Новости

Кассационная жалоба на обвинительный приговор по делу о мошенничестве

Кассационная жалоба на обвинительный приговор по делу о мошенничестве

На протяжении последних   лет система  судебного   надзора  за  решениями  нижестоящих судов   претерпела   существенные   изменения и, надо отметить, не совсем позитивные.

Пределы прав и сама процедура  правосудия   уголовных дел в порядке   кассационного  обжалования   значительно отличаются   от   судебного  производства    в первой и   апелляционных судебных инстанциях,   зачастую    заставляя   осужденных, да и большинство их защитников, дублировать  аргументацию   своей   позиции,  выработанной для   нижестоящих судов.

И так, писать  или не писать?  Если писать,  то что и о чем?  И главное, кто это может   сделать? 

  • Бороться   и не сдаваться, использовать    каждый    шанс   для восстановления   справедливости – вот те критерии, которыми должны следовать, как осужденный, так и его защитник.
  • Но надо помнить, что уровень рассмотрения   уголовных дел    в Верховном Суде РФ   не позволяет   надеяться   на удачу и  «авось».  
  • Очередное   переписывание     аргументов   апелляционной жалобы   почти гарантированно   приведет    к   отказу   судьи   в передаче дела   на рассмотрение в судебном   заседании суда кассационной инстанции.  

Добиться    кассационного   рассмотрения    дела — сложнейшая работа профессионала.  Только тщательно выверенная с процессуальной  точки зрения,  грамотная и емкая по содержанию  кассационная   жалоба  может   дать   желаемый для осужденного результат.

Для написания   жалобы   необходимо   предварительно   четко представить ее будущую структуру.  Это  позволит    наиболее   сжато    донести     до суда    весь   спектр   существенных   нарушений законодательства,  которые,   по Вашему мнению,   явились     причиной    неправосудного   решения.

Для этого   рекомендуется   жалобу  разбить  на отдельные главы, каждая   из которых  мотивировано   описывала бы  то серьезное   нарушение  Закона, которое    самостоятельно,   без взаимосвязи    с    другими    элементами   аргументации,   может   послужить основанием    к изменению   или отмене   приговора.

Каждую из глав необходимо  вынести под заголовок,    в котором   не более   чем двумя предложениями,   описать    существо   нарушения  и   последствия,  которые   данное нарушение  повлекло. Такая манера   свойственна   для     судебных    обзоров     практики, которую готовят сами   судьи,   и она привычна   для    их восприятия   и   понимания.

Необходимо   помнить, что на стадии  подачи   кассационной жалобы    необходимо   добиться ее  передачи  для рассмотрения в судебное заседание, где появится  возможность для  представления  дополнительной  вторичной    аргументации. 

Понятно,  что место эмоциям, красноречию, как   способам защиты в суде первой инстанции, не допустимо   в  виде   изложения   пространных  отступлений   в самом   тексте кассационной жалобы.

В случае, если    объем   умных мыслей    превышает   разумные    пределы   лапидарности,   можно    оформить   жалобу   в виде основного   базисного  текста   и приложения   к    ней.

  Сохранив в приложении    структуру основной жалобы,  можно более   расширенно  изложить    второстепенные  и  акцессорные    моменты.

    Большие объемы    примеров   из  судебной практики   целесообразно  размещать   в приложении.

Любая  грамотно структурированная жалоба   нуждается  в  безупречном содержании.   Отличие    кассационной жалобы    от    апелляционной  обусловлено иным  регламентом  ее  рассмотрения.  Апелляционная инстанция   производит   пересмотр   судебного   решения   в ревизионном порядке.

Это  предполагает возможность повторного исследования доказательств, положенных в основу приговора суда, переоценки и установлении  новых фактов.

Кассационная инстанция проверяет законность вынесенного   судебного  акта путем исследования  решения нижестоящих судов на предмет   правильного   применения норм   материального и процессуального   права.

В соответствии с частью 1 статьи  401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебного акта по кассационной процедуре являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.  

  1. В связи с чем, в самой жалобе необходимо четко определить   круг    нарушений   норм права, которые влекут за собой признание приговора неправосудным.  
  2. Безусловно, во главу угла необходимо поставить  нормы  уголовного  права, так как   именно   ими    регулируются вопросы   квалификации   и  определения наказания.   
  3. Процедурные нормы   необходимо    дифференцировать   по степени   их влияния на судебный вердикт, что не профессионалу сделать особенно   сложно.
  4. Так у органов предварительного следствия   часто возникают сложности   в квалификации   преступных деяний, связанных с наркотическими веществами,   составами  преступлений  в области   предпринимательской деятельности, с нарушениями   в сфере  налогового  и таможенного   законодательства.  
  5. Достаточно   часто неправильно определяются стадии совершения   преступления   и   степень соучастия в этом преступлении осужденного.

В большинстве случаев, суды первой и апелляционной инстанций соглашаются с позицией органов следствия по квалификации действий подсудимых.

Во многом это связано с обвинительным уклоном и нежеланием конфликтовать с органами следствия.

Зачастую, некоторые судьи руководствуются принципом, пусть лучше приговор исправит вышестоящий суд, чем самого судью заподозрят в связях со стороной защиты, чьи доводы будут удовлетворены.

Поэтому адвокат должен уметь изложить доводы о неправильной, ошибочной квалификации действий осужденного коротко, но в то же время убедительно и мотивировано.

Отстаивание    действительной   квалификации   преступного   деяния     особенно сложный для   адвоката   процесс   в случае    непризнания подзащитным своей  вины.

   Недопустимость   альтернативной позиции защиты  не позволяет  в  этом   случае  представлять весь объем  аргументации   в самой жалобе.

  В связи с чем, содержание  в самой кассационной  жалобе должно иметь более   гибкую позицию в плане  оспаривания квалификации.

Обзоры практики   судебной коллегии   по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2014, 2015 годы  подтверждает   факт того, что   квалификационные ошибки   не носят   массовый  характер.   Но  тем не менее,   выявление    квалификационного   огреха   будет   являться безусловным основанием к отмене или изменению приговора.

Оспаривание   судебных вердиктов   по нарушениям, связанным   с  назначением  наказания   также имеет   свою специфику.  Невозможно  добиться изменения   приговора  с единственной мотивировкой   о тяжести наказания. Необходимо   выявить     и доказать непреложный   факт, что  судом  при определении  наказания  нарушены нормы      уголовного  законодательства.  

Так как нарушить   можно    только    законодательные императивы,    невозможно   оспаривать    судебные акты   в которых  судом    не применялись нормы,  необходимость  применения   которых  законодатель    относит  исключительно  к    субъективному  волеизъявлению,  основанному   на   внутреннем убеждении.   

Замечательная норма права, которая содержится   в статье    15 УК РФ,   позволяет судам   изменять  категорию преступления, но не обязывает их  делать  это   при наличии   какой-либо совокупности   условий.

   Не применение   судом   данной нормы формально  не может  являться  самостоятельным   основанием к изменению приговора   в кассационном порядке по основной массе уголовных дел.

  Исключение, пожалуй, составят   составы характеризующиеся наличием   широкого   спектра   смягчающих   обстоятельств, что позволяет сделать вывод   о нарушении   судом процессуальных норм, декларирующих  принцип   справедливости   наказания.

  • Обзор практики   судебной коллегии   по уголовным делам ВС РФ   за 2014, 2015 годы   показывает, что    большая   часть   измененных в связи    с     неправильным   назначением  судами  наказания   приговоров  связана   с   нарушениями   в определении   смягчающих  и отягчающих   обстоятельств, а так же    с   ошибками   в  назначении  наказаний   по совокупности  преступлений  или   приговоров.
  • Особую сложность   при    кассационном  обжаловании   представляют вопросы    выявления   процессуальных   нарушений, которые    повлияли на исход  дела. 
  • Адвокат, будучи лишенным возможности в кассационной инстанции   переоценивать   факты и обстоятельства, имеет  право  данные факты и обстоятельства  нивелировать,  признавая  доказательства   их  наличия   недопустимыми. 

Сбор и фиксация  органами   предварительного  следствия   доказательств, то есть   источников сведений   о значимых для дела фактов и обстоятельств,   процедура строго регламентированная. Выявление такого рода  процессуальных  нарушений часто   происходит   на стадии  кассационного   обжалования.   

Определение адвокатом  фактических  обстоятельств дела, которые  легли  в основу   приговора,   но   подтверждены    недопустимыми доказательствами,   кропотливый, но   достаточно  эффективный процесс.

Только  следует  помнить,   что   работа в этом направлении    не должна    касаться   единичных   доказательств, а охватывать   само   обстоятельство  или   факт  в  целом.

   Нет   смысла «ради   принципа»  доказывать   ошибку следствия, пусть  и грубую,   но касающуюся   формирования   одного  доказательства, когда  обстоятельство   подтверждено   множеством доказательств других.  

Особыми в таком оспаривании   представляют приговоры  «сырые», в  основу которых положены слабо подтвержденные факты. К ним часто  относятся дела, вытекающие из оперативных  экспериментов  или возбужденные   по оперативной информации, которая закрепляется  еще  на  доследственной  стадии.

  Процедура    ОРМ    достаточна   сложна    для соблюдения  нюансов, часто  связана    с   прямыми  нарушениями  гражданских   прав   и свобод.

Учитывая,   что  большая категория   дел    основана   на   подобных  материалах, признание таких    доказательств недопустимыми    может    изменить   итоговые    вердикты судов   и при кассационном   рассмотрении.

Отдельного  разговора  заслуживают   уголовные дела, в качестве доказательств   по которым  используются  любые доследственные   материалы   без должной процессуальной  легализации на стадии   следствия.

Из доказательств, полученных в ходе следствия,   которые  могут  являться по сути единственными   их    подтверждающих   какой-либо факт или обстоятельство, можно   отметить   широкий   спектр   различных экспертиз.

Процедура    назначения и проведения экспертиз достаточно сложна с точки зрения соблюдения процессуальных нюансов.

Другим обширным сегментом уголовных дел, приговоры по которым   пересматриваются  в связи с нарушением процессуальных норм  нижестоящими судами,  являются дела   с  допущенными  нарушениями  граждан на защиту.

Процедура привлечения к участию в процессе   защитника обширно  регламентирована,  но    очень часто    не соблюдается    на различных  стадиях судопроизводства.

    Выявление   судом кассационной    инстанции    подобного рода нарушений  будет являться  безусловным основанием  к отмене   судебного   вердикта.

Зачастую процессуальные   нарушения  на стадиях    уголовного  процесса связаны с серьезными  изменениями в уголовно-процессуальном законодательстве  России. Правоприменители часто  допускают  ошибки в связи с отсутствием   практики    применения   новелл.    А что говорить  о   введении в процесс новых   институтов?

Одна из  революционных    новаций  в    процессе —   судопроизводство    с участием присяжных. Нарушения  регламентов формирования  состава  суда,  процесса представления   участниками  доказательств,   вынесения  вердикта   дадут    грамотному защитнику    прекрасные  инструменты    в  деле    обжалования     неправосудных приговоров.

Необходимо помнить, что работа  адвоката измеряется  исключительно результатом, а не количеством затраченных   на  нее усилий.  Каждая запятая   кассационной   жалобы   должна строго и неукоснительно быть подчинена   этому принципу. 

  1. Результат – это не абстрактная  восстановленная  справедливость,  но  чья-то  жизнь.
  2. Адвокаты МГКА «Фомин и партнеры» накопили значительный опыт обжалования в Верховном Суде РФ обвинительных приговоров и апелляционных определений, которыми такие приговоры были оставлены без изменений.
  3. Обращение к адвокатам коллегии по обжалованию обвинительных приговоров в кассационном и надзорном порядке в Верховном Суде РФ позволит вам быть уверенными в том, что материалы уголовного дела будут досконально изучены на предмет выявления допущенных судами первой и апелляционной инстанций нарушений норм материального и процессуального права с изложением таковых в кассационной жалобе.
  4. Необходимо также затронуть вопросы порядка обращения с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ и вопросы непосредственного рассмотрения самих жалоб.
  5. В соответствии с главой 47.1 УПК РФ в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ можно обратиться с кассационной жалобой при наличии следующий судебных решений:
  6. — приговора и постановления мирового судьи, приговора, определения и постановления районного суда;
  7. — апелляционного постановления или определения суда субъекта федерации;
  8. — постановления судьи суда субъекта федерации об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции или постановления Президиума суда субъекта федерации.
  9. Кассационная жалоба в Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации изучается судьей Верховного Суда Российской Федерации по документам, приложенным к жалобе, либо по материалам истребованного судьей уголовного дела.
  10. По результатам изучения кассационных жалобы, представления судья выносит постановление:
  11. 1) об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных решений в кассационном порядке. При этом кассационная жалоба и копии обжалуемых судебных постановлений остаются в суде кассационной инстанции;
  12. 2) о передаче кассационной жалобы с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.
  13. В Верховном Суде Российской Федерации кассационная жалоба рассматривается в срок, не превышающий двух месяцев со дня ее поступления, если уголовное дело не было истребовано, или в срок, не превышающий трех месяцев со дня ее поступления, если дело было истребовано, за исключением периода со дня истребования дела до дня его поступления в Верховный Суд Российской Федерации.
  14. Председатель Верховного Суда Российской Федерации, его заместитель вправе не согласиться с постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции и вынести постановление об отмене такого постановления и о передаче кассационных жалобы, представления с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании соответствующего суда кассационной инстанции.
Читайте также:  Взыскание алиментов на детей - порядок и способы

Таким образом, в Верховный Суд РФ с кассационной жалобой можно обратиться дважды. Первично в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ. При  отказе повторно к Председателю Верховного Суда РФ.

  • Следует также обратить внимание и на проблемы, которые существуют при рассмотрении жалобы судом кассационной инстанции.
  • В Российской Федерации систему федеральных судов общей юрисдикции составляют: Верховный Суд РФ, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области, суды автономных округов, районные суды, военные и специализированные суды.
  • Таким образом, судебная система подчинена определенной иерархии, где более высокие суды контролируют более низкие и где последние подчиняются более высоким судам.

Кассационное определение по мошенничеству в сфере решения проблем с налоговой — Контора адвоката Воробьева Александра

  • ВТОРОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ
  • КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
  • от 17 февраля 2020 г. N 77-140/2020
  • Судебная коллегия по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Шкоды А.В.,

судей Корлыханова А.В. и Ярусовой Е.Н.,

при секретаре И.,

с участием прокурора Гулиева А.Г.,

осужденного П.И., с использованием видеоконференц-связи,

защитника осужденного — адвоката Киселева А.В.,

рассмотрела кассационную жалобу адвоката Киселева А.В. в защиту интересов осужденного П.И. на приговор Таганского районного суда г. Москвы от 31 мая 2019 года и апелляционное  судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 1 октября 2019 года.

Приговором Таганского районного суда г. Москвы от 31 мая 2019 года

П.И., родившийся ДД.ММ.ГГГГ в , ранее несудимый,

  1. осужден по  УК РФ к лишению свободы на срок 3 года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
  2. Срок отбывания наказания исчислен с 31 мая 2019 года.
  3. В срок наказания зачтен период нахождения под домашним арестом с 20 апреля по 13 июля 2018 года из расчета один день домашнего ареста за один день лишения свободы.

Время нахождения П.И. под домашним арестом в период с 14 июля 2018 года по 30 мая 2019 года, на основании  УК РФ зачтено в срок лишения свободы из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы.

Период с 17 по 19 апреля 2018 года и с 31 мая 2019 года по день вступления приговора в законную силу, на основании  УК РФ, зачтен в срок лишения свободы из расчета один день за полтора дня отбывания наказания, с учетом положений  УК РФ.

Разрешены вопросы о мере пресечения до вступления приговора в законную силу и о вещественных доказательствах.

Апелляционным  судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 1 октября 2019 года приговор изменен: из резолютивной части приговора исключена ссылка на  УК РФ при зачете времени содержания П.И.

под домашним арестом с 14 июля 2018 года по 30 мая 2019 года.

Время нахождения под домашним арестом с 20 апреля 2018 года по 30 мая 2019 года зачтено в срок отбытия наказания в виде лишения свободы из расчета один день домашнего ареста за один день лишения свободы.

В остальной части приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Корлыханова А.В. о принятых судебных решениях и доводах жалобы, выступления осужденного П.И. и его защитника — адвоката Киселева А.В.

, поддержавших доводы кассационной жалобы об отмене судебных решений и направлении материалов дела на новое рассмотрение, мнение прокурора Гулиева А.Г.

об оставлении судебных решений без изменений, доводов жалобы без удовлетворения, судебная коллегия

установила:

Петров признан виновным и осужден за мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

Преступление совершено в г. Москве в период и при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда первой инстанции.

В кассационной жалобе адвокат Киселев А.В. в защиту интересов осужденного, выражает несогласие с принятыми решениями, считает их незаконными и необоснованными.

Полагает, что судом допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела, правильность установления фактических обстоятельств, что повлекло неправильную юридическую оценку содеянного П-вым.

Указывает, что судом допущены нарушения правил проверки, исследования и оценки доказательств, принципа состязательности сторон. Доводы защиты, по его мнению, не нашли отражения в приговоре и не опровергнуты, а доказательства защиты о непричастности Петрова к преступлению, оставлены судом без внимания.

Приводит свою оценку исследованных судом доказательств и считает, что выводы суда ошибочны, основаны на предположениях и не соответствуют установленным обстоятельствам.

Указывает, что приговор не содержит доказанного судом описания преступного деяния, совершенного П-вым, места, времени, способа совершения, формы вины, мотива и цели преступления. Полагает, что доводы защиты при апелляционном рассмотрении дела также не были исследованы, проанализированы и надлежаще оценены. Просит состоявшиеся судебные решения отменить и передать уголовное дело в отношении Петрова на новое рассмотрение.

  • Проверив материалы судебного производства, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав участников судебного заседания, судебная коллегия приходит к следующим выводам.
  • В соответствии с  УПК РФ основаниями отмены или изменения определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.
  • По данному делу нарушений, подпадающих под указанные критерии, не допущено.
  • Приговор соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, при этом суд, вопреки доводам защитника, в соответствии со  УПК РФ, подробно изложил описание преступного деяния, с указанием места, времени, способа совершения, формы вины, целей и последствий преступления, а также привел доказательства, на которых основаны выводы суда, изложенные в приговоре, мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания и обоснование принятых решений по другим вопросам, указанным в  УПК РФ.

Фактические обстоятельства в совершении П-вым инкриминируемого преступления установлены правильно, поскольку основаны на совокупности собранных и всесторонне исследованных в судебном заседании доказательств по делу, в частности на основании анализа показаний свидетеля Н.

об обстоятельствах, при которых она познакомилась с потерпевшим К., который обратился к ней с целью урегулирования вопросов с налоговой инспекцией, о ее взаимодействии с П-вым по обману К.

и получению от последнего денег, в рамках совместного с осужденным умысла на хищение денежных средств в сумме 8 500 000 рублей, а также обстоятельствах получения 835 000 рублей и 10 000 долларов США, распоряжению ими, ее задержании в рамках ОРМ при получении 5 000 000 рублей; показаниях потерпевшего К.

о том, что он обратился к своей знакомой Н., пообещавшей решить вопрос о прекращении проверки налоговой инспекции через ее знакомого Игоря Николаевича, об общении с последним, передаче денежных средств в сумме 835 000 рублей и 10 000 долларов США и своем участии в ОРМ; свидетеля П.

, сообщившего об обстоятельствах передачи, по поручению К., денежных средств в сумме 835 000 рублей и 10 000 долларов США Н.; свидетеля Е., участвовавшего по приглашению сотрудников УФСБ в проведении ОРМ; материалами ОРМ «оперативный эксперимент».

На основании этих и других доказательств по делу, судом установлено, что Петров, действуя группой лиц по предварительному сговору совместно с Н., путем обмана похитили денежные средства, принадлежащие К.

в сумме 1 405 861 рубль, что является особо крупным размером, после чего, продолжая реализовывать свой преступный умысел, действуя группой лиц по предварительному сговору, путем обмана пытались похитить денежные средства, в сумме 5 000 000 рублей, принадлежащие К.

, чем пытались причинить последнему имущественный ущерб в особо крупном размере, однако довести свой преступный умысел до конца не смогли, по независящим от них обстоятельствам, так как Н. была задержана сотрудниками правоохранительных органов.

В соответствии с требованиями закона, суд раскрыл в приговоре содержание доказательств, то есть изложил существо показаний осужденного, свидетелей, сведения, содержащиеся в письменных доказательствах.

Подвергать эти доказательства сомнению, в том числе показания свидетеля Н., потерпевшего К., у суда не было оснований, поэтому они обоснованно положены судом в основу обвинительного приговора.

Каких-либо существенных противоречий в показаниях Н. и других доказательствах, которые могли бы повлиять на выводы суда и на законность принятого судом решения, вопреки доводам жалобы, не имеется. Данных об оговоре Н. и К.

осужденного, из материалов дела не усматривается.

Все изложенные в приговоре доказательства были тщательным образом исследованы судом, по итогам чего им дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ,  УПК РФ, с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а в своей совокупности признаны достаточными для разрешения уголовного дела по существу, при этом суд указал в приговоре, почему он доверяет одним доказательствам и отвергает другие.

Суд обоснованно, с приведением убедительной аргументации в приговоре указал, почему он критически отнесся к показаниям осужденного Петрова о его непричастности к совершению преступления. Всем доводам защиты в приговоре дана надлежащая оценка, с приведением убедительных данных, основанных на исследованных в судебном заседании доказательствах.

  1. Все ходатайства стороны защиты, как в ходе судебного разбирательства первой инстанции, так и в ходе судебного разбирательства в суде второй инстанции в соответствии с требованиями закона рассмотрены и по ним приняты правильные и обоснованные решения, необоснованных отказов в заявленных ходатайствах не имеется.
  2. Каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем, неполном или необъективном судебном следствии не имеется.
  3. Доводы жалобы о допущенных в ходе судебного разбирательства нарушениях норм уголовно-процессуального закона, являются несостоятельными, так как процедура судопроизводства по уголовному делу, как это следует из протоколов судебных заседаний, соблюдена, равенство и состязательность сторон были обеспечены судом.
  4. Действия Петрова по  УК РФ квалифицированы верно.
  5. Наказание Петрову назначено в соответствии с требованиями ,  УК РФ, в том числе с учетом степени его участия в совершении преступления в составе группы, характера и степени общественной опасности содеянного, данных о его личности, влияния назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи, а также смягчающих наказание обстоятельств, и отсутствия отягчающих.
Читайте также:  Список услуг, предоставляемых МФЦ, будет расширяться

Оснований для применения при назначении наказания положений  УК РФ, установлено не было. Назначенное осужденному наказание является справедливым, оснований для его смягчения не имеется.

При рассмотрении дела в апелляционном порядке суд в соответствии с требованиями  УПК РФ проверил в полном объеме доводы апелляционных жалоб Петрова и его защитника, в том числе аналогичные доводам, изложенным в кассационной жалобе адвоката Киселева А.В., и обоснованно отверг их, указав в апелляционном  мотивы принятого решения. Содержание апелляционного  соответствует требованиям  УПК РФ.

Таким образом, поскольку существенных нарушений уголовно-процессуального и уголовного законов, повлиявших на исход дела, и которые в силу  УПК РФ являлись бы основаниями для отмены либо изменения в кассационном порядке приговора и апелляционного , судебными инстанциями не допущено, в связи с чем, кассационная жалоба адвоката Киселева А.В. удовлетворению не подлежит, а состоявшиеся решения подлежат оставлению без изменения.

Кроме того, в связи с отзывом кассационного представления заместителем прокурора г. Москвы до начала заседания суда кассационной инстанции, производство по нему подлежит прекращению.

На основании изложенного, руководствуясь , УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Таганского районного суда г. Москвы от 31 мая 2019 года и апелляционное  судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 1 октября 2019 года в отношении П.И. оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката Киселева А.В. в защиту интересов осужденного — без удовлетворения.

Кассационное производство по представлению заместителя прокурора г. Москвы Можаева М.В. — прекратить.

Председательствующий

А.В.ШКОДА

Судьи

А.В.КОРЛЫХАНОВ

Е.Н.ЯРУСОВА

Кассационная жалоба на приговор в части назначения наказания (практика Второго кассационного суда общей юрисдикции)

С 1 октября 2019 года заработали новые кассационные суды. Это изменило и порядок подачи кассационных жалоб, и подходы в судебной практике. То, что раньше могло «консервироваться» президиумами региональных судов, стало проявляться в новых экстерриториальных кассационных судах.

Например, появились очень интересные отмены приговоров в связи с незаконным составом суда или изменение квалификации с оконченного состава преступления на покушение (в частности, по действиям «закладчиков» по ст.228.1 УК РФ) с последующим снижением наказания.

Кассационная жалоба на приговор в связи с неправильно назначенным наказанием – самый простой тип кассационной жалобы, который, тем не менее, важно правильно составлять и подавать. Имея успешный опыт кассационного обжалования, я ранее уже давал общие рекомендации по составлению кассационных жалоб.

Рассмотрим применение некоторых из этих рекомендаций для обжалования чрезмерно сурового наказания.

Во-первых, не пишите длинные кассационные жалобы, расписывая в них вообще всё – от действительно значимых нарушений до процессуальных недочётов. Это загромождает жалобу.

В результате становится не только сложно её читать, но и проще отклонить – судья «отбивает» сначала все слабые доводы, хорошо их расписывает, тем самым «забалтывая» сильные доводы жалобы.

Если жалоба составляется на чрезмерно суровый приговор – указывайте только доводы, относящиеся к наказанию. Не надо излагать в жалобе то, что не относится к нарушению правил назначения наказания.

В-вторых, кассационная жалоба имеет шансы на успех только тогда, когда в ней расписаны конкретные нарушения правил назначения наказания, а не общие субъективные представления осуждённого о суровости наказания, которые расходятся с тем, что написано в приговоре.

Поэтому важно писать не общие слова о несправедливости и чрезмерной суровости наказания, а акцентировать внимание судов на конкретные нарушения (например, в деле есть явка с повинной – суд её не учёл; нарушены «правила о дробях» и как именно они нарушены и т.п.).

В-третьих, обжалование приговоров, вынесенных в особом порядке, имеет свои особенности. Однако эти особенности не мешают обжаловать такие приговоры в части наказания  – даже в случае, если они не обжаловались в апелляционном порядке.

Кроме того, в отдельных случаях можно «процессуализировать» некоторые нарушения, допущенные судом при описании в приговоре деяния и его правовой квалификации.

Об этом не все знают, но судебная практика отмены приговоров по таким основаниям имеется.

В-четвёртых, если приговор обжалован уже во всех инстанциях – подавать кассационную жалобу можно только по тем доводам, которые ранее не заявлялись (ст.401.17 УПК РФ). Подавать повторно аналогичную жалобу,  но за подписью, например, другого адвоката не имеет смысла – об этом я подробно писал здесь.

Таким образом, если суды уже отклонили кассационную жалобу, которая содержала, например, доводы о недоказанности преступления или о том, что действия обвиняемого нужно квалифицировать по более мягкой статье УК РФ, но при этом «просмотрели» нарушения правил назначения наказания – можно подавать кассационную жалобу с указанием именно этих ошибок.

В-пятых, есть несколько тактических способов, которые помогают повысить эффективность кассационных жалоб. Один из таких способов – «лесенка». Он может быть полезен тогда, когда наказание назначается по совокупности приговоров и по каждому из приговоров, вошедших в совокупность, нарушены правила назначения наказания.

Рассмотрим этот способ на примере ситуации, смоделированной на основе реального уголовного дела из практики судов Владимирской области. К последнему приговору (назовём его приговор №2) по совокупности приговоров присоединено наказание по предыдущему приговору (приговор №1).

  При этом судья, назначавший наказание по приговору №1, допустил ошибку – наряду со смягчающими обстоятельствами (явка с повинной, активное способствование расследованию и раскрытию преступления) ошибочно признал единственным отягчающим обстоятельством нахождение человека в состоянии алкогольного опьянения.

В результате наличие отягчающего обстоятельства «выключило» применение ч.1 ст.62 УК РФ (снижение верхней планки наказания на 1/3) и наказание получилось завышенным. В апелляции это нарушение «просмотрели».

Позднее другой судья, вынося приговор №2, просто присоединил наказание по приговору №1 к приговору №2, и в свою очередь допустил ошибку при назначении наказания – не признал явкой с повинной объяснения лица, данные до возбуждения уголовного дела.

Суть «лесенки» состоит в том, что при такой ситуации может быть полезно сначала обжаловать приговор №2, ссылаясь только на неучёт судом объяснений в качестве явки с повинной.

Если суд посчитает это нарушением, не обратит внимание на приговор №1 и не будет выходить за рамки доводов жалобы – тогда он признает объяснения в качестве явки с повинной и снизит итоговое наказание по приговору №2, не затрагивая приговор №1.

После этого подаётся кассационная жалоба только на приговор №1 со ссылкой на то, что суд ошибочно признал отягчающим обстоятельством алкогольное опьянение. Если суд посчитает это нарушением – он исключит это отягчающее обстоятельство, применит ч.1 ст.62 УК РФ и снизит наказание.

После этого подаётся ещё одна кассационная жалоба  – снова на приговор №2, в которой указывается на то, что входящий в совокупность приговор №1 был изменён со снижением наказания, а поскольку наказание по приговору №1 входит по ст.

70 УК РФ в итоговое наказание по приговору №2, то итоговое наказание подлежит снижению ещё раз. Таким образом, можно попробовать получить «двойное» смягчение наказания. Важно понимать, что это не универсальный способ и нужно оценивать перспективы его применения в конкретном деле.

Хорошие жалобы получаются тогда, когда автор жалобы знает кассационную практику того суда, в который подаёт жалобу, а также практику других кассационных судов и Верховного Суда РФ. Привожу несколько примеров из практики Второго кассационного суда общей юрисдикции, которые могут оказаться полезны при обжаловании приговоров в части наказания.

Суд первой инстанции безосновательно посчитал, что имеется такое отягчающее обстоятельство как нахождение в состоянии алкогольного опьянения

При описании преступного деяния, признанного судом доказанным, указано, что М. совершил преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, в связи с чем обстоятельством, отягчающим наказание М., суд признал совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

Вместе с тем суд не указал мотивов, на основании которых сделал вывод о том, что в момент совершения преступления М. находился в состоянии алкогольного опьянения.

Согласно видеозаписи с камер наблюдения незадолго до совершения преступления в руках у М. находилась бутылка, содержимое которой он периодически выпивал.

Однако бутылка с места происшествия не изъята, какая жидкость в ней находилась не установлено. Сам М.

не сообщал, что в момент совершения преступления находился в состоянии алкогольного опьянения, не указывали на это и допрошенные судом свидетели, показания которых приведены в приговоре.

Таким образом, вывод суда о совершении М. преступления в состоянии алкогольного опьянения носит предположительный характер и противоречит положениям ч.4 ст. 14 УПК РФ.

С учетом изложенного указание суда в приговоре, в том числе при описании преступного деяния, о совершении М. преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, и признание данного обстоятельства, отягчающим наказание М., подлежит исключению из приговора, а назначенное М. наказание смягчению (кассационное определение от 04.02.2020 года по делу №77-2/2020).

Суд первой инстанции не учёл, что объяснения могут рассматриваться как явка с повинной, а также не принял во внимание возмещение вреда потерпевшей и активное способствование расследованию и раскрытию преступления

При назначении О. наказания суд не обсудил вопрос о наличии смягчающих наказание обстоятельства, предусмотренных п. «и» ч. 1 ст.

61 УК РФ, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, явки с повинной. Согласно ст.

142 УПК РФ заявлением о явке с повинной является добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении, которое может быть сделано как в письменном, так и в устном виде.

В объяснении, данном сотруднику полиции 17 июня 2019 года, то есть до возбуждения уголовного дела, когда правоохранительным органам не было известно о преступлении, О. подробно рассказал о совершенной им краже, сообщил, где совершил хищение, у кого, что похитил и как распорядился похищенным. Обстоятельства, сообщенные О., были впоследствии подтверждены при проведении следственных действий.

Согласно закону активное способствование раскрытию и расследованию преступления следует учитывать в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, если лицо предоставило органам дознания и следствия информацию о совершенном с его участием преступлении, ранее им неизвестную. Данные обстоятельства установлены по настоящему делу.

Кроме того, установлено, что похищенные вещи (кошелек-клатч и телефон) возвращены потерпевшей, а также О.

добровольно перечил потерпевшей денежные средства в сумме 3 500 рублей, что подтверждается представленной им суду первой инстанции квитанцией о переводе. В соответствии с п. «к» ч.1 ст.

61 УК РФ добровольное возмещение имущественного ущерба является обстоятельством, смягчающим наказание, которое подлежит обязательному учету при назначении наказания.

На основании изложенного судебная коллегия приходит к выводу о необходимости признать обстоятельствами, смягчающими наказание, явку с повинной и активное способствование раскрытию и расследованию преступления (п. «и» ч. 1 ст.

61 УК РФ), а также добровольное возмещение имущественного ущерба (п. «к» ч.1 ст.61 УК РФ) и смягчить наказание, назначенное по п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ и по совокупности приговоров (кассационное определение от 14.01.

Читайте также:  Социальные пенсии повышаются с 1 апреля

2020 года по делу №77-65/2020).

Суд первой инстанции ошибочно не признал противоправное поведение потерпевшего смягчающим обстоятельством

А. был осуждён по ч.1 ст.105 УК РФ за убийство ФИО. Изменяя приговор, Второй кассационный суд общей юрисдикции указал следующее. Из показаний Г. видно, что ФИО замахивался на А. сумкой. Свидетель Д.

показывал о том, что ФИО в ходе конфликта ругался, его удерживал сотрудник кафе, а затем ФИО направился в ту сторону, куда ушел А., продолжая ругаться. Ещё один свидетель  в суде показал, что ФИО начал первым нецензурно выражаться в адрес А., затем по своей инициативе отправился к машине, в которую сел А.

, где словесный конфликт продолжился. Из показаний ещё одного свидетеля  усматривается, что ФИО нецензурно высказывался в адрес А. Ещё один свидетель также утверждал о нецензурной брани со стороны ФИО в адрес А., а также угрозах последнему ножом. Сведения о нецензурной брани со стороны ФИО в адрес А.

 содержатся также в протоколе осмотра флеш-накопителя с фрагментом аудиозаписи, сделанной на месте происшествия и оглашенной в суде, а также показаниях осужденного.

С учетом изложенного следует прийти к выводу, что в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, следует признать противоправность поведения потерпевшего, явившегося поводом для совершения преступления (кассационное определение от 05.02.2020 года по делу №77-92/2020) .

Суд первой инстанции ошибочно не признал возмещение морального вреда потерпевшей смягчающим обстоятельством

Суд первой инстанции, указывая об отсутствии в действиях осужденного Ф. добровольного возмещения вреда потерпевшей А., предусмотренного п. «к» ч.1 ст.

61 УК РФ, ввиду того, что добровольное перечисление им в счет частичной компенсации морального вреда в ходе предварительного следствия не привело к полному заглаживанию вреда, причиненного преступлением, не учел, что ни в ходе предварительного расследования, ни в ходе судебного разбирательства потерпевшей стороной какие-либо требования материального характера к осужденному не предъявлялись, факт добровольного возмещения морального вреда, причиненного в результате преступления, отражен и в обвинительном заключении, а потому вывод суда о частичном возмещении морального вреда не основан на материалах дела. Таким образом, судебная коллегия полагает необходимым признать на основании п. «к» ч.1 ст. 61 УК РФ в качестве смягчающего наказание обстоятельства добровольное возмещение морального вреда потерпевшей (кассационное определение от 27.01.2020 года по делу №77-81/2020).

Суд первой инстанции ошибочно назначил максимально возможное наказание при наличии смягчающих обстоятельств

При назначении наказания суд не усмотрел отягчающих его обстоятельств и признал в качестве смягчающих – наличие на иждивении малолетнего ребёнка, привлечение к уголовной ответственности впервые, положительные характеристики по месту жительства и работы, длительное содержание в условиях изоляции от общества. Установив перечисленные обстоятельства, влияющие на наказание, суд, тем не менее, определил Б. наказание по ч. 1 ст. 139 УК РФ в виде исправительных работ по месту работы сроком на один год с удержанием из заработка 10% в доход государства, то есть на максимально строгий срок. Таким образом, смягчающие наказание осужденного обстоятельства фактически не были учтены судом при его определении по ч. 1 ст. 139 УК РФ, срок которого при такой ситуации не отвечает требованию справедливости (кассационное определение от 03.12.2019 года по делу №77-18/2019).

Отмена приговора по мошенничеству (ч.3 ст.159 УК РФ) в Седьмом кассационном суде общей юрисдикции

  • Ранним февральским утром 2020 года мне позвонила Наталья и сообщила, что к ней домой нагрянули с обыском сотрудники следственного комитета, а она подозревается в совершении мошенничества с использованием служебного положения.
  • Буквально через десять минут после этого звонка у неё дома уже находился мой бессменный напарник Николай Фёдорович Иванов, живущий неподалёку.
  • Из дома они всем составом направились на работу к Наталье, чтоб провести обыск уже на её рабочем месте.
  • Подозревали её в том, что якобы в 2015 году вместе с директором МУПа, они похитили деньги у одной из районных администраций в размере 200 000 рублей путём заключения договоров по очистке канализации, работы по которым фактически не были выполнены.

Забегая вперёд, следует сразу отметить: Наталья ничего не похищала. Бывший директор её оговорил, а сам уже признал вину в хищении денег группой лиц по предварительному сговору и дал соответствующие показания с участием своего адвоката по соглашению.

https://www.youtube.com/watch?v=Bwb6uAKftDU

Более того, он даже возместил ущерб администрации района, перечислив ей 175 000 рублей – свою часть похищенного. А вот 25 000, по его убеждению, и в соответствии с занятой им позицией, должна возместить наша Наташа.

На предварительном следствии мы заявили ходатайство о проведении очной ставки с директором, в ходе которой последний отказывался отвечать на наши многочисленные вопросы и гнул свою линию о совместном сговоре с Натальей и разделе похищенных денег.

Обвинение им обоим было предъявлено по части 3 ст. 159 УК РФ. Доказательствами обвинения стали признательные показания директора, который сообщал о состоявшемся между ним и Натальей сговоре, причём предложила ему преступную схему именно Наталья (!!!).

Обвинительное заключение, несмотря на наличие ходатайства о прекращении дела с указанием допущенных нарушений, было благополучно утверждено прокурором и направлено в суд.

Сколько могут дать за мошенничество

В ходе судебного следствия стороне защиты без особых сложностей путём исследования выписки из лицевого счёта удалось доказать, что деньги, поступившие на расчетный счет МУПа от администрации, никуда не делись, а остались «лежать» на этом самом расчетном счете.

Абсурдным является то, что эта самая выписка имелась в материалах дела – нам не пришлось даже просить суд её истребовать. Почему абсурдным?! Да потому что как её не увидел следователь, не увидел прокурор?! Как при наличии таковой были приняты и положены в основу обвинения показания директора?!

Однако на все эти вопросы и вместо указанных выше должностных лиц нам предстояло отвечать самостоятельно.

Директор же в свою очередь уверенно заявил, что деньги то он оказывается взял из кассы предприятия (какая, однако, метаморфоза случилась). Хорошо — из кассы, так из кассы!

Но мы и здесь не растерялись — нашли кассира, которая работала в МУПе в 2015 году, опросили её, составили соответствующий протокол и конечно же пригласили в суд, где она пояснила, что кассовый лимит всегда составлял 30 тысяч рублей, а директору она ни разу не выдавала больше трёх тысяч рублей!

«Вот это поворот», — скажете вы. А какие же деньги тогда были похищены?! И было ли вообще хищение?!

Директор начал нести откровенную чушь, изрядно нас рассмешив. Так, к примеру, он стал утверждать, что деньги брал всё-таки из кассы, но просто потом приносил чеки и отчитывался за взятые в подотчет деньги. А вот на вопрос, в чём же тогда заключается хищение, он как-то смущался и ему становилось неловко.

Кстати, помимо показаний директора обвинение было усилено одарёнными свидетелями – бывшими коллегами подсудимых.

В частности, одна из них охарактеризовала Наталью, как скрытную и нелюдимую, довольно скверную женщину, которая ни с кем в коллективе толком не дружила, тем не менее, однажды в курилке как-то запросто сообщила, дескать, они (Наталья с директором) «мутят» левые договоры по очистке канализации.

А почему бы и нет, правда?! Аналогичные показания дала вторая свидетельница.

Но в суде обе эти дамы отказались от своих показаний, данных в ходе предварительного расследования, пояснив, что просто подписывали то, что привозил им следователь.

Был ещё один удивительный человек – он работал сутки через двое сторожем в каком-то учреждении в те годы. Так вот, находясь дома каждые двое суток, он сидел у окна и не видел, чтоб проводились какие-то работы по очистке канализации.

Также у обвинения в качестве «железобетонных» доказательств имелся ноутбук, изъятый в ходе обыска и на котором были обнаружены «изобличающие» Наталью папки и файлы… Только вот созданы они были уже после обыска и выемки…

Вот чем не комедия?! Да тем разве, что невиновному человеку маячит судимость и очерняется репутация Натальи — талантливого сметчика. Но всё это пустяки для наших правохоронителей!

Все описанные метаморфозы разрешил прокурор, причём разрешил «виртуозно».

В прениях она (помощник прокурора) просто попросила суд квалифицировать действия обвиняемых как покушение на мошенничество, а не оконченное мошенничество, коль деньги остались на расчетном счете.

Вот и всё! И плевать, что подсудимый возместил ущерб, показания его признательные свидетельствуют об оконченном составе мошенничества…

  1. Суд согласился с прокурором, «проглотил» все наши доводы и признал Наталью вместе с директором виновными в покушении на мошенничество и дал им по два года условного срока.
  2. Да ещё и при изготовлении приговора написал то, чего не оглашал, допустил разного рода описки и опечатки… Ну это так — до кучи.
  3. Апелляция равнодушно оставила этот приговор без изменения, а наши веские доводы посчитала несостоятельными и, наверное, даже скучными и неинтересными.

Седьмой кассационный суд общей юрисдикции

Направили мы кассационные жалобы в суд экстраординарной инстанции и стали благополучно ждать заседания.

Мы с Николаем свою жалобу сделали довольно лаконичной, указав лишь на существенные нарушения уголовного закона (не стали расписывать всё то, о чём говорили и писали в судах предыдущих инстанций).

Наталья также написала и жалобу, и дополнения к ней, в которых отразила все допущенные по делу нарушения.

Не буду сильно расписывать этот процесс, так как обладатели pro-аккаунта смогут ознакомиться с определением суда кассационной инстанции, отмечу лишь следующее:

Суд изучил уголовное дело досконально. Дал оценку всем нашим доводам, исходя из текста определения, читали протоколы судебных заседаний.

  • В итоге судебная коллегия по уголовным делам приговор и апелляционное определение отменила, а уголовное дело направила на новое рассмотрение.
  • Хочется также отметить, что в ходе судебного заседания в 7КСОЮ прокурор поддержал доводы наших жалоб и сказал об отсутствии в материалах дела доказательств виновности Натальи. Это несмотря на то, что его коллега из нашей районной прокуратуры в своих возражениях сухо указала о несостоятельности доводов наших жалоб, о законности и обоснованности состоявшихся по делу решений…
  • Отменили судебные акты по безусловным основаниям, однако в мотивировочной части постановления 7КСОЮ «прошёлся» по всем доказательствам, в том числе свидетельским показаниям, приняв во внимание все наши доводы, указанные в жалобах, в числе которых были и о фальсификации следствием доказательств.

В настоящий момент дело находится на новом рассмотрении в районном суде. Пока мы не представляем себе обвинительного приговора в отношении Натальи при таких выводах суда кассационной инстанции. Но всякое бывает в нашем царстве-государстве.

О результатах непременно сообщим.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector