решение об отмене судебных актов нижестоящих судов. В зависимости от возможности устранить допущенные нарушения на том или ином этапе уголовного судопроизводства это повлечет повторное рассмотрение уголовного дела в суде первой инстанции или в апелляционном суде.

КС РФ, который отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Д. А. Суховского, который просил признать не соответствующей ст. 50 Конституции РФ статью 401.6 «Поворот к худшему при пересмотре приговора, определения, постановления суда в кассационной инстанции» УПК.

По мнению заявителя, эта норма позволяет прокурору вносить кассационное представление на судебные решения по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, в случае если такие судебные решения ранее не оспаривались в апелляционном порядке.

Тем самым прокурор получает возможность произвольно определять процедуру обжалования этих решений, злоупотребляя своими полномочиями.

По мнению КС РФ, «исправление судом кассационной инстанции судебной ошибки, искажающей саму суть правосудия и смысл судебного решения, и вынесение правосудного решения отвечает требованиям правового государства, императивом которого является верховенство права, принципам правосудия и функции суда как органа правосудия».

Определение КС РФ №  2764-О, по сути дела, ставит несколько связанных вопросов;

  1. Не ограничивает ли процедура исправления прокурорской ошибки право суда быть независимым от позиций сторон?;
  2. Может ли несогласие суда первой инстанции с отказом гособвинителя от обвинения рассматриваться как принятие на себя судом функции обвинения? Если нет, то каковы процессуальная природа и значение прокурорской ошибки в сфере уголовного судопроизводства в контексте баланса публичных и частных интересов и конституционно значимых ценностей на стадиях обжалования приговора?
  3. Почему при всей очевидности последствий прокурорской ошибки, повлекшей улучшение положения осужденного в суде первой инстанции, законодатель не позволяет исправить ее безотлагательно? Более того, при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке предусматривает дополнительные ограничения для ее устранения, предоставляя возможность обратиться к ней (ошибке) уже после вступления приговора в законную силу?

КС РФ исходит из того, что в числе закрепленных ст. 389.

15 УПК оснований для отмены приговора как акта, не отвечающего требованиям правосудности, не названо изменение точки зрения гособвинителя, который отказывается от обвинения после вынесения приговора.

В противном случае любое судебное решение можно было бы отменить только из-за того, что позиция прокуратуры относительно предъявленного ею обвинения изменилась уже после подтверждения судом обоснованности обвинения.

Обращаясь к позиции Верховного Суда РФ, надо принять во внимание новое постановление Пленума от 25.06.2019 № 19. Согласно п.

7 данного постановления, суд кассационной инстанции вправе не согласиться с просьбой об отзыве жалобы, представления, поступившей после назначения судебного заседания в порядке сплошной или выборочной кассации, и продолжить судебное разбирательство при наличии оснований для отмены или изменения судебного решения, влекущих улучшение положения обвиняемого, осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, или иного лица, в отношении которого ведется кассационное производство по делу. Свою позицию Пленум обосновал положениями ст. 46 Конституции РФ, ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года, ст. 8 Всеобщей декларации прав человека 1948 года. Он указал, что ошибочное судебное решение не может рассматриваться как справедливый акт правосудия и должно быть исправлено.

Из этого постановления можно говорить, что в случаях, когда вышестоящий прокурор направит в кассационный суд представление, в котором укажет на необоснованный отказ гособвинителя от обвинения, в том числе из-за неверного определения допустимости доказательств и их оценки, то это не может являться предметом оценки кассационного суда… В данном случае также нужно учесть, что объем обвинения суды первой и апелляционной инстанций уже определили и проверили на предшествующих этапах производства по делу и признали отказ от обвинения обоснованным. Из этого также можно сделать вывод, что после вынесения судом приговора, основанного на отказе прокурора и потерпевшего от обвинения, представители обвинения могут оспаривать в вышестоящем суде его законность и обоснованность только по иным, улучшающим положение осужденного основаниям. При этом занятая ими в этих случаях позиция не является для суда обязательной.

Таким образом, если вышестоящий прокурор направит в кассационный суд представление, в котором укажет на необоснованный отказ гособвинителя от обвинения, в том числе оспаривая допустимость доказательств и их оценку, то такое представление не может быть предметом оценки кассационного суда

Читайте также:  ВС объяснил, как ИП вернуться в бизнес после банкротного дела

Устранение сомнений и неясностей в приговоре (определении, постановлении), поступившем на исполнение в уии

© 2015 А. А. Рукавишникова

кандидат юридических наук, доцент Томский институт повышения квалификации работников ФСИН России

Статья посвящена рассмотрению процессуального порядка обращения сотрудников уголовно-исполнительной инспекции в суд с разрешением вопроса об устранении сомнений и неясностей в приговоре (постановлении, определении) в целях устранения препятствий для исполнения последнего. Исследованы понятие и виды сомнений и неясностей в приговоре (постановлении, определении) суда.

Любой судебный акт, поступающий на исполнение в уголовно-исполнительную инспекцию (приговор, постановление, определение), должен быть законным, обоснованным и справедливым.

Если представитель уголовно-исполнительной инспекции обнаруживает при поступлении судебного акта, вступившего в законную силу, признаки незаконности, необоснованности и несправедливости, лишающие возможности судебных решений выступить адекватным и правосудным регулятором общественных отношений, он вправе обратиться в прокуратуру с указанием на то, что поступил на исполнение неправосудный судебный акт (так как органы и учреждения, исполняющие наказание, не обладают правом самостоятельного апелляционного, кассационного обжалования в соответствии со ст.ст. 389.1, 401.2 УПК РФ).

Но бывают ситуации, когда на исполнение уголовно-исполнительных инспекций поступают судебные акты, которые содержат так называемые «ошибки» другого характера, но также, препятствующие эффективному исполнению судебных решений.

Такими ошибками являются сомнения и неясности в приговоре (постановлении, определении) суда.

УПК РФ, помимо устранения судебных ошибок в приговоре (постановлении, определении) путем его пересмотра в вышестоящих инстанциях в апелляционном, кассационном, надзорном порядках, предусматривает и возможность самостоятельного устранения судом, вынесшим приговор, определенной категории ошибок — самоконтроль1. Он возможен только в случаях, предусмотренных УПК РФ, используется для устранения ошибок, которые еще не нашли отражения в приговоре, либо «технических ошибок», не затрагивающих существо приговора. Ошибки исправляются тем же судом, который их допустил.

Порядок разрешения сомнений и неясностей в приговоре предусмотрен гл. 47 УПК РФ.

В отличие от всех других вопросов, разрешаемых в этом порядке (где предметом оценки служит поведение осужденного после вступления приговора в законную силу и обращения его к исполнению, изменившиеся условия и обстоятельства), при разъяснении сомнений и неясностей предметом оценки служит «ошибка», не затрагивающая существо приговора, допущенная при его вынесении, уже существовавшая на момент приведения приговора к исполнению, ее разрешение не влечет ухудшения положения осужденного.

Поэтому разъяснение сомнение и неясностей в УПК РФ выделено в самостоятельную группу вопросов, разрешаемых в порядке гл. 47.

Возможность обращения в суд, вынесший приговор, с разрешением вопроса об устранении сомнений и неясностей, возникших в приговоре (постановлении, определении), предусмотрена п. 15 ст. 397 УПК РФ.

Данный вопрос может быть инициирован как осужденным (оправданным) и его адвокатом, законным представителем, потерпевшим и его представителем путем подачи ходатайства, так и прокурором и представителем уголовно-исполнительной инспекции (куда судебные акты поступили на исполнение) путем подачи представления (ст.

399 УПК РФ). В соответствии с п. 23 Постановления Пленума Верховного суда от 20 декабря 2011 г. ЗУ« 21 данный вопрос может быть разрешен по инициативе суда2.

Как показывают данные анкетирования сотрудников уголовно-исполнительных инспекций, в 97 % случаев инициаторами устранения сомнений и неясностей судебных актов, поступивших к ним на исполнение, выступили именно они, в 2 % случаях — адвокаты осужденного и в 1 % случае — суд.

П. 22 Постановления Пленума Верховного суда РФ №21 предусмотрено, что каждый приговор по делу должен содержать в себе ответы на все вопросы, которые подлежат разрешению при его постановлении согласно ст. 299 УПК РФ и которые должны быть решены и изложены так, чтобы не возникало затруднений при исполнении приговора.

Исходя из этого и с учетом положений п. 15 ст. 397 УПК РФ суды вправе в порядке, предусмотренном ст. 399 УПК РФ, разрешить вопросы, которые не затрагивают существо приговора и не влекут ухудшение положения осужденного3.

Таким образом, представитель уголовно-исполнительной инспекции при определении, относится ли та или иная «ошибка» судебного акта к сомнениям и неясностям, должен исходить из одновременного наличия двух вышеуказанных признаков и последствий в виде невозможности или затруднительной возможности исполнения судебного акта.

Обоснование этих признаков и последствий и должно выступить предметом содержания представления уголовно-исполнительной инспекции, направленного в порядке п. 15 ст. 397 УПК РФ. Следует отметить, что критерии весьма объемны и не совсем точны.

Такое положение обусловливает существование на практике ситуаций, когда сотрудники уголовно-исполнительных инспекций не совсем верно определяют существо содержащихся в судебных актах «ошибок», неправомерно принимая их за «сомнения и неясности». Это в свою очередь влечет отказ суда в рассмотрении направленного представления.

Так, на исполнение в уголовно-исполнительную инспекцию поступил приговор, который предусматривал условную меру наказания, но не содержал испытательный срок. Сотрудниками уголовно-исполнительной инспекции было направлено представление о разъяснении сомнений и неясностей.

Однако данная ошибка свидетельствует о незаконности приговора, и ее устранение в любом случае повлечет ухудшение положения осужденного. В процессуальной литературе обосновывается, что не затрагивающие существо приговора — это значит не касающиеся выводов и виновности, события преступления, вида и меры назначенного наказания, а также не затрагивающие интересы сторон4.

Не влекут ухудшение положения осужденного — это значит, что их устранение не должно в качестве последствий изменять правовое положение осужденного в сторону ухудшения (с позиции УК РФ, УИК РФ, УПК РФ) по сравнению с тем, как оно определено в судебном акте, содержащим сомнения и неясности.

Поэтому в случае, когда в приговоре не указаны вид и размер наказания, размер удержания из заработной платы при назначении исправительных работ, не установлены ограничения, указанные в ст.

53 УК РФ, в том числе обязательные, при назначении наказания в виде ограничения свободы, такие вопросы не могут быть разрешены на основании п. 15 ст. 397 УПК РФ5.

В п.

22 Постановления Пленума применительно к деятельности уголовно-исполнительной инспекции указаны конкретные виды сомнений и неясностей, которые могут возникнуть при исполнении приговора, предусматривающего наказания, не связанные с изоляцией осужденного от общества: о конкретизации ограничений и обязанностей, установленных осужденному к наказанию в виде ограничения свободы в соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ (например, уточнение времени суток, в период которого осужденному предписано не уходить из дома, уточнение числа явок в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденным наказания, для регистрации); об устранении ошибок, допущенных в приговоре при написании фамилии, имени, отчества или иных биографических данных осужденного, а также описок и арифметических ошибок, если они очевидны и исправление их не может вызвать сомнение6. Следует отметить, что, как показывает изучение практики, большая часть представлений уголовно-исполнительных инспекций, направленных в порядке п. 15 ст. 397 УПК РФ, обращена как раз на устранение технических ошибок в написании персональных данных.

УПК РФ не содержит каких-либо специальных правил относительно процедуры судебного заседания по рассмотрению представления о разъяснении сомнений и неясностей. Соответственно судебное заседание проводится в порядке ч. ч. 2,2.1-7 ст. 399 УПК РФ.

При этом хотелось бы отметить, что устранение сомнений и неясностей требует более оперативного вмешательства в судебный акт (чем разрешение других вопросов, предусмотренных ст.

397 УПК РФ, хотя их разрешение также должно происходить в пределах разумных сроков), так как из-за «ошибки», которая не затрагивает существо приговора (определения, постановления) и устранение которой не вызывает определенных процессуальных затрат, судебный акт, вступивший в законную силу, не может быть надлежаще приведен в исполнение, что негативно отражается на состоянии правовой, экономической и социальной стабильности общества и государства, а также на обеспечении режима правопорядка. В связи с чем представляется необходимым в процессуальном законе закрепить 5-суточный срок для рассмотрения судом представления о разъяснении сомнений и неясностей приговора (определения, постановления) суда. Такой срок следует исчислять с момента поступления представления (ходатайства) об устранении сомнений и неясностей. В связи с тем что разрешение сомнений и неясностей не затрагивает существо приговора и не ухудшает положение осужденного, соблюдение 14-суточного срока в соответствии с ч. 2 ст. 399 УПК РФ представляется излишним.

Думается, что судебное заседание могло бы происходить с уведомлением, но без обязательной явки участников судебного заседания.

Так как в своевременном, качественном и надлежащем исполнении, прежде всего, заинтересована уголовно-исполнительная инспекция, последней необходимо предоставить право обжалования судебного решения (как и другим органам и учреждениям, исполняющим наказание и обращающимся в порядке п. 15 ст.

399 УПК РФ), вынесенного по итогам рассмотрения представления в порядке п. 15 ст. 397 УПК РФ, поскольку такое решение напрямую затрагивает их профессионально-служебный интерес.

  • 1 Термин «самоконтроль» используется в следующей работе: Калинкина Л. Д. Повторное производство в уголовном процессе: автореф. дне. … д-ра юрид. наук. -М., 2010. -С. 19.
  • 2 О практике применения законодательства об исполнении приговора: Постановление Пленума Верховного суда от 20 декабря 2011 г. №21 // Российская газета. -2011.-№5672.
  • 3 Там же.
  • 4 Воронин О. В. Исполнение приговора по УПК РФ: учебное пособие. — Томск: Изд-во НТЛ, 2006. — С. 99.
  • 5 О практике применения законодательства об исполнении приговора: Постановление Пленума Верховного суда от 20 декабря 2011 г. №21 // Российская газета. -2011.-№5672.
  • 6 Там же.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector