Новости

Отбывающих принудительные работы избавят от электронных браслетов

Отбывающих принудительные работы избавят от электронных браслетов

Невеста миллионера избила себя ради наживы и обокрала будущего супруга, пишет «Лайф».

Скотт Митчел, 45-летний миллионер из США, планировал свадьбу с 29-летней Мэри Хант. Незадолго до торжеств отношения пары стали ухудшаться, дело дошло до ссор, а вскоре и до суда. Девушка обвинила суженого в домашнем насилии и показала синяки и ссадины по всему телу.

Но миллионер оказался не промах и выступил со встречным обвинением. В зале суда он показал видео со скрытой камеры из своего дома, на котором его любящая подруга сама наносит себе травмы, выкрикивая ругательства в адрес своего жениха.

Также он обвинил ее в краже — после расставания Митчел обнаружил, что из его домашнего сейфа исчезли драгоценности на сумму 2 млн долларов. Подозрения пали на экс-невесту, их потом подтвердил выпивший отец Мэри Хант.

Отбывающих принудительные работы избавят от электронных браслетов

Нажиться на чувствах миллионера, да еще с помощью Волочковой, удалось московской аферистке по имени Инга, рассказывает сайт «Комсомольской правды».

Аферисты втянули в неприятную историю Анастасию Волочкову и сумели заработать 100 тысяч евро, обещая знакомство с известной балериной. По словам Волочковой, с ней часто хотят познакомиться богатые люди, и она никогда не против общения, особенно если они готовы материально поддерживать ее благотворительные проекты.

И вот один такой человек, успешный бизнесмен, обратился к своим знакомым с просьбой устроить ему ужин с Волочковой. Посредниками встречи выступили две женщины — одну звали Инга, другая — ее приятельница, подруга Прохора Шаляпина. Они встретились с Анастасией и не скрывали, что хотят получить вознаграждение за содействие во встрече.

Она в ответ попросила не вмешивать ее в такие дела и сказала, что готова к общению с неизвестным поклонником.

«Инга позвонила моему поклоннику, и мы пару минут поговорили с ним по телефону. Условились, что, когда он будет в Москве, мы увидимся», — рассказала Волочкова.

Но за ее спиной аферистка начала вытягивать из бизнесмена деньги, при этом постоянно откладывая день встречи. В итоге поклонник встретился с балериной, причем совершенно случайно и без помощи Инги.

И только тогда Волочкова узнала, что до встречи с ней бизнесмен отдал аферистке 100 тысяч евро, которые якобы предназначались на тур балерины по Краснодарскому краю.

«Теперь бизнесмен пытается получить свои деньги от Инги назад. А мошенница, чтобы оправдаться, тиражирует обо мне лживые слухи», — рассказала скандальная танцовщица.

Отбывающих принудительные работы избавят от электронных браслетов

Отбывающих принудительные работы избавят от электронных браслетов, пишет газета «Известия».

Новая мера наказания — принудительные работы — будет введена с 1 января 2017 года. Это наказание может стать альтернативой лишению свободы за преступления небольшой и средней тяжести, по которым наказание не превышает пяти лет лишения свободы.

Однако уже сейчас обозначается ряд проблем, которые могут препятствовать закону. Во-первых, фактически суды к принудительным работам никого не приговаривают, так как механизма применения этой меры до сих пор нет.

Во-вторых, предполагалось, что приговоренных к этой мере будут контролировать с помощью электронных браслетов. Но в правительстве от этого решили отказаться. Причин может быть несколько, но основная версия состоит в том, что в стране просто нет нужного количества браслетов.

При этом эксперты полагают, что это может быть связано с давнишним коррупционным скандалом во ФСИН.

Впрочем, кроме технических средств надзор за осужденными осуществляется другими способами: не реже раза в день на территории ИЦ (если человек отсутствует более суток, его объявляют в розыск), а те, кто живет за пределами ИЦ, должны регистрироваться в определенные дни. При этом эксперты находят решение Минюста по отказу от электронных браслетов логичным: «…В отличие от тех, кому суд назначил домашний арест, они не нуждаются в таком контроле».

Отбывающих принудительные работы избавят от электронных браслетов

Министерство финансов планирует ввести акциз на сладкие напитки, стало известно «Ведомостям».

На напитки с добавлением сахара и/или других подслащивающих и вкусоароматических веществ могут ввести акциз в размере 5 рублей за 1 литр. Правительство видит в этом источник дополнительных доходов в бюджет. По расчетам Минфина, акциз позволит увеличить поступления в бюджет в 2017 году на 25 млрд руб., в 2018 году — на 27 млрд руб. и в 2019 году — на 28 млрд рублей.

В то же время эксперты не разделяют оптимизма властей. В Союзе производителей безалкогольных напитков инициативу Минфина считают губительной: продажа сладкой газировки и так сократилась из-за кризиса на 10−15%, в регионах банкротятся небольшие предприятия.

  • При экономической нестабильности и затяжном кризисе любые дополнительные ограничения для бизнеса могут иметь серьезные последствия, соглашается представитель пивоваренной компании «Балтика».
  • В итоге продажи сладких напитков в России рухнут на 20−25%, что станет катастрофой для производителей.
  • Другие эксперты советуют вместо акциза на сладкие напитки увеличить НДС на сахар, что поставит всех производителей, использующих этот продукт, в равные условия.

Под надзором. Как живётся тем, кто носит электронные браслеты

Под надзором. Как живётся тем, кто носит электронные браслеты

Просмотры: 3131  |    02 Июня 2020 — 17:46  |       |  Все статьи

Отбывающих принудительные работы избавят от электронных браслетов

Конечно, назвать  украшением электронный браслет (а мы говорим не о том, что подключается к вашему смартфону и измеряет давление) можно с большой натяжкой.

Говорят, что одним из самых страшных событий, которое может произойти с человеком, является потеря свободы. И не только тюрьма может стать вариантом реализации такого наказания. Хотя, обычно «носителями» электронных браслетов становятся осуждённые, уже побывавшие в местах лишения свободы.

Наказание в виде ограничения свободы назначается на срок от двух месяцев до четырёх лет за преступления небольшой и средней тяжести в качестве основного наказания, а также на срок от полугода до двух лет – в качестве дополнительного наказания к принудительным работам или лишению свободы.

В Ачинске и Ачинском районе сейчас под надзором сотрудников ГУФСИН находится 20 человек. Они и носят на своих щиколотках электронные браслеты, которые являются неизменными спутниками осуждённых в их ежедневной жизни.

Сразу скажу: всё, что показывают в кинофильмах – правда. Если на вас надели электронный браслет и активировали его – вы «под колпаком».

Система электронного мониторинга подконтрольных лиц (СЭМПЛ) включает в себя непосредственно электронный браслет, мобильное контрольное устройство и устройство активации.  Сам браслет крепится на щиколотке, он не слишком тяжёлый, не громоздкий, водонепроницаемый. Но в баню с ним точно ходить не стоит(если температура выше 50 градусов). Снять его без специального устройства невозможно. 

Контрольные устройства оповещают обо всех попытках снятия и повреждения электронного браслета, о длительном отсутствии движения, выходе за пределы охранной зоны и иных нарушениях со стороны осуждённого.

Информация о данных нарушениях поступает на стационарный пульт мониторинга, расположенный в инспекции. Если вдруг поднадзорный решит «пуститься во все тяжкие», этот порыв очень быстро пресекут.

Известны случаи, когда сотрудники полиции пользовались информацией системы контроля, чтобы установить причастность человека к совершению нового преступления.

При этом все передвижения человека, носящего браслет, отображаются на мониторе. 

— В случае выхода осуждённого за пределы границ срабатывает тревога, — уточняет Сергей Викторович  АНДРЕЕВ, инспектор Ачинского МФ ФКУУИИ ГУФСИН Росси по Красноярскому краю, майор внутренней службы. – Мы видим маршрут передвижения и время. В этих случаях к нарушителям применяются меры взыскания.

Одной из самых больших неприятностей является возвращение в места лишения свободы. А если поднадзорному придёт в голову попытаться снять браслет, система об этом узнает, а к самому нарушению прибавится ещё и порча государственного имущества. А стоимость электронного браслета серьёзная – более 100 тысяч рублей.

— Как правило, злостное нарушение правил – редкость, в 2014 и 2016 годах были у нас такие случаи, — продолжает Сергей Викторович. – Обычно наши поднадзорные прекрасно знают, чем это может им грозить. Они уже морально готовы исполнять ограничения. Мало кому хочется возвращаться в тюрьму.

В период ограничений, связанных с угрозой распространения коронавируса, инспекция не уходит на удалённый вид работы, сотрудники продолжают следить за своими поднадзорными. Впрочем, как отмечает Сергей АНДРЕЕВ, роста нарушений за это время не зафиксировано. Контроль осуществляется бесконтактно, однако если необходим выезд, всё организуется с учётом санитарных требований.

При этом система контроля предусматривает двухстороннюю связь. Инспектор может в любое время связаться с осуждённым, и наоборот. Как говорит АНДРЕЕВ, поднадзорные часто «перестраховываются» — собираясь, например, в ближайший населённый пункт, интересуются – можно ли им туда поехать.

Отбывающих принудительные работы избавят от электронных браслетов

Так что если вас угораздило попасть в такую жизненную ситуацию, когда вас наказали ограничением свободы, готовьтесь к тому, что сотрудник инспекции практически станет  членом вашей семьи. Мало кто будет знать так подробно о том, как вы проводите свои дни. Это, прежде всего, тяжело психологически.

— А чтобы ваши права и свободы не были ущемлены, соблюдайте закон, — резюмирует Сергей Викторович.

Кстати:

В 2015 году один из поднадзорных всё-таки умудрился снять браслет. Он скрылся от контрольной инспекции, был задержан в Краснодарском крае сотрудниками полиции. Там на него было заведено уголовное дело за новое преступление, его этапировали в Ачинск и уже здесь осудили за мошенничество. Кстати, за него он и был изначально осуждён. До сих пор отбывает наказание.

Арифметика

Количество осуждённых к ограничению свободы в течение последних лет растёт:

  • 2018 – 39 человек
  • 2019 – 42 человека
  • За 4 месяца 2020 – уже 29 человек  

,

Отбывающих принудительные работы избавят от электронных браслетов

Фсин не хватает электронных браслетов для осужденных и арестантов

Отбывающих принудительные работы избавят от электронных браслетов Пресс-служба ГУФСИН России по Приморскому краю

Минюст посетовал на недостаточное финансирование ФСИН России, которое не позволяет закупить новое оборудование для электронного мониторинга подконтрольных лиц (СЭМПЛ). Об этом говорится в пояснительной записке к поправкам в государственную программу «Юстиция».

По данным Минюста, в России ежегодно увеличивается число приговоренных к ограничению свободы, а также находящихся под домашним арестом.

Из-за этого возникает потребность в дополнительном обеспечении уголовно-исполнительных инспекций (УИИ) оборудованием для слежения за ними. В список входят электронные браслеты, а также стационарные и мобильные контрольные устройства (СКУ и МКУ).

Последние предназначены для ношения совместно с электронным браслетом и отслеживают местоположение по сигналам ГЛОНАСС/GPS.

Количество исправных систем оставляет желать лучшего. Оно, по данным Минюста, варьируется от 57% до 78%. При этом срок службы устройств ограничен и составляет в среднем 5–7 лет. Так, в 2016–2018 годах он истек у более чем 11 тыс. МКУ, это 93% от общего количества оборудования. В это же время закончился семилетний срок службы порядка 10 тыс. СКУ (94%).

«Ресурсное обеспечение мероприятий по обновлению технопарка электронных контрольных устройств, предусмотренное Госпрограмой, прекращено в 2016 году. В этой связи с 2016 года по настоящее время финансирование мероприятий по обеспечению функционирования и закупки оборудования СЭМПЛ осуществляется за счет текущего финансирования ФСИН России», — отметили в Минюсте.

Читайте также:  Аэрофлот потерял багаж: что делать, куда звонить

По данным ведомства, финансирование ФСИН в 2020–2021 годах позволит обеспечить техническую поддержку и частично ремонт, но не закупку новой техники.

Поэтому предлагается повысить плановые значения показателя «Обеспечение контроля за осужденными без изоляции от общества и подозреваемыми и (или) обвиняемыми в совершении преступлений, находившимися под домашним арестом, с помощью системы электронного мониторинга подконтрольных лиц».

По прогнозам, в 2021 году таковых будет 21 тыс. человек, а в 2026 году — уже 26 тыс. человек. Вместе с тем даже эта цифра меньше общего числа людей, которые могут нуждаться в слежении.

Так, на 1 января 2020 года приговоренных к ограничению свободы насчитывалось 38 801 человек. И только каждый пятый из них (17%) находился под контролем СЭМПЛ. Гораздо лучше обстоят дела у фигурантов уголовных дел, помещенных под домашний арест.

Здесь доля обеспеченности браслетами составляет 96%.

Отбывающих принудительные работы избавят от электронных браслетов

С 1 января следующего года в России вводится новая мера наказания — принудительные работы.

Они предусмотрены в действующем законодательстве, и Уголовный кодекс позволяет назначать их как альтернативу лишению свободы за преступления небольшой и средней тяжести, по которым наказание не превышает пяти лет лишения свободы.

Однако фактически суды к принудительным работам никого не приговаривают, поскольку механизма применения этой меры до сих пор нет. Предполагалось, что приговоренных к этой мере будут контролировать с помощью электронных браслетов.

Однако, как выяснили «Известия», в правительстве от этой меры решили отказаться. Причин тому может быть несколько. Но одна из самых вероятных — нехватка браслетов. Эксперты не исключают, что это связано с давнишним коррупционным скандалом во ФСИН.

Согласно ряду разработанных Минюстом проектов приказов, отбывать наказание приговоренные к принудительным работам будут в исправительных центрах (ИЦ), которые появятся в большинстве регионов. Из зарплаты осужденных удерживается в пользу казны от 5 до 20%.

При этом «обеспечение осужденных к принудительным работам одеждой, обувью, за исключением одежды и обуви, являющихся средствами индивидуальной защиты, и питанием осуществляется за счет их собственных средств». Однако не менее 25% зарплаты должны выдаваться осужденному на руки.

А при отсутствии собственных денег (например, когда нет работы) осужденный получает одежду и питание за казенный счет.

 Осужденным, не допускающим нарушений правил внутреннего распорядка ИЦ и отбывшим не менее одной трети срока наказания могут разрешить «проживание с семьей на арендованной или собственной жилой площади в пределах муниципального образования, на территории которого расположен ИЦ». Кроме того, раз в год на исправительных работах положен отпуск — по разрешению администрации и при отсутствии взысканий.

Надзор за осужденными осуществляется не реже раза в день, но если человек отсутствует более суток, его объявляют в розыск. Те, кто живет за пределами ИЦ, должны регистрироваться в определенные дни.

Для надзора используются и технические средства контроля, регламентированные в соответствующем приказе Минюста. В их числе указаны электронные браслеты.

Однако, как сообщили «Известиям» в пресс-службе ведомства, браслеты, как и другие средства персонального надзора и контроля, в будущем могут из перечня контрольных средств вычеркнуть.

— Минюстом России подготовлен проект постановления правительства Российской Федерации, которым предлагается исключить из действующего Перечня аудиовизуальных, электронных и иных технических средств надзора и контроля, используемых исправительными центрами, средства персонального надзора и контроля (электронные браслеты, мобильные и стационарные контрольные устройства), — пояснили «Известиям» в пресс-службе Минюста.

В ведомстве сказали, что пока постановление о внесении изменений в этот перечень не подписано, Минюст готовит документы по действующим правилам. А вот после того, как премьер подпишет постановление, от электронных браслетов откажутся.

Председатель комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников считает, что электронные браслеты для контроля приговоренных к принудительным работам были бы полезны. Однако он предположил, что сейчас просто нет необходимого количества электронных браслетов.

Напомним, что сейчас проходят судебные слушания по делу экс-главы ФСИН Александра Реймера (возглавлял ФСИН с 2009 по 2012 год) и его бывших подчиненных, обвиняемых в хищении 2,7 млрд рублей, выделенных на закупку электронных браслетов. Во вторник Реймер заявил, что не признает своей вины.

Павел Крашенинников не исключил, что применение электронных браслетов при принудительных работах придется отложить в том числе и из-за коррупционного скандала в ведомстве.

— К сожалению, из-за этого у нас нет технических средств, — сказал глава комитета. — Коррупция — это всё понятно. Но применение этих средств надо развивать, за рубежом они активно применяются. Мы из-за этого процесса застряли во времени.

Сейчас нет достаточного количества электронных браслетов. Если говорить о контроле за теми, кто находится под домашним арестом, они (пенитенциарная система. — «Известия») справятся — за счет дорогих зарубежных средств, за счет нашего кармана.

А вот дальше развития пока нет.

По словам Павла Крашенинникова, осенью парламентарии учтут технические средства контроля при планировании бюджета на следующий год.

В то же время адвокат, член Общественной палаты Анатолий Кучерена считает решение отказаться от применения электронных браслетов логичным: это сэкономит бюджетные деньги и создаст меньше неудобств приговоренным. А смысла в них всё равно мало — в отличие от тех, кому суд назначил домашний арест, они не нуждаются в таком контроле, считает юрист.

— Для исправительных работ я считаю эту меру контроля избыточной. Если правительство действительно желает изменить эту ситуацию, я бы такую инициативу приветствовал, — отметил Анатолий Кучерена, заверив, что возьмет с коллегами внедрение новой меры наказания под общественный контроль.

Вице-президент Федеральной палаты адвокатов России, член Общественной палаты Владислав Гриб считает, что главное — сделать эту меру наказания реальной, чтобы она не оказалась введенной только на бумаге.

— Сейчас есть такой вид наказания, как штрафы, и порой люди не выплачивают их годами, — отметил он.

— Фактически этот вид наказания не работает — выплачивают из зарплаты какие-то копейки, хотя штрафы по уголовным приговорам могут составлять десятки миллионов рублей.

Поэтому очень важно, чтобы наказание реализовывалось и было эффективным. Нужны экономические и правовые условия. Необходимо, чтобы это не было профанацией. Но боюсь, что в ряде случаев так и будет.

  •  
  • Ведущие российские банки не готовы к обслуживанию инвалидов 
  • «Русский сегмент «Википедии» обновляют 2 млн человек»

Прокурор разъясняет — Прокуратура Алтайского края

          Принудительные работы, как вид наказания  за  уголовные преступления введены ФЗ от 07.12.2011 № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный Кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

          Введение данного вида наказания расширило возможность для суда назначать наказания, не связанные с лишением свободы.

          Согласно ст.53.1 УК РФ принудительные работы применяются как альтернатива лишению свободы за совершение преступления небольшой или средней тяжести либо за совершение тяжкого преступления впервые, если такой вид наказания предусмотрен санкцией  статьи.

  •           Также предусмотрено, что если, назначив наказание в виде лишения свободы, суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания в местах лишения свободы, он вправе заменить осужденному наказание в виде лишения свободы принудительными работами.
  •          При назначении судом наказания в виде лишения свободы на срок более пяти лет принудительные работы не применяются.
  •          Принудительные работы заключаются в привлечении осужденного к труду в местах, определяемых учреждениями и органами уголовно-исполнительной системы на срок от двух месяцев до пяти лет.
  •          Из заработной платы осужденного производятся удержания в доход государства, перечисляемые на счет соответствующего территориального органа уголовно-исполнительной системы, в размере, установленном приговором суда, и в пределах от 5% до 20%.
  •          В случае уклонения осужденного от отбывания принудительных работ они заменяются лишением свободы из расчета 1 день лишения свободы за 1 день принудительных работ.
  •          Принудительные работы не назначаются несовершеннолетним, лицам, признанным инвалидами первой или второй группы, беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до трех лет, женщинам, достигшим пятидесятипятилетнего возраста, мужчинам, достигшим шестидесятилетнего возраста, а также военнослужащим.

         Порядок исполнения наказания в виде принудительных работ регламентирован гл.8.1 УИК РФ, в соответствии с которой установлено, что осужденные к принудительным работам отбывают наказание в специальных учреждениях — исправительных центрах, расположенных в пределах территории субъекта РФ, в котором они проживали или были осуждены.

          При отсутствии исправительного центра или невозможности размещения (привлечения к труду) осужденных в имеющихся исправительных центрах осужденные направляются по согласованию с соответствующими вышестоящими органами управления УИС в исправительные центры, расположенные на территории другого субъекта РФ, в котором имеются условия для их размещения (привлечения к труду).

         При этом изолированные участки, функционирующие как исправительные центры, могут создаваться при исправительных учреждениях.

         Лица, осужденные к принудительным работам, находящиеся к моменту вступления приговора в законную силу на свободе, а также осужденные, которым неотбытая часть наказания в виде лишения свободы заменена принудительными работами, следуют за счет государства к месту отбывания наказания самостоятельно. Оплата проезда, обеспечение продуктами питания или деньгами на время проезда осужденных, самостоятельно следующих к месту отбывания принудительных работ, производятся в порядке, устанавливаемом Правительством РФ.

Осужденные к принудительным работам, находящиеся к моменту вступления приговора в законную силу под стражей, направляются к месту отбывания наказания в порядке, установленном для лиц, осужденных к лишению свободы (под конвоем). Эти лица подлежат освобождению из-под стражи по прибытии в исправительный центр.

         В случае уклонения осужденного к принудительным работам от получения предписания, в том числе в случае неявки за получением предписания, или неприбытия к месту отбывания наказания в установленный в предписании срок осужденный объявляется в розыск и подлежит задержанию на срок до 48 часов. Данный срок может быть продлен судом до 30 суток.

         Срок принудительных работ исчисляется со дня прибытия осужденного в исправительный центр.

В срок принудительных работ засчитываются время содержания осужденного под стражей в качестве меры пресечения, время следования в исправительный центр под конвоем, а также время краткосрочных выездов, предоставляемых осужденному в соответствии со статьей 60.

4 УИК РФ, из расчета один день содержания под стражей, один день следования в исправительный центр под конвоем, один день краткосрочного выезда за один день принудительных работ.

  1.          В срок принудительных работ не засчитывается время самовольного отсутствия осужденного на работе или в исправительном центре свыше одних суток.
  2.          В исправительных центрах действуют правила внутреннего распорядка исправительных центров.
  3.          Осужденные к принудительным работам находятся под надзором и обязаны: выполнять правила внутреннего распорядка исправительных центров; работать там, куда они направлены администрацией исправительного центра; постоянно находиться в пределах территории исправительного центра, проживать, как правило, в специально предназначенных для осужденных общежитиях, не покидать их в ночное и нерабочее время, выходные и праздничные дни без разрешения администрации исправительного центра; участвовать без оплаты труда в работах по благоустройству зданий и территории исправительного центра в порядке очередности в нерабочее время продолжительностью не более двух часов в неделю; постоянно иметь при себе документ установленного образца, удостоверяющий личность осужденного.
  4.          Для решения неотложных социально-бытовых и других вопросов администрация исправительного центра может разрешить осужденным краткосрочный выезд за его пределы на срок до пяти суток непосредственно после постановки осужденного на учет и его регистрации по месту пребывания (для гражданина Российской Федерации) или постановки на миграционный учет по месту пребывания (для иностранного гражданина или лица без гражданства).
Читайте также:  Развестись теперь можно в любой точке страны – одобрен законопроект

         Осужденным к принудительным работам запрещается приобретать, хранить и использовать предметы и вещества, перечень которых установлен законодательством Российской Федерации и правилами внутреннего распорядка исправительных центров. В случае обнаружения у осужденных таких предметов и веществ они по постановлению начальника исправительного центра подлежат изъятию и передаются на хранение либо уничтожаются.

  •          Помещения, в которых проживают осужденные, могут подвергаться обыску, а вещи осужденных могут подлежать досмотру.
  •          Осужденным не допускающим нарушений правил внутреннего распорядка исправительных центров и отбывшим не менее одной трети срока наказания, по их заявлению на основании постановления начальника исправительного центра разрешается проживание с семьей на арендованной или собственной жилой площади в пределах муниципального образования, на территории которого расположен исправительный центр.
  •          Не имеющим взысканий осужденным, администрацией учреждения по их заявлению на основании постановления начальника исправительного центра разрешается выезд за пределы исправительного центра на период ежегодного оплачиваемого отпуска.
  •          Им разрешается обучение по заочной форме в профессиональных образовательных организациях и образовательных организациях высшего образования, находящихся в пределах муниципального образования, на территории которого расположен исправительный центр.

         В общежитиях исправительных центров осужденным к принудительным работам предоставляются индивидуальные спальные места и постельные принадлежности. Норма жилой площади в расчете на одного осужденного к принудительным работам не может быть менее четырех квадратных метров.

         Обеспечение осужденных к принудительным работам одеждой, обувью, за исключением одежды и обуви, являющихся средствами индивидуальной защиты, и питанием осуществляется за счет их собственных средств.

При отсутствии у осужденных к принудительным работам собственных средств обеспечение их одеждой, обувью и питанием осуществляется за счет средств федерального бюджета по нормам, установленным Правительством Российской Федерации.

         Лечебно-профилактическая и санитарно-профилактическая помощь осужденным к принудительным работам оказывается в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране здоровья и установленным УИК РФ порядком отбывания наказания.

         Каждый осужденный к принудительным работам обязан трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией исправительных центров.

Осужденные привлекаются к труду в соответствии с трудовым законодательством Российской Федерации, за исключением правил приема на работу, увольнения с работы, перевода на другую работу, отказа от выполнения работы, предоставления отпусков. Осужденный к принудительным работам не вправе отказаться от предложенной ему работы.

         В период отбывания принудительных работ ежегодный оплачиваемый отпуск продолжительностью 18 календарных дней предоставляется администрацией организации, в которой работает осужденный к принудительным работам, по согласованию с администрацией исправительного центра. Право на ежегодный оплачиваемый отпуск возникает у осужденного по истечении шести месяцев отбывания принудительных работ. Осужденным к принудительным работам, не обеспеченным работой, ежегодный оплачиваемый отпуск не предоставляется.

  1.          С осужденными к принудительным работам администрацией исправительного центра проводится воспитательная работа, применяются меры поощрения и взыскания
  2.          Надзор за отбыванием наказания осужденными к принудительным работам осуществляется администрацией исправительного центра и состоит в наблюдении и контроле за поведением осужденных в исправительном центре и по месту работы, а также в иных местах их пребывания.
  3. Старший помощник прокурора г. Бийска Татьяна Лысенко

Верховный суд пересчитает УДО

Президиум Верховного суда рассмотрит жалобу осужденного Ильи Ерехинского, касающийся механизма условно-досрочного освобождения (УДО). Сейчас осужденные могут претендовать на УДО после того, как отбудут определенную часть срока.

Но если суд меняет лишение свободы на принудительные работы, то право на УДО «обнуляется». По мнению заявителя, период, необходимый для подачи документов на условно-досрочное освобождение, должен отсчитываться с момента приговора — и не зависеть от замены наказания.

Эта проблема может коснуться до 190 тыс. заключенных, указывают в правозащитном фонде «Русь сидящая».

Эксперты фонда подготовили по этому вопросу экспертное заключение «amicus curiae» для Верховного суда: они указывают что «обнуление» сроков не только незаконно, но и препятствует социальной адаптации осужденных.

В ноябре 2016 года Кингисеппский городской суд приговорил Илью Ерехинского к четырем с половиной годам лишения свободы за умышленное причинение тяжкого вреда здоровья, повлекшее по неосторожности смерть (ч. 4 ст. 111 УК РФ).

В 2019 году Тосненский городской суд заменил это наказание на принудительные работы — когда осужденные проживают и трудятся в специальных исправительных центрах. Вскоре после этого мужчина подал ходатайство об УДО, поскольку отбыл необходимые две трети срока.

Однако Колпинский райсуд указал, что теперь срок, необходимый для УДО, отсчитывается заново — с первого дня принудительных работ. Судьи сослались на постановление пленума ВС РФ №8 от 2009 года.

«Логика суда поставила моего подзащитного в неравное положение с другими осужденными, которым оставшийся срок лишения свободы не заменялся на принудительные работы.

Они по отбытии двух третей срока вышли на свободу»,— заявил “Ъ” адвокат Виктор Ермолаев, представляющий интересы Ильи Ерехинского. Он попытался оспорить решение в вышестоящих судах и дошел до Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда. Господин Ермолаев настаивал, что ст.

 79 УК РФ, которая регламентирует право на УДО, не содержит отдельных правил о пересчете сроков при замене наказания.

В январе 2020 года судья Верховного суда согласился с доводами адвоката и перенаправил дело в Третий кассационный суд общей юрисдикции. Там решения районного и городского судов признали незаконными; дело было направлено обратно в Колпинский райсуд. После этого в Верховный суд обратилась Генпрокуратура.

Ведомство заявило, что при замене фактически происходит назначение нового наказания — а значит, и срок не должен оставаться прежним. «Если во время замены назначается новое наказание, то получается, что постановление суда в порядке ст. 80 УК РФ может подменять собой приговор.

Это в корне неверно и противоречит Уголовному кодексу»,— уверен Виктор Ермолаев.

Тем не менее ВС встал на сторону Генпрокуратуры и признал правомерность «обнуления» срока УДО.

Судья ВС Виктор Смирнов, участвовавший в рассмотрении обращения, не согласился с коллегами.

В своем особом мнении он поддержал доводы адвоката: «В отличие от освобождения от наказания, при замене неотбытой части наказания наказанием более мягкого вида исполнение приговора суда не прекращается. Следовательно, не прекращается в этом случае и течение срока».

Судьи Верховного суда «крайне редко» выражают особое мнение в уголовной сфере, пояснил Виктор Ермолаев. Он предположил, что Виктор Смирнов высказал его из-за «очевидных неточностей» в рассуждениях коллег-судей.

По словам адвоката, к делу Ильи Ерехинского «было приковано внимание значительного числа осужденных», отбывающих принудительные работы. А решение Верховного суда привело к отказам в УДО и другим заключенным.

Это побудило адвоката подать надзорную жалобу, хотя Илья Ерехинский за время разбирательств уже воспользовался правом на «обнуленное» УДО.

Теперь точку в вопросе о сроках условно-досрочного освобождения рассмотрит президиум Верховного суда.

«Дело Ильи Ерехинского — первое в своем роде, дошедшее до Верховного суда. Однако с проблемой расчета сроков УДО уже сталкиваются осужденные в разных регионах. Поэтому очень важно, чтобы суд наконец разрешил правовой спор»,— рассказала “Ъ” юрист Фонда помощи осужденным и их семьям «Русь сидящая» Ольга Подоплелова.

Сейчас в России работают 17 исправительных центров и 70 изолированных участков, в которых находятся 5437 осужденных к принудительным работам, напомнила она. Но по статистике ФСИН, около 190 тыс. заключенных имеют основания подать ходатайство о переводе на принудительные работы.

В начале сентября «Русь сидящая» направила в президиум Верховного суда независимое экспертное заключение «amicus curiae» (лат. «друг суда»). Подобный документ — первый в практике фонда.

«Такое участие всегда предполагает, что в деле стоит важная правовая проблема, а решение по нему сформирует определенную практику, в связи с чем требуется учесть множество факторов и аргументов,— пояснила госпожа Подоплелова.— Мы представили дополнительные сведения, на которые стороны ранее не опирались в своих позициях».

Авторы доклада анализировали документы ООН, решения ЕСПЧ и рекомендации Комитета министров Совета Европы. Эксперты фонда пришли к выводу, что аннулирование сроков для УДО не соответствует международным и конституционным требованиям. Они нашли также минимум два довода против. Во-первых, замену неотбытой части наказания нельзя считать смягчением приговора.

«Принудительные работы являются одной из форм лишения свободы и сопряжены с существенными социальными ограничениями»,— отмечается в документе. Во-вторых, срок должен быть четко регламентирован в законе — и не может быть настолько долгим, чтобы обесценивать применение УДО.

Читайте также:  Минэкономразвития предлагает оформлять пенсии и социальные пособия через соцсети, мессенджеры, электронной почте

«Срок реального заключения должен быть минимизирован из-за возрастающих негативных последствий социальной изоляции, и вопрос об УДО должен ставиться как можно раньше»,— отметила госпожа Подоплелова. Правозащитники подчеркивают, что принудительные работы были введены в российское законодательство как раз для «планомерной и контролируемой интеграции осужденных в общество» и затруднения с правом на УДО могут свести на нет позитивный эффект.

Дата заседания президиума ВС будет известна в течение двух месяцев.

Елизавета Ламова

“Электронные браслеты” для осужденных пришли в Москву – зам. руководителя столичного УФСИН Дмитрий КОНТАРЕВ

В Москве стали активно применять «электронные браслеты» для контроля за осужденными. Об особенностях этого вида наказания и перспективах применения электронных средств контроля для «домашнего ареста» в интервью ИТАР-ТАСС рассказал заместитель руководителя Управления Федеральной службы исполнения наказаний РФ по Москва Дмитрий Контарев.

  • — Дмитрий Вениаминович, после трехлетнего эксперимента в регионах «электронные браслеты» для осужденных наконец дошли и до Москвы?

— Да, фактически в этом году мы начали их активное применение. В сентябре прошлого года мы получили оборудование и первые комплекты «электронных браслетов». На сегодня все 10 уголовно-исполнительных инспекций оборудованы пультами, на которых операторы в режиме on-line отслеживают перемещение через систему электронного мониторинга поднадзорных лиц /СЭМПЛ/.

— В отношении кого применяют электронные браслеты?

— Сейчас — лишь в отношении осужденных к ограничению свободы. Этот вид наказания был введен с 2010 года как альтернатива лишению свободы за преступления небольшой и средней тяжести и может назначаться на срок от 2 месяцев до 4 лет. Кроме того, оно применяется и как дополнительное наказание после лишения свободы на срок до 2 лет.

Причем назначаться оно может лишь гражданам РФ. Такое наказание по сути позволяет человеку оставаться дома, работать, но одновременно находиться под постоянным контролем. Причем сами «электронные браслеты» не отменяют обычных форм контроля — посещения инспекторами по месту жительства и работы, совместные рейды с участковыми.

И не снимает обязанности регулярно являться в уголовно-исполнительную инспекцию. Ведь задачи перевоспитания осужденного с нас никто не снимал — с ними так же работают и психологи, и воспитатели.

 Но появление «электронных браслетов» позволило сделать контроль более надежным — мы точно знаем, где находился человек, как он соблюдает наложенные судом ограничения.

— Как часто московские суды избирают этот вид наказания?

— Первоначально таких приговоров были единицы — 1-2. Но с внедрением «браслетов» суды стали активнее применять этот вид наказания. В начале года было 80 лиц, осужденных к ограничению свободы, на сегодня — уже 140. То есть в неделю выносится в среднем до 10 приговоров к ограничению свободы.

— Как работает браслет?

— Браслет закрепляется на ноге, вместе с ним идет передающее устройство, которое может встраиваться в системы GPS. Оператор получает сигнал по двум каналам – GSM и GPS. По первому идет сигнал на сервер оператора — все в порядке, браслет не снимали. Второй позволяет определять точное местонахождение человека на электронной карте, которая охватывает не только Москву, но и Московскую область.

— А если человек, например, сел в метро и сигнал пропал?

— Оператор регулярно будет получать сигнал о том, что браслет не пытались снять, а при выходе из метро вновь увидит, где находится человек — то есть будет видеть, где человек сел в метро, а где вышел.

Устройство автоматически построит трек движения. Более того, в передающем устройстве есть кнопка прямой телефонной связи с оператором.

Оператор может напрямую связаться и предупредить, что человек подошел к границе зоны ограничения.

— Какие ограничения чаще всего налагают суды?

— Вынося приговор, суд четко прописывает, какие ограничения налагаются на осужденного. Мы не может сами их определять, мы лишь обеспечиваем контроль за их соблюдением.

В основном суды выносят ограничение не покидать территорию того или иного округа или всей Москвы, или ограничение не покидать территорию Москвы и Московской области. Это три основных вида. Намного реже — обязанность находиться дома после, например, 22.00 и до 6 часов утра.

 Одевая браслет, мы на карте показываем территорию, покидать которую человеку запрещено, обозначаем зеленым цветом границу. В случае несоблюдения ограничений осужденный получит предупреждение, а при повторном нарушении мы вправе обратиться в суд о замене наказания на лишение свободы.

Кроме того, человек предупреждается о материальной ответственности в случае намеренной поломки оборудования. Но есть и приговоры с запретом посещать определенные места. Сейчас у нас трое таких осужденных. Одному суд за драку запретил посещать увеселительные заведения.

Мы обвели их на карте красным цветом и при приближении к ним предупреждаем о возможном нарушении. Второй — домашний террорист — был осужден за регулярные побои жены. Они развелись и суд запретил приближаться к её дому. Третий тоже был осужден за домашний конфликт.

— Есть ли ограничения в применении браслетов?

— Есть — по состоянию здоровья. Мы не можем одевать браслет, если, например, человек использует кардиостимулятором. Пока по медицинским показаниям мы отказались в их применении к 6 осужденным.

— Сколько на сегодня в Москве отбывают наказание с «электронными браслетами»? И за какие виды преступлений?

— На сегодняшний день — 80 человек. С учетом того, что судебная практика развивается, мы планируем подать заявку еще на 200 браслетов. Основная часть — порядка 40 проц — это осужденные за ДТП, повлекшие тяжкие последствия.

Порядка 20 проц — осужденные за кражу, совершенную впервые. Еще 20 проц — за хранение наркотиков без цели сбыта. За другие виды преступлений — единицы, например, за причинение тяжкого вреда здоровью.

В основном — мужчины, хотя есть и несколько женщин.

— Осужденные к лишению свободы могут претендовать на улучшение условий наказания и досрочное освобождение. Есть ли система поощрений к тем, кто ограничен в свободе?

— Да, мы может выйти в суд с предложением о снятии ограничения условно досрочно либо части наложенных ограничений, можем объявить благодарность, что тоже скажется на дальнейшей судьбе. Кроме того, в порядке поощрения человек может получить право на выезд за пределы зоны ограничения на отпуск.

Был случай, когда в качестве поощрения начальник уголовно-исполнительной инспекции дал разрешение поехать на лечение в санаторий Железноводска. С него сняли браслет, а когда вернулся — надели вновь.

Но человек не может поехать за рубеж — при назначении наказания он должен сдать загранпаспорт и мы направляем соответствующее уведомление в ФМС.

— В дальнейшем «электронные браслеты» возможно будут использоваться и для осужденных условно, и как средство контроля при «домашнем аресте». Сколько человек могут одновременно находиться под электронным контролем?

— Ограничений абсолютно нет. Это программа серверная, основной сервер находится у нас в управлении, в инспекциях — лишь рабочие места операторов. К нему можно подключить сколько угодно браслетов, вопрос лишь в их наличии.

Причем в плане применения «электронных браслетов» Москва находится в выгодном по сравнению с другими регионами положении. Ведь качество работы браслета зависит от качества предоставления услуг сотовыми операторами и от прорисовки электронной карты. В Москве все это развито пока лучше.

 Что касается «домашнего ареста» как меры пресечения, то с этого года он передан от полиции  уголовно-исполнительным инспекциям. На сегодня в Москве под домашним арестом — 7 человек. К ним также можно применять «браслеты» как с мобильными, так и со стационарными приемными устройствами, установленными дома.

Стационарные устройства  принимают сигнал от браслета в радиусе 150 метров, то есть человек может перемещаться по квартире или выйти во двор.

Но применение электронных систем контроля при домашнем аресте должно быть регламентировано постановлением правительства о перечне допустимых к применению технических средств. Только после того, как оно будет принято, мы сможем использовать технические средства контроля и при домашнем аресте.

— Сколько всего человек отбывают наказание в Москве, не связанное с лишением свободы?

— Одномоментно — 17 тысяч. За год же — порядка 26 тысяч. Пока основным остается условное лишение свободы. Но если раньше это было порядка 96 проц, то сейчас — около 80 проц. Выросли такие виды наказания, как обязательные и исправительные работы.

— Часто ли происходят рецидивные преступления?

— Рецидив у нас — менее 1 проц.

Это объясняется тем, что с каждым осужденным проводится индивидуальная работа — разрабатывается психологический портрет человека, чтобы определить, может он совершить повторное преступление или нет, работают психокоррекционные программы, которыми, кстати, заинтересовались наши коллеги из Финляндии. Поэтому если мы видим, что человеку недостаточно ограничения свободы, он склонен к правонарушениям — мы сами направляем материалы в суд о том, что человек чувствует себя не очень хорошо. Как правило, замена наказания на лишение свободы происходит при повторном нарушении — порядка отбытия наказания либо административного проступка. За первый квартал 2012 года альтернативные виды наказаний были заменены на лишение свободы 81 осужденному из 17 тысяч, состоящих на учетах. Из тех, кто носил «браслет» — четверым. 

Александр Шашков (ИТАР-ТАСС, Москва)

Архив эксклюзивных интервью в базе данных ИНФО-ТАСС по подписке 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector