Новости

Кассационная жалоба на постановление суда о производстве обыска в жилище

Нередко следователи проводят обыск без достаточных к тому оснований или нарушают установленный порядок его производства. В таком случае нужно добиваться признания обыска незаконным.

Кассационная жалоба на постановление суда о производстве обыска в жилище

Одним из наиболее эффективных следственных действий по уголовному делу, т.е. процессуальных действий, направленных на собирание доказательств, является обыск.

Основания и порядок производства обыска регламентирован ст.182 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее – УПК РФ).

Согласно данной норме закона основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела.

Обыск производится на основании постановления следователя. Кроме того, обыск в жилище производится на основании судебного решения.

В соответствии с ч.5 ст.

165 УПК РФ в исключительных случаях, когда производство обыска в жилище не терпит отлагательства, он может быть проведен на основании постановления следователя или дознавателя без получения судебного решения.

В этом случае следователь или дознаватель не позднее 3 суток с момента начала производства следственного действия уведомляет судью и прокурора о производстве следственного действия.

1 июня 2017 года Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п.

12 постановления № 19 «О практике рассмотрения судами ходатайств о производстве следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан», обратил внимание нижестоящих судов на то, что разрешая ходатайство о производстве следственного действия, судья обязан в каждом случае наряду с проверкой соблюдения требований уголовно-процессуального закона, предъявляемых к порядку возбуждения ходатайства, проверить наличие фактических обстоятельств, служащих основанием для производства указанного следственного действия (например, при рассмотрении ходатайства о производстве обыска в жилище убедиться в том, что в материалах уголовного дела имеются достаточные данные полагать, что в указанном жилище могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела).

Вместе с тем, несмотря на это, нередко следователи (дознаватели) проводят обыск без достаточных к тому оснований и (или) нарушают установленный порядок его производства.

В таком случае нужно добиваться признания обыска незаконным.

Как правило, если следователем (дознавателем) проведен обыск вне жилища гражданина, жалоба подается вышестоящему руководителю или прокурору в порядке, предусмотренном ст. 124 УПК РФ или в суд в порядке, установленном ст.125 УПК РФ.

Если же обыск проводился в жилище и на его проведение было получено разрешение суда, в который следователь обращался с соответствующим ходатайством, постановление суда необходимо обжаловать в вышестоящий суд.

  Домашний арест и залог как мера пресечения

  • Если у лица, в отношении которого проводится такой обыск, есть адвокат (защитник), он непременно постарается добиться признания такого обыска незаконным и исключении его результатов из числа доказательств по делу.
  • Для наглядности, приведем пример из нашей недавней практики (фамилии участников изменены).
  • Вот выдержка из моей апелляционной жалобы на постановление Горячеключевского городского суда о разрешении производства обыска в жилом доме гражданина, обратившегося ко мне за юридической помощью.

«07 октября 2020 года  судья Горячеключевского городского суда Краснодарского края Петров В.А., рассмотрев ходатайство следователя СО ОМВД России по городу Горячий Ключ Краснодарского края Федорова Р.Р., вынес постановление  о производстве обыска в жилище Иванова А.О., проживающего по адресу: Краснодарский край, г. Горячий Ключ (указан адрес).

На основании данного постановления обыск в жилище  Иванова А.О. был проведен сотрудниками ОМВД России по г. Горячий Ключ 08 октября 2020 года. В результате обыска никаких предметов либо веществ, оборот которых ограничен либо запрещен на территории Российской Федерации обнаружено не было.

Полагаю, что обжалуемое постановление о производстве обыска является незаконным и необоснованным по следующим основаниям.

В соответствии со статьями 29, 165 и 182 УПК РФ производство обыска в жилище может быть разрешено судом только в том случае, когда у следователя (дознавателя), являющегося инициатором проведения следственного действия, имеются достаточные данные полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела.

В силу ч. 4 ст. 7 УПК РФ определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными, обоснованными, мотивированными.

Согласно п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 1 июня 2017 г.

№ 19 «О практике рассмотрения судами ходатайств о производстве следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан (статья 165 УПК РФ)», разрешая ходатайство о производстве следственного действия, судья обязан в каждом случае наряду с проверкой соблюдения требований уголовно-процессуального закона, предъявляемых к порядку возбуждения ходатайства, проверить наличие фактических обстоятельств, служащих основанием для производства указанного в ходатайстве следственного действия (например, при рассмотрении ходатайства о производстве обыска в жилище убедиться в том, что в материалах уголовного дела имеются достаточные данные полагать, что в указанном жилище могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела).

Достаточная достоверная информация о том, что у конкретного лица по соответствующему адресу могут находится предметы, имеющие значение для дела, должна быть получена из надлежащих источников: показаний потерпевших, свидетелей, подозреваемых либо обвиняемых по делу, очных ставок, протоколов предъявления для опознания, заключениях экспертиз, либо рапортах сотрудников, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

Однако таких материалов следователем Федоровым Р.Р. судье Петрову В.А. представлено не было.

Судя по содержанию ходатайства следователя и обжалуемого постановления судьи, допрошенные по уголовному делу лица показаний о том, что кто-либо приобретал наркотические средства у Иванова А.О.

либо им что-либо известно о нахождении наркотических средств или иных запрещенных предметов и веществ по его месту жительства, не давали.

Других доказательств возможного наличия в его жилище предметов, которые могут иметь значение по делу, в суд также представлено не было.

Судья Горячеключевского городского суда Краснодарского края Петров В.А. в своем постановлении о производстве обыска в жилище Иванова А.О.

лишь сослался на то, что, «в ходе предварительного следствия… из отделения по контролю за незаконным оборотом наркотиков… в следственный отдел… поступили результаты оперативно-розыскной деятельности о том, что Иванов А.О. может быть причастен к сбыту наркотического средства».

Вместе с тем, сведения, полученные в результате оперативно-розыскных мероприятий, и не проверенные в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, а также результаты оперативной-розыскной деятельности, источник происхождения которых не установлен, не могут свидетельствовать о наличии достаточных оснований для производства следственных действий, ограничивающих конституционные права человека и гражданина, в том числе, на неприкосновенность жилища.

Кроме того, в обжалуемом постановлении о производстве обыска указано, что «в ходе расследования по уголовному делу было установлено, что (цитирую дословно), «точная дата и время не установлено, но не позднее 18 часов 40 минут 26.06.

2020 года неустановленное лицо, находясь на участке местности с географическими координатами: широта 44.61392 долгота 39.12485… имея умысел… под деревом сбыло порошкообразное вещество…».

Далее по тексту постановления судьи следует, что данное наркотическое вещество было изъято в ходе личного досмотра  у гр-на Голубева В. А. в ОМВД России по Динскому району.

  К вопросу о понятии и содержании «раскрытия» преступлений

Визуальное сопоставление текста ходатайства следователя о производстве обыска и обжалуемого постановления судьи позволяет сделать вывод, что судья Петров В.А. без какого-либо осмысления содержания ходатайства следователя механически скопировал его текст в свое постановление.

При этом судья не выяснил, каким образом изъятие наркотического средства у гражданина Голубева В.А. связано с обстоятельствами возможного нахождения наркотических средств по месту жительства Иванова А.О., в жилище которого произведен обыск.

 Судья также не проверил достоверность и других сведений, содержащихся в ходатайстве следователя и, по его мнению, являющихся достаточными основаниями для производства обыска в жилище Иванова А.О.

Так, в ходатайстве следователя, а затем и в постановлении судьи, указано, что неустановленное лицо сбыло наркотическое средство, «находясь на участке местности с географическими координатами: широта 44.61392 долгота 39.12485».

Между тем, эти координаты не соответствуют координатам места жительства (нахождения жилища) Иванова А.О., т.к. согласно географическим картам адрес его проживания  в городском округе Горячий Ключ Краснодарского края расположен на  иных координатах — 44.512715, 39.112324.

Кто и каким образом рассчитал координаты, указанные судьей в постановлении о производстве обыска, не установлено. Судья также не разъяснил,  с какой целью эти координаты упомянуты в его постановлении и почему наличие этих координат он счел достаточным основанием для производства обыска у Иванова А.О.

Кроме того, в постановлении о производстве обыска ничего не сказано о том, каким образом указанные следователем и судом географические координаты сбыта наркотических средств могут быть достаточными для производства обыска.

Учитывая вышеизложенное и  руководствуясь ст. 53, 127, 389.1-389.4, 389.15, 389.20, 389.23 УПК РФ,

прошу:

  • постановление судьи Горячеключевского городского суда Краснодарского края Петрова В.А. от 07.10.2020года о производстве обыска в  жилище Иванова А.О. по адресу — Краснодарский край, г. Горячий Ключ (указан адрес) отменить;
  • производство обыска в жилище Иванова А.О. признать незаконным».

Рассмотрев данную жалобу, Краснодарский краевой суд согласился с тем, что » суд первой инстанции в своем постановлении в нарушение положений ч. 4 ст.

7 YTIK РФ не обосновал свои выводы о необходимости проведения обыска какими-либо фактическими обстоятельствами, которые послужили основанием для проведения следственного действия» и отменил вышеуказанное постановление Горячеключевского городского суда (дело № 22-6925/2020).

О других примерах успешного обжалования постановлений судов о проведении обысков можно прочитать в публикации Панфилова В.В. «Как признать незаконным постановление суда об обыске?»

Читайте также:  Верховный суд решил, что можно считать неосновательным обогащением

Как признать незаконным постановление суда об обыске?

Источник изображения: Sell-off.livejournal.com Источник изображения: Sell-off.livejournal.com

НА ПРИМЕРЕ ОТМЕН ПОСТАНОВЛЕНИЙ СУДОВ О РАЗРЕШЕНИИ ОБЫСКА ПО КОНКРЕТНЫМ УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

Очень много уголовных дел, по которым ключевые доказательства «собраны» в ходе проведения обысков, в том числе в жилище (квартирах, домах, и т.п.). Многие из обысков проводятся с многочисленными нарушениями УПК РФ и прав подозреваемых (обвиняемых).

Нередко такие обыски необоснованно мотивируются «случаями», не терпящими отлагательства. Увы, — профессиональные защитники в основной массе очень «вяло» реагируют на многочисленные нарушения при обысках и редко их обжалуют самостоятельно (отдельно от приговора, — еще на стадии предварительного следствия).

Вместе с тем, судебная практика показывает, что во многих случаях это не безнадежно. Рассмотрим на примерах.

Позиция Верховного суда РФ:

Согласно разъяснениям постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации в п.

12 постановления от 01 июня 2017 года № 19 «О практике рассмотрения судами ходатайств о производстве следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан (статья 165 УПК РФ)», разрешая ходатайство о производстве следственного действия, судья обязан в каждом случае наряду с проверкой соблюдения требований уголовно-процессуального закона, предъявляемых к порядку возбуждения ходатайства, проверить наличие фактических обстоятельств, служащих основанием для производства указанного следственного действия (например, при рассмотрении ходатайства о производстве обыска в жилище убедиться в том, что в материалах уголовного дела имеются достаточные данные полагать, что в указанном жилище могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела).

ПРИМЕРЫ УСПЕШНОГО ОБЖАЛОВАНИЯ ПОСТАНОВЛЕНИЙ СУДОВ О РАЗРЕШЕНИИ ОБЫСКОВ:

1) Постановлением судьи Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 18 ноября 2020 года, в связи с возможным нахождением в жилище М. наркотических средств, разрешено производство обыска в жилище М. 19 ноября 2020 года на основании судебного решения сотрудниками полиции произведен обыск по месту жительства М., в результате которого изъяты документы, вещи и денежные средства, принадлежащие бабушке последнего. М. в рамках уголовного дела допрошен в качестве подозреваемого.

Суд апелляционной инстанции (Верховный суд Республики Татарстан) апелляционным постановлением № 22-1123/2021 отменил постановление судьи о разрешении производства обыска в жилище М., направил материал жалобы на новое рассмотрение в тот же суд иным составом.

Позиция Верховного суда Республики Татарстан:

Из представленных суду материалов уголовного дела следовало, что в одном производстве соединены уголовные дела, возбужденные по признакам преступлений, предусмотренных частями 3,4 статьи 159 УК РФ. В материалах уголовного дела отсутствовали сведения, свидетельствующие о том, что М.

имеет какое-либо отношение к расследуемым преступлениям, рапорт сотрудника полиции о возможном нахождении в жилище М. похищенных вещей и предметов какими-либо данными не подтвержден.

В соответствии со статьей 182 УПК РФ основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела.

В связи с тем, что надлежащие мотивы удовлетворения ходатайства о производстве обыска в жилище М. в судебном постановлении не приведены и постановление фактически не было обоснованно, суд апелляционной инстанции принял указанное решение.

2) Постановлением судьи Тимирязевского районного суда г. Москвы от 03 июня 2020 года производство обыска в жилище по месту пребывания И. по адресу: **** признано законным, по результатам рассмотрения уведомления следователя о производстве обыска в жилище в случаях, не терпящих отлагательства.

Апелляционным постановлением Московского городского суда от 11 августа 2020 года постановление судьи Тимирязевского районного суда г. Москвы от 03 июня 2020 года, которым признано законным производство обыска в жилище по месту пребывания И. по адресу: **** , отменено, материал о производстве обыска в жилище И. направлен на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе.

Позиция Мосгорсуда:

Суд первой инстанции не убедился в соблюдении прав подозреваемой И., являющейся гражданкой Республики Таджикистан, что усматривается из приложенных к уведомлению следователя документов. Так, исходя из протокола обыска, составление которого начато 02 июня 2020 г. в 00 ч. 25 мин., И. и иным участвующим лицам разъяснены права, в том числе право на присутствие защитника либо адвоката.

Сведений о разъяснении И., являющейся с момента возбуждения в отношении неё уголовного дела подозреваемой, иных прав, предусмотренных ст. 46 УПК РФ, устанавливающей, помимо прочего, право пользоваться помощью переводчика бесплатно, ни в протоколе обыска, ни в иных документах, оформленных перед началом производства следственного действия, не имеется. При этом находящееся на л.д.

18 заявление, по мнению суда апелляционной инстанции, нельзя расценить в качестве отказа И. от услуг переводчика, поскольку в тексте документа имеется неоговоренное зачеркивание частицы «не» при написании фразы о владении русским языком.

Само заявление никем не подписано, не содержит дату его написания и, кроме того, исполнено с явными ошибками, ставящими под сомнение факт владения его автора русским языком. Помимо отсутствия в тексте обжалуемого постановления выводов суда о соблюдении прав подозреваемой, судом не дано оценки самому факту безотлагательного проведения обыска в квартире по месту пребывания И.

в ночное время, поскольку такого обоснования исключительности обстоятельств, при которых производство следственного действия не могло быть отложено, в постановлении следователя не содержится, и в судебном заседании следователь участия не принимал, в связи с чем у суда не имелось возможности получить дополнительные пояснения.

Поэтому постановление суда подлежит отмене, а материал о производстве обыска в жилище — направлению на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе, в ходе которого необходимо устранить выявленные нарушения.

Обжалование обыска в жилище

Подборка наиболее важных документов по запросу Обжалование обыска в жилище (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Обжалование обыска в жилище

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Обжалование обыска в жилище

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Статья: Обжалование действий (бездействия) и решений органов расследования, прокурора в суд(Артамонов А.Н.)

(«Законодательство и практика», 2019, N 2)

То, что судебный контроль в отношении ограничения указанных конституционных прав и свобод реализован в законе как предварительный (в форме получения судебного решения), не исключает последующего судебного контроля, поскольку их нарушение может быть допущено и при осуществлении органами расследования самих процессуальных действий, на производство которых было получено разрешение суда. Например, в случае когда по судебному решению производится обыск в жилище, обжалованы могут быть действия по изъятию в ходе обыска конкретных предметов и документов, не имеющих, по мнению владельцев, значения в качестве вещественных доказательств, либо невозвращение такого имущества владельцам по завершении произведенных с ним процессуальных действий.

Нормативные акты: Обжалование обыска в жилище

Постановление Конституционного Суда РФ от 23.03.1999 N 5-П»По делу о проверке конституционности положений статьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 Уголовно — процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И.

Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью «Моноком»3.

Согласно действующему уголовно — процессуальному законодательству на досудебных стадиях производства по уголовному делу обжалование в суд допускается лишь в отношении отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения производства по нему, а также ареста обвиняемого (подозреваемого).

Заявления же лиц, чьи конституционные права затрагиваются другими решениями и действиями органов расследования, в силу статей 218 и 220 УПК РСФСР на этих стадиях не принимаются судами к рассмотрению, даже если нарушенные права не могут быть впоследствии восстановлены в процессе судебного разбирательства.

Кроме того, в ряде случаев заинтересованные в судебном обжаловании лица не являются участниками судебного разбирательства по уголовному делу и потому после окончания расследования и передачи дела в суд с обвинительным заключением не имеют возможности отстаивать свои интересы перед судом.

Так, в частности, не могло быть реализовано право на судебную защиту заявителями по данному делу — гражданином Д.И.

Фуфлыгиным, в жилище которого был произведен обыск, сопровождавшийся изъятием материальных ценностей, и обществом с ограниченной ответственностью «Моноком», на денежные средства которого, находившиеся на расчетном счете в коммерческом банке, в связи с производством по уголовному делу был наложен арест. В результате такие конституционные права заявителей, как право свободно владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом (статья 35, часть 2), а также право на неприкосновенность жилища (статья 25), фактически остались без судебной защиты.

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Определение Конституционного Суда РФ от 02.11.2011 N 1463-О-О»Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Денисенко Людмилы Ивановны на нарушение ее конституционных прав статьями 1069 и 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации»Действующее законодательство предоставляет лицу, в отношении которого судом принимается решение о проведении обыска в жилище, право обжаловать и само судебное решение, и действия правоохранительных органов по его проведению. При этом гарантируется право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями этих органов или их должностных лиц, реализуемое как в порядке гражданского судопроизводства (статьи 151, 1064, 1069, 1070, 1099 — 1101 ГК Российской Федерации), так и в порядке уголовного судопроизводства: в части третьей статьи 133 УПК Российской Федерации установлено, что право на возмещение вреда имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу (помимо перечисленных в части второй этой статьи лиц, таких как подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор или уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения; подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование которого прекращено, в том числе по основанию отсутствия в деянии состава преступления, и т.д.), часть четвертая этой статьи содержит исчерпывающий перечень оснований, ограничивающих право на реабилитацию (и ситуация, имевшая место в деле Л.И. Денисенко, в этом перечне отсутствует), а главой 18 УПК Российской Федерации установлен порядок возмещения вреда любому лицу, незаконно подвергнутому мерам уголовно-процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

Судебная коллегия ВС ЧР отменила постановление о разрешении производства обыска в служебном кабинете адвоката

Апелляционное дело № Судья

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

12 2013 года                                                         гор.Чебоксары
  • Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Чувашской Республики в составе:председательствующего судей и с участием прокурора адвоката при ведении протокола помощником судьи рассмотрела в судебном заседании апелляционную жалобу адвоката на постановление Московского районного суда г.Чебоксары Чувашской Республики от 30 2013 года, которым разрешено производство обыска в служебном кабинете по адресу:
  • Заслушав доклад судьи , выступление адвоката , поддержавшей доводы апелляционной жалобы, мнение прокурора , полагавшей постановление суда подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия
  • у с т а н о в и л а:

30 2013 года руководителем Следственного управления Следственного комитета РФ по Чувашской Республике возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.294 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее по тексту – УК РФ), в отношении , .

30 2013 года следователь по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел Следственного управления Следственного комитета РФ по Чувашской Республике обратился в суд с ходатайством о производстве обыска в жилище по месту работы по адресу: .

Судом вынесено указанное выше постановление.

В апелляционной жалобе адвокат ставит вопрос об отмене постановления суда ввиду его незаконности и необоснованности.

Полагает, что суд при решении вопроса о производстве обыска или выемки должен указать на конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых принял такое решение В нарушение требований закона, суд в постановлении конкретных оснований не привел, мотивы принятого решения не обосновал.

В обоснование принятого решения судом в полном объеме приведено ходатайство следователя о производстве обыска, мотивация принятого решения судом самостоятельно не приведена.

Указывает, что документы, находящиеся в ее производстве по защите законных прав и интересов свидетеля , содержат сведения, составляющие адвокатскую тайну. Также считает, судом не учтен тот факт, что производство обыска предполагается в служебном кабинете, в котором работают еще пять адвокатов, по мнению , затрагиваются их законные права и интересы.

Изучив представленный материал, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия находит судебное постановление подлежащим отмене, исходя из следующего.

В соответствии с ч.4 ст. 7 УПК РФ постановление судьи должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Таким признается судебный акт, соответствующий требованиям Уголовно процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту — УПК РФ) и основанный на правильном применении уголовного закона.

Судебная коллегия находит данное судебное постановление не соответствующим критериям, предусмотренным ч.4 ст,7 УПК РФ, поскольку в мотивировочной части постановления отсутствует надлежащая оценка, которая могла существенно повлиять на выводы суда.

Как следует из ордера № от 09 2013 года, является адвокатом коллегии адвокатов , имеет регистрационный номер в реестре адвокатов Чувашской Республики и удостоверение № от года, выданное управлением Минюста России по Чувашской Республике. Согласно вышеуказанного ордера по соглашению поручена защита интересов в СУСКРФ по ЧР.

  1. Федеральный закон от 31 мая 2002 года №63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» является специальным законом, в связи с чем следственные действия в отношении адвоката должны проводиться с учетом установленного им порядка.
  2. Суд первой инстанции, обосновывая свое решение о даче согласия следственном органу на производство обыска в служебном кабинете , находящемся в : по , ограничился лишь указанием о том, что следователя имеются достаточные основания полагать, что месту работы могут находиться вещи и предметы, имеющие значение по данному уголовном делу.
  3. В мотивировочной части постановления судьи не указаны конкретные фактические данные, подтверждающие обоснованность подозрения следственного органа в нахождении вещей и предметов, имеющих значение по возбужденному в отношении уголовному делу, именно в служебном кабинете .

Не был проверен и не получил оценку в судебном постановлении вопрос о статусе на момент обращения следственного органа в суд. В этой связи не получил правового суждения судьи вопрос о законности проведения обыска у адвоката в служебном кабинете.

Кроме того, в резолютивной части судебного постановления судьей не указаны пределы разрешения обыска, что имело значение для способа его исполнения, а также круг подлежащих поиску предметов.

Таким образом, суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда.

С учетом этого судебное решение о разрешении обыска в служебном кабинете адвоката является незаконным и необоснованным. Оно постановлено с нарушением уголовно- процессуального закона без учета особого статуса , являющейся адвокатом.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу, что постановление судьи подлежит отмене, а по результатам рассмотрения ходатайства следователя следует вынести новое решение.

В соответствии с положениями ст. 182 УПК РФ основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела.

Согласно п.З ст. 8 Федерального закона от 31.05.

2002 N 63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» проведение следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения, принимаемого судом в порядке, установленном ст. 165 УПК РФ.

Как следует из постановления следователя о возбуждении перед судом ходатайства о производстве обыска в жилище, в ходе предварительного следствия по уголовному делу № возбужденному в отношении по признакам преступления, предусмотренного ч.З ст.

159 УК РФ, был установлен факт, что адвокат , действуя совместно и согласованно с , в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию уголовного дела №, осознавая, что изменение свидетелем своих правдивых показаний, ранее данных им в ходе производства допроса, существенно затруднит направление дела в суд для рассмотрения по существу. Адвокат путем уговоров склонил дать органам следствия ложные показания относительно факта вымогательства у него взятки . После получении согласия свидетеля об изменении ранее данных показаний адвокат , продолжая свои преступные действия, охваченные единым умыслом, для инициирования дополнительного допроса свидетеля и дачи им ложных показаний за счет средств навязал ему услуги знакомого адвоката коллегии адвокатов .

Адвокат , согласно имеющимся в материалах дела документам, по соглашению осуществляет защиту интересов свидетеля в СУ СК РФ по ЧР. Уголовное дело в отношении адвоката не возбуждалось.

При этом следователь, в обоснование своего ходатайства о необходимости производства обыска в жилище, находящемся в доме № по привел то обстоятельство, что согласно результатам оперативно-розыскных мероприятий супруга — активно противодействует расследованию уголовного дела, привлекая к совместному участию адвоката , в связи с чем имеются основания полагать, что в жилище последнего имеются орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела, не указав при этом конкретного объекта обыска.

Из пояснений , данных ею в заседании суда апелляционной инстанции следует, что она не имеет отдельного служебного кабинета, а в одном служебном кабинете с ней находятся еще 5 адвокатов.

Из копии распоряжения председателя коллегии адвокатов от 02 2011 года видно, что за адвокатами коллегии рабочие места в кабинетах №№ дома по закреплены конкретные столы за соответствующими номерами.

За адвокатом в кабинете № закреплен стол под №.

Из постановления следователя видно, что он ходатайствует перед судом о разрешении производства обыска в жилище, находящемся по адресу: .

При этом следователем не определен статус объекта предполагаемого места обыска (жилой дом, помещение, хранилище, служебное помещение), и не определена конкретная зона (место) обыска, поскольку из справки председателя коллегии адвокатов следует, что в доме № по у данной коллегии имеются два кабинета под №№ и , где под соответствующими номерами имеются рабочие места адвокатов коллегии в виде столов, в том числе адвоката под .

Однако в постановлении следователя не указано, у кого, где и с какой целью он в ходатайствует разрешить производство обыска, что является искомым предметом или документом.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения ходатайства следователя, поскольку разрешение обыска судом в служебном помещении целого адвокатского образования, где кроме адвоката адвокатскую деятельность осуществляют еще 5 адвокатов, может привести к нарушению ст.

8 Федерального закона от 31.05.2002 N63-03 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» — нарушению адвокатской тайны и получению в результате этого информации о тех клиентах адвокатов, в том числе адвоката , которые не имеют непосредственного отношения к расследуемому уголовному делу.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.15, 339.16, 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

Постановление Московского районного суда г.Чебоксары Чувашской Республики от 30 2013 года об удовлетворении ходатайства о разрешении производства обыска в служебном кабинете , находящемся в доме по отменить.

  • В удовлетворении ходатайства следователя по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Чувашской Республике о разрешении производства обыска в жилище, находящемся по адресу: отказать.
  •  Председательствующий
  • Судьи

Последовательное отстаивание интересов заявителя может принести необходимый результат

12 января 2021 г. 10:18

Бабушкинский районный суд г. Москвы признал незаконным обыск в жилище адвоката с третьего раза

Бабушкинский районный суд г. Москвы изготовил мотивированное постановление от 28 декабря, которым признал незаконным обыск в подмосковном жилище адвоката АП г. Москвы Марии Казанцевой.

Как сообщает «АГ», ранее суд дважды отказывался признавать незаконным обыск, проведенный в жилище адвоката Марии Казанцевой, несмотря на противоположную позицию Мосгорсуда. Адвокат АП г.

Москвы Вера Гончарова, представляющая коллегу, отметила, что состоявшееся в итоге решение суда позволяет надеяться на то, что упорное и последовательное отстаивание законных интересов заявителя может принести необходимый результат, а правовая позиция Мосгорсуда должна повлиять на отношение к адвокатам. Председатель Комиссии Совета АП г. Москвы по защите прав адвокатов Роберт Зиновьев назвал судебный акт безукоризненным с правовой точки зрения.

Постановление Бабушкинского районного суда г. Москвы, признавшего законность обыска в жилище адвоката, не устояло в апелляции

Обыск без санкции суда

Как ранее сообщалось, летом 2020 г. Мария Казанцева обратилась в Комиссию Совета АП г.

Москвы по защите прав адвокатов, сообщив, что 9 июня следователь ГСУ СК РФ по Московской области вынес постановление о производстве обыска в ее доме в Подмосковье, где адвокат проживала и вела профессиональную деятельность.

В качестве мотивировки было указано, что дом якобы принадлежал ее подзащитному К., в отношении которого было возбуждено уголовное дело по ст. 210.1 УК РФ, и в ходе данного следственного действия планировалось найти предметы и документы, имеющие отношение к этому делу.

Несмотря на то что Мария Казанцева предъявила документы, подтверждающие ее право собственности, а также сообщила, что осуществляет там адвокатскую деятельность, обыск был проведен, а возражения адвоката о нарушении ст. 450.1 УПК РФ были приобщены приложением к протоколу. Сама адвокат не была допущена к участию в следственном действии в качестве защитника К.

Впоследствии Бабушкинский районный суд признал обыск законным, отметив, что о производстве следственного действия был уведомлен прокурор. Со ссылкой на ч. 5 ст.

165 УПК РФ первая инстанция отметила, что в исключительных случаях, когда производство обыска в жилище не терпит отлагательств, он может быть произведен на основании постановления следователя и без получения судебного решения, а его законность впоследствии проверяется судом.

Апелляция указала на нарушения, допущенные следователем

В апелляционной жалобе адвокат АП г. Москвы Вера Гончарова, представляющая интересы коллеги, указала, что суд не пояснил, почему следователь не допустил Марию Казанцеву к участию в обыске, несмотря на предъявление ею ордера и удостоверения. Кроме того, адвокат указала, что Мария Казанцева и ее подзащитный не уведомлялись о дате и времени судебного заседания.

В апелляционном постановлении от 6 августа Мосгорсуд не поддержал выводы первой инстанции, пояснив, что данных о разъяснении права Марии Казанцевой на участие в судебном заседании при рассмотрении вопроса о законности произведенного обыска в ее жилище не имеется. «Таким образом, суд первой инстанции не проверил наличие или отсутствие оснований для уведомления Казанцевой о дате, времени и месте судебного заседания по факту законности произведенного следственного действия», – заключил тогда Мосгорсуд.

Он добавил, что в силу требований ст. 450.1 УПК РФ обыск в жилище адвоката и его служебных помещениях производится только после возбуждения в отношении него уголовного дела, на основании постановления судьи и в присутствии члена совета адвокатской палаты соответствующего субъекта Федерации. Исходя из ч.

2 указанной статьи Кодекса, подчеркнула апелляция, в постановлении судьи о разрешении обыска указываются основания для производства этого следственного действия, а также конкретные отыскиваемые объекты.

Кроме того, Мосгорсуд вынес частное постановление в отношении следователя по особо важным делам, который не уведомил суд о производстве обыска в жилище в течение 24 часов в нарушение п. 5 ст. 165 УПК РФ.

Первая инстанция вновь признала законным проведенный обыск, а апелляция с ней не согласилась

30 октября Бабушкинский районный суд вновь признал обыск законным. В постановлении (есть у «АГ») судья Александр Глухов указал, что безотлагательность производства обыска была вызвана возможностью подозреваемого К.

скрыться от следствия, наличием угрозы уничтожения или сокрытия предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела. «Как усматривается из представленных в суд материалов, по указанному в постановлении следователя адресу проживает подозреваемый К.

, лица, обладающие особым правовым статусом и указанные в ст. 447, 448 УПК РФ, по месту обыска не проживают.

При таких обстоятельствах вывод следователя о возможном нахождении по указанному адресу подозреваемого, скрывающегося от следствия, предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела, суд находит обоснованным», – отмечалось в постановлении суда.

В апелляционной жалобе Мария Казанцева отметила, что при повторном рассмотрении материалов первой судебной инстанцией были проигнорированы выводы апелляционного суда, изложенные в постановлении Мосгорсуда от 6 августа. Апеллянт также пояснила, что спорное следственное действие было проведено по месту ее жительства, а документы в подтверждение ее собственности на вышеуказанную недвижимость были представлены ею.

Адвокат Вера Гончарова направила в Мосгорсуд несколько ходатайств (имеются у редакции), в одном из которых она со ссылкой на протокол судебного заседания Бабушкинского районного суда от 30 октября указала, что последним были исследованы лишь материалы, представленные следователем в обоснование производства обыска в условиях, не терпящих отлагательств, а также материалы, приобщенные в судебном заседании по ходатайству следователя. «Материалы, приобщенные судом апелляционной инстанции по ходатайству защиты, не исследовались», – подчеркнула она.

В другом ходатайстве Вера Гончарова особо отметила, что Мария Казанцева перед началом обыска в 7 утра 9 июня предъявила следователю удостоверение адвоката и документ, подтверждающий ее право собственности на жилище, расположенное по месту производства следственного действия, а также подтвердила тот факт, что следователь запретил ее коллеге совершать какие-либо звонки. В связи с этим она просила вызвать в суд на допрос понятых, участвующих в производстве обыска, и истребовать записи видеорегистраторов сотрудников СОБР, обеспечивавших силовую поддержку следствию.

10 декабря Мосгорсуд вынес постановление, в котором указал, что постановление Бабушкинского районного суда подлежит отмене с направлением материалов в нижестоящую инстанцию ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального закона.

В частности, апелляция отметила, что суд первой инстанции при рассмотрении уведомления следователя о проведенном обыске в жилище адвоката уклонился от представленных заявителем документов и проверки ее доводов, что, в свою очередь, привело суд к выводу о том, что по месту производства обыска лица, обладающие особым правовым статусом, не проживают. «Между тем на необходимость исследования представленных документов и проверки доводов заявителя об особом правовом статусе прямо указано в апелляционном постановлении от 6 августа 2020 г., которым вынесенное ранее по делу судебное постановление признано незаконным и отменено. Неполнота проведенного судебного следствия могла повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения», – отмечал Мосгорсуд.

Член Комиссии Совета АП г. Москвы по защите прав адвокатов Евгений Бобков, представлявший Адвокатскую палату в Мосгорсуде, выразил удовлетворение судебным актом. «Комиссия обратила внимание суда на то, что предыдущее решение Бабушкинского районного суда от 15 июня 2020 г.

о признании обыска от 9 июня по тому же адресу законным и обоснованным уже было отменено Мосгорсудом 6 августа. При этом Мосгорсуд установил, что жилой дом принадлежит Марии Казанцевой, которая является адвокатом, то есть субъектом, обладающим особым правовым статусом.

Также суд апелляционной инстанции указал, что при рассмотрении вопроса об узаконивании произведенного неотложного обыска необходимо руководствоваться положениями ст. 450.

1 УПК РФ, запрещающей производство обыска в жилище адвоката без судебного решения и в отсутствие члена адвокатской палаты Москвы», – отметил он.

Бабушкинский районный суд наконец признал обыск незаконным

В дальнейшем материалы были возвращены в Бабушкинский районный суд, а 28 декабря судья Людмила Костюнина вынесла постановление о признании обыска незаконным.

В судебном акте отмечено, что обыск в жилище адвоката и его служебных помещениях, используемых для осуществления профессиональной деятельности, производится только после возбуждения в отношении адвоката уголовного дела, на основании соответствующего судебного постановления и в присутствии члена совета адвокатской палаты субъекта РФ.

«Согласно представленным материалам, обыск по адресу был произведен следователем в жилище собственника Марии Казанцевой, являющейся адвокатом, то есть лицом, обладающим особым правовым статусом.

В судебном заседании также установлено, что уголовное дело в отношении адвоката Марии Казанцевой не возбуждалось, обыск произведен следователем в отсутствие судебного решения, без участия члена совета адвокатской палаты субъекта РФ», – отмечено в постановлении.

На основании изложенного суд пришел к выводу, что ходатайство следователя о производстве в условиях, не терпящих отлагательства, обыска в жилище адвоката не подлежит удовлетворению. Таким образом, он признал незаконным следственное действие.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector