Консультации

Верховный суд РФ разъяснил особенности определения вины при ДТП в некоторых случаях

Если виновник аварии не собственник автомобиля, не имеет права управления, а его гражданская ответственность не застрахована, то платить за ущерб, причиненный таким водителем, придется владельцу машины. Ибо не стоит доверять транспорт безответственным людям.

Во всяком случае так посчитал Верховный суд. По мнению юристов, это давно сложившаяся практика.

Если виновник аварии — водитель, скрылся, если на него не распространяется ОСАГО, если он вообще не имел права управления транспортным средством, то в случае ДТП и водитель, и собственник машины будут нести либо обоюдную, либо солидарную ответственность. В первом случае она делится пополам, во-втором — устанавливается процентное соотношение степени ответственности.

Верховный суд РФ разъяснил особенности определения вины при ДТП в некоторых случаях

Молодые водители заплатят за страховку больше

Некая Четвертакова обратилась в суд с иском к некой Митрофановой о возмещении морального вреда в результате автомобильной аварии. Дело в том, что мать Четвертаковой — Марина Дьякова — погибла под колесами машины, двигавшейся задним ходом.

Этим автомобилем управлял гражданин Республики Молдова по фамилии Мисиру. Он скрылся с места происшествия и был объявлен в розыск. Но, судя по всему, розыск не помог. И поэтому свои претензии дочь погибшей обратила на собственника автомобиля.

Суд первой инстанции, а также апелляционный пришли к выводу, что раз Митрофанова не была за рулем, то она не должна отвечать за последствия аварии. Однако Верховный суд посчитал иначе.

В ходе расследования уголовного дела Митрофанова — владелец источника повышенной опасности — автомобиля, заявила, что передала его Мисиру во временное пользование с последующим возможным выкупом им машины. Однако Мисиру за машину не расплатился и она осталась в собственности у прежней хозяйки.

Верховный суд РФ разъяснил особенности определения вины при ДТП в некоторых случаях

ДТП с пострадавшими на московских дорогах стало на 20 процентов меньше

Более того, Мисиру не имел прав на управление автомобилем. А также он не был вписан в страховку. Суды нижних инстанций даже не изучили, на каком основании этому представителю соседнего государства были переданы документы и ключи на автомобиль.

Предположение суда первой инстанции, что на момент передачи у Мисиру было действующее водительское удостоверение, ничем не подтверждено. В общем, суды не рассматривали ответственность за передачу управления источником повышенной опасности неизвестному лицу. У которого нет даже страховки.

Суды вообще не стали устанавливать степень вины водителя и собственника автомобиля. А в таких делах это необходимо. Суд должен определить, насколько безответственность собственника автомобиля, а также беспечность его доверенного лица повлияла на создание аварийной ситуации. Это основание для распределения доли возмещения морального вреда.

Если ответственность водителя не была застрахована, то возмещать ущерб придется в том числе собственнику автомобиля

Буквально сразу за этим интересным решением ВС вынес определение по другому делу. К счастью, там обошлось без погибших. Пострадала только машина. Водитель пользовался ею по доверенности, однако не был вписан в страховку.

Суды первой и апелляционной инстанций посчитали, что возмещать ущерб должен именно он.

Однако Верховный суд указал, что акт передачи собственником машины другому лицу права управления ею, в том числе с передачей ключей и регистрационных документов на автомобиль, подтверждает лишь волеизъявление собственника на передачу данного имущества в пользование.

Он не свидетельствует о передаче права владения имуществом. Такое использование не лишает собственника имущества права владения им, а, следовательно, не освобождает от обязанности по возмещению вреда, причиненного этим источником повышенной опасности.

Напомним, ранее Верховный суд уже указывал, что если не собственник автомобиля совершил ДТП, то и не ему отвечать. Но в последнее время судебная практика изменилась.

  • Компетентно
  • Лев Воропаев, адвокат:
  • — Верховный суд РФ уже на протяжении длительного времени исходит из того, что если водитель, который виновен в ДТП, на момент аварии не имел права управления или его ответственность не была застрахована по ОСАГО, то ответственность по возмещению вреда здоровью и иного ущерба возлагается и на собственника транспортного средства, как на лицо, которое не проявило должной заботливости и осмотрительности при содержании своего имущества — автомобиля: передало его в пользование лицу, которое в силу закона не имело оснований к управлению транспортным средством и в отсутствие соответствующего договора страхования ответственности.

Собственникам транспортных средств при передаче своего имущества в пользование другим лицам стоит внимательно проверять наличие у таких граждан права управления и страхового полиса ОСАГО.

А в случае продажи автомобиля, тем более иностранным гражданам, стоит забыть про такое понятие, как продажа «по доверенности» и оформлять такую продажу исключительно в соответствии с действующим законодательством. Например, при продаже в рассрочку оформлять соответствующий договор купли-продажи с рассрочкой платежа.

И после заключения такой сделки стоит обратиться в ГИБДД и сообщить о переходе права собственности, чтобы не только избежать последствий, указанных выше, но и не получать штрафы с камер за нового владельца и не платить транспортный налог.

Потерпевшим в ДТП на заметку: новая судебная практика взыскания с виновника ДТП ущерба сверх страхового возмещения без учета износа деталей и запчастей

Верховный суд РФ разъяснил особенности определения вины при ДТП в некоторых случаяхМногие автомобилисты, которые понесли убытки в результате дорожно-транспортного происшествия, сталкиваются с невозможностью добиться возмещения причиненного ущерба в полном объеме даже в судебном порядке.

Устоявшаяся практика судов

В случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, потерпевший вправе обратиться в суд с требованием к виновнику ДТП о возмещении разницы между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Однако, до недавнего времени такая схема зачастую работала только в теории, когда как на практике возмещение ущерба в полном объеме было практически невозможно. Разница между реальным ущербом и страховым возмещением может составлять десятки тысяч рублей.

Суды при рассмотрении таких споров указывали, что расчет стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства для целей определения размера ущерба, возмещаемого причинителем вреда, осуществляется в соответствии с методикой, которая в свою очередь предусматривает расчет причиненного ущерба с учетом износа деталей и запчастей.

Указанную позицию судов закрепил и Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с обязательным страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 22.06.2016 г.

  • Вместе с тем, указанный подход судов не отвечает требованиям действующего законодательства, вытекающим из деликтных обязательств причинителя вреда.
  • Так в силу статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
  • Исходя из этого, лицо, которое понесло убытки в результате повреждения имущества третьими лицами, может в силу закона рассчитывать на восстановление своих нарушенных прав.
  • Применительно к случаю причинения вреда транспортному средству это означает, что в результате возмещения убытков в полном размере потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы его право собственности не было нарушено, то есть ему должны быть возмещены расходы на полное восстановление эксплуатационных и товарных характеристик поврежденного транспортного средства.

Новый взгляд суда на существующую проблему

  1. В марте 2017 года Конституционный суд РФ, решения которого обязательны для всех судов на территории Российской Федерации, выразил позицию, в корне изменившую положение дел в случае взыскания ущерба, причиненного потерпевшему в результате ДТП.

  2. Конституционный Суд РФ разъяснил, что институт обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, введенный в действующее законодательство с целью повышения уровня защиты прав потерпевших при причинении им вреда при использовании транспортных средств иными лицами, не может подменять собой институт деликтных обязательств, регламентируемый главой 59 ГК Российской Федерации, и не может приводить к снижению размера возмещения вреда, на которое вправе рассчитывать потерпевший на основании общих положений гражданского законодательства.
  3. При этом, “Единая методика определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства” обязательства вследствие причинения вреда не регулирует.
  4. Следовательно, потерпевший при недостаточности страховой выплаты на покрытие причиненного ему фактического ущерба вправе рассчитывать на восполнение образовавшейся разницы за счет лица, в результате противоправных действий которого образовался этот ущерб, путем предъявления к нему соответствующего требования.

Соответственно, при исчислении размера расходов, необходимых для приведения транспортного средства в состояние, в котором оно находилось до повреждения, и подлежащих возмещению лицом, причинившим вред, должны приниматься во внимание реальные, т.е. необходимые, экономически обоснованные, отвечающие требованиям завода-изготовителя, учитывающие условия эксплуатации транспортного средства и достоверно подтвержденные расходы, в том числе расходы на новые комплектующие изделия (детали, узлы и агрегаты).

Как следует из постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», если для устранения повреждений имущества истца использовались или будут использованы новые материалы, то за исключением случаев, установленных законом или договором, расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, несмотря на то что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения.

Поскольку полное возмещение вреда предполагает восстановление поврежденного имущества до состояния, в котором оно находилось до нарушения права, в таких случаях — притом что на потерпевшего не может быть возложено бремя самостоятельного поиска деталей, узлов и агрегатов с той же степенью износа, что и у подлежащих замене, — неосновательного обогащения собственника поврежденного имущества не происходит, даже если в результате замены поврежденных деталей, узлов и агрегатов его стоимость выросла.

Читайте также:  АС МО запретил налоговую проверку без налоговой проверки

Впоследствии из Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с обязательным страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 22.06.2016 г.), был исключен пункт 22, который закреплял противоречащую принципам действующего законодательства позицию судов.

Новая практика

  • После изложения Конституционным Судом РФ своей позиции относительно порядка определения размера причиненного в результате ДТП ущерба мы начали активно применять данную позицию на практике.
  • В нашем архиве уже имеются положительные решения о взыскании с виновника ДТП ущерба сверх страхового возмещения без учета износа деталей и запчастей.
  • Если Вы столкнулись с тем, что выплаченного страховой компанией страхового возмещения недостаточно для возмещения реального ущерба, обращайтесь в наше адвокатское бюро «Антонов и партнеры».

Наш адрес: г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф. 619

  1. Телефон для предварительной записи: +7 (846) 212-99-71
  2. Адрес электронной почты: 2717371@gmail.com
  3. С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».

Остались вопросы к адвокату?

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Хозяин машины — ни при чем

Важное решение для многих, попавших в дорожно-транспортное происшествие, приняла коллегия по гражданским делам Верховного суда. Материальные претензии после ДТП необходимо предъявлять только тому, кто был за рулем. Конечно, если доказано, что по его вине произошла авария.

Надо сказать, что довольно часто пострадавшие в ДТП пытаются взыскать причиненный ущерб не с виновника аварии, а с собственника транспортного средства. Однако, как поясняет Верховный суд, это незаконно. Водитель может совершить аварию и скрыться с места происшествия на автомобиле или без него.

Однако это не означает, что отвечать за его поступки должен собственник автомобиля, который передал машину по доверенности.

Собственник машины несет ответственность только за нарушения, которые выявлены камерами фотовидеофиксации, работающими в автоматическом режиме, если не сможет доказать, что не он управлял автомобилем. Но это единственное исключение из правил.

Итак, некий Борисов В.М. сбил пешехода, переходившего дорогу, некоего Пилюгина А.Н. От полученных в результате наезда травм Пилюгин позднее скончался в больнице. Страховая компания по ОСАГО выплатила родственникам погибшего расходы на погребение в размере 25 тысяч рублей.

Родственники погибшего обратились в суд, чтобы возместить полностью расходы на погребение, а также моральный ущерб — всего почти 120 тысяч рублей. Но подали иск не против Борисова, который управлял автомобилем, а против собственницы этого автомобиля некоей Клепиковой М.С. В качестве третьего лица была привлечена страховая компания, которая выплатила родственникам лишь 25 тысяч.

Советский райсуд Орла отклонил этот иск на том справедливом основании, что возмещать ущерб должен тот, кто его причинил. Однако истцы оказались упорными. Они, по непонятной причине, отказались изменить ответчика по иску и подали апелляцию в орловский областной суд. Там их требования удовлетворили и потребовали от собственницы автомобиля частично компенсировать причиненный ущерб.

Однако собственница — Клепикова — не согласилась с таким решением и обжаловала его уже в Верховном суде России.

Родственники погибшего в ДТП должны получить 475 тысяч рублей от страховщика виновника аварии

Проверив материалы дела, коллегия по гражданским делам ВС РФ пришла к выводу, что водитель — Борисов — управлял автомобилем на законных основаниях. Ключи и документы Клепикова передала ему добровольно. Кроме того, он был вписан в полис ОСАГО.

Согласно правилам дорожного движения водитель не обязан при себе иметь доверенность от собственника. Право владения подтверждает полис ОСАГО, в который этот водитель вписан.

Согласно пункту 1 статьи 1079  Гражданского кодекса обязанность возмещения вреда возлагается на гражданское лицо, владеющее источником повышенной опасности, на праве собственности, праве оперативного управления или иных законных основаниях. То есть отвечать за ДТП должен тот, кто находился за рулем в момент совершения аварии.

Поэтому Верховный суд отменил решение апелляционной инстанции и посчитал законным  и справедливым решение суда первой инстанции.

Примечательно, что в истории, которую сейчас рассматривал Верховный суд, родственники погибшего по закону об ОСАГО могут рассчитывать на компенсацию в размере 475 тысяч рублей от страховщика виновника ДТП. Плюс 25 тысяч — это действительно установленные законом расходы на погребение.

Если бы родственники погибшего привлекли страховую компанию не в качестве третьего лица, а в качестве соответчика, то они могли бы рассчитывать на получение всей этой суммы, которая почти в три раза превышает заявленный ими ущерб. В итоге они получили только затраты  на судебные издержки.

Теперь, чтобы получить всю необходимую компенсацию, родственникам погибшего вновь необходимо подать в суд. Но уже на непосредственного виновника аварии — причинителя вреда. А страховую компанию привлечь к делу в качестве соответчика. Также необходимо попросить суд установить, кто должен выплачивать компенсацию.

Владимир Баршев 

Российская газета — Федеральный выпуск №7242 (76)

Вс пояснил, какие обстоятельства подлежат доказыванию в спорах о взыскании убытков по дтп

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда вынесла Определение № 66-КГ20-3 по спору о взыскании убытков владельцем авто, пострадавшего в ДТП, с его виновника.

В сентябре 2017 г. в Иркутске произошло ДТП с тремя автомобилями, виновным в совершении которого признали одного из водителей – Михаила Смирнова.

Впоследствии владелица одного из поврежденных автомобилей Анастасия Нагорская обратилась в страховую компанию за прямым возмещением убытков, однако ей было отказано в этом из-за отсутствия полиса ОСАГО у виновника ДТП.

В связи с этим женщина предъявила Михаилу Смирнову иск о взыскании убытков на сумму свыше 515 тыс. руб., расходов на проведение экспертизы в размере 18 тыс. руб. и уплаченной госпошлины более 11 тыс. рублей.

Суд отказал как в удовлетворении иска, так и во взыскании расходов по составлению рецензии на заключение эксперта.

При этом он исходил из того, что вина Михаила Смирнова в совершении ДТП не нашла своего подтверждения в материалах дела.

В дальнейшем это решение суда устояло в апелляции, которая сочла, сославшись на заключение эксперта общества «ПРОФ-ЭКСПЕРТ» от 8 января 2018 г., что в ДТП виновна именно истица, а не ответчик.

В кассационной жалобе в Верховный Суд Анастасия Нагорская обжаловала судебные акты как незаконные.

После изучения материалов дела Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ со ссылкой на ст.

86 и 87 ГПК РФ напомнила, что заключение эксперта должно содержать подробное описание проведенного исследования, сделанные в результате его выводы и ответы на поставленные судом вопросы.

В случаях недостаточной ясности или неполноты экспертного заключения суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту.

Как пояснила Коллегия, в рассматриваемом деле представитель Анастасии Нагорской ходатайствовал о назначении повторной экспертизы, ссылаясь на недопустимость заключения эксперта общества «ПРОФ-ЭКСПЕРТ» в связи с допущенными при ее выполнении существенными нарушениями, а также имеющимися в нем противоречиями. Тем не менее суд первой инстанции отказал в удовлетворении такого ходатайства, но не дал оценки доводам представителя истца о недостатках заключения эксперта и допущенных им нарушениях в нарушение ст. 198 ГПК РФ.

При этом из установленных судом обстоятельств следовало, что столкновение двух автомобилей, принадлежащих участникам спора, произошло вследствие перестроения автомобиля под управлением ответчика в правый ряд, по которому двигался автомобиль под управлением Нагорской. На момент столкновения маневр перестроения Смирновым завершен не был.

«Отказывая в иске, судебные инстанции сослались на заключение эксперта о том, что Анастасия Нагорская превысила допустимую скорость движения, а если бы она двигалась с разрешенной скоростью, то имела бы возможность предотвратить столкновение автомобилей. Однако суды не учли, что в силу п. 2 ст.

1064 ГК РФ обязанность доказать отсутствие вины возложена на причинителя вреда, а в силу п. 8.4 Правил дорожного движения, утвержденных постановлением Совета Министров – Правительства РФ от 23 октября 1993 г.

№ 1090, при перестроении водитель должен уступить дорогу транспортным средствам, движущимся попутно без изменения направления движения.

Отказывая в удовлетворении иска о возмещении вреда в полном объеме по мотиву вины в дорожно-транспортном происшествии самой Анастасии Нагорской, судебные инстанции не приняли во внимание положения ст. 1083 ГК РФ, согласно которой вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит», – отметил ВС.

Верховный Суд добавил, что при наличии вины причинителя вреда основанием для отказа в иске является умысел потерпевшего, а для уменьшения размера возмещения – грубая неосторожность потерпевшего (за исключением возмещения отдельных расходов, указанных в законе). Однако нижестоящие инстанции не сделали выводов о доказанности невиновности Смирнова либо о доказанности умысла Нагорской. В связи с этим Верховный Суд отменил определение апелляции и вернул ей дело на новое рассмотрение.

Адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев отметил, что суды первой и апелляционной инстанций, отказывая в удовлетворении требований истца, фактически не установили обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, и не приняли во внимание, что вина ответчика в ДТП была установлена органами ГИБДД, а руководствовались исключительно заключением эксперта, представленным в судебном заседании. «При этом суды формально подошли к рассмотрению ходатайства стороны истца о проведении повторной экспертизы в связи допущенными нарушениями и несогласием с выводами эксперта. Такой подход не соответствует принципам всесторонности, полноты и объективности рассмотрения дела, что, безусловно, не могло остаться незамеченным Верховным Судом», – полагает он.

Читайте также:  На основании чего страховая может взыскать с виновника возмещение?

По словам адвоката, отменяя судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение, ВС указал на необходимость полного и всестороннего рассмотрения дела с целью установления обстоятельств, подлежащих обязательному установлению по данной категории дел, а именно: степень вины каждого из участников ДТП или отсутствие таковой. «Данная позиция в целом согласуется с судебной практикой, но и дополняет ее, поскольку зачастую суды закладывают в основу решения суда первоначальный административный материал, составленный сотрудниками ГИБДД, в котором устанавливается виновник ДТП, и на основании выводов, изложенных в этом материале, и выносят решение по делу. Позиция ВС, возможно, изменит практику преюдициального значения административного материала органов ГИБДД для данной категории споров», – предположил Илья Прокофьев.

Руководитель арбитражной практики АБ «Халимон и Партнеры» Игорь Ершов заметил, что установление состава гражданского правонарушения, в том числе вины правонарушителя, требует тщательности и аккуратности со стороны участников процесса и суда: «Однако это определение Верховного Суда не ограничено только непосредственно вопросом вины лица в совершении ДТП, поскольку Судебная коллегия по гражданским делам ВС обозначает одновременно несколько проблем, вопросов, интересных и сами по себе».

По словам эксперта, во-первых, в рассматриваемом случае возникает проблема соотношения императивных норм.

«С одной стороны, закон обязывает водителя уступить дорогу транспортным средствам, движущимся попутно без изменения направления движения, но, с другой стороны, водители обязаны соблюдать скоростной режим.

Очевидно, указанные императивные нормы создают противоречие, влияющее в значительной степени на определение вины причинителя вреда и вины потерпевшего в противоправных действиях.

Во-вторых, Верховный Суд подчеркивает в развитие положений законодательства, что экспертное заключение необязательно для суда и оно не является исключительным средством доказывания. Следовательно, судам предложено установить некий баланс между экспертным заключением и положениями нормативно-правовых актов, устранив противоречие между ними», – пояснил Игорь Ершов.

Он добавил, что суды должны сделать выводы не только о доказанности виновности/невиновности причинителя вреда, но и о доказанности умысла или грубой неосторожности потерпевшего.

«Таким образом, Верховный Суд, рассмотрев частный случай возмещения убытков, вызванных ДТП, делает более широкие выводы, способные повлиять не только на дела о возмещении убытков, но и на иные категории споров», – резюмировал эксперт.

Верховный суд рассказал, как найти виновника ДТП — новости Право.ру

Ущерб от автомобильной аварии оплачивает тот, кто ее спровоцировал. Но что делать, если вина не установлена в административном производстве? Например, оно прекращено из-за истечения срока давности.

В этом случае суды исходят из того, что истец должен обосновать свой иск и доказать вину ответчика. Но такой подход не согласуется с Гражданским кодексом, пришел к выводу Верховный суд. Кроме того, он сделал ряд важных выводов касательно автотехнической экспертизы.

Определение ВС пригодится водителям для защиты их прав.

В делах о компенсации ущерба после ДТП доказывать свою невиновность должен причинитель вреда, указал Верховный суд в одном из недавних дел. В свою очередь, потерпевший не обязан доказывать виновность ответчика или противоправность его действий, даже если в административном порядке вина последнего не установлена. Достаточно факта причинения вреда.

К таким выводам гражданская коллегия ВС пришла в одном из недавних дел. Определение 59-КГ17-5 пригодится водителям для защиты их прав. Суды неверно считают, что доказывать вину в ДТП обязан истец, рассказывает Кирилл Форманчук из «Комитета по защите прав автовладельцев».

Он не видел ни одного решения суда, в котором было бы написано, что доказывать свою невиновность должен ответчик.

Такой подход неправильный, указал ВС в споре Андрея Пищика* и Владимира Прусаченкова*. Они попали в аварию в сентябре 2013 года на трассе близ Благовещенска, когда Прусаченков решил развернуться на встречную полосу не из крайнего левого ряда. В результате его машина столкнулась с автомобилем Пищика, который двигался попутно.

В ГИБДД признали, что правила дорожного движения нарушили оба водителя. Прусаченков не занял крайнее левое положение перед тем, как развернуться (п. 8.5 ПДД), а Пищик обгонял «впереди движущееся транспортное средство, водитель которого подал сигнал налево и приступил к маневру» (п. 11.2 ПДД).

Последний вывод содержался в определении об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении. Пищик обжаловал этот пункт определения и добился его исключения: суд согласился с ним, что в таком документе не может быть выводов о виновности водителя.

Что касается административного дела относительно Прусаченкова – оно было прекращено в связи с истечением сроков давности.

Это и смутило суды, которые на «втором круге», с подачи Президиума Амурского областного суда, отказали Пищику во взыскании 87 111 руб. с Прусаченкова на восстановительный ремонт (полиса ОСАГО у того на момент аварии не было). Поскольку в административном порядке вина ответчика не была подтверждена, разобраться в этом самостоятельно решил Благовещенский горсуд.

Он пришел к выводу, что доказательства не свидетельствуют о безусловной вине Прусаченкова. Приступая к развороту, он должен был оценить скорость и положение встречных автомобилей, но мог не заметить автомобиль, который двигался в попутном направлении.

При этом суд отверг выводы судебной автотехнической экспертизы от Дальневосточного регионального центра судебной экспертизы Минюста. Ее специалист пришел к выводу, что Прусаченков в принципе не мог развернуться даже с правого края дороги, не заехав на обочину или остановку маршруток. Но горсуд не принял эти выводы во внимание.

Он отметил, что в заключении учтены показания только Пищика, а не Прусаченкова: «Эксперт разрешил вопрос, насколько достоверны показания сторон, хотя это должен был делать суд». От повторной судебной экспертизы стороны отказались.

Это не помешало истцу указать в апелляционной жалобе, что суд мог назначить ее по своей инициативе, раз уж поверил первоначальному заключению. Но Амурский областной суд отверг этот довод со ссылкой на состязательность процесса, как и другие аргументы Пищика (определение 33АП-6163/2016).

Вина и экспертиза

Истец обратился в Верховный суд, который отправил дело на пересмотр, потому что обнаружил в решениях нижестоящих инстанций массу недостатков. Главное, что они не учли – положения п. 2 ст.

1064 Гражданского кодекса, который возлагает бремя доказывания невиновности на лицо, причинившее вред. Иными словами, причинитель вреда считается виновным, пока не обоснует обратное. И отказ судов со ссылкой на недоказанность вины Прусаченкова незаконен, решила гражданская коллегия ВС.

Она оценила и мотивировку сути решения о том, что ответчик мог не заметить попутную машину. Но в ходе разворота не должны создаваться помехи или опасность для других участников дорожного движения (п. 8.1 ПДД).

А если дорога слишком узкая и разворот выполняется не из крайнего левого положения, перед этим нужно освободить дорогу всем встречным и попутным машинам (п. 8.8).

Кроме того, по мнению ВС, судебную экспертизу отвергли безосновательно. Если эксперт выносил суждения на основании объяснений Пищика, суду следовало самому определить исходные данные для экспертизы.

Кроме того, основной вывод специалиста о том, что Прусаченков не мог развернуться без нарушений, был основан на объективных данных. Если экспертиза неясна, суд может назначить повторную, напомнил Верховный суд положения п. 2 ст. 87 ГПК.

Эти указания называет важным управляющий партнер КА «Старинский, Корчаго и партнеры» Владимир Старинский. По его словам, суды нередко отказываются принимать доказательства, практически ничем это не мотивируя или указывая формальные причины.

Чтобы побороть такой подход, надо отменять решения, принятые с подобными нарушениями, для чего и пригодятся разъяснения ВС, считает Старинский.

* имена и фамилии изменены редакцией

Кто отвечает за вред при ДТП водитель или собственник? Верховный суд

Законный владелец автомобиля может быть привлечен к ответственности за причиненный автомобилем вред наряду с непосредственным причинителем вреда в долевом порядке при наличии виныОпределение от 18.05.2020 № 78-КГ20-18

  • Фабула дела:
  • Позиции судов:
  • Суд первой инстанции в иске отказал.
  • Суд апелляционной инстанции с выводами согласился.
  • Позиция Верховного суда:
  • Владелец авто, передавший полномочия по владению лицу, не имеющему прав на управление авто, о чем было известно владельцу, в случае причинения вреда в результате неправомерного использования авто будет нести совместную с ним ответственность в долевом порядке. (Постановление Пленума ВС РФ № 1, 196-ФЗ)
  • Решение и определение отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда.

Автомобиль совершил наезд на Гражданина — мать Истца, в результате чего она скончалась. Установлено, что собственником авто являлось другое лицо — Ответчик, которая также оплачивала транспортный налог и штрафы, а управлявший автомобилем не имел водительского удостоверения и не был вписан в страховку.Истец обратилась в суд с требованием о компенсации морального вреда, причиненного источником повышенной опасности.С учетом ст.ст. 154, 209, 1064 и 1079 исходил из того, что обязанность по возмещению вреда вследствие ДТП возлагается на лицо, владеющее источником повышенной опасности в момент причинения вреда.На момент ДТП водитель авто противоправно владел им. Поскольку Истцом не было представлено доказательств того, что законному владельцу авто на момент передачи транспортного средства виновному в ДТП было известно об отсутствии у него прав на управление транспортным средством, суд предположил, что на этот момент у водителя имелось водительское удостоверение.Вины в причинении вреда действиях Ответчика нет, а также условий для возложения на нее как на владельца авто субсидиарной ответственности.Законный владелец источника повышенной опасности может быть привлечен к ответственности за вред, причинённый данным источником, наряду с непосредственным причинителем вреда в долевом порядке при наличии вины.Законный владелец источника повышенной опасности и лицо, завладевшее им и причинившее вред в результате его действия, несут ответственность в долевом порядке при совокупности условий, а именно наличиепротивоправного завладения источником повышенной опасности лицом, причинившим вред, и вины владельца в противоправном изъятии из его обладания.При этом перечень случаев и обстоятельств, при которых непосредственный причинитель вреда противоправно завладел источником повышенной опасности при наличии вины владельца в его противоправном изъятии лицом, Причинившим вред, не является исчерпывающим.Вина законного владельца может быть выражена не только в содействии другому лицу в противоправном изъятии источника повышенной опасности из обладания законного владельца но и в том, что законный владелец передал полномочия по владению другому лицу, использование источника повышенной опасности которым находится в противоречии со специальным нормами и правилами по безопасности дорожного движения (ст. 1079 ГК РФ, 1083 ГК РФ, 1101 ГКРФ, Постановление Пленума ВС РФ № 1).

Читайте также:  Раздел приватизированной квартиры при разводе супругов

Новая практика Верховного суда

Если в результате ДТП виновником оказался водитель, который не имел ни страховки, ни права управления автомобилем, то ответственность несет собственник автомобиля. 

Такой вывод сделал Верховный суд РФ по делу № 4-КГ20-11. При аналогичных обстоятельствах первые две инстанции решили, что деньги должен выплатить только виновник — водитель автомобиля.

Но ВС указал, что собственник несет бремя содержания своего имущества и возмещает ущерб владелец «опасного» имущества — в рассматриваемом случае, автомобиля.

Кроме того, ВС указал, что собственник автомобиля должен доказывать, что передавал авто водителю (виновнику) на законном основании: доверенность, договор, внесение в страховой полис и т.п.

Поэтому запоминаем: если вы передаете авто другому лицу, то оно должно быть вписано в страховку, должна быть выписана доверенность (даже если она необязательна), а еще лучше, если будет оформлен договор об использовании автомобиля с указанием всех рисков, которые лягут на водителя, а не собственника.

Извлечение:

Как следует из материалов дела, 1 июля 2017 г.

произошло дорожнотранспортное происшествие при участии автомобиля марки «Скгоеп С4», государственный регистрационный знак , принадлежащего на праве собственности ООО «Агропродукт», под управлением Глазковой А.

В., и автомобиля марки «ВАЗ 2109», государственный регистрационный знак , принадлежащего на праве собственности Коротковой С.С, под управлением Короткова Д.А.

В результате произошедшего дорожно-транспортного происшествия автомобилю марки «Снтоеп С4» причинены механические повреждения. Виновным в дорожно-транспортном происшествии признан Короткое ДА.

, допустивший нарушение пункта 8.12 Правил дорожного движения Российской Федерации.

Риск гражданской ответственности водителя автомобиля марки «ВАЗ 2109» на момент совершения дорожно-транспортного происшествия застрахован не был.

Разрешая настоящий спор и возлагая ответственность за причиненный вследствие дорожно-транспортного происшествия вред на Короткова Д.А.

, суд первой инстанции исходил из того, что в момент причинения ущерба данный ответчик управлял транспортным средством и именно по его вине автомобилю истца были причинены механические повреждения.

Соглашаясь с выводами суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции дополнительно указал, что материалы дела не содержат сведений о выбытии транспортного средства из обладания собственника Коротковой С.С. в результате противоправных действий Короткова Д.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что обжалуемые судебные акты приняты с существенным нарушением норм материального и процессуального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 210 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не установлено законом или договором.

Согласно пункту 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и тому подобное, осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.). Владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником.

При наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее источником повышенной опасности (пункт 2 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Из указанных правовых норм следует, что гражданско-правовой риск возникновения вредных последствий при использовании источника повышенной опасности возлагается на его собственника и при отсутствии его вины в непосредственном причинении вреда, как на лицо, несущее бремя содержания принадлежащего ему имущества.

Таким образом, собственник источника повышенной опасности несет обязанность по возмещению причиненного этим источником вреда, если не докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего, либо, что источник повышенной опасности выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц или был передан иному лицу в установленном законом порядке. Суды первой и апелляционной инстанций при рассмотрении настоящего дела исходили из того, что на момент дорожно-транспортного происшествия Короткое Д.А. являлся законным владельцем автомобиля марки «ВАЗ 2109», поскольку обстоятельства противоправного завладения автомобилем данным ответчиком не установлены.

Между тем, сам по себе факт управления Коротковым Д.А.

автомобилем на момент исследуемого дорожно-транспортного происшествия не может свидетельствовать о том, что именно водитель являлся владельцем источника повышенной опасности в смысле, придаваемом данному понятию в статье 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Факт передачи собственником транспортного средства другому лицу права управления им, в том числе с передачей ключей и регистрационных документов на автомобиль, подтверждает лишь волеизъявление собственника на передачу данного имущества в пользование и не свидетельствует о передаче права владения имуществом в установленном законом порядке, поскольку такое использование не лишает собственника имущества права владения им, а, следовательно, не освобождает от обязанности по возмещению вреда, причиненного этим источником повышенной опасности.

Предусмотренный статьей 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации перечень законных оснований владения источником повышенной опасности и документов, их подтверждающих, не является исчерпывающим, но любое из таких оснований требует соответствующего юридического оформления (заключение договора, выдача доверенности на право управления транспортным средством, внесение в страховой полис лица, допущенного к управлению транспортным средством, и т.п.). С учётом приведенных выше норм права и в соответствии с частью 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации освобождение Коротковой С.С. как собственника источника повышенной опасности от гражданско-правовой ответственности могло иметь место при установлении обстоятельств передачи ею в установленном законом порядке права владения автомобилем Короткову Д.А., при этом обязанность по предоставлению таких доказательств лежала на самой Коротковой С.С. Не установив факт перехода права владения источником повышенной опасности к Короткову Д.А., суд первой инстанции неправомерно освободил Короткову С.С, как собственника автомобиля марки «ВАЗ 2109», от ответственности за причиненный данным источником вред. Суд апелляционной инстанции ошибки нижестоящего суда не исправил.

Исходя из вышеизложенного, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении настоящего дела допущены нарушения норм материального и процессуального права, которые являются существенными, непреодолимыми и которые не могут быть устранены без нового рассмотрения дела. Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г.

№ 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья б1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 3 июня 2019 г. и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. При новом рассмотрении дела судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда надлежит правильно определить обстоятельства, подлежащие установлению по делу, и распределить бремя доказывания.

Руководствуясь статьями 39014-39016 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила : апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 3 июня 2019 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector