Новости

Верховный суд запретил нотариусам навязывать услуги клиентам

Верховный суд запретил нотариусам навязывать услуги клиентам Верховный суд запретил нотариусам навязывать услуги клиентам

Защитник доказал суду навязывание нотариальных услуг

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио

Краснодарскому адвокату Виталию Кацко понадобилось нотариально заверить подпись на документе. Но все нотариусы, к которым он обратился, требовали оплатить некие «дополнительные услуги» – а без этого отказывались выполнять работу.

Не выдержав, адвокат подал иск к одному из них, но первая инстанция его отклонила. Зато апелляция согласилась с доводами Кацко и отменила решение нижестоящего суда.

В нотариальной палате не согласны, что их коллега навязывала свои услуги – но всё же донесли решение суда до краснодарских нотариусов.

Услуга без услуги

В июне 2020 года управляющему партнеру краснодарского АБ «Сила слова» Виталию Кацко потребовалось внести изменения в устав организации. Туда нужно было добавить информацию, что бюро оказывает бесплатную юридическую помощь.

Кацко самостоятельно составил заявление для ФНС, а затем пришёл к нотариусу, чтобы тот засвидетельствовал подлинность его подписи на документе. Однако нотариус потребовал оплатить «услуги технического и правового характера» – без этого он отказывался заверить подпись.

При этом адвокат так и не добился разъяснений, о каких «услугах» вообще идёт речь, если заявление он уже написал самостоятельно.

Тогда Кацко обратился к другому нотариусу – Римме Ароевой. Он предполагал, что история может повториться.

Поэтому сначала направил 29 июня уведомление о намерении обратиться за услугой (есть у «АУ»), чтобы иметь на руках письменный отказ с указанием конкретной причины. «В уведомлении я попросил назначить мне дату заверения подписи.

И сообщил, что заявление составил сам, поэтому от “услуг технического и правового характера” отказываюсь», – рассказывает «Улице» адвокат.

9 июля Кацко получил письменный ответ: как и ожидалось, Ароева отказалась засвидетельствовать подпись без оплаты дополнительных услуг. «При этом нотариус не смогла пояснить, какую услугу правового характера она мне сможет оказать.

И в чём заключается техническая услуга, когда я принёс на флешке и в распечатанном виде готовый документ», – отмечает адвокат. Он пришёл к Ароевой уточнить этот момент. «В частной беседе она мне объяснила так – мол, мы же приходим к ней с вопросами.

Она на эти вопросы отвечает – это и есть услуги правового характера» – вспоминает Кацко. – Сказала, что ничего поделать не может, так как это позиция нотариальной палаты».

Адвокату пришлось обратиться к третьему нотариусу. В этот раз он согласился оплатить «дополнительные услуги», так как истекал предельный срок внесения правок. Но при этом Кацко решил доказать, что действия нотариусов незаконны.

Он говорит, что для него это стало делом принципа – ведь проблема оказалась системной. «Не только юристы, но и другие граждане сталкиваются с тем, что нотариусы ведут себя недобросовестно, – уверен Кацко.

– Чтобы увеличить свой заработок, они навязывают услуги и вводят людей в заблуждение».

Для меня 2–3 тысячи рублей не великие деньги. Но для бабушек, которые оформляют доверенность на внуков, это половина пенсии.

Никто не навязывается

2 июля Кацко обратился в Ленинский районный суд Краснодара и попросил признать отказ Ароевой незаконным. В исковом заявлении (есть у «АУ») он указал, что нотариальные услуги не всегда требуют дополнительных действий «правового и технического характера». Более того, консультация или правовая экспертиза документов – вовсе не «дополнительная» услуга, а полноценная.

Также адвокат сослался на ч. 1 ст. 16 и ст.

54 «Основ законодательства России о нотариате»: нотариус обязан разъяснять клиентам их права и обязанности, а также законность нотариальных действий и их правовые последствия.

И напомнил про постановление КС от 1 марта 2011 года – любую дополнительную работу правового или технического характера нотариус должен оказывать исключительно по просьбе заявителей.

По словам Кацко, ответчица регулярно пропускала заседания без уважительных причин. Он считает, что Ароева осознавала свою неправоту и поэтому не приходила.

У себя в кабинете они чувствуют себя вершителями мира и на твои вопросы отвечать отказываются, молча закрывают дверь. А в суде нужно отвечать на вопросы, и она выглядела бы глупо.

В письменных возражениях (пересказаны в решении суда) Ароева ссылалась на ч. 7 ст. 22 «Основ законодательства России о нотариате». Там указано, что оплата нотариальных услуг правового и технического характера является обязательной.

И если обратившееся лицо не согласится их оплатить, это будет поводом ему отказать. Ароева привлекла в качестве третьих лиц нотариальную палату Краснодарского края, представитель которой поддержал доводы коллеги.

«Я решил немножко поглумиться и тоже попросил привлечь адвокатскую палату Краснодарского края, – рассказывает Кацко. – Мне отказали».

Президент нотариальной палаты Краснодарского края Галина Чернова в ответе на запрос «АУ» сообщила: палата не считает, что Римма Ароева навязывала Виталию Кацко дополнительные услуги.

По словам Черновой, в суде палата поясняла, что нотариусам не нужно заключать дополнительный договор для оказания услуг правового и технического характера. В ч. 6 ст.

22 «Основ законодательства о нотариате» перечислены те действия, которые нотариус должен совершить независимо от пожеланий клиентов. Он:

  • устанавливает волю обратившихся лиц;
  • осуществляет правовой анализ документов и информации;
  • проверяет документы, в том числе паспорта;
  • консультирует;
  • направляет запросы, в том числе в ЕГРЮЛ;
  • изготавливает документы, копии, скан-образцы;
  • вносит сведения в электронные базы данных.
  • выполняет проверочные мероприятия в рамках законов о банкротстве, о противодействии финансированию терроризма и отмыванию денежных средств, полученных преступным путем.

Все эти услуги не могут считаться навязанными, когда их оказывают при совершении нотариальных действий, пояснила Галина Чернова. Более того, дисциплинарным проступком будет не только «произвольное повышение стоимости услуг правового и технического характера», но и уменьшение её «вплоть до нулевого значения».

Виталий Кацко возражал против постоянных переносов заседаний и настаивал на заочном решении. Суд вынес его только 24 декабря 2020 года (есть у «АУ»).

Судья Наталья Исакова указала: совершая нотариальные действия, нотариусы оказывают ряд услуг независимо от пожелания заявителей – устанавливают их волю, консультируют, проверяют документы, направляют запросы и так далее.

Эти услуги, по мнению судьи, требуют временных и финансовых затрат, а без них нотариальный акт не может быть оформлен. В результате суд отказался расценивать эти работы как навязывание услуг – и не стал удовлетворять иск адвоката.

Необязательно-обязательные услуги

Виталий Кацко не согласился с такими выводами: «Судья неправильно применила норму материального права. Это было очевидно любому юристу, который вникал в существо проблемы, а судья – не вникла».

В середине января 2021 года адвокат обжаловал решение первой инстанции в Краснодарском краевом суде. В апелляционной жалобе (есть у «АУ») он сослался на определение КС от 9 апреля 2020 года: суды обязаны выяснять в каждом конкретном случае, действительно ли необходимы допуслуги.

Кацко настаивал, что в суде первой инстанции «не доказано, а материалами дела не подтверждено юридически значимое обстоятельство» – возможность заверить подлинность подписи без дополнительных услуг.

Кроме того, по мнению адвоката, райсудом «не приведены и не проанализированы доводы истца», указанные в иске. Суд отстранился от их оценки и даже не перечислил их в судебном акте, указал в жалобе Кацко.

Он также сослался на апелляционное определение Воронежского областного суда по схожему делу. Решением Верховного суда от 16 марта 2021 года это определение оставлено в силе – ВС признал незаконным, что нотариус требовал от клиента оплатить допуслуги при заверении подписи руководителя юрлица.

В мае 2021 года Краснодарский краевой суд встал на сторону Виталия Кацко и отменил решение Ленинского райсуда. Апелляция решила, что Ароева не имела законных оснований отказать адвокату. Суд отметил, что в ч. 7 ст. 22 «Основ законодательства о нотариате» действительно указано: оплата нотариальных услуг правового и технического характера является обязательной.

Однако КС неоднократно указывал, что для нотариальных действий не всегда нужны эти услуги, отмечает в определении краевой суд (есть у «АУ»). Соответственно, заявитель обязан оплатить только ту работу, которая необходима для совершения нотариального действия.

Дополнительные услуги – это добровольное решение клиента, он может отказаться от них, а нотариус не вправе их навязывать.

В иных случаях, когда какие-либо услуги правового и технического характера нотариусом не оказываются и необходимость осуществления подобных действий отсутствует, требование об оплате данных услуг и последующий отказ в совершении нотариальных действий являются неправомерными.

Согласно определению КС от 2 октября 2019 года, пояснил суд, услуги правового и технического характера являются дополнительными, факультативными по отношению к основному нотариальному действию.

В определении КС от 17 июля 2012 указано: разъяснять права и обязанности, обеспечивать законность действий, предупреждать клиента о правовых последствиях – это обязанность нотариуса.

Она не может одновременно считаться услугой правового или технического характера.

Конкретный случай Кацко суд прокомментировал следующим образом. Свидетельствуя подлинность подписи, нотариус удостоверяет, что она сделана определенным лицом – но не удостоверяет содержание самого документа. Поэтому правовая экспертиза документа не может считаться дополнительной услугой при свидетельствовании подписи.

Адвокат признаётся, что не ожидал положительного решения в апелляционной инстанции. «Я думал, что смогу добиться правды только в кассации, – говорит он.

Читайте также:  Может ли лицо ранее осужденное за умышленное преступление работать в ДНД?

– Это решение я направил в нотариальную палату Краснодарского края.

С просьбой разъяснить нотариусам, что нельзя навязывать гражданам услуги техническо-правового характера и вводить их в заблуждение, если человек от таких услуг отказывается».

Виталий Кацко надеется, что его история поможет другим противостоять незаконным действиям. «Это маленький шаг к тому, чтобы граждане не боялись отстаивать свои права, – уверен он. – Чтобы у людей было осознание того, что и с нотариусами можно бороться, хотя и считается, что это каста закрытая, там рука руку моет и своих поддерживают. А теперь у нас есть судебная практика».

«Улице» не удалось взять комментарий у Риммы Ароевой – её телефон был недоступен. В нотариальной палате не стали оценивать решение суда апелляционной инстанции, так как «не наделены правом комментировать вступившие в законную силу судебные акты». Однако палата уже направила апелляционное определение нотариусам Краснодарского края для ознакомления, сказала Галина Чернова.

Верховный суд запретил риелторам взимать с граждан дополнительные деньги :: Деньги :: РБК Недвижимость

В случае если клиент не приобрел в итоге никакой недвижимости и расторг договор, а риелтор не смог доказать фактических финансовых потерь и расходов, то заказчик не обязан выплачивать неустойку

Верховный суд запретил нотариусам навязывать услуги клиентам

ИТАР-ТАСС/ Георгий Андреев

Верховный суд России разъяснил случаи, когда риелторские компании не имеют права требовать с заказчиков неустойку за расторжение договора. Об этом сообщила «Российская газета».

Поводом для стало решение по иску фирмы, оказывающей помощь при поиске и приобретении недвижимости, к гражданке подмосковного города Дмитрова. Риелтор и заказчица заключили договор оказания услуг, в котором содержался пункт о неустойке размером в 100 тыс. руб. в случае, если клиент в итоге ничего не приобретет и расторгнет договор, сказано в публикации.

Если одной из сторон договора о возмездном оказании услуг выступает рядовой гражданин, заказывающий услугу для личных нужд, а другой стороной — фирма или индивидуальный предприниматель, то эти отношения регулируются, в первую очередь, Гражданским кодексом и Законом о защите прав потребителей, процитировала «Российская газета» объяснения Верховного суда.

Согласно ст. 782 ГК РФ и Закону о защите прав потребителей «заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг, если он оплатил исполнителю фактически понесенные им расходы», уточнено в статье. Пункт договора о неустойке напрямую нарушал вышеназванные законы, а документ, нарушающий правовые нормы (ст. 422 ГК РФ), не имеет силы.

Доказать, что риелтор потратил при работе с заказчицей не только силы и время, но и деньги, фирме не удалось. Поэтому Верховный суд удовлетворил апелляцию заказчицы и принял окончательное решение о том, что она не должна выплачивать риелторской компании эти деньги, передала «Российская газета».

В последнее время Верховный суд часто принимает итоговые решения в пользу граждан. Так, например, этим летом ВС защитил право дольщиков требовать неустойку с застройщиков, позволил жильцам требовать с ЖКУ компенсацию за перебои и запретил изымать землю из-за кадастровых ошибок.

Нотариус не вправе навязывать услуги правового и технического характера

Верховный суд запретил нотариусам навязывать услуги клиентам

Paul Biryukov / Shutterstock.com

Федеральная нотариальная палата разъяснила, что взимание нотариусами платы за оказание услуг правового и технического характера при предоставлении лицами, обратившимися за совершением нотариального действия, самостоятельно подготовленного проекта документа (в частности, договора), правомерно (письмо ФНП от 21 декабря 2017 г. № 5575/06-07).

В письме отмечено, что правовая помощь, оказываемая нотариусом при удостоверении сделки, не носит формализованного характера. Если возникают сомнения в соответствии сделки закону или намерениям сторон, нотариус обязан отказать в совершении нотариального действия или же отложить (приостановить) его совершение.

В связи с этим, как пояснила ФНП, к услугам правового и технического характера относится не только составление нотариусами проектов договоров, но также и проверка содержания таких проектов; их доработка в случае несоответствия требованиям законодательства или при наличии стилистических неточностей, которые могут привести к неоднозначному пониманию смысла документа, ошибок разного рода; выполнение набора текста нотариального документа и перевод его в машиночитаемый вид, если это необходимо для совершения нотариального действия, а также другая работа, не входящая в состав какого-либо нотариального действия.

Эти действия не относятся к нотариальным, но непосредственно связаны с их совершением и требуют определенных временных и финансовых затрат. При этом такие услуги являются неотъемлемой частью нотариального действия. Без их осуществления не может возникнуть юридическое последствие в виде оформленного нотариального акта.

Таким образом, в указанной ситуации выполнение работ правового и технического характера не может расцениваться как навязывание услуг.

Вс рф снова высказался против навязывания нотариусами услуг, в которых заявители не нуждаются

IuriiSokolov / Depositphotos.com

Верховный Суд России разрешил водителям снимать инспекторов ДПС за работой

Верховный суд запретил нотариусам навязывать услуги клиентам 12.01.2022 09:59

фото 9111.ru

Российское агентство правовой и судебной информации собрало 12 ключевых решений Верховного Суда Российской Федерации. 

Самооборона 

Одним из самых резонансных решений Верховного суда РФ стало разъяснение о праве на самооборону при домашнем насилии: не является преступлением попытка спасти свою жизнь, когда абъюзер угрожает насилием или уже применяет его. При защите от опасного посягательства обороняющееся лицо вправе причинить любой по характеру и объему вред посягающему лицу, отмечает ВС.

  • Позиция высшей инстанции может помочь пересмотреть судебную практику по такого рода делам, где подсудимыми часто оказываются страдающие от действий родственников женщины.
  • Бедственное положение 
  • Не меньший интерес вызвала позиция Верховного суда в отношении преступников, оказавшихся за чертой бедности: преступление закона из-за тяжёлого материального положения при признании вины и сожалении о содеянном должно являться для суда аргументом в пользу возможности назначить наказание, не связанное с лишением свободы.
  • Высшая инстанция отмечает, что суд не может лишь формально ссылаться на степень общественной опасности преступления, а должен детально проанализировать нюансы уголовного дела и обосновать, почему же он считает справедливой изоляцию подсудимого от общества.
  • Права адвокатов
  • ВС уделил много внимания работе адвокатов по уголовным делам, так, высшая инстанция разрешила адвокатам вести аудиозапись отбора коллегии присяжных, разъяснила, что допуск к процессу родственника не лишает обвиняемого права на получение квалифицированной юридической помощи именно адвоката, а также защитила право адвоката по назначению обжаловать бездействие силовиков уже после выплаты гонорара.
  • ВС также обратил внимание, что адвокат по назначению не может быть лаконичным в судебных прениях и должен доносить до судебной инстанции развёрнутую позицию, а не ограничиваться лишь фразой о поддержке доводов жалобы.
  • Право детей на достойную жизнь 

Верховный суд РФ счел подозрительным резкое снижение зарплаты отца, которого обязали выплачивать алименты на детей после развода.

Высшая инстанция отметила, что в вопросах о содержании детей у судов нет обязанности привязываться к доле от получаемого заработка, главная задача — обеспечить интересы ребёнка и надлежащий уровень его содержания.

Суды должны тщательно проверять, по какой причине произошло существенное падение доходов родителя, который должен выплачивать алименты, указывает ВС. И, в любом случае, выплаты на детей могут быть ниже прожиточного минимума лишь в исключительных случаях, поясняет высшая инстанция.

Денежные переводы

Российским судам в последнее время часто приходится сталкиваться со спорами о возврате «неосновательное обогащение» — электронные переводы по банковским картам от физического лица физическому лицу.

Верховный суд указал, что если такие переводы являлись многочисленными и последовательными, то они могут свидетельствовать о наличии между сторонами договорных отношений и не должны огульно признаваться неосновательным обогащением получателя.

Показания взяткодателей 

Сенсационное разъяснение дала высшая инстанция в рамках рассмотрения дела о коррупции: суд не может класть в основу обвинительного приговора одни лишь показания взяткодателей, равно как и нельзя голословно утверждать, что их слова не вызывают и «тени сомнений». Суд должен расценивать совокупность доказательств, и даже «внутреннее убеждение» судьи не освобождает его от обязанности делать выводы на основе конкретных фактов и доказательств, подчеркнул ВС.

Некачественные услуги ЖКХ

ВС защитил право жильцов на повышенные компенсации за оказание некачественных жилищно-коммунальных услуг: собственники имеют право не только вернуть оплату, но и получить возмещение морального вреда, а также штраф. При этом высшая инстанция отметила, что для взыскания с коммунальщиков штрафа собственники не обязаны соблюдать досудебный порядок урегулирования спора. 

  1. Неполученный льготы
  2. ВС встал на сторону льготников, которые не знали, что имеют право на пособие: сотрудники Пенсионного фонда обязаны разъяснять льготникам их права на получение мер социальной поддержки и предоставлять полную информацию о положенных соцвыплатах. 
  3. В случае невыполнения чиновниками ПФ своей обязанности льготник имеет право на выплату неполученных сумм за прошлое время без ограничения каким-либо сроком, подчеркивает высшая инстанция. 
  4. Навязанные услуги
  5. Верховный суд РФ запретил нотариусам автоматически включать в тариф стоимость услуг правового и технического характера: не каждое нотариальное действие сопровождается дополнительной правовой и технической работой нотариуса, а, следовательно, нельзя и требовать оплату таких услуг от каждого клиента.
  6. Съемка правоохранителей
Читайте также:  Президент утвердил частичную декриминализацию статьи 282 ук рф

Деятельность полиции является открытой для общества и в законе не прописано правило, касающееся съемок работы сотрудников правоохранительных органов на месте, однако, правовые нормы не содержат и запрета таких действий на стадии составления протокола об административном правонарушении, указал ВС. Таким образом, высшая инстанция разрешила водителям снимать инспекторов ДПС за работой.

Плохая погода и прогул

Высшая инстанция также встала на сторону сотрудников, которые не могут добраться до работы из-за плохих погодных условий: уважительность причин отсутствия работника на рабочем месте может быть подтверждена любыми средствами доказывания, предусмотренными Гражданским процессуальным кодексом РФ. ВС не видит причин для отказа принимать во внимание в ходе трудовых споров плохие погодные условия и тщетные попытки коммунальщиков справиться со стихией.

Матч состоится 

ВС поддержал и любителей футбола, посчитав необоснованным увольнение болельщика, ушедшего с работы пораньше, чтобы успеть на стадион: спланированная и организованная поездка на футбольный матч может являться уважительной причиной для ухода с рабочего места до окончания трудовой смены. Если сотрудник предупредил о поездке руководителя и тем более согласился на неоплачиваемый отпуск, то засчитывать ему прогул не за что.

Верховный суд против нотариата

Верховный суд РФ принял радикальное для нотариата постановление[1]. Недавно в высшей судебной инстанции России в очередной раз рассматривался вопрос правомерности взимания нотариусами оплаты услуг правового и технического характера.

Его важность обусловлена, с одной стороны, необходимостью сохранения финансовой независимости нотариата, а с другой стороны, юридической слабостью введенной когда-то конструкции «дополнительных нотариальных услуг правового и технического характера» и нежеланием заявителей оплачивать эти якобы «дополнительные» услуги, которые, по сути, должны являться частью единого нотариального тарифа, но сформулированы в настоящее время юридически неудачно.

Проблема эта имеет давнюю историю. Она неоднократно рассматривалась различными судами практически всех уровней и видов, начиная от районных судов, заканчивая Конституционным судом. Каждый юрист, сталкивающийся с нотариатом, хоть раз задавался вопросом о том, на каком основании нотариус, взыскав нотариальный тариф, взимает еще за услуги правового и технического характера. Соответствующие эмоциональные дискуссии между нотариусом и юристом-заявителем – достаточно частое явление будней нотариальной конторы.

Вкратце суть юридической дискуссии заключается в следующем. Нотариусы, следуя ежегодно утверждаемым нотариальными палатами тарифам[2], взимают соответствующие платы за оказание услуг правого и технического характера при совершении практически каждого нотариального действия. Обратное является скорее исключением, чем правилом.

Возможность взимания нотариусами данных денежных средств предусмотрена также ст. 23 Основ законодательства о нотариате. Оппоненты такого порядка аргументируют свою позицию, в основном, отсутствием реальной необходимости в оказании им услуг технического и правового характера.

Они обращаются только за совершением нотариального действия и ни в каких дополнительных услугах нотариуса не нуждаются. Например, заявитель самостоятельно сделал копию документа и обращается к нотариусу засвидетельствовать верность ее оригиналу.

Он недоумевает, какие технические услуги в данном случае оказывает нотариус, и, соответственно, настаивает на оплате только нотариального тарифа без дополнительных услуг.

Судебные инстанции чаще всего поддерживали позицию нотариального сообщества, но не всегда.

Знаковым стало Определение Конституционного суда в 2011 году[3], в котором указано, что законодательство «допускает финансирование деятельности нотариуса за счет оказания дополнительных услуг правового и (или) технического характера, предоставляемых гражданам и юридическим лицам исключительно при наличии их согласия». Таким образом, Конституционный суд достаточно четко определил, что рассматриваемые взимания допустимы, но только в добровольном порядке.

Такая позиция вынудила нотариальное сообщество несколько скорректировать собственные подходы к этому вопросу.

Аргументация стала базироваться теперь на тезисе о том, что дополнительные услуги правового и технического характера являются неотъемлемым элементом всех нотариальных действий[4].

Как следствие, отдельного волеизъявления заявителя не требуется, а оно презюмируется самим фактом обращения за совершением нотариального действия. Суды поддержали такой подход и, по общему правилу, отказывали при оспаривании действий нотариусов.

Принятое недавно определение Верховного суда «ломает» сложившуюся судебную практику по этому вопросу. Суд прямо пишет о том, что вышеуказанная позиция противоречит законодательству.

Конечно, вряд ли можно согласиться с таким однозначным выводом суда о том, что если заявителем изготовлены самостоятельно все документы, то нотариус не оказывает ни технические, ни правовые услуги. Это не так.

Сейчас нотариус не только работает с бумажными носителями, но и должен еще фиксировать все действия в ЕИСН (Единая информационная система нотариата), что достаточно трудоемко и является технической работой. Правовые же услуги имеют место при совершении практически каждого нотариального действия.

Даже когда нотариус свидетельствует верность копии документа, он не только сверяет оригинал с копией, но и должен провести юридический анализ, оценить документ на наличие у него признаков документа (авторства и юридически значимых фактов), а при отсутствии таковых отказать в совершении нотариального действия. Это правовая работа.

Тем не менее Верховный суд России 26 июня 2018 года достаточно однозначно и не в пользу нотариата высказался относительно этой давней дискуссии.

Кроме тезиса о том, что правовые и технические услуги не входят в состав нотариального действия, Верховный суд еще добавил, что «перечень оснований для отказа в совершении нотариального действия является исчерпывающим, не подлежит расширительному толкованию.

Из изложенного следует, что такое основание для отказа в совершении нотариального действия, как отказ от оплаты услуг правового и технического характера, законом не предусмотрено».

Значение этого судебного акта для нотариальной практики трудно переоценить. Он меняет сложившиеся подходы к финансированию деятельности нотариуса.

После его принятия могут последовать массовые отказы от оплаты дополнительных услуг правового и технического характера, и суды, руководствуясь рассматриваемым Определением Верховного суда и принципом единообразия судебной практики, не смогут поддерживать нотариат в этом вопросе.

В то же время плата за услуги правового и технического характера – это не излишки нотариата. Она нередко составляет половину дохода нотариуса и позволяет ему эффективно заниматься нотариальной деятельностью, самостоятельно обеспечивать как материально-технические (аренда помещения, оргтехника и пр.

), так и трудовые (трудовая занятость помощников нотариуса и юрисконсультов) затраты. Ликвидация этих доходов ставит под угрозу функционирование нотариата в том виде, как он существует в нашей стране с 1993 года.

В этих условиях возвращение к государственному нотариату становится не таким уж фантастическим сценарием, но тем не менее крайне нежелательно ввиду очевидных недостатков, которые были ему присущи в советский период.

Поэтому в настоящий момент нотариальному сообществу необходимо оперативно разрабатывать новый механизм финансирования нотариальной деятельности, который и устраивал бы нотариусов, и не имел изначально заложенных юридических противоречий.

Таким образом, очередное судебное постановление высшей судебной инстанции свидетельствует о том, что давний вопрос правомерности взимания нотариусами платы за дополнительные услуги правового и технического характера по-прежнему актуален.

Более того, Верховный суд этим определением усилил радикальность дискуссии, высказавшись достаточно жестко не в поддержку нотариальной точки зрения. Для этого есть все основания, поскольку предложенная юридическим сообществом конструкция «дополнительных услуг правового и технического характера» слаба с юридической точки зрения.

Действующие нормы Основ лишь упоминают услуги правового и технического характера, не определяя ни сущность этих платежей, ни соотношение их с нотариальным тарифом. В настоящее время эти нормы являются не более чем декларацией о намерениях.

Нотариальное сообщество, по сути, заявляет, что взыскание только нотариального тарифа является недостаточным для эффективного осуществления нотариальной деятельности и не затрагивает дополнительных затрат нотариуса как интеллектуального, так и технического характера. Это справедливо.

Однако отсутствие определенности относительно правовой природы этих платежей создает некоторый правовой хаос. Должна быть предложена модель, безупречная с юридической точки зрения и обеспечивающая эффективное функционирование современного российского нотариата.

Время для законодательного пересмотра этих отношений не то чтобы наступило, а практически уже истекло. Обновление порядка финансирования деятельности нотариуса возможно либо через установление единого нотариального тарифа, в котором уже заложены все необходимые платежи, либо через четкое обоснование правовой природы дополнительных услуг и условий их оказания.

  [1] Определение Верховного суда Российской Федерации от 26 июня 2018 г. по делу № 31-ГК18-3.
[2] Тарифы определяются в соответствии с Методическими рекомендациями по определению предельного размера платы за оказание нотариусом услуг правового и технического характера, утвержденными решением Правления Федеральной нотариальной палаты от 28 марта 2016 (протокол № 03/16).
[3] Определение Конституционного Суда РФ от 1 марта 2011 г. № 272-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Чераневой Антонины Афанасьевны на нарушение ее конституционных прав абзацем третьим части первой статьи 15 и частью первой статьи 23 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате».
[4] См., например, Комментарий законодательства Российской Федерации о нотариате / Под ред. Д. Я. Малешина. М., 2018. С.135.

Читайте также:  Можно ли оформить квартиру при покупке сразу на ребёнка  6 лет ?

Верховный суд запретил нотариусам взимать плату за самостоятельно собранные заявителем документы

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ признала ошибочной точку зрения нижестоящих судов о том, что дополнительные услуги правового и технического характера являются неотъемлемой частью всех нотариальных действий. Соответствующее определение вынесено 26 июня 2018 года.

Как указывает высшая судебная инстанция, предоставляемые нотариусами услуги не являются обязательными. Их получение в каждой конкретной ситуации зависит от желания обратившегося к ним клиента. Также Верховный суд подчеркнул, что отказ клиента от оплаты отдельных услуг не является основанием для отказа в совершении нотариального действия.

Обстоятельства дела, при рассмотрении которого суд высказал эту позицию, заключались в следующем.

Гражданин в связи со смертью жены обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства и выдаче свидетельств о праве на наследство и о праве собственности на долю в общем имуществе супругов.

За эти документы нотариус потребовал от него 11 476 рублей, причем 476 рублей в этой сумме приходились на госпошлину, а все остальные средства подразумевали плату за дополнительные услуги.

Гражданин платить отказался, потому что ни в каких дополнительных услугах у него не было необходимости. Все документы он собрал сам, нотариус ими не занимался. В ответ на это он получил отказ в устной форме в выдаче свидетельств. Суды первой и апелляционной инстанций отказались признавать действия нотариуса незаконными.

Суд первой инстанции основывал свое решение на том, что действующее законодательство не запрещает нотариусам оказывать дополнительные услуги и взимать за них плату. Выполнение таких работ суд счел неотъемлемым элементом нотариального действия, а не навязыванием услуг, поскольку без них не может возникнуть юридическое последствие в виде оформленного нотариального акта.

Также суд отметил, что истец до истечения 6 месяцев, отведенных на вступление в наследство, не заявлял об отказе от предоставления такого рода услуг. Напротив, он получал консультации нотариуса по вопросу оформления наследства.

С заявлением, в котором просил обосновать размер платы за выдачу свидетельств, истец обратился к нотариусу лишь тогда, когда наследственное дело было сформировано, все свидетельства подготовлены и оставалось только их получить.

То есть фактически нотариус предоставлял истцу услуги правового и технического характера, и, значит, они должны быть оплачены. Суд апелляционной инстанции с таким подходом согласился.

Но Верховный суд РФ счел выводы обеих инстанций ошибочными. Он указал, что в рассматриваемом случае гражданин сам изготовил все документы, которые нужды для того, чтобы открыть наследственное дело.

Нотариус был поставлен в известность, что никаких дополнительных услуг заявителю не требуется.

Суды при этом не учли, что услуги правового и технического характера, оказываемые нотариусом, не являются обязательными и заявитель вправе от них отказаться.

При этом ВС РФ сослался на правовую позицию Конституционного Суда, который еще в 2011 году разъяснил, что предоставляемые нотариусами услуги правового и технического характера по своей сути являются дополнительными по отношению к нотариальным действиям.

Получение этих услуг для лица, обратившегося к нотариусу, носит исключительно добровольный характер.

Если заявитель не согласен с формой, структурой, размерами оплаты этих услуг и прочими условиями, такие услуги не оказываются, а их навязывание нотариусом недопустимо.

Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ сослалась на решение ВС РФ от 22 мая 2017 года, в котором также сформулирована правовая позиция о том, что услуги нотариуса не тождественны нотариальным действия, а их получение зависит от согласия лица, обратившегося к нотариусу. Правда в деле, по результатам которого было вынесено указанное решение, заявители оспаривали не само взимание платы за такие услуги, а содержание отдельных форм реестров регистрации нотариальных действий.

При этом в декабре 2017 года Федеральная нотариальная палата высказывала точку зрения, что взимание нотариусами платы за оказание услуг правового и технического характера при предоставлении клиентами самостоятельно подготовленных проектов документов, в частности, договоров, правомерно.

Верховный суд запретил нотариусам взимать плату за самостоятельно собранные заявителем документы

www.business-vector.info

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ признала ошибочной точку зрения нижестоящих судов о том, что дополнительные услуги правового и технического характера являются неотъемлемой частью всех нотариальных действий. Соответствующее определение вынесено 26 июня 2018 года.

Как указывает высшая судебная инстанция, предоставляемые нотариусами услуги не являются обязательными. Их получение в каждой конкретной ситуации зависит от желания обратившегося к ним клиента. Также Верховный суд подчеркнул, что отказ клиента от оплаты отдельных услуг не является основанием для отказа в совершении нотариального действия.

Обстоятельства дела, при рассмотрении которого суд высказал эту позицию, заключались в следующем.

Гражданин в связи со смертью жены обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства и выдаче свидетельств о праве на наследство и о праве собственности на долю в общем имуществе супругов.

За эти документы нотариус потребовал от него 11 476 рублей, причем 476 рублей в этой сумме приходились на госпошлину, а все остальные средства подразумевали плату за дополнительные услуги.

Гражданин платить отказался, потому что ни в каких дополнительных услугах у него не было необходимости. Все документы он собрал сам, нотариус ими не занимался. В ответ на это он получил отказ в устной форме в выдаче свидетельств. Суды первой и апелляционной инстанций отказались признавать действия нотариуса незаконными.

Суд первой инстанции основывал свое решение на том, что действующее законодательство не запрещает нотариусам оказывать дополнительные услуги и взимать за них плату. Выполнение таких работ суд счел неотъемлемым элементом нотариального действия, а не навязыванием услуг, поскольку без них не может возникнуть юридическое последствие в виде оформленного нотариального акта.

Также суд отметил, что истец до истечения 6 месяцев, отведенных на вступление в наследство, не заявлял об отказе от предоставления такого рода услуг. Напротив, он получал консультации нотариуса по вопросу оформления наследства.

С заявлением, в котором просил обосновать размер платы за выдачу свидетельств, истец обратился к нотариусу лишь тогда, когда наследственное дело было сформировано, все свидетельства подготовлены и оставалось только их получить.

То есть фактически нотариус предоставлял истцу услуги правового и технического характера, и, значит, они должны быть оплачены. Суд апелляционной инстанции с таким подходом согласился.

Но Верховный суд РФ счел выводы обеих инстанций ошибочными. Он указал, что в рассматриваемом случае гражданин сам изготовил все документы, которые нужды для того, чтобы открыть наследственное дело.

Нотариус был поставлен в известность, что никаких дополнительных услуг заявителю не требуется.

Суды при этом не учли, что услуги правового и технического характера, оказываемые нотариусом, не являются обязательными и заявитель вправе от них отказаться.

При этом ВС РФ сослался на правовую позицию Конституционного Суда, который еще в 2011 году разъяснил, что предоставляемые нотариусами услуги правового и технического характера по своей сути являются дополнительными по отношению к нотариальным действиям.

Получение этих услуг для лица, обратившегося к нотариусу, носит исключительно добровольный характер.

Если заявитель не согласен с формой, структурой, размерами оплаты этих услуг и прочими условиями, такие услуги не оказываются, а их навязывание нотариусом недопустимо.

Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ сослалась на решение ВС РФ от 22 мая 2017 года, в котором также сформулирована правовая позиция о том, что услуги нотариуса не тождественны нотариальным действия, а их получение зависит от согласия лица, обратившегося к нотариусу. Правда в деле, по результатам которого было вынесено указанное решение, заявители оспаривали не само взимание платы за такие услуги, а содержание отдельных форм реестров регистрации нотариальных действий.

При этом в декабре 2017 года Федеральная нотариальная палата высказывала точку зрения, что взимание нотариусами платы за оказание услуг правового и технического характера при предоставлении клиентами самостоятельно подготовленных проектов документов, в частности, договоров, правомерно.

По материалам  Юридического бюро  «АргументЪ» .

Данный материал опубликован на сайте BezFormata 11 января 2019 года,ниже указана дата, когда материал был опубликован на сайте первоисточника!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector