Обжалование

Ст 318 УК РФ: применение насилия в отношении представителя власти

Непосредственный объект преступления — отношения, регулирующие деятельность представителей власти

Дополнительный объект преступления — здоровье представителей власти или их близких. Понятие представителя власти приведено в примечании к ст.

318 УК РФ, им признается должностное лицо правоохранительного или контрольного органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Основными признаками представителя власти являются:

а) должностное лицо (см. ст. 285 УК РФ);

б) наделение законом распорядительными правомочиями в отношении лиц, не находящихся от такого лица в служебной (подчиненной по службе) зависимости.

В качестве потерпевших от данного преступления Закон называет близких представителя власти.В примечании к ст.

316 УК (укрывательство преступлений) законодатель говорит о близких родственниках, которые не могут отвечать в уголовном порядке за заранее не обещанное укрывательство преступления. А в ст. 318 УК говорится о близких.

К ним относятся не только близкие родственники (родители, дети, усыновители, усыновленные, внуки, дед, бабка, родные братья, сестры, супруги), но и лица, забота о которых является важной духовной потребностью (например, друг, любимый человек и т. п.).

  • Объективная сторона преступления предполагает:
  • а) применение физического или психического насилия, неопасного для жизни или здоровья;
  • б) угрозу применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Речь идет о признаках насилия, указанных в ст. 112, 115, 116 УК РФ, угроза насилием может носить любой характер.

Под насилием, не опасным для жизни или здоровья, следует понимать нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль. Данная форма насилия не должна повлечь причинение кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности или иных более тяжких последствий.

Под угрозой применения насилияпонимаются высказывания или иные действия виновного, выражающие реальные намерения применить насилие в отношении представителя власти или его близких.

Виновный при этом может угрожать убийством или причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (ст. 119 УК). Для квалификации содеянного не имеет значения, намеревался виновный реализовать угрозу или нет.

Любой вид угрозы применения насилия в отношении представителя власти или его близких охватывается ч. 1 ст. 318 УК и не требует квалификации по ст. 119 УК.

Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 318 УК, является формальным.

Оно признается оконченным с момента применения физического и ли психического насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Для квалификации содеянного по ч. 1 ст. 318 УК не имеет значения, была ли в конкретном случае фактически нарушена нормальная деятельность представителя власти.

Субъект преступления — физическое, вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Лица в возрасте от 14 до 16 летмогут быть привлечены к уголовной ответственности в случае причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью представителя власти или его близких, но не по ст. 318 УК, а по п. «а» ч. 2 ст. 111 УК или по п. «б» ч. 2 ст. 112 УК (преступление против жизни и здоровья).

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом.

Виновный осознает, что применяет насилие неопасное для жизни или здоровья в отношении представителя власти или его близкого, и желает этого.

Обязательным признаком субъективной стороны является цель — в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, т.е. совершаемые для воспрепятствования указанной деятельности или отмщения за нее.

Квалифицированный состав (ч. 2 ст. 318 УК РФ) предполагает применение насилия, опасного для жизни или здоровья в отношении представителя власти.

Если в данном случае наступают последствия в виде убийства или причинения тяжкого вреда здоровью, такие действия должны квалифицироваться по совокупности ч. 2 ст. 318 и п. «б» ч. 2 ст.

105 (при убийстве) либо п. «а» ч. 2 ст. 111 УК РФ

Ст 318 УК РФ: применение насилия в отношении представителя власти

Опасным для жизни насилие может быть признано, если оно в момент его причинения само по себе угрожает жизни потерпевшего или при обычном его течении заканчивается смертью.

Незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств и незаконное изготовление оружия.

Следственное управление разъясняет!

В Уголовном кодексе Российской Федерации имеется статья 318  «Применение насилия в отношении представителя власти».

 Основным объектом преступления является нормальная деятельность органов власти (государственных и муниципальных). Дополнительный объект – здоровье человека.

Общественная опасность преступления заключается в том, что применение насилия в отношении представителя власти нарушает нормальную служебную деятельность этих лиц, создает атмосферу неуверенности в собственной безопасности и безопасности своих близких.

Представителем власти признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

По ст. 318 УК наказывается применение насилия в отношении представителя власти, исполняющего свои функции как постоянно или временно, так и по особому поручению.

Применение насилия в отношении представителя власти может носить психический или физический характер. При этом последнее может являться или не являться опасным для жизни. Психическим воздействием считается угроза применения насилия в отношении представителя власти.

Она может адресоваться как непосредственно должностному лицу, так и его родственникам. Угроза может быть неопределенной или определенной. Способ выражения угрозы может быть любым: устным, письменным, по телефону и т.п.

, а также в виде демонстрационных действий: угрожающие жесты, показ оружия и др.

Под насилием, не опасным для жизни или здоровья, понимаются побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.).

Применение насилия в отношении представителя власти или его близких, создающее риск для здоровья потерпевших, предполагает причинение вреда различной тяжести. Опасность для жизни будет признана и в том случае, если непосредственные физические действия не нанесли ущерба состоянию пострадавшего.

Рассматриваемое преступление совершается при наличии прямого умысла. В качестве обязательного элемента субъективной части выступает мотив. Он должен быть связан с реализацией представителем власти обязанностей. Мотив может быть различным.

Например, преступление совершается для прекращения или изменения исполнения должностным лицом его обязанностей, принуждения совершить какие-либо действия, воспрепятствования будущей деятельности или мести за предыдущую.

Злоумышленник может быть движим злостью к гражданину из-за его принадлежности к той или иной категории служащих.

 За применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей (ч.1 ст.

318 УК РФ), предусмотрено наказание в виде штрафа в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

За применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей (ч. 2 ст. 318 УК РФ), предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет.

Следственным управлением Следственного комитета Российской Федерации по Сахалинской области в 2017 году возбуждено 66 уголовных дел указанной категории, которые в дальнейшем направлены в суд для рассмотрения по существу и вынесения приговора.

Прокурор разъясняет — Прокуратура Кемеровской области

Уголовная ответственность за применение насилия в отношении представителя власти

  • Разъясняет начальник уголовно-судебного управления Камил Наилович Гарипов.
  • Статьей 318 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) предусмотрена уголовная ответственность за при­менение насилия в отношении представителя власти.
  • Общественная опасность преступления состоит в том, что оно посягает на нормальную деятельность органов государственной власти и местного самоуправления в лице представителей власти и на здоровье и телесную неприкосновенность представителей власти и их близких.

Представителем власти является должностное лицо правоохранительного (Министерство внутренних дел России, Федеральная служба безопасности России, таможенные органы, служба внешней разведки Российской Федерации и т.д.) или контролирующего органа (органы рыбоохраны, санитарно-эпидемиологического надзора, экологического контроля и т.д.

), а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

К близким представителя власти относятся родители, супруг, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабка, внуки, а также иные лица, жизнь, здоровье и благополучие которых в силу сложившихся личных отношений дороги потерпевшему.

 Законодатель обусловливает насилие в отношении представителя власти исполнением им своих должностных обязанностей, которое совершается, чтобы изменить или прекратить законную деятельность указанных лиц, застав их совершить действия вопреки службе, отомстить за их деятельность или за принадлежность к представителям власти и т.д. Ответственность за применение насилия в отношении представителя власти наступает только в случаях противодействия его законной деятельности.

           За применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угрозе применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей – виновные лица несут ответственность по части 1 статьи 318 УК РФ.

Под насилием, не опасным для жизни или здоровья, следует понимать на­несение побоев или совершение иных насильственных действий, причинив­ших физическую боль. Под физи­ческим насилием следует понимать и ограничение свободы: связывание, за­пирание представителя власти или его близких.

Под угрозой применения насилия понимаются высказывания или иные действия виновного, выражающие реальные намерения применить насилие в отношении представителя власти или его близких.

  1. В части 2 статьи  318 УК РФ предусматривается квалифицирующий состав преступ­ления за применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отноше­нии тех же лиц.
  2. Преступление считается оконченным с момента применения насилия соответствующей тяжести либо угрозы его применения.
  3. Субъект преступления — лицо, достигшее на момент совершения преступления 16-летнего возраста.
  4. Уголовный Кодекс предусматривает наказание, в том числе в виде лишения свободы до пяти лет, а при отягчающих признаках преступления лишение свободы до десяти лет.
Читайте также:  Горячая линия РЖД круглосуточно: единый номер телефона бесплатной справочной для пассажиров, колл-центр, служба поддержки по ж/д билетам и жалобам, иные контакты ОАО

Прямая ссылка на материал
Поделиться

  • Разъясняет начальник уголовно-судебного управления Камил Наилович Гарипов.
  • Статьей 318 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) предусмотрена уголовная ответственность за при­менение насилия в отношении представителя власти.
  • Общественная опасность преступления состоит в том, что оно посягает на нормальную деятельность органов государственной власти и местного самоуправления в лице представителей власти и на здоровье и телесную неприкосновенность представителей власти и их близких.

Представителем власти является должностное лицо правоохранительного (Министерство внутренних дел России, Федеральная служба безопасности России, таможенные органы, служба внешней разведки Российской Федерации и т.д.) или контролирующего органа (органы рыбоохраны, санитарно-эпидемиологического надзора, экологического контроля и т.д.

), а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

К близким представителя власти относятся родители, супруг, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабка, внуки, а также иные лица, жизнь, здоровье и благополучие которых в силу сложившихся личных отношений дороги потерпевшему.

 Законодатель обусловливает насилие в отношении представителя власти исполнением им своих должностных обязанностей, которое совершается, чтобы изменить или прекратить законную деятельность указанных лиц, застав их совершить действия вопреки службе, отомстить за их деятельность или за принадлежность к представителям власти и т.д. Ответственность за применение насилия в отношении представителя власти наступает только в случаях противодействия его законной деятельности.

           За применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угрозе применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей – виновные лица несут ответственность по части 1 статьи 318 УК РФ.

Под насилием, не опасным для жизни или здоровья, следует понимать на­несение побоев или совершение иных насильственных действий, причинив­ших физическую боль. Под физи­ческим насилием следует понимать и ограничение свободы: связывание, за­пирание представителя власти или его близких.

Под угрозой применения насилия понимаются высказывания или иные действия виновного, выражающие реальные намерения применить насилие в отношении представителя власти или его близких.

  1. В части 2 статьи  318 УК РФ предусматривается квалифицирующий состав преступ­ления за применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отноше­нии тех же лиц.
  2. Преступление считается оконченным с момента применения насилия соответствующей тяжести либо угрозы его применения.
  3. Субъект преступления — лицо, достигшее на момент совершения преступления 16-летнего возраста.
  4. Уголовный кодекс предусматривает наказание, в том числе в виде лишения свободы до пяти лет, а при отягчающих признаках преступления лишение свободы до десяти лет.

В апелляции устоял оправдательный приговор обвиняемой в применении насилия в отношении представителя власти

Белгородский областной суд оставил в силе оправдательный приговор в отношении К., обвинявшейся в применении насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей и публичном его оскорблении.

Обстоятельства дела

16 мая 2019 г. инспекторы по делам несовершеннолетних УМВД России по г. Белгороду Р. и А. участвовали в рейде по выявлению нарушений в сфере реализации алкогольной продукции несовершеннолетним и одновременно с сотрудником уголовно-исполнительной инспекции О.

осуществляли проверку несовершеннолетнего по месту жительства. В ходе рейда они увидели ранее знакомую им гражданку К., состоящую на профилактическом учете в подразделении по делам несовершеннолетних, которая шла по улице вместе с Г. По внешним признакам К.

находилась в состоянии алкогольного опьянения.

Согласно обвинительному заключению, полицейские представились, показали служебные удостоверения, после чего Р. спросила у К., где находится ее малолетний ребенок. Так как речь женщины была невнятной, а вид неопрятный, Р. посчитала, что в действиях К.

имеется состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.21 КоАП, то есть появление в общественном месте в состоянии опьянения. Полицейские предложили женщине пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения, однако та отказалась и попыталась уйти, но Р.

ее остановила, после чего вызвала наряд для составления протокола об административном правонарушении.

В это время К., как указало следствие, дважды пнула Р. по правой ноге, а потом, удерживая ее руками за плечо, один раз по левой и нанесла удар по лицу. По мнению следствия, таким образом К. совершила преступление, предусмотренное ч. 1 ст.

318 УК, – применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей. Кроме того, К.

, согласно обвинительному заключению, публично унизила и оскорбила инспектора, чем совершила преступление, предусмотренное ст. 319 УК.

Как рассказал «АГ» Защитник обвиняемой, адвокат АП Белгородской области Самир Байрамов, в тот же день в отношении К. было вынесено еще одно постановление о совершении административного правонарушения – по ч. 1 ст. 5.35 КоАП, то есть за неисполнение родителем обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних.

Однако до рассмотрения уголовного дела в суде все три постановления были отменены, производства по ним прекращены.

Суд признал отсутствие состава преступления

Уголовное дело было направлено в Октябрьский районный суд г. Белгорода. Потерпевшая Р. заявила гражданский Иск о возмещении морального вреда в размере 300 тыс. рублей.

В показаниях инспекторы Р. и А. настаивали на том, что К. вела себя, как если бы находилась в состоянии опьянения: шаталась, громко разговаривала, ее волосы были растрепаны, куртка расстегнута и спущена на плечи, язык заплетался.

На вопрос о том, где ребенок, подсудимая сначала ответила, что у родителей, потом сказала, что в детском саду. Они подчеркнули, что показали свои удостоверения, а значит, когда К. наносила удары и высказывала оскорбления, она достоверно знала, что Р.

является сотрудником полиции.

В суде К. указала, что не нарушала общественный порядок. Она пояснила, что из-за плохого душевного состояния выпила спиртное, а потом пошла искать, где можно купить зарядное устройство для телефона.

С этим вопросом она обратилась к проходящей мимо Г., которая согласилась провести ее до магазина. По пути к ней подошла Р., которую она не узнала, поскольку видела ее полгода назад и в форме. Когда та спросила о метонахождении ее ребенка, К.

ответила, что он находится в детском саду.

К. сообщила суду, что действительно ударила Р., но исключительно в целях самообороны, поскольку та загнула ее руку за спину. По ее словам, удостоверения ей никто не показывал.

Также К. пояснила, что, когда подъехал автомобиль ППС, она спокойно села в машину и проследовала на медосвидетельствование. В отделе полиции ее под угрозой ареста заставили подписать Протоколы об административных правонарушениях.

В последующем суд признал, что она не совершала вмененные правонарушения. Она посчитала, что данная ситуация была спланирована бывшим мужем Е. и его женой – судебным приставом, которые близко общаются с Р.

По ее мнению, причина произошедшего была в большой задолженности Е. по алиментам.

Свидетель Г. также сообщила суду, что К. выглядела опрятной, вела себя адекватно. Она предложила показать ей, где магазин, и пошла вперед, а когда обернулась, увидела, как К. удерживают за волосы две женщины. Она побежала за помощью, а по возвращении увидела, как К. усаживали в машину ППС.

Самир Байрамов обратил внимание суда на наличие противоречий в показаниях свидетелей и потерпевшей. Так, потерпевшая указала, что спросила у К., где ее ребенок. Подсудимая сначала не ответила на вопрос, а потом стала пояснять, что ребенок у ее родителей, а потом сказала, что в детском саду. Свидетель, инспектор А.

, в судебном заседании пояснила, что обвиняемая сразу ответила, что в детском саду. Кроме того, Р. пояснила, что после указанного события звонила бывшему мужу К. – Е. Сам Е. в суде указал, что потерпевшая не звонила. При этом он подписал протокол опроса, фактически признав его содержание, согласно которому К. находилась под давлением Р.

Потерпевшая же указывала, что не оказывала давление на К.

Были у свидетелей и потерпевшей разные показания и относительно того, когда инспекторы показали удостоверения.

Кроме того, полицейские, прибывшие составить протокол об административном правонарушении, указали, что обязательно удостоверяются в правильности паспортных данных свидетелей, однако в материалах дела есть показания якобы свидетеля Ф.

, пояснившего, что его там не было – он ранее выступал в качестве понятого, поэтому его паспортные данные могли быть у сотрудников.

«В материалах дела имеется постановление судебного пристава-исполнителя о задолженности Е. по алиментам в отношении своего сына. Лишение родительских прав К. и определение места жительства ребенка по месту жительства Е. как раз-таки аннулировали бы указанный долг», – заметил адвокат.

Самир Байрамов указал, что представил в суд решение Октябрьского районного суда г. Белгорода от 18 июня 2020 г., которым было отменено постановление по делу об административном правонарушении по ст. 20.21 КоАП.

Сторона обвинения предположила, что решение не исключает того факта, что К. могла совершить Правонарушение уже после приезда сотрудников полиции. «Между тем обвинение не может основываться на предположении, в решении четко указано, что в действиях К.

Читайте также:  Содержание квитанций жкх: что входит в документ, как расшифровываются понятия одн, ипу и другие, где прописывается текущий и капитальный ремонт помещений

отсутствует состав правонарушения», – подчеркнул он.

Адвокат также заметил, что подсудимая не была обязана выполнять требования Р. пройти медицинское освидетельствование, так как в ее действиях не было состава какого-либо правонарушения. Соответственно, требования Р. были необоснованными.

«Необоснованны также и исковые требования, так как они рассматриваются в суде в соответствии с нормами ГПК РФ. Истец в соответствии со ст. 56 ГПК должен обосновать свои исковые требования, а именно сумму в размере 300 тыс.

рублей», – подчеркнул он.

Заслушав доводы сторон, суд посчитал, что стороной обвинения не было представлено свидетелей и очевидцев неадекватного, вызывающего поведения К., которое создавало бы угрозу и послужило поводом для пресечения ее действий, в том числе с применением насилия со стороны сотрудников полиции. Он признал, что действия К. были самозащитой.

Суд указал, что объективная сторона правонарушения по ст. 20.

21 КоАП заключается в том, что лицо находится в общественном месте не просто в пьяном виде, а в такой степени опьянения, которая оскорбляет человеческое достоинство, общественную нравственность: неопрятный внешний вид, вызывающий брезгливость и отвращение; грязная, мокрая, расстегнутая одежда; из-за опьянения лицо полностью или в значительной степени утратило способность ориентироваться; полная беспомощность. «В судебном заседании не был подтвержден факт совершения К. административного правонарушения, которое, по утверждению потерпевшей, она как сотрудник полиции обязана была пресечь. Доказательств того, что К. в момент ее обнаружения сотрудницами ОДН нарушала общественный порядок, имела вызывающий брезгливость и отвращение внешний вид, приставала к гражданам, выражалась нецензурной бранью, на замечания не реагировала либо иным образом оскорбляла человеческое достоинство или общественную нравственность, материалы дела не содержат», – подчеркивается в приговоре.

Кроме того, суд отметил, что после произошедших событий в отношении К. был составлен протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 5.35 КоАП в связи с выявлением 16 мая 2019 г. факта ненадлежащего исполнения родительских обязанностей.

Постановлением комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав г. Белгорода К. была привлечена к административной ответственности. Между тем данное решение было признанно судом незаконным: суд не установил обстоятельств, свидетельствующих о том, что К.

не исполняла или ненадлежаще исполняла обязанности по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов ребенка.

Первая инстанция обратила внимание, что показания К. о том, что сотрудники полиции применили к ней физическое насилие, подтверждаются результатами ее осмотра специалистом и заключением эксперта. Суд указал, что оскорбление и нанесение ударов были совершены одновременно и в отношении одного и того же лица, обусловлены требованием Р., которое было признано незаконным.

Таким образом, суд оправдал К. по обоим предъявленным обвинениям и признал за ней право на реабилитацию. Гражданский иск о возмещении морального вреда в размере 300 тыс. руб. суд оставил без рассмотрения.

Обжалование приговора

Сторона обвинения подала апелляционное представление (имеется у «АГ»), заявив, что в судебном заседании были обнаружены противоречия в показаниях Г., которая указала, что К. вела себя адекватно и выглядела опрятно. То, что в протоколе написано обратное, она обосновала тем, что протокол составлял следователь, а она его не читала.

По данному факту, указывается в представлении, в протокол было внесено заявление и выделены материалы для направления в следственный комитет для проверки действий следователя, по результатам которой в возбуждении уголовного дела отказано.

Фактически, посчитала прокуратура, суд необоснованно отдал предпочтение показаниям одного свидетеля, отвергая в качестве доказательств показания инспектора Р.

Прокуратура отметила, что суд также отверг доводы дежурного УМВД по г. Белгороду о том, что К. вела себя неадекватно, посчитав, что он лукавит, поскольку именно он составлял протокол об административном правонарушении. При этом ранее К.

привлекалась к административной ответственности. Кроме того, свидетели предупреждались об уголовной ответственности по ст. 307 УК. Указывается, что преступление по ст.

319 УК является самостоятельным преступлением, но ему не дана оценка в приговоре.

В связи с этим прокуратура просила направить дело в тот же суд на новое рассмотрение.

Потерпевшая также подала апелляционную жалобу, в которой попросила отменить приговор и направить уголовное дело в первую инстанцию на новое рассмотрение в ином составе суда.

Самир Байрамов в возражениях на жалобу и представление указал, что суд обоснованно посчитал, что одного факта нахождения К. в состоянии алкогольного опьянения недостаточно для образования в ее действиях состава административного правонарушения по ст. 20.21 КоАП.

Кроме того, показания инспекторов, а также свидетеля – сотрудника, составившего протокол об административном правонарушении, о том, что у подзащитной был неопрятный внешний вид, опровергаются показаниями других свидетелей и актом медицинского освидетельствования, также решением суда, отменившего постановление по делу об административном правонарушении.

Защитник отметил, что в связи с этими обстоятельствами Суд первой инстанции подверг сомнению показания других свидетелей стороны обвинения. Он просил оставить оправдательный приговор без изменения, апелляционные жалобу и представление без удовлетворения.

Доводы жалобы и представления отрицают Закон о судебной системе

Белгородский областной суд посчитал, что доводы представления и жалобы связаны с отрицанием Закона о судебной системе, согласно которому вступившие в силу постановления федеральных судов являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, должностных, юридических и физических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Апелляция отметила, что в соответствии со ст. 90 УПК обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением административного судопроизводства, признаются судом, следователем, прокурором без дополнительной проверки. Ответственность за применение насилия и оскорбление представителя по ч. 1 ст. 318 и ст. 319 УК наступает только в случаях противодействия его законной деятельности.

Суд указал, что сотрудники полиции допустили нарушение положений Закона о полиции, Положения о службе в органах внутренних дел РФ, приказов МВД РФ, должностных инструкций, в которых дан исчерпывающий перечень оснований задержания, применения силы и доставления граждан; установления личности гражданина в случаях, предусмотренных федеральным законом, с составлением протокола в порядке, установленном законом, в соответствии с п. 13 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции.

Апелляция подчеркнула, что, несмотря на то что К. не совершала административных правонарушений, что было очевидным для Р.

, последняя в нарушение Закона о полиции приняла незаконное решение о ее задержании с целью последующего медицинского освидетельствования и привлечения к административной ответственности, применила физическую силу, причинив телесные повреждения, вызвала полицейский патруль, после чего оправданная была незаконно препровождена в отдел полиции.

Белгородский областной суд отметил, что решения, которыми отменены постановления о привлечении К. к административной ответственности в соответствии с Законом о судебной системе и ст. 90 УПК, являются обязательными для судов и иных лиц.

«Уже данное основание исключает уголовную ответственность К. за совершение преступлений, предусмотренных ст. 318 ч. 1 и 319 УК РФ, так как представитель власти – сотрудник полиции Р. – в отношении К.

действовала незаконно», – подчеркивается в постановлении.

Апелляция указала, что в качестве доказательств стороной обвинения суду были представлены показания сотрудников полиции и сотрудника УИИ УФСИН России по Белгородской области, дежурного УМВД России по г. Белгороду, который составил в отношении К. протокол по ст. 20.

21 КоАП. Из их солидарных показаний следует, что К. имела неопрятный внешний вид, одежда была грязная, волосы растрепаны и, при наличии состояния алкогольного опьянения, в ее действиях содержался состав правонарушения, предусмотренный ст. 20.21 КоАП.

«Эти показания суд правильно признал недостоверными, поскольку все названные свидетели принимали участие в незаконном задержании К.

, незаконном оформлении административного материала, что в итоге повлекло незаконное привлечение ее к административной ответственности», – подчеркнула апелляция.

Кроме того, областной суд заметил, что на очной ставке с К. потерпевшая показала, что одежда на ней была чистой, что подтверждает выводы суда первой инстанции о том, что показания Р. о нахождении подсудимой в состоянии, которое оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, являются недостоверными.

Суд указал, что в соответствии со ст. 116 УК ответственность за причинение побоев наступает только при наличии хулиганского мотива у виновного. Из материалов дела видно, что конфликт между Р. и К. возник по иным мотивам, оправданная не имела умысла на нарушение общественного порядка.

«По изложенным основаниям (отсутствие специального субъекта у потерпевшей) в действиях К. отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 319 УК», – резюмируется в судебном акте, которым оправдательный приговор оставлен без изменений.

В комментарии «АГ» Самир Байрамов отметил, что главная причина, по которой удалось добиться оправдательного приговора, – это отмена на стадии предварительного расследования постановлений об административных правонарушениях. «Остальное – противоречия в показаниях свидетелей и потерпевшей, заключение экспертизы – сопутствующие факторы», – подчеркнул он. Защитник предположил, что сторона обвинения не будет обращаться в кассацию.

Ст.318 УК РФ «Применение насилия в отношении представителя власти»

Насилие в отношении представителя власти – это достаточно распространенное преступление.

По сведениям Судебного департамента при ВС РФ, в 2019 году к уголовной ответственности по данной статье было привлечено почти 6 тысяч человек. Проблема заключается в том, что ст.

318 УК РФ все чаще используется для подавления гражданской активности, поскольку даже за один толчок, рывок за руку или удар по телу Гражданин может получить реальный срок.

Рассмотрим состав ч.1 ст.318 УК РФ:

  1. Объект: нормальная деятельность органов власти. В качестве дополнительного объекта выступает здоровье и телесная неприкосновенность представителей органов власти.
  2. Объективная сторона: насилие (или угроза насилием), не представляющее опасности для жизни и здоровья, направленное против представителя власти в связи с исполнением им своих служебных обязанностей.

    Кроме того, ч.1 ст.318 УК РФ применяется, если насилие (угроза насилием) будет направлено против близких представителя власти. Под насилием стоит понимать совершение действий, вызывавших у потерпевшего физическую боль, но не повлекших утрату трудоспособности или стойкого расстройства здоровья.

  3. Субъект: вменяемое физлицо, достигшее 16 лет.

  4. Субъективная сторона: прямой умысел. Цель совершения данного преступления — создание препятствий к исполнению представителем власти своих должностных обязанностей.

Под представителем власти следует понимать должностное лицо правоохранительных или контролирующих органов, или иное лицо, наделенное распорядительными полномочиями в отношении субъектов, не находящихся от него в служебной зависимости.

Ст.318 УК РФ содержит и часть 2, закрепляющую уголовную ответственность за насилие, представляющее опасность для жизни и здоровья.

О таком насилии можно говорить, если оно повлекло причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, а также легкого вреда, если он стал причиной кратковременного расстройства здоровья или вызвал незначительную потерю работоспособности.

Например, к тяжкому вреду здоровью относят утрату зрения, речи, слуха, какого-либо органа, обезображивание лица. О критериях определения степени тяжести вреда говорится в Приказе Минздравсоцразвития РФ № 194н от 25 апреля 2008 года.

Ст.318 УК РФ: наказание

Рассмотрим, какие наказания предусмотрены ч.1 ст.318 УК РФ за применение насилия в отношении представителя власти:

  • до 200 тысяч рублей штрафа (или в размере доходов виновного лица за период до 1,5 лет);
  • до 5 лет принудительных работ;
  • до полугода ареста;
  • до 5 лет колонии.

За опасное насилие в отношении представителя власти УК РФ наказывает гораздо жестче: ч.2 предусматривает только лишение свободы на срок до 10 лет.

В 2018 году по данным Судебного департамента при ВС РФ по ч.1 ст.318 УК РФ суды чаще всего назначали виновным лицам наказание в виде условного лишения свободы (2 644 случая), на втором месте – Штраф (2 036 случаев).

1 211 граждан были приговорены к реальному лишению свободы. Что касается ч.

2 рассматриваемой статьи, то суды, в основном, назначают наказание или в виде реального, или в виде условного лишения свободы (361 и 366 приговоров соответственно).

Громких дел по ст.318 УК РФ в последнее время предостаточно. Расскажем о некоторых из них.

9 сентября 2018 года перед митингом против пенсионной реформы полицейские задержали адвоката Михаила Беньяша. Мужчину силой затолкали в машину, избили, а затем арестовали на 14 суток за неповиновение сотрудникам власти. После этого адвокату предъявили обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.318 УК РФ: по версии следствия, Беньяш несколько раз ударил и укусил полицейских.

Несмотря на то, что доказательства в уголовном деле были достаточно противоречивыми (например, в протоколе задержания адвоката отсутствовало упоминание о том, что он применил насилие против полицейских), суд признал Беньяша виновным и приговорил его к выплате штрафа в размере 30 тысяч рублей. Судья снизил размер штрафа из-за того, что мужчина какое-то время провел в следственном изоляторе.

И еще один пример

27 июля 2019 года в Москве состоялась несанкционированная Акция в поддержку незарегистрированных кандидатов в Мосгордуму.

Евгений Коваленко, принимавший участие в беспорядках, судя по материалам дела, толкнул одного бойца Росгвардии и бросил мусорную урну в сторону другого (но не попал).

Судья посчитал, что вина подсудимого доказана видеозаписями и показаниями потерпевших, поэтому назначил Коваленко 3,5 года лишения свободы.

Какие выводы из всего вышесказанного можно сделать? В настоящее время привлечь к ответственности по ст.318 УК РФ можно за абсолютно любое воздействие на представителя власти (толчок, захват руки, укус и т.д.).

Более того, на теле потерпевшего может вообще не быть никаких следов насилия: достаточно будет того, что, например, полицейский пожалуется на физическую боль или плохое самочувствие.

Конечно, такой подход не может считаться правильным, поскольку представители правоохранительных органов (в отличие от обычных граждан) имеют и спецсредства, и профессиональную подготовку, позволяющую им эффективно отразить атаку нападающих лиц.

Уголовные дела по статье 319 УК РФ возбуждаются очень легко (в отличие от уголовных дел по ст.286 УК РФ).

Следствие и суд нередко допускают политику «двойных стандартов», отдавая приоритет доказательствам стороны обвинения и критически относясь к доказательствам стороны защиты.

Очень часто органы правосудия не принимают во внимание показания свидетелей, которые хотя бы отдаленно знакомы с обвиняемым, что делает процесс доказывания невиновности граждан крайне непростым процессом.

По этим причинам гражданам, вступившим в потасовку с представителями власти, необходимо обязательно запечатлеть все происходящее на видеокамеру. Если сотрудники правоохранительных органов применили физическую силу, то лицу нужно пройти медицинское освидетельствование и зафиксировать побои.

И, конечно, не нужно забывать об обращении к опытному уголовному адвокату. Специалист сделает все возможное, чтобы его доверитель не получил обвинительный приговор, а если это неизбежно – приложит усилия к тому, чтобы он был максимально мягким.

Применение насилия в отношении представителя власти: ответственность по ст 318 УК РФ | Правоведус

В Уголовном Кодексе статья 318 входит в главу 32, посвящённую преступлениям против порядка управления. Насилие в отношении представителя власти в УК РФ, а также угроза применения насилия расценивается, как серьёзное преступление. При этом следует иметь в виду, что не любое насилие такого рода может быть квалифицировано по ст. 318 УК РФ, о чём расскажем далее.

Состав преступления

Если следовать букве закона, то состав преступления по ст. 318 возникает при одновременном выполнении следующих условий:

  • насилие (угроза применения насилия) производится в отношении представителя власти или его близких;
  • насилие (угроза его применения) осуществляется в связи с исполнением представителя власти своих служебных обязанностей.

Таким образом, объект преступления – представитель власти или его близкие. Согласно примечанию к ст. 318 представитель власти – это должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделённое распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Насилие применяется при наличии прямого умысла, обязательным является мотив, который должен быть связан с исполнением представителем власти своих служебных обязанностей. Действия виновника, как правило, вызвано резко негативным отношением к тому, что сделал, делает или должен сделать пострадавший. Насилие может применяться:

  • для препятствования исполнения обязанностей (сопротивление сотруднику полиции при задержании, нападение на сотрудника полиции при исполнении);
  • для принуждения совершить какие-либо действия;
  • из-за мести.

Насилие может выражаться в различных формах, носить психический или физический характер.

Психическое воздействие — это угроза применения насилия, способ её выражения может быть словесным, в том числе по телефону, в письменном виде, угрожающими жестами, демонстрацией оружия.

Физическое насилие — это побои, в том числе «подручными» средствами, причинение физической боли, ограничение свободы, например, связывание рук или оставление в закрытом помещении.

Большой резонанс в обществе вызвало массовое применение ст. 318 к участникам московских протестов 2019 года, в том числе за бросание пластиковых стаканчиков в полицейских.

По словам Дмитрия Пескова, пресс-секретаря президента РФ, за такое в Америке «застрелили бы без суда и следствия, а полицейский получил бы награду». Многие с этим не согласились и посчитали такое применение ст.

318 чрезмерным, не усмотрев в бросании пластиковых стаканчиков признаков насилия в отношении стражей порядка.

Ст. 318 предусматривает два вида наказаний за нападение на сотрудника полиции при исполнении и насилие в отношении представителя власти:

  • применение насилия, нападение на должностное лицо при исполнении, не опасное для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия наказывается штрафом до 200 тыс руб или в размере дохода осуждённого за период до 18-ти мес, либо принудительными работами до 5-ти лет, либо арестом до 6-ти мес, либо лишением свободы до 5-ти лет (ч. 1);
  • нападение или избиение полицейского, опасное для его жизни или здоровья, причинение вреда здоровью сотруднику полиции наказывается лишением свободы до 10-ти лет (ч. 2).

Судебная практика

За причинение насилия в отношении представителя власти в 2020 году в России было осуждено 6287 человек (3-е место среди статей гл. 32 УК), из них около 5687 по ч.1, 600 – по ч.2. 23% осуждённых по ст. 318 УК РФ были приговорены к лишению свободы, 44% – к лишению свободы условно, 31% — к уплате штрафа, остальные – к иным видам наказаний.

В последние годы судебная практика демонстрирует последовательное ужесточение назначаемых наказаний по ст. 318. Такой вывод эксперты делают по результатам анализа приговоров.

Можно предположить, что данная тенденция вызвана желанием власти усилить защиту своих представителей от противоправных посягательств. Однако при этом сужаются возможности защиты обвиняемых.

Так, широко распространилась практика вынесения постановлений об отказе в удовлетворении ходатайств о прекращении уголовных дел в связи с примирением сторон.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector