Право

Дело по жалобе закаев и сафанова против рф»

Судья Руткевич М.А. Дело № 7а-556/2019

РЕШЕНИЕ

город Новосибирск 27 ноября 2019 года

Судья Новосибирского областного суда Быкова В.Б.,

рассмотрев в открытом судебном заседании жалобу защитника К.Б. – адвоката Жемчуговой Ю.В. на постановление Октябрьского районного суда города Новосибирска от 13 ноября 2019 года,

установил:

13 ноября 2019 года старшим инспектором ОИК УВМ ГУ МВД России по Новосибирской области Ш.А.И. в отношении гражданина Республики Кыргыстан К.Б. был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 1.1 статьи 18.8 КоАП РФ.

Дело передано на рассмотрение в Октябрьский районный суд города Новосибирска.

Постановлением судьи Октябрьского районного суда города Новосибирска от 13 ноября 2019 года, гражданин Республики Кыргыстан К.Б.Ё. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1.1 статьи 18.

8 КоАП РФ, с назначением административного наказания в виде административного штрафа в размере 2000 рублей с административным выдворением в принудительном контролируемом порядке за пределы Российской Федерации с содержанием в ЦВСИГ ГУ МВД России по Новосибирской области сроком на 3 месяца.

Не согласившись с указанным постановлением, защитник К.Б. адвокат Жемчугова Ю.В. обжаловала его в Новосибирский областной суд в порядке статьи 30.1 КоАП РФ.

В жалобе ставится вопрос об исключении из постановления судьи районного суда административного выдворения за пределы Российской Федерации. В обоснование доводов жалобы, не оспаривая вины в совершении вменяемого правонарушения, указано, что в Российской Федерации К.Б. имеет семью – жену К.У.С. и несовершеннолетнего сына К.Т.Б.

, которые являются гражданами Российской Федерации, в связи с чем, в случае его выдворения, будет нарушен принцип единства семьи, что не соответствует положениям статьи 15 Конституции Российской Федерации, статьи 8 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод», статьи 16 Всеобщей декларации прав человека 1948 года, статей 17, 23 Международного пакта о гражданских и политических правах. Также указано на наличие у К.Б.Ё. в собственности недвижимого имущества — земельного участка и дома. Полагает, что отсутствуют мотивы невозможности назначения административного выдворения за пределы Российской Федерации в самостоятельном контролируемом порядке.

Жалоба подана в установленный частью 1 статьи 30.3 КоАП РФ десятидневный срок со дня получения копии решения, препятствий для ее рассмотрения не имеется.

Проверив в соответствии с требованиями части 3 статьи 30.6 КоАП РФ дело в полном объеме, исследовав доводы жалобы, заслушав объяснения защитников К.Б. адвокатов Жемчуговой Ю.В. и Л.И.А., поддержавших доводы жалобы, судья приходит к следующему.

В соответствии со статьями 24.1, 26.

11 КоАП РФ задачами производства по делам об административных правонарушениях является, в том числе, всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, при этом судья, члены коллегиального органа, должностное лицо, осуществляющие производство по делу об административном правонарушении, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности. Никакие доказательства не могут иметь заранее установленную силу.

В соответствии с частью 1 статьи 27 Конституции Российской Федерации каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и место жительства.

Данные права в силу статьи 55 Конституции Российской Федерации могут быть ограничены федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечение обороны страны и безопасности государства.

Согласно абзацу 2 пункта 1 статьи 5 Федерального закона от 25.07.

2002 № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» срок временного пребывания в Российской Федерации иностранного гражданина, прибывшего в Российскую Федерацию в порядке, не требующем получения визы, не может превышать девяносто суток суммарно в течение каждого периода в сто восемьдесят суток, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом, а также в случае, если такой срок не продлен в соответствии с настоящим Федеральным законом.

В соответствии с пунктом 2 статьи 5 Федерального закона №115-ФЗ от 25.07.

2002 «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» временно пребывающий в Российской Федерации иностранный гражданин обязан выехать из Российской Федерации по истечении срока действия его визы или иного срока временного пребывания, установленного настоящим Федеральным законом или международным договором Российской Федерации, за исключением случаев, когда на день истечения указанных сроков ему продлены срок действия визы или срок временного пребывания, либо ему выданы новая виза, или разрешение на временное проживание, или вид на жительство, либо у него приняты заявление и иные документы, необходимые для получения им разрешения на временное проживание в порядке, предусмотренном статьей 6.1 настоящего Федерального закона, либо у него принято заявление о выдаче уведомления о возможности приема в гражданство Российской Федерации иностранного гражданина, признанного носителем русского языка в соответствии со статьей 33.1 Федерального закона от 31.05.2002 № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации», или заявление о выдаче вида на жительство, либо федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим правоприменительные функции, функции по контролю, надзору и оказанию государственных услуг в сфере миграции (далее — федеральный орган исполнительной власти в сфере миграции), принято ходатайство работодателя или заказчика работ (услуг) о привлечении иностранного гражданина к трудовой деятельности в качестве высококвалифицированного специалиста или заявление работодателя или заказчика работ (услуг) о продлении срока действия разрешения на работу, выданного такому высококвалифицированному специалисту в соответствии со статьей 13.2 настоящего Федерального закона, либо ходатайство образовательной организации, в которой иностранный гражданин обучается по очной или очно-заочной форме по основной профессиональной образовательной программе, имеющей государственную аккредитацию, о продлении срока временного пребывания в Российской Федерации такого иностранного гражданина.

В соответствии с частью 1.1 статьи 18.

8 КоАП РФ нарушение иностранным гражданином или лицом без гражданства режима пребывания (проживания) в Российской Федерации, выразившееся в отсутствии документов, подтверждающих право на пребывание (проживание) в Российской Федерации, или в случае утраты таких документов в неподаче заявления об их утрате в соответствующий орган либо в уклонении от выезда из Российской Федерации по истечении определенного срока пребывания, если эти действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния, влечет наложение административного штрафа в размере от двух тысяч до пяти тысяч рублей с административным выдворением за пределы Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, К.Б. прибыл в Российскую Федерацию 10 декабря 2007 года, 18 марта 2008 года приобрел гражданство Российской Федерации, проживает по адресу: .

20 мая 2019 года решением Центрального районного суда города Новосибирска, вступившим в законную силу 21 июня 2019 года, по заявлению ГУ МВД России по Новосибирской области был установлен факт сообщения К.Б.

заведомо ложных сведений при подаче заявления о приеме в гражданство Российской Федерации, касающихся факта его проживания в период подачи заявления о приеме в гражданство Российской Федерации по адресу (л.д.8).

26 июля 2019 года на основании вышеуказанного решения суда составлено заключение об отмене решения о приеме в гражданство Российской Федерации гражданина К.Б.Ё. (л.д.6-7).

04 сентября 2019 года сотрудниками ОП №10 «Советский» УМВД России по городу Новосибирску у гражданина К.Б.Ё.

на основании вышеуказанного заключения изымается паспорт гражданина Российской Федерации и отбирается уведомление об обязанности покинуть территорию Российской Федерации в 30-ти дневный срок (л.д.

12, 9), разъяснено, что в случае не исполнения данного решения, гражданин предупреждается об административной ответственности в виде административного штрафа с административным выдворением с территории Российской Федерации.

Вместе с тем гражданин Республики Кыргызстан К.Б. территорию Российской Федерации в указанный срок не покинул, попыток выезда с территории Российской Федерации не предпринимал. Разрешение на временное проживание, вид на жительство в Российской Федерации не получал, за его получением в УВМ ГУ МВД РФ по Новосибирской области не обращался.

Таким образом, К.Б. в нарушение требований статьи 5 Федерального закона №115 от 25.07.2002 «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» от выезда с территории Российской Федерации уклонился, фактически с 05 октября 2019 года по настоящее время пребывает на территории Российской Федерации незаконно.

Судья полагает, что фактические обстоятельства дела, а именно — нарушение иностранным гражданином режима пребывания на территории Российской Федерации, выразившееся в отсутствии документов, подтверждающих право на пребывание (проживание) в Российской Федерации, подтверждаются собранными по делу доказательствами: протоколом об административном правонарушении №54 МС 501224 от 13 ноября 2019 года, заключением об отмене решения о приеме в гражданство Российской Федерации, решением Центрального районного суда города Новосибирска от 20 мая 2019 года, письменными объяснениями от 04 сентября 2019 года, справкой по миграционному учету, а также иными материалами дела, в том числе, распиской К.Б.

При этом обстоятельства совершенного правонарушения, а также вина в его совершении защитником К.Б. в жалобе не оспариваются.

Читайте также:  Мне отказали в возмещении НДС. Что мне нужно делать?

Принимая во внимание изложенное, действия гражданина Республики Кыргыстан К.Б. судьей районного суда квалифицированы правильно в соответствии с частью 1.1 статьи 18.8 КоАП РФ, как нарушение иностранным гражданином режима пребывания (проживания) в Российской Федерации, выразившееся в отсутствии документов, подтверждающих право на пребывание (проживание) в Российской Федерации.

Постановление вынесено судьей районного суда в пределах срока давности привлечения к административной ответственности, установленного частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ, судьей районного суда в соответствии с правилами территориальной подсудности. Назначенный административный штраф соответствует санкции части 1.1 статьи 18.8 КоАП РФ и размер его является минимальным.

Существенных процессуальных нарушений при рассмотрении дела, являющихся основанием к отмене постановления судьи районного суда, допущено не было.

Проверяя доводы жалобы о необоснованном назначении дополнительного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации, поскольку К.Б. имеет на территории Российской Федерации семью, жена и несовершеннолетний сын являются гражданами Российской Федерации, также имеет недвижимое имущество, судья исходит из следующего.

В материалах дела представлены доказательства, что у К.Б. на территории Российской Федерации проживает сын — К.Т.Б., 13.05.2013 г.р., жена К.М.С., являющиеся гражданами Российской Федерации (л.д.46-47). Также к жалобе приобщены документы, подтверждающие наличие у К.Б. в собственности на территории Российской Федерации недвижимого имущества (л.д.48, 49).

В соответствии с общими правилами назначения административного наказания, основанными на принципах справедливости, соразмерности и индивидуализации ответственности, административное наказание за совершение административного правонарушения назначается в пределах, установленных законом, предусматривающим ответственность за данное административное правонарушение, в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (часть 1 статьи 4.1 КоАП РФ); при назначении административного наказания физическому лицу учитываются характер совершенного им административного правонарушения, личность виновного, его имущественное положение, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность (часть 2 статьи 4.1 КоАП РФ).

В силу положений статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (г.Рим, 04.11.1950) каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни.

Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

В соответствии с пунктом 2 статьи 27 Федерального закона от 15.08.

1996 № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» въезд в Российскую Федерацию иностранному гражданину или лицу без гражданства не разрешается в случае, если в отношении иностранного гражданина или лица без гражданства вынесено решение об административном выдворении за пределы Российской Федерации, о депортации либо передаче Российской Федерацией иностранному государству в соответствии с международным договором Российской Федерации о реадмиссии, — в течение пяти лет со дня административного выдворения за пределы Российской Федерации, депортации либо передачи Российской Федерацией иностранному государству в соответствии с международным договором Российской Федерации о реадмиссии.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 15.07.

1999 № 11-П, конституционными требованиями справедливости и соразмерности предопределяется дифференциация публично-правовой ответственности в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении тех или иных мер государственного принуждения.

В соответствии с разъяснениями, данными в пункте 23.1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.

2005 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», следует учитывать, что выдворение лица из страны, в которой проживают члены его семьи, может нарушать право на уважение семейной жизни, гарантированное пунктом 1 статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Поэтому при назначении наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации судья должен исходить из необходимости применения к иностранному гражданину или лицу без гражданства такой меры ответственности, ее соразмерности целям административного наказания, с тем, чтобы обеспечить достижение справедливого баланса публичных и частных интересов в рамках производства по делу об административном правонарушении.

При этом конкретные обстоятельства, связанные с совершением административного правонарушения (длительность незаконного нахождения на территории Российской Федерации, повторное или неоднократное привлечение к административной ответственности и т.д.), подлежат оценке в соответствии с общими правилами назначения административного наказания, основанными на принципах справедливости, соразмерности и индивидуализации ответственности.

Если необходимость применения к иностранному гражданину или лицу без гражданства административного выдворения за пределы Российской Федерации как единственно возможного способа достижения целей административного наказания, связанного с предупреждением совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами (часть 1 статьи 3.1 КоАП РФ), будет установлена, назначение ему дополнительного административного наказания в виде административного выдворения не исключается.

Новые решения Страсбургского суда

Каянкин против России. Решение ЕСПЧ

11 февраля 2010 г. в Европейском Суде по правам человека оглашено решение по делу «Каянкин против России» (жалоба № 24427/02).

Европейский суд признал нарушение российскими властями статьи 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод в отношении заявителя, Александра Каянкина, 1980 г.р., проживающего в Ленинградской области.

Интересы заявителя представляли юристы Правозащитного центра «Мемориал» и Европейского центра по защите прав человека (EHRAC, Лондон).

В 1996 г. заявитель был вызван в районный военкомат для прохождения срочной службы в армии. После неоднократного прохождения медицинского осмотра ему была предоставлена отсрочка от призыва на несколько лет. В 1999 г. военная комиссия признала заявителя годным для срочной службы и призвала его в ряды вооруженных сил РФ.

После жестокого обращения во время службы заявитель самовольно покинул войсковую часть и приехал в Санкт-Петербург, где прошел обследование в психоневрологическом институте им. Бехтерева. Ему был поставлен диагноз органического заболевания головного мозга в результате перинатальной патологии, а также полученных травм во время службы. Ему была рекомендована госпитализация.

Впоследствии заявитель был комиссован из рядов ВС и получил инвалидность 3 группы.

В январе 2000 г. заявитель подал иск против призывной комиссии, ссылаясь на то, что военная комиссия не должна была призывать его на службу, учитывая состояние его здоровья.

Заявитель также пожаловался на офицерский состав, который участвовал в неоднократном избиении. В течение 4 лет слушание его дела многократно переносилось и откладывалось. В марте 2004 г.

, Приозерский городской суд отклонил иск заявителя.

Одновременно с этим, по заявлению А. Каякина, в марте 2000 г. было возбуждено уголовное дело против офицера Ч., причастного к избиению заявителя. В июне 2002 г. уголовное дело было закрыто за отсутствием состава преступления. Это решение заявитель безуспешно пытался оспорить, вплоть до августа 2003 г.

В своем решении Европейский суд постановил, что российские судебные органы не проявили должной ответственности при рассмотрении дела заявителя, так как рассмотрение одного дела в течение 4 лет являлось явно затянутым. Суд, однако, отклонил остальные требования заявителя, поскольку документы, предоставленные заявителем, не подтвердили его заявлений.

Суд постановил выплатить заявителю 2 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Закаев и Сафанова против России. Решение ЕСПЧ

11 февраля 2010 г. в Европейском Суде по правам человека оглашено решение по делу «Закаев и Сафанова против России» (жалоба № 11870/03).

Европейский суд признал нарушение Российскими властями статьи 8 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод в отношении заявителей — гражданина Казахстана Рамзана Закаева и гражданки России Имани Сафановой. Оба заявителя — этнические чеченцы.

Интересы заявителей представляли юристы Правозащитного центра «Мемориал» и Европейского центра по защите прав человека (EHRAC, Лондон).

Заявители — супруги, проживавшие в Москве с 2002 г. и имевшие на момент событий трех несовершеннолетних детей. Они не имели регистрации в Москве, т.к.

собственник квартиры, в которой проживали заявители, находился в Соединенных Штатах Америки и фактически не мог выдать заявителям соответствующие документы.

Заявители поставили столичную миграционную службу в известность о невозможности пройти процедуру постановки на учет.

16 января 2003 г, заявители явились в Левобережное РОВД г. Москвы по приглашению сотрудников указанного отдела внутренних дел. У Закаева изъяли документы, а самого арестовали за нарушение им федерального законодательства о пребывании иностранных граждан на территории РФ.

17 января 2003 г. Головинский районный суд г. Москвы, решил наложить на Р. Закаева административный штраф и депортировать его в Казахстан. Попытки заявителей оспорить это решение не привели к успеху: 27 февраля 2003 г., Московский городский суд подтвердил решение Головинского районного суда, а 15 апреля 2003 г. Р. Закаев был экстрадирован в Казахстан.

  • Впоследствии он пытался вернуться в Россию и воссоединиться с семьей, однако, федеральная пограничная служба РФ не разрешила ему пересечь границу, ссылаясь на запрет въезда на территорию РФ в течение 5 лет с момента депортации.
  • В своем решении Европейский суд постановил, что, несмотря на формальную законность применения к заявителю меры административного характера, его депортация имела тяжелые последствия для всей семьи, и признал нарушение права заявителей на семейную жизнь: депортация Закаева в Казахстан и невозможность его последующего воссоединения с семьей, была явно непропорциональной мерой со стороны российских властей.
  • Суд постановил выплатить заявителям 9 000 евро в качестве компенсации морального вреда.
  • Дубаев и Берснукаева против России. Решение ЕСПЧ
Читайте также:  Когда в уголовном деле возможно примирение сторон

11 февраля 2010 года Европейский суд по правам человека вынес решение по делу «Дубаев и Берснукаева против Российской Федерации». Заявителями выступали Ризван Дубаев и Саудат Берснукаева. Они подали жалобы от имени своих сыновей, Ислама Дубаева и Романа Берснукаева, «исчезнувших» после добровольной сдачи в плен представителям российских федеральных сил в марте 2000 года.

Интересы заявителей представляли Правозащитный центр «Мемориал» и Европейский центр защиты прав человека (ЕHRAC, Лондон).

С осени 1999 года Ислам Дубаев состоял в чеченских вооруженных формированиях, противостоявших российским войскам в Урус-Мартановском районе Чечни. В этом же отряде находился и Роман Берснукаев.

14 марта 2000 года, когда они находились в горном селе Мартан-Чу в отряд пришли несколько местных жителей, поддерживавших федеральные силы, и сообщили, что Государственной Думой объявлена амнистия для тех, кто сдастся добровольно, если они не совершили тяжких преступлений. Члены отряда согласились.

Сдавшимся связали руки, посадили в автомобиль и отправили в расположение группировки федеральных сил «Запад» в окрестностях села Танги-Чу.

15 марта 2000 г. в дом Ризвана Дубаева приехал посредник от военных, который показал заявителю фотографию его сына намекнул, что его могут освободить за деньги, пообещал организовать ему встречу с офицерами, задержавшим его сына.

16 марта 2000 г. Дубаев приехал на встречу с военными. Те сообщили, что его сына передали в отдел ФСБ в г. Урус-Мартан. Заявитель обращался в ФСБ, но там сказали, что отпустили сына «по амнистии», и больше им о нем ничего неизвестно. В апреле 2000 г.

к родственникам Романа Берснукаева пришел человек, подтвердивший, что Роман был передан в ФСБ после сдачи в плен. 11 мая 2000 г.

сотрудники ФСБ передали заявителям копии постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел против их родственников и справки о добровольной сдаче ими оружия.

Заявители неоднократно обращались с жалобами в прокуратуру и другие инстанции. Расследование дела то прекращалось, то возобновлялось.

Несколько раз суд удовлетворял их жалобы и требовал от прокуратуры провести всестороннее расследование. Тем не менее, расследование уголовных дел было приостановлено.

Заявители подали жалобы в суд, но суд отклонил эти жалобы. Местонахождение родственников заявителей до сих пор неизвестно.

Европейский суд постановил, что родственники заявителей были незаконно и умышленно убиты российскими военнослужащими, и что государство не провело эффективное расследование данных случаев.

Европейский суд постановил, что в отношении родственников заявителей были нарушены статьи 2, 5, 13 Европейской Конвенции по правам человека, а в отношении заявителей была нарушена статья 3 Конвенции.

Суд постановил, что российские власти должны выплатить по 60 000 евро каждому заявителю за моральный вред и 639 евро представителям заявителей за юридические услуги.

Россия проиграла в Страсбурге два дела в общей сложности на 130 тысяч евро

Россия проиграла два очередных дела в Страсбургском суде НТВ

Россия проиграла два очередных дела в Страсбургском суде. В одной жалобе жившие в Москве супруги-чеченцы испытывали большие проблемы с властями, поскольку у них отсутствовала регистрация. Во втором случае жаловались родители пропавших в Чечне сыновей. Как передает «Кавказский узел», интересы заявителей в обоих случаях представляли Правозащитный центр «Мемориал» и Европейский центр защиты прав человека.

Заявителями по первому делу выступили гражданин Казахстана Рамзан Закаев и гражданка России Имани Сафанова, оба этнические чеченцы. Их иск был связан с событиями 2003 года, когда заявители — супруги, имевшие на тот момент трех несовершеннолетних детей, — проживали в Москве.

Закаев и Сафанова не имели регистрации в столице, так как собственник квартиры, в которой они жили, находился в США и физически не мог выдать квартирантам соответствующие документы.

Заявители поставили столичную миграционную службу в известность о невозможности пройти процедуру постановки на учет.

16 января 2003 года по приглашению сотрудников Левобережного РОВД Москвы Закаев и Сафанова явились в отдел. Там у Закаева изъяли документы, а его самого арестовали за нарушение им федерального законодательства о пребывании иностранных граждан на территории РФ.

17 января 2003 года Головинский районный суд Москвы принял решение наложить на Закаева административный штраф и депортировать его в Казахстан. Попытки супругов оспорить это решение не привели к успеху: 27 февраля 2003 года Московский городской суд подтвердил решение Головинского районного суда, и 15 апреля 2003 года Закаев был экстрадирован в Казахстан.

  • Впоследствии он пытался вернуться в Россию и воссоединиться с семьей, но федеральная пограничная служба РФ не разрешила ему пересечь границу, ссылаясь на запрет въезда на территорию страны в течение 5 лет с момента депортации, сообщает Правозащитный центр «Мемориал».
  • В своем решении Европейский суд признал формальную законность применения к заявителю меры административного характера, но в связи с тем, что его депортация имела тяжелые последствия для всей семьи, счел ее явно непропорциональной мерой наказания.
  • ЕСПЧ признал нарушение российскими властями права заявителей на семейную жизнь и постановил выплатить заявителям 9 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Вторую жалобу из рассмотренных сегодня Европейским судом подали жители Чечни Ризван Дубаев и Саудат Берснукаева от имени своих сыновей Ислама Дубаева и Романа Берснукаева. По свидетельству заявителей, молодые люди «исчезли» после добровольной сдачи в плен представителям российских федеральных сил в марте 2000 года.

С осени 1999 года Ислам Дубаев состоял в чеченских вооруженных формированиях в Урус-Мартановском районе республики. В этом же отряде находился и Роман Берснукаев.

14 марта 2000 года, когда они находились в горном селе Мартан-Чу, в отряд пришли несколько местных жителей и сообщили им, что Государственной Думой объявлена амнистия для тех, кто сдастся добровольно, если они не совершили тяжких преступлений.

Члены отряда согласились и сдались. По словам заявителей, им связали руки, посадили в автомобиль и отправили в расположение федеральных сил «Запад» в окрестностях села Танги-Чу.

15 марта 2000 года в дом Ризвана Дубаева приехал посредник от военных, который показал заявителю фотографию его сына и намекнул, что его могут освободить за деньги, а также пообещал отцу организовать ему встречу с офицерами, задержавшими сына.

16 марта 2000 года Дубаев приехал на встречу с военными. Те сообщили, что его сына передали в отдел ФСБ в город Урус-Мартан. Заявитель обращался в ФСБ, но там сказали, что Дубаев-младший отпущен «по амнистии», и больше им о нем ничего неизвестно.

В апреле 2000 года к родственникам Романа Берснукаева пришел человек, подтвердивший, что Роман после сдачи в плен также был передан в ФСБ. 11 мая 2000 года сотрудники ФСБ предъявили заявителям копии постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел против их родственников и справки о добровольной сдаче ими оружия.

Ризван Дубаев и Саудат Берснукаева неоднократно обращались с жалобами в прокуратуру и другие инстанции. Расследование дела то прекращалось, то возобновлялось.

Несколько раз суд удовлетворял их жалобы и требовал от прокуратуры провести всестороннее расследование. Тем не менее, расследование уголовных дел было приостановлено. Заявители подали жалобы в суд, но суд отклонил эти жалобы.

Местонахождение родственников Дубаева и Берснукаевой до сих пор неизвестно.

Европейский суд постановил, что родственники заявителей были незаконно и умышленно убиты российскими военнослужащими и что государство не провело эффективное расследование данных случаев.

По решению ЕСПЧ, в отношении Ислама Дубаева и Романа Берснукаева были нарушены статьи 2, 5 и 13 Европейской Конвенции по правам человека, а в отношении заявителей была нарушена статья 3 Конвенции.

Суд постановил, что российские власти должны выплатить по 60 000 евро каждому заявителю за моральный вред и 639 евро представителям заявителей за юридические услуги.

Напомним, что по итогам 2009 года Россия заняла первое место по числу исков, поданных против нее и ожидающих рассмотрения в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ).

Большая Палата Европейского Суда пересмотрит дело о признании России ответственной за конкурсных управляющих

Дополнительная информация: 03 апреля 2012 года Большая Палата Европейского Суда по правам человека огласила свое Постановление по делу «Котов против России» и приняла прямо противоположное решение.

28 июня 2010 года Коллегия в составе пяти членов Большой Палаты Европейского Суда по правам человека приняла обращение властей Российской Федерации о передаче дела «Котов против России» (Kotov v. Russia, жалоба N 54522/00) на рассмотрение Большой Палаты. 

Читайте также:  Скажите, пожалуйста, можно установить факт трудовых отношений только на показаниях свидетелей?

Напомним, что Постановлением от 14 января 2010 года Палата Европейского Суда по правам человека единогласно признала, что в отношении Владимира Котова было допущено нарушение права собственности, гарантированного статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Данное решение было примечательно тем, что назначенный арбитражным судом конкурсный управляющий был признан «представителем государства», что, в свою очередь, позволило признать Российскую Федерацию ответственной за финансовые последствия его незаконных действий.

Обстоятельства дела Владимира Котова и существо принятого Страсбургским Судом Постановления можно кратко изложить следующим образом.

Заявитель – Владимир Котов – в апреле 1994 года разместил средства на вкладе в Акционерном коммерческом банке «ЮРАК» под 200 % годовых. В августе 1994 года заявитель решил снять свои деньги в связи с изменением процентной ставки. Однако в банке ему сообщили, что он не может получить ни внесенные средства, ни проценты на них из-за отсутствия у банка денег. Заявитель обратился в суд.

05 апреля 1996 года Октябрьский районный суд города Краснодара принял свое окончательное решение, признав, что банк в общей сложности должен заявителю 17983 рубля.

В то же самое время 16 июня 1995 года Арбитражный суд Краснодарского края признал указанный банк банкротом, открыл конкурсное производство, а позже назначил конкурсного управляющего и утвердил промежуточный ликвидационный баланс.

Конкурсной массы оказалось недостаточно для удовлетворения требований всех кредиторов банка. В подобных случаях российское законодательство предписывало придерживаться принципа пропорциональности.

Другими словами, при недостаточности взысканной суммы для полного удовлетворения всех требований кредиторов соответствующей очереди эти требования должны удовлетворяться пропорционально сумме, причитающейся каждому из них. Требования кредиторов каждой очереди могли удовлетворяться только после полного погашения требований кредиторов предыдущей очереди.

При этом в случае ликвидации кредитной организации ее вкладчики, к которым относился и Владимир Котов, имели право на приоритетное удовлетворение своих требований.

Комитет кредиторов, не дожидаясь окончательного формирования конкурсной массы и несмотря на законодательное регулирование, принял решение приступить к выдаче вкладов (с учетом индексации) и предусмотренных договорами банковских вкладов процентов некоторым категориям вкладчиков: малообеспеченным лицам, ветеранам войны и труда, а также кредиторам, работающим в ликвидационной комиссии.

Конкурсный управляющий исполнил это решение, в результате чего требования 700 человек были удовлетворены. Владимир Котов не был в их числе, получив всего 140 рублей 27 копеек (0,78 % от суммы долга, которая, в свою очередь, составляла 0,78 % конкурсной массы).

Он обратился к ликвидационной комиссии банка и в суд, указав на нарушение закона, так как он являлся кредитором первой очереди и должен был получить возмещение в приоритетном порядке. Определением арбитражного суда первой инстанции требования заявителя оставлены без удовлетворения. Однако постановлением суда апелляционной инстанции от 26 августа 1998 года определение суда первой было отменено.

Признав не соответствующим законодательству порядок распределения конкурсной массы, при котором требования отдельных кредиторов были полностью удовлетворены в ущерб другим кредиторам, суд апелляционной инстанции обязал конкурсного управляющего исправить допущенные нарушения в месячный срок. Арбитражный суд кассационной инстанции оставил постановление апелляционной инстанции без изменения.

Однако оно так и не было исполнено, поскольку с момента его принятия конкурсная масса ликвидируемого банка практически не пополнилась денежными средствами.

Владимир Котов обратился в Европейский Суд по правам человека с жалобой на нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных  свобод (право собственности) в связи с невозможностью добиться выплаты по причине незаконного распределения конкурсной массы ликвидированного банка. Жалоба заявителя на нарушение права на справедливое судебное разбирательство (статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод) была признана неприемлемой Решением Европейского Суда по правам человека от 04 мая 2006 года.

Рассматривая жалобу Владимира Котова на нарушение права на уважение его собственности Страсбургский Суд признал «собственностью» заявителя в смысле статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод право требования исполнения денежного обязательства в размере 17983 рублей.

Европейский Суд по правам человека признал, что государство не должно отвечать по обязательствам частного банка, признанного банкротом и не имеющего возможности выполнить свои обязательства перед кредиторами.

Однако Страсбургский Суд поставил перед собой два вопроса: может ли государство быть привлечено к ответственности за действия (бездействие) конкурсного управляющего, о нарушении законодательства которым заявлял Владимир Котов, а если да, то в какой степени.

На основе анализа правового статуса конкурсного управляющего Европейский Суд по правам человека пришел к выводу, что он является «представителем государства».

Конкурсные управляющие назначаются судом для осуществления под его наблюдением конкурсного производства и, следовательно, осуществляют функции публичной власти.

Таким образом, Страсбургский Суд пришел к выводу, что государство может быть привлечено к ответственности за их действия (бездействие).

Отвечая на второй вопрос, Европейский Суд по правам человека обратил внимание на то, что конкурсной массы в принципе было достаточно для удовлетворения требований заявителя или, во всяком случае, их части, рассчитанной, исходя из принципа пропорциональности, если бы конкурсный управляющий в соответствии с требованиями закона отнес их к числу требований, которые должны быть удовлетворены в приоритетном порядке. Невозможность взыскания суммы долга, не считая 140 рублей, была непосредственно вызвана нарушением закона, допущенным конкурсным управляющим. Более того, нарушение было двояким. Во-первых, был нарушен принцип пропорциональности удовлетворения требований кредиторов, во-вторых, закон не содержал никаких предписаний, касавшихся тех категорий кредиторов (малообеспеченные лица, ветераны войны и труда, кредиторы, работающие в ликвидационной комиссии), которые получили полное возмещение в размере проиндексированной суммы банковского вклада и процентов на него. Правовое основание получения указанными вкладчиками полного возмещения в ущерб интересам заявителя так и осталось неизвестным.

  • На основании изложенного Европейский Суд по правам человека признал, что имело место вмешательство публичных властей в право на уважение собственности заявителя в отсутствие правового основания в нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
  • В присуждении заявителю справедливой компенсации было отказано, так как касающиеся ее требования не были представлены им в надлежащий срок.
  • Постановление Палаты Европейского Суда по правам человека по делу «Котов против России» доступно на английском и французском языках, а также в неофициальном переводе на русском языке.
  • Одновременно Коллегия в составе пяти членов Большой Палаты Европейского Суда по правам человека отклонила обращения о передаче на рассмотрение Большой Палаты следующих дел в отношении России:

«Макаренко против России» (Makarenko v. Russia, жалоба N 5962/03), Постановление от 22 декабря 2009 года.

«Волных против России» (Volnykh v. Russia, жалоба N 10856/03), Постановление от 17 декабря 2009 года.

«Александр Заиченко против России» (Aleksandr Zaichenko v. Russia, жалоба N 39660/02), Постановление от 18 февраля 2010 года.

«Скоробогатых протии России» (Skorobogatykh v. Russia, жалоба N 4871/03), Постановления от 22 декабря 2009 года.

«Закаев и Сафанова против России» (Zakayev and Safanova v. Russia, жалоба N 11870/03), Постановление от 11 февраля 2010 года.

«Малыш и другие против России» (Malysh and Others v. Russia, жалоба N 30280/03), Постановление от 11 февраля 2010 года.

«Сабиров против России» (Sabirov v. Russia, жалоба N 13465/04), Постановление от 11 февраля 2010 года.

«Федченко против России» (Fedchenko v. Russia, жалоба N 33333/04), Постановление от 11 февраля 2010 года.

«Залевская против России» (Zalevskaya v. Russia, жалоба N 23333/05), Постановление от 11 февраля 2010 года.

«Дубаев и Берснукаева против России» (Dubayev and Bersnukayeva v. Russia, жалобы NN 30613/05 и 30615/05), Постановление от 11 февраля 2010 года

«Ирисханова и Ирисханов протии России» (Iriskhanova and Iriskhanov v. Russia, жалоба N 35869/05), Постановление от 18 февраля 2010 года.

«Федченко против России (N2)» (Fedchencko v. Russie (N 2), жалоба N 48195/06), Постановление от 11 февраля 2010 года.

«Гулуева и другие против России» (Guluyeva and Others v. Russia, жалоба N 1675/07), Постановление от 11 февраля 2010 года.

«Тарнопольская и другие против России» (Tarnopolskaya and Others v. Russia, жалобы NN 11093/07, 14558/07, 19660/07, 30166/07, 46736/07, 52681/07, 52985/07, 10633/08, 10652/08, 12694/08, 15437/08, 16691/08, 19447/07, 19457/08, 20857/08, 20872/08, 22546/08, 25820/08, 25839/08 и 25845/08), Постановление от 09 июля 2009 года.

«Джураев против России» (Dzhurayev v. Russia, жалоба N 38124/07), Постановление от 17 декабря 2009 года.

Таким образом, в соответствии с подпунктом С пункта 2 статьи 43 Конвенции о защите прав человека и основных свобод указанные Постановления вступили в силу (стали окончательными).

_________________________________________________________________________ Сообщение справочно-информационного центра «Европейский Суд по правам человека»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector