Право

Больной раком заключенный отсудил у ФСИН деньги за неоказание медпомощи

Больной раком заключенный отсудил у ФСИН деньги за неоказание медпомощи © GLOBAL LOOK press/Mateusz Wlodarczyk

28 июня Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) обязал правительство России выплатить более миллиона рублей (15 тысяч евро) бывшему заключенному 62-летнему Александру Изюрову, отбывавшему наказание в свердловской колонии. В такую сумму суд оценил физические и нравственные страдания, связанные с неоказанием онкобольному заключенному необходимой медпомощи.

Александр Изюров отбывал срок в колонии с 2009 года. В 2013 году в тюремной больнице у него выявили злокачественное новообразование правой почки, а также метастазы в легких четвертой стадии, хроническую почечную недостаточность, тромбоз нижней полой вены и другие болезни. При этом доктора отмечали, что заключенный находится в тяжелом состоянии, может быть неблагоприятный исход.

Изюров не получал адекватной медпомощи, практически не ходил и постоянно лежал в кровати из-за сильного отека ног, рассказывала жена заключенного. Она также говорила, что сама покупала для мужа обезболивающие, но препараты не снимали боль полностью.

Независимые эксперты установили, что лечение и диагностика заболевания Изюрова проходили в тюремной больнице ненадлежащим образом, отметили в правозащитной организации «Зона права». Сотрудничающая с правозащитниками юрист Регина Гаязова представляла интересы заключенного в ЕСПЧ.

Больной раком заключенный отсудил у ФСИН деньги за неоказание медпомощи

В 2015 году суд удовлетворил ходатайство Изюрова об освобождении в связи с тяжелой болезнью, однако позднее прокуратура добилась отмены решения суда первой инстанции в Свердловском областном суде.

Тогда правозащитники обратились в ЕСПЧ по статье о бесчеловечном и унижающем достоинство обращении Европейской конвенции по правам человека.

После того как ЕСПЧ заявил о рассмотрении дела Изюрова в приоритетном порядке, Верх-Исетский районный суд Екатеринбурга постановил освободить его из колонии. После второго решения суда об освобождении прокуратура поддержала просьбу мужчины.

В то же время начальник пресс-службы управления ФСИН по Свердловской области Александр Левченко заявил, что Изюров получал медпомощь «в полном объеме» согласно законодательству. Он добавил, что передача заключенным медикаментов от родственников «разрешена и в этом нет никаких противоречий законодательству».

«В завершение хочу сказать, что уровень медпомощи в пенитенциарных учреждениях подчас выше, чем на свободе, и остается доказанным статистикой фактом: уровень смертности в учреждениях ФСИН России на порядок ниже, чем в стране», — процитировало Левченко издание «Медиазона».

С 2012-го по 2017 год ЕСПЧ вынес 56 решений по делам о неоказании надлежащей медпомощи в учреждениях ФСИН России и взыскал компенсации на сумму более 71,6 миллиона рублей (981 тысячу 775 евро) из федерального бюджета в пользу заключенных и их родственников. Об этом сообщила «Зона права».

Больной раком заключенный отсудил у ФСИН деньги за неоказание медпомощи

Как защитить право заключенного на охрану здоровья: практические рекомендации

Одно из направлений помощи Комитета «Гражданское содействие» — поддержка заключенных родом из республик Северного Кавказа в местах лишения свободы. Этот проект появился после многочисленных обращений к юристам Комитета родственников людей, которые отбывают наказание, и самих заключенных. Они жаловались на особо жестокое обращение с чеченцами и ингушами в колониях и тюрьмах.

Сотрудники «Гражданского содействия» подготовили для родственников и юристов, которые отстаивают права заключенных, памятку по защите права людей в тюрьмах на охрану здоровья и медицинскую помощь.

Больной раком заключенный отсудил у ФСИН деньги за неоказание медпомощиИллюстрация Эзры Смит

1) ОФОРМЛЕНИЕ ДОВЕРЕННОСТИ

Прежде всего, родственникам и защитникам рекомендуется оформить доверенность  на представление интересов заключенного. В доверенности нужно указать право на ознакомление с медицинской документацией осужденного.

Без этой бумаги или отдельного Согласия на предоставление медицинской информации администрация исправительного учреждения не вправе предоставлять информацию о состоянии здоровья заключенного (статьи 13, 22 Федерального закона от 21 ноября 2011 г.

№ 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»).

  • Рекомендуем указать в доверенности право на передоверие полномочий другим лицам, потому что только адвокаты или лица, имеющие ученую степень по юридической специальности, могут обращаться в суд в порядке главы 22 КАС РФ (обжалование действий и решений должностного лица).
  • Доверенность можно оформить двумя способами:
  • — воспользоваться платными услугами нотариуса, который выезжает в исправительное учреждение для совершения нотариальных действий;

— оформить доверенность через начальника исправительного учреждения в соответствии с ч. 2 ст. 53 ГПК РФ. Такое оформление доверенности является бесплатным. Для этого заключенный может самостоятельно обратиться с соответствующим заявлением на имя начальника ИУ, либо родственник/иное лицо обращаются с этим заявлением, к которому прикладывают бланки доверенностей.

2) ИЗУЧЕНИЕ МЕДИЦИНСКОЙ ДОКУМЕНТАЦИИ 

Полученные медицинские документы заключенного можно анализировать самостоятельно или проконсультироваться с профильными медицинскими специалистами, чтобы понять, насколько медики уголовно-исполнительной системы соблюдают стандарты и требования при оказании медицинской помощи осужденному.

3) ОБЖАЛОВАНИЕ РЕШЕНИЙ, ДЕЙСТВИЙ/БЕЗДЕЙСТВИЙ ОРГАНОВ ВЛАСТИ, ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ ПРИ ОКАЗАНИИ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ ОСУЖДЕННОМУ 

  1. Осужденный или его представитель имеют право обратиться в следующие органы власти с жалобами на ненадлежащее оказание медицинской помощи:
  2. — В ФКУЗ МСЧ ФСИН России по соответствующему субъекту РФ, в прямых полномочиях которых в частности медико-санитарное обеспечение подозреваемых, обвиняемых и осужденных, включая оказание первичной и некоторых видов специализированной медицинской помощи в амбулаторных и стационарных условиях в объемах, установленных программой государственных гарантий, а также их лекарственное обеспечение.
  3. — В органы прокуратуры по соответствующему субъекту РФ, в полномочия которых входит обеспечение надзора, в том числе за соблюдением закона при оказании медицинской помощи заключенным.

— В территориальные органы Росздравнадзора (РЗН). Указанный орган проводит проверку в отношении деятельности юридических лиц, то есть обращаться в РЗН надо с жалобой на ФКУЗ МСЧ ФСИН России по соответствующему субъекту РФ с жалобой на несоблюдение обязательных требований и стандартов при оказании медицинской помощи. В просительной части такого обращения необходимо сослаться на ст. 26 Приказ Министерства здравоохранения РФ от 26 января 2015 г. N 19н «Об утверждении Административного регламента Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения…» и просить провести внеплановую проверку в отношении конкретного ФКУЗ МСЧ ФСИН России на предмет качества, своевременности и соблюдения стандартов оказания медицинской помощи осужденному. Такое обращение в РЗН необходимо посылать обычной почтой или через портал госуслуг. Если направить обращение просто по электронной почте, проверка не будет проведена.

Любое обращение в органы власти должно быть четким, понятным и содержательным.

Обращение должно содержать перечень диагностированных заболеваний, описание необходимой медицинской помощи (диагностика, лечение), фактическое лечение (или его полное отсутствие) и его последствия на состояние здоровья (описание ухудшений, прогрессирования заболевания и пр.

), описание использованных средств защиты (обращение к начальнику медицинской части, колонии и пр.) и их результаты. В просительной части обращения необходимо сформулировать конкретные просьбы/требования.

4) СУДЕБНАЯ ЗАЩИТА

Заключенный и его представитель (имеющий высшее юридическое образование) имеют право обратиться в суд в порядке административного судопроизводства (глава 22 КАС РФ). Например, с административным исковым заявлением о признании незаконными решений, действий или бездействия исправительного учреждения, УФСИН России по соответствующему субъекту РФ, начальника исправительного учреждения.

При обращении в суд рекомендуем апеллировать к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 25 декабря 2018 г. N 47 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при рассмотрении административных дел, связанных с нарушением условий содержания лиц, находящихся в местах принудительного содержания».

Следующим этапом может быть обращение с просьбой обязать выполнить определенные действия (направить заключенного на диагностику, консультацию к специалисту и пр.).

Такой иск уже можно подавать как по КАС, так и в рамках гражданского судопроизводства. В судебной практике бывает и так, и так. Дальше можно просить о возмещении морального вреда.

Такой иск обычно подают только по ГПК, но бывают редкие случаи, этот вопрос также рассматривают в рамках КАС.

Обращение по ГПК удобно тем, что истцом может быть человек без юридического образования, то есть любое лицо с доверенностью или сам заключенный.

5) ОБРАЩЕНИЕ В ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Первый вопрос, который необходимо решить перед обращением в ЕСПЧ – исчерпаны ли внутренние средства правовой защиты (это один из критериев приемлемости, по нему будет проверяться жалоба в Суде).

По общему правилу, которое следует из прецедентной практики Суда, необходимо в достаточной мере уведомить национальные органы власти о проблеме неоказания медицинской помощи заключенному, тем самым предоставив возможность властям исправить ситуацию.

Как правило, необходимо обратиться во ФСИН России и органы прокуратуры.

Но нельзя воспринимать эту рекомендацию буквально, будто достаточно написать формальные жалобы в указанные органы, а затем уверенно обращаться в ЕСПЧ. Порой работа на национальном уровне, предваряя обращение в ЕСПЧ, может занимать месяцы, а иногда годы и включать в себя проведение независимых экспертиз, судебных тяжб и пр.

В отдельных случаях, когда стоит вопрос о жизни или смерти человека, нет необходимости что–либо исчерпывать, а нужно напрямую обращаться в Суд с заявлением по 39 Правилу Регламента Суда – с просьбой принять срочные меры (перевод в больницу, допуск специалиста, предоставление лекарств и пр.). Решение по указанному заявлению принимается Судом в течение нескольких дней. Но это срочные или предварительные меры.

Полноценная жалоба, поданная в ЕСПЧ по статье 3 Конвенции в связи с неоказанием медицинской помощи, рассматривается в среднем в течение 3 лет.

Читайте также:  Что грозит за сбыт 0,49 грамм гашишного масла?

При этом Европейский Суд в своих постановлениях неоднократно указывает, что утверждения о неоказании медицинской помощи, о ее несвоевременности или неудовлетворительности, обычно недостаточно, чтобы привести к возникновению вопроса о нарушении статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (запрет пыток). Но в то же время, принимая решение о наличии или отсутствии факта нарушения, Европейский суд учитывает конкретные и индивидуальные обстоятельства каждого дела.

В настоящее время в открытом доступе имеется много решений ЕСПЧ по указанной категории дел, переведенных на русский язык. На сайте ЕСПЧ также имеется полезная практическая информация о порядке подачи и рассмотрения жалобы в ЕСПЧ. Перед обращением в ЕСПЧ рекомендуем проконсультироваться со специалистами по указанной категории дел.

Вот некоторые из постановлений ЕСПЧ по делам о неоказании медицинской помощи заключенным:

Обжалование неоказания и оказания ненадлежащей медицинской помощи

Автор Виктор Иванчиков

Пенитенциарная медицина является одной из составных частей государственной системы здравоохранения, которая гарантирует всем без исключения гражданам, находящихся в местах принудительного содержания, право на охрану здоровья и медицинскую помощь.

Однако, оказавшись в местах лишения свободы (СИЗО или ИУ), на деле сталкиваешься с тем, что качество медицинской помощи на очень низком уровне.

Когда у лишенного свободы человека имеются или проявляются серьёзные проблемы со здоровьем, порой невозможно даже установить верный диагноз заболевания и, соответственно, назначить адекватное ему лечение компетентным на то врачом- специалистом. Как же оспорить бездействие медперсонала и добиться медицинской помощи в местах лишения свободы?

  • Действующее на сегодняшний день законодательство предоставляет заключённому возможность оспорить такое бездействие в различные органы государственной власти.
  • Один из вариантов обжалования –это подача в суд административного искового заявления по правилам, установленным главой 22 КАС РФ .
  • Административное исковое заявление об оспаривании бездействия, связанного с не предоставлением или ненадлежащим оказанием  медицинской помощи лицу, находящемуся в  заключении, подается в районный суд, на территории которого расположено такое учреждение (часть 2 статьи 22 КАС РФ).

Кто может подать исковое заявление

Такое административное заявление может быть подано непосредственно лицом, лишенным свободы, либо его представителем, имеющим высшее юридическое образование, подтвержденное соответствующими документами об образовании (статьи 54 и 55 КАС РФ).

На что обратить внимание

  1. Из чего исходить при оспаривании бездействия медперсонала в местах лишения свободы? 
  2. При рассмотрении административных дел, связанных с непредоставлением или ненадлежащим оказанием заключенному медицинской помощи, суду, с учетом конституционного права на охрану здоровья и медицинскую помощь, следует принимать во внимание:
  3. Суд, оценивая соответствие медицинского обслуживания установленным требованиям, с учетом принципов охраны здоровья граждан может принимать во внимание: доступность такого обслуживания, обеспеченность лекарственными препаратами с надлежащими сроками годности, своевременность, правильность диагностики, тождественность оказания медицинской помощи состоянию здоровья, лечебную и профилактическую направленность, последовательность, регулярность и непрерывность лечения, конфиденциальность, информированность пациента, документированность, профессиональную компетентность медицинских работников, обеспечение техническими средствами реабилитации и услугами, предусмотренными индивидуальной программой реабилитации или абилитации инвалида (статья 4 Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», часть 7 статьи 101 УИК РФ).
  4. При этом необходимо учитывать, что само по себе состояние здоровья человека, лишенного свободы, не может свидетельствовать о качестве оказываемой ему медицинской помощи.
  5. Доказательствами надлежащей реализации права на медицинскую помощь, включая право на медицинское освидетельствование. В том числе, в отношении лица, в установленном порядке, применялись меры физического воздействия, например:
  6. 1) Акты медицинского освидетельствования;  

2) Медицинская документация (см. пункт 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 N 47 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при рассмотрении административных дел, связанных с нарушением условий содержания лиц, находящихся в местах принудительного содержания»).

Отсутствие сведений о проведении необходимых медицинских осмотров и (или) медицинских исследований может свидетельствовать о нарушении условий содержания лишенных свободы лиц (статья 24 Федерального закона от 15 июля 1995 года N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», статья 84 КАС РФ ).

О том, в какие ещё органы государственной власти, помимо суда, можно обратиться с жалобой, а  также, как иметь доступ к таким доказательствам (медицинской документации), можно ознакомиться в публикации тюремного консультанта «Руси Сидящей» здесь.

Порядки и стандарты медицинской помощи

Соответствие медицинского обслуживания, означает, что все действия медперсонала, связанные с установлением диагноза заболеваний и их последующего лечения, полностью соответствуют тому порядку и тем стандартам медицинской помощи, которые регламентируют действия врачей при диагностики и лечении конкретного вида (профиля) заболевания, поскольку для каждого вида заболевания существуют свои порядки и стандарты (их очень много, как и самих заболеваний — см. порядки и стандарты ).

  • Если, при диагностике и лечении конкретного вида заболевания, все перечисленные в порядке и стандарте медицинской помощи условия и объем медицинских услуг медперсонал соблюдал и предоставил пациенту, то это может свидетельствовать о том, что качество медицинской помощи соответствует установленным требованиям.
  • Если же был нарушен порядок, то есть, например, медпомощь оказывал врач — терапевт, когда, в соответствии с установленным порядком, должен был её оказывать врач — специалист, либо выполнены не все предусмотренные стандартом виды медицинских услуг, то можно сделать вывод о ненадлежащей медицинской помощи.
  • ПРИМЕР

Существует такое заболевание как цирротический туберкулез легких — это финальная стадия туберкулезного процесса.

  Цирротическая трансформация легкого сопровождается одышкой, кашлем с мокротой, кровохарканьем, дыхательной и сердечной недостаточностью.

Цирротический туберкулез легких диагностируется с учетом рентгеносемиотики, функциональных данных, результатов лабораторного и бронхологического обследования.

При оценке качества медицинской помощи, которая оказана на стадии диагностики этого вида заболевания (то есть, есть оно у пациента или нет), необходимо руководствоваться порядком

Сколько стоит день в камере. Разъяснены правила компенсации за незаконное уголовное дело

Важные подсчеты сделала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, когда изучала требования гражданина о компенсации его моральных страданий за незаконное уголовное преследование.

Житель Санкт-Петербурга был арестован, его обвинили в тяжком уголовном преступлении и поместили в камеру следственного изолятора.

Спустя три года и два месяца двери камеры открыли и гражданина отпустили на волю со словами: извини, мужик, ошибочка вышла.

Суд признал за человеком право на реабилитацию. И вчерашний подозреваемый пошел в суд с иском о компенсации ему морального вреда. Районный суд согласился, что гражданин незаконно пострадал и право на компенсацию имеет, но запрошенная им сумма в два миллиона триста тысяч рублей судью не устроила, и он очень сильно ее урезал.

Вышестоящая инстанция с таким расчетом коллеги согласилась.

А вот сам истец на меньшее был не согласен.

Он обратился в Верховный суд, который посчитал его аргументы и обоснования запрошенной суммы заслуживающими внимания.

Итог — Верховный суд сам пересчитал деньги за незаконное уголовное преследование и велел их выплатить вчерашнему заключенному столько, сколько он попросил.

Подчеркнем, такие решения Верховного суда РФ — самому выносить вердикт — высокая судебная инстанция принимает крайне редко.

В районном суде вчерашний заключенный, называя сумму компенсации, высчитал ее так — ему должны заплатить по две тысячи рублей за каждый день, проведенный на нарах под стражей.

Но у районного суда был другой расчет — истцу вполне хватит 150 тысяч рублей за весь срок. И ни копейки больше. Апелляция возражать против подсчета своих коллег не стала.

А вот Верховный суд РФ с таким расчетом не согласился.

Моральные страдания, по мнению районного суда, были у человека потому, что он «не мог навещать родных, которые нуждались в уходе». А вот доводы арестанта, что за годы заключения в камере следственного изолятора он утратил социальные связи, не мог создать семью, так как был в изоляции, суд отмел — по его мнению нет доказательств.

Верховный же суд увидел в этом споре следующее — по Конституции (статья 53) каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного действиями или бездействием органов государственной власти или их должностных лиц.

Про компенсацию за незаконное пребывание в камере говорит и статья 1100 Гражданского кодекса.

Плюс к этому о компенсации морального вреда говорит и 151-я статья того же Гражданского кодекса РФ. В этой статье сказано, что при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень физических и нравственных страданий.

Верховный суд РФ еще напомнил, что по компенсации морального вреда гражданам был специальный пленум Верховного суда РФ (№ 10 от 20 декабря 1994 года). Там было разъяснено, от чего именно зависит размер такой компенсации, а от чего — не зависит.

Читайте также:  Патронат: что это такое, формы, порядок оформления

Высокая судебная инстанция напомнила коллегам о том, что наша страна — участник Конвенции о защите прав человека. Мы ее ратифицировали.

В Конвенции о защите прав человека сказано, что каждый имеет право на уважение к своей личной и семейной жизни, жилища и корреспонденции.

Кстати, в Конвенции четко расписано, что подразумевается под понятием «семейная жизнь» — это не только отношения между супругами, но и отношения гражданина со своими детьми и с родителями.

По мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ , местные суды даже не вспомнили про Конвенцию о защите прав человека и не вспомнили про разъяснения пленума Верховного суда.

Истец, как увидела Судебная коллегия из материалов дела, поддерживал близкие семейные отношения со своими родителями. Он им помогал материально, так как они нетрудоспособные и нуждаются в помощи.

Естественно, из-за незаконного обвинения он надолго был лишен возможности помогать своим старикам. А еще у гражданина на иждивении есть сын-студент. Посаженный в камеру отец, подчеркнул Верховный суд, не мог заботиться о сыне и общаться с ним. Причем, как заявил высокий суд, длительное время.

Эти обстоятельства, по мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда, сомнений не вызывают, и их надо было учитывать при решении вопроса о размере компенсации морального вреда. Но местные суды это проигнорировали.

Суды ограничились суждением, что нравственные страдания были у вчерашнего заключенного лишь от невозможности навещать родных, которым нужен был постоянный уход. Все остальные обстоятельства не учитывалось.

Хотя пленум Пленум Верховного суда РФ перечислил, в чем заключаются нравственные переживания: это невозможность продолжать активную общественную жизнь, раскрытие семейной и врачебной тайны, страдают от распространения порочащих сведений. Сюда же добавлены ограничение или лишение каких-либо прав.

В общем, список всего того, что точно приносит гражданину нравственные мучения и страдания довольно большой.

Верховный суд подчеркнул — требования истца были абсолютно четко мотивированны. Но суды их почему-то не учли. Не заметили они и то, что истец никогда до этого не привлекался к ответственности, был добропорядочным членом общества, работал. Для такого человека камера следственного изолятора и серьезные обвинения в преступлении были «существенным психотравмирующим фактором».

Местные суды, по мнению Верховного суда, даже не вспомнили про Конвенцию о защите прав человека

Истец в своем заявлении в суд как примеры выплат определенных сумм, привел дела россиян, рассмотренные Европейским судом по правам человека. Все дела, которые он перечислил — аналогичные его делу. В них речь шла о компенсациях незаконно обвиненных.

В своем иске наш герой указал, сколько каждому заявителю присудил Европейский суд.

Верховный суд РФ подчеркнул, «именно с учетом сложившейся практики Европейского суда по правам человека истец просил взыскать компенсацию из расчета 2 тысячи рублей за сутки содержания под стражей».

А вот местные суды посчитали, что вчерашнему заключенному вполне достаточно заплатить по 132 рубля за каждые сутки ареста.

По мнению высокого суда, такая мизерная сумма за 38 месяцев под стражей является «явно несправедливой». Верховный суд РФ отменил все решения местных судов и велел заплатить истцу именно столько, сколько он попросил.

 Наталья Козлова Российская газета — Федеральный выпуск №7682 (219)

Адвокаты программы «Человек и Закон» – консультации юристов

Виктор Мотор умер прямо в холле местной больницы, куда родные принесли его из приёмного покоя, где врачи отказали больному в госпитализации, сославшись на то, что мужчина, теряющий сознание, в ней не нуждается.

Он скончался на руках своей дочери, по словам которой, вся медицинская помощь сводилась лишь к ЭКГ, измерению артериального давления и рентгена, которые, судя по документам, предоставленным в больнице, говорили о том, что пациент в полном порядке.

Однако смерть наступила спустя всего несколько минут после того, как его вынесли из кабинета.

«Старшим следователем СО СУ СК РФ по г.

Кувандык Оренбургской области было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту смерти пациента в связи с неоказанием ему медицинской помощи врачом МУЗ ЦГБ г.

Медногорска по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, то есть отсутствие в деянии состава преступления»,— рассказывает адвокат по уголовным делам Виктор Икрянников

Оперативники не нашли причинно-следственной связи между смертью пациента и работой врачей. Те, якобы, действовали согласно инструкции, а судя по документам, предоставленным в больнице, состояние мужчины не вызывало опасений, потому и в госпитализации было отказано.

А по словам родственников, всё было наоборот: артериальное давление и общее состояние человека потребовали неотложного вызова скорой помощи, бригада которой не сомневалась в том, что Виктора необходимо срочно доставить в больницу.

По мнению его дочери, врач отнеслась к своим обязанностям халатно: той показалось, что мужчина в состоянии алкогольного опьянения, к тому же, от него дурно пахнет, а потому наспех провела осмотр и отправила на рентген.

«Ольга составила заявление о возбуждении уголовного дела по факту неоказания медицинской помощи её отцу врачом МУЗ ЦГ г. Медногорска, повлекшему его смерть.

После отказа, она писала во все инстанции, даже к руководителям политических партий, но везде её заверяли, что ситуация серьёзная, ей обязательно займутся, но ничего так и не сделали. Тогда женщина обратилась в наш правовой центр за помощью.

Когда мы затребовали материалы проверки, оказалось, что они были утрачены, но проведённый адвокатский опрос свидетелей, в числе которых были сотрудники больницы, лишь подтвердил слова потерпевших»,— говорит адвокат по уголовным делам Виктор Икрянников  

Несмотря на потерянные материалы, защитники нашли ряд странных неувязок: расхождения в данных работников скорой и больницы об артериальном давлении и состоянии пациента, изменение порядкового номера больного и сведения о том, какая помощь была оказана по документам, и на самом деле. Определённые вопросы вызывала и судебно-медицинская экспертиза. Адвокаты обратились в областную прокуратуру, которая, обратив внимание на предоставленные материалы, передала их в Следственный комитет. Результатом чего стало возбуждение уголовного дела.

«В ходе расследования, «всплыли» ещё два аналогичных случая гибели пациентов в Медногорской больнице, после визита к этому же врачу. Родственники обращались в правоохранительные органы, но получали отказ.

Сейчас медработника обвиняют по трём эпизодам статьи 124 УК РФ «Неоказание помощи больному».

Вскоре, врач предстанет перед судом, ему грозит наказание в виде реального лишения свободы»,— поясняет адвокат по уголовным делам Виктор Икрянников  

Прокурор разъясняет — Прокуратура Республики Коми

Уголовная ответственность за неоказание помощи больному и оставление в опасности

В большинстве случаев преступления против жизни и здоровья совершаются в результате активных действий преступника, например, убийство (ст.

105 УК РФ), умышленное причинение вреда здоровью (стст. 111-116.1 УК РФ), истязание (ст. 117 УК РФ) и т.д.

Однако на практике встречаются случаи причинения вреда здоровью и смерти в результате оставления в опасности, то есть неоказании помощи человеку, находящемуся в опасном для жизни или здоровья состоянии.

В связи с этим, статьей 125 Уголовного кодекса Российской Федерации предусмотрена уголовная ответственность за заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан иметь о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние.

На момент оставления без помощи лицо должно находиться в опасном для жизни или здоровья состоянии, причины попадания в такую ситуацию могут быть различными. Опасность для жизни или здоровья должна быть не абстрактной, а реальной, в которой потерпевший не может самостоятельно принять меры к самосохранению, устранению возникшей для него реальной опасности.

Преступление выражается в бездействии – оставлении без помощи находящегося в опасности потерпевшего. В статье 125 УК РФ оговорено, на чем основывается необходимость оказывать помощь потерпевшему:

виновный был обязан иметь о нем заботу. Наличие такой обязанности предполагается еще до момента возникновения опасности в силу закона или договора (родители обязаны заботиться о детях, а дети – о родителях, сиделка в силу договора – о больном или пожилом человеке);

лицо само поставило потерпевшего в опасное для жизни состояние в результате как противоправных, так и непротивоправных, как виновных, так и невиновных актов поведения. Например, потерпевший получает повреждение при столкновении с машиной, водитель которой Правил дорожного движения не нарушал. Это, однако, не снимает с него обязанности оказать необходимую помощь пострадавшему.

Важное условие уголовной ответственности за бездействие – лицо могло действовать, что непосредственно оговорено в ст. 125 УК: «Если виновный имел возможность оказать помощь».

Читайте также:  ВС разъяснил, можно ли исправлять авто до страховых выплат

Существовала ли в действительности у лица такая возможность, устанавливается в каждом конкретном случае. Вывод делается на основе всех обстоятельств.

Лицо может быть лишено объективно возможности оказать помощь ввиду возникшей непреодолимой силы, собственной беспомощности и т.д.

Субъективная сторона предполагает заведомость: лицо намеренно, умышленно оставляет без помощи потерпевшего.

При этом оно должно осознавать, что потерпевший находится в опасном для жизни или здоровья состоянии, лишен возможности принять меры к самосохранению ввиду своей беспомощности; на нем лежала обязанность иметь о потерпевшем заботу либо оно само поставило потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние; имея возможность оказать помощь потерпевшему, отвести возникшую опасность, не сделало этого.

Помимо указанного, уголовная ответственность также предусмотрена за неоказание помощи больному ( ст. 124 УК РФ).

Данное преступление имеет те же признаки, что и оставление в опасности, за исключением субъекта преступления, которым могут быть только медицинские работники (врач, фельдшер, медицинская сестра, акушерка, провизор и т.п.

), а также лица, обязанные оказывать первичную медицинскую помощь по закону или специальному правилу. Недопустимость отказа в оказании медицинской помощи является основным принципом охраны здоровья граждан, предусмотренным п. 7 ст. 4 Федерального закона от 21.11.

2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

Статьей 11 указанного Закона предусмотрено, что отказ в оказании медицинской помощи в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи и взимание платы за ее оказание медицинской организацией, участвующей в реализации этой программы, и медицинскими работниками такой медицинской организации не допускаются. Медицинская помощь в экстренной форме оказывается медицинской организацией и медицинским работником гражданину безотлагательно и бесплатно. Отказ в ее оказании не допускается.

Потерпевшим по данному преступлению является больной, т.е. лицо, страдающее каким-либо заболеванием и нуждающееся в оказании медицинской помощи. Вид заболевания и стадия его течения для квалификации значения не имеют. Важно, чтобы болезнь при невмешательстве создавала реальную угрозу причинения вреда здоровью потерпевшего либо смерти.

Неоказанием помощи считается отказ или уклонение от оказания не терпящей отлагательства помощи, что создает реальную угрозу причинения серьезного вреда здоровью потерпевшего.

Бездействие может выразиться в отказе принять вызов или выехать на дом, осмотреть больного или госпитализировать его.

Виновный может отказаться сделать искусственное дыхание, остановить кровотечение, наложить шов, вызвать надлежащего специалиста по профилю заболевания, дать необходимые лекарства, принять меры к доставлению нуждающегося в этом потерпевшего в больницу и т.д.

​​​​​​​

Миллион за ошибку: как россияне судятся за смерть родственников от ковида — Газета.Ru

Суд частично удовлетворил иск жительницы Ахтубинска Лидии Медведевой, которая стала вдовой из-за халатности врачей.

Сергей Медведев в возрасте 60 лет дважды обращался в поликлинику в июне 2020 года с жалобами на кашель и боли в грудной клетке, сообщил, что контактировал с больными ковидом, однако врачи отказали ему в тестировании на коронавирус и выписали лечение от ОРВИ. В конце июня он попал в больницу в тяжелом состоянии, 22 июня ему назначили первые анализы, в тот же день Медведев умер.

Для подачи иска в суд достаточно столкнуться с ненадлежащим оказанием медицинской помощи, даже если она не повлекла за собой причинение тяжкого вреда здоровью или летальный исход, заявил «Газете.Ru» Сергей Броницкий — адвокат, занимавшийся делом Медведевых.

«В стационаре ему не делали КТ, потому что был сломан аппарат, не приходил реаниматолог, кислород давался в кратно низком объеме, не переводили на ИВЛ, не брали кровь на анализ, некоторые из назначенных препаратов были ему противопоказаны, его ежедневно никто не осматривал», – рассказал он.

В суд вдова обратилась 8 июня 2021 года, решение было вынесено 18 октября.

«Любой дефект при оказании медпомощи может стать поводом для иска в суд. Но огромное значение имеет количество и значимость этих дефектов для взыскиваемой суммы.

Если вовремя не был сделан ПЦР-тест или КТ, то невозможно оценить степень поражения легких, сформировать тактику лечения вовремя, а значит, ненадлежащее оказание услуг влечет ответственность, так как несет последствия для здоровья», – пояснил Броницкий.

Он уточнил, что тяжкий вред здоровью, как правило, влечет уголовную ответственность. Однако судмедэкспертиза не установила прямую причинно-следственную связь между смертью мужчины и отказом в анализах, а также неверно назначенным лечением, поэтому уголовное дело было прекращено.

Как получить компенсацию: пошаговая инструкция юристов

  • Исковое заявление подается к конкретной больнице или поликлинике, в качестве ответственных третьих лиц выступают Минфин и Минздрав – именно с них взыскивается присужденная сумма компенсации, сообщил Броницкий.
  • «Они причисляют эту сумму конкретному медучреждению вместе с исполнительным листом из суда», – добавил он.
  • Эксперт пояснил, что для подачи иска в суд по последствиям некачественной медпомощи при коронавирусе необходимо описать случившееся и юридически заверить заявление, сделать запрос на всю медицинскую документацию по пациенту в ту поликлинику или больницу, куда он обращался.
  • «Это необходимо, чтобы выяснить, чем человек болел до обращения с симптомами COVID-19, а также иметь документы, доказывающие факт обращения в медучреждение», – уточнил адвокат.

Далее необходимо получить историю болезни из стационара, если по подозрению на коронавирус человек попал в больницу.

Также нужно запросить выписку у скорой помощи, если она забирала пациента, и написать обращение в Минздрав, чтобы ведомство начало свою проверку. На это обычно уходит около месяца.

«После этого пишут запрос в страховую компанию, чтобы она провела независимую проверку параллельно с Минздравом. Только когда выявлены дефекты оказания медпомощи, пора писать обращение в суд для компенсации морального вреда. По закону у каждой инстанции есть 30 дней на предоставление заключения», – подчеркнул Броницкий.

У истца на сбор всех документов перед подачей иска уходит в среднем от полутора до трех месяцев, 2-3 недели на рассмотрение и написание обоснованного иска, извещение всех сторон, включая Минздрав и прокуратуру.

«Подобные дела проходят как гражданские иски, так как в уголовных отказывают.

Происходит это потому, что коронавирус – очень новая и малоизученная болезнь, и доказать причинно-следственную связь с осложнениями, вызванными действиями медперсонала, очень сложно, так как бьет эта болезнь по каждому пациенту по-своему. Из-за этого был создан отдельный комитет по расследованию ятрогенных преступлений», – резюмировал эксперт.

С его мнением согласился адвокат по гражданским и уголовным делам Владимир Савинов: самое сложное в получении компенсации при обращении в суд из-за неверного лечения ковида – доказать степень врачебных ошибок.

«У меня было несколько обращений в суд с иском от родственников умершего от коронавируса, а также при получении пациентом тяжелых последствий для его здоровья в результате несвоевременно принятых медиками мер. Общее в этих случаях одно.

Фактически должна быть доказана причинно-следственная связь между действиями медика и вредом, для этого проводится судебно-медицинская экспертиза.

Если развитие заболевания несколько отклоняется от нормального и не очевидно, была ли возможность избежать развития осложнения, экспертиза не подтверждает связи между медпомощью и последствиями, суд может отказать в компенсации или значительно ее снизить по отношению к заявленной», – пояснил Савинов.

Ранее потерявшие родственников из-за ненадлежащей медпомощи при коронавирусе получали не более 50 тыс. рублей моральной компенсации. Так, в августе 2021 года в Башкирии местной жительнице выплатили 50 тыс.

за смерть мужа-врача от COVID-19 – это была первая выплата по подобному случаю. В сентябре Шатурский горсуд Московской области взыскал с местной больницы 50 тыс.

рублей моральной компенсации в пользу родственников скончавшейся от коронавируса пациентки.

  1. «Еще одна ошибка родственников и пациентов – они могут не указать, в чем конкретно выразился моральный вред, не представить никаких доказательств его причинения.
  2. Это еще одна причина, по которой иски не удовлетворяют или присуждают значительно заниженную компенсацию», — уточнил Савинов.
  3. По его опыту, дела по обращениям в суд из-за некорректной медпомощи при ковиде, как правило, проходят по статьям 151, 1099, 1100, 1101 ГК РФ – все они регламентируют основания, способы и размеры компенсации морального вреда.
  4. То, что доказать степень врачебной ошибки в любой сфере оказания медпомощи очень сложно, подтвердил юрист Александр Добровинский.

«У нас бывает 2-3 процесса в месяц, связанных с некачественным оказанием медицинских услуг. Каждый организм по-своему реагирует на то или иное лечение.

Каждый раз нужно доказывать, что лечили «не так» и что после выхода из поликлиники, где не стали делать тест на коронавирус, на человека не чихнули и не заразили до того момента, как он все-таки сделает тест. Судиться с врачами крайне трудно, это абсолютно бесперспективное занятие.

Если нет точных доказательств того, что врач ошибся – например, забыл в теле при операции тампон или еще что-то крупное», – пояснил он «Газете.Ru».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector