Консультации

Президент ограничил права миноритарных акционеров

Президент ограничил права миноритарных акционеров

Право на доступ ко всем документам у государства будет только при наличии у него «золотой акции» / Евгений Разумный / Ведомости

Инвесторы лишатся возможности получать информацию об объекте своих инвестиций, решила Госдума. Крупный бизнес добился своего.

Поправки в закон об акционерных обществах, касающиеся раскрытия информации, шесть лет назад были приняты в первом чтении. Проект вводил широкий перечень данных, которые эмитент сам должен раскрывать инвесторам, и ограничивал их только в доступе к документам бухгалтерского учета и протоколам заседаний правления. Минюст этот перечень даже расширил (см.

врез), но встретил яростное сопротивление крупного бизнеса. В конце мая «Лукойл», «Транснефть», «Сургутнефтегаз», «Татнефть» и «Ростех» предложили президенту ввести закрытый перечень информации, которую вправе получить акционер. Схожие предложения были и у «Роснефти», сообщал «Интерфакс».

Публично обсужденный и согласованный законопроект был тайно переписан и внесен в Думу, негодует Денис Спирин из Prosperity Capital Management.

Право запрашивать данные сверх перечня Минюст предлагал оставить только для обладателей пакета более 5%. Позже порог был снижен до 2%, а затем до 1%. Но в последней версии проекта у миноритариев была возможность запрашивать «иные документы» – если докажут, что запрос преследует деловые цели.

Одобренный Думой документ обязывает эмитента раскрывать некоторые сведения перед всеми акционерами публичной компании – например, договор о ее создании.

Акционеры с долей более 1% могут рассчитывать на большее – например, на информацию о крупных сделках (см. таблицу).

Доступ к протоколам заседания правления и документам бухгалтерского учета будут иметь только акционеры более чем с 25% голосующих акций. Акционеры должны будут подписаться о неразглашении сведений.

Прежде акционеры могли запрашивать другие документы, теперь – нет. Спирин указывает, что и через суд потребовать их не удастся – в поправках нет нормы, которая говорила бы, что через обращение в суд можно получить дополнительные документы.

Президент ограничил права миноритарных акционеров

Тем, у кого менее 25%, придется доказать, что документы нужны для надлежащей реализации их прав. А отказать будет несложно – компании достаточно решить, что акционер недобросовестный или что у него необоснованный интерес.

Не получит акционер сведений и в случае, если он конкурент компании или аффилирован с конкурентом.

То есть нефтяная или газовая компания откажет любому акционеру-нефтянику, говорит партнер юридической фирмы «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Степанов.

От таких ограничений пострадает и государство. Даже если у него 100% акций, оно не получит ничего большего, чем есть в перечне, констатирует Степанов.

Хотя и сейчас бывают случаи, когда правительство не может получить данные, – например, в июне правительство поручило «Роснефтегазу» обеспечить получение достоверной информации об остатках средств на его счетах, об акциях, которыми он владеет, и об инвестпрограмме. Право на доступ ко всем документам у государства будет только при наличии у него «золотой акции».

Такое ограничение еще снизит качество управления компаниями с госучастием, предупреждает Спирин: государство-акционер формально даже не будет иметь права получить данные об инвестпрограммах и бизнес-планах.

Отменяют поправки, по сути, и право оспорить неодобренные убыточные сделки компании, требовать от менеджмента возмещения убытков и другие подобные права акционеров, удивляется Спирин.

Например, протоколы советов директоров получить можно, но, чтобы понять, действовали ли директора добросовестно, нужны другие документы.

Права миноритариев можно ограничивать

За новостями о футбольном чемпионате мира и «вики-утечках» уже почти забылась довольно громко прозвучавшая в околофинансовом мире история со вбросом идеи об ограничении прав миноритарных акционеров компаний.

Напомню, сначала президент «Норильского никеля» Андрей Клишас предложил законодательно установить некий порог владения акциями, до достижения которого акционер не имеет существенных прав, в том числе на получение информации о работе компании.

Позже с подобным предложением выступил зампред правления ВТБ Василий Титов.

Естественно, это вызвало протест у самого известного в России инвест-активиста и борца с воровством в крупных корпорациях Алексея Навального. По его мнению, если в компаниях не будут воровать, то распространение внутренней информации об их деятельности не повредит бизнесу.

Множество разного рода экспертов, опрошенных СМИ, в основном старались сохранить нейтралитет, говоря, что «надо что-то делать» с практикой злонамеренного использования информации, полученной от менеджеров акционерами, но при этом и ограничивать последних в правах как-то тоже не очень правильно.

Например, считают некоторые, можно отдать этот вопрос в руки судов: если судья решит, что протоколы собрания директоров «Транснефти» или ВТБ нужны Навальному только для пиара, то их можно ему не давать.

А если судья, посмотрев в честные глаза Алексея, поверит, что тот печется о благе корпорации и ее акционеров, то протоколы придется отдать.

На мой взгляд, этот вопрос имеет простое и очевидное решение, которое должно первым прийти в голову любому человеку с либеральными экономическими воззрениями. Решение заключается в устранении государства (т. е. законодательства) из этой сферы.

Зачем вообще в законе прописывать права и обязанности акционеров и корпораций в отношениях с акционерами? Жизнь сложна и многообразна: в каких-то случаях логично и правильно ограничивать доступ миноритариев к определенной информации, в каких-то компания может дойти до полной открытости и публиковать рабочую переписку сотрудников прямо у себя на сайте. Какое дело до этого государству?

В мировой корпоративной практике есть замечательная штука: акционерное соглашение. Где-то оно выступает вместо устава компании, где-то в качестве дополнения к нему, неважно. В этом соглашении прописываются все вопросы взаимоотношений корпорации и ее владельцев, а также акционеров между собой.

Такие соглашения иногда оказываются с нашей — привыкшей к российским условиям — точки зрения весьма оригинальными. Например, американская семья Окс-Сульцбергер владеет 0,39% акционерного капитала издательской компании New York Times, но назначает шесть из восьми членов ее совета директоров.

Вот уже где Навальному разгуляться! Это же очевидное циничное нарушение прав не то что миноритариев, но даже и мажоритариев. Однако все нормально: таково акционерное соглашение, которое действует уже много лет.

И все, кто покупает акции New York Times, понимают (или должны понимать), что влиять на состав совета директоров они почти не могут.

С тем же успехом при желании в уставе или акционерном соглашении можно прописать и права доступа акционеров к информации о деятельности компании.

«Транснефть», например, может написать, что протоколы совета директоров вправе получить только акционер, владеющий пакетом более 25% акций. Учитывая, что у государства 75% акций компании (и 100% обыкновенных), таких акционеров «с доступом» не будет даже теоретически.

Если инвестор готов согласиться с подобными ограничениями, он купит акции «Транснефти». Не готов — не купит. Это его личное дело.

В целом информационная прозрачность бизнеса — это, конечно, хорошо. Доверие между акционерами, даже самыми мелкими, и менеджментом добавляет не только положительные эмоции, но и вполне реальные миллиарды в капитализацию крупных компаний.

Поэтому не стоит думать, что все торгующиеся на бирже акционерные общества после введения подобных акционерных соглашений немедленно «закроются» от любопытных Навальных.

Полагаю, что со временем установится некий баланс, устраивающий и мажоритариев (часто в лице государства), и миноритариев, и менеджмент.

Компании, готовые терять акционерную стоимость за счет закрытости, имеют на это право — это их дело. Компании, для которых капитализация важнее возможности подворовывать, будут максимально «открываться» для инвесторов. В такой системе каждый найдет свое место, а масса конфликтных ситуаций просто перестанет существовать.

С пакетом менее 1% не беспокоить: чемезов, алекперов и маганов умерят пыл миноритариев?

«Татнефть»  поддержала «четверку» госкорпораций, попросившую президента РФ ограничить доступ к корпоративной информации для миноритариев.

Недавно один из таких мини-акционеров раскритиковал дивидендную политику татарской нефтяной компании и ее непрофильные вложения.

Эксперты, опрошенные «БИЗНЕС Online», разошлись в оценке инициативы: одни сокрушаются, что это ударит по фондовому рынку, а другие соглашаются, что ряд акционеров порой попросту злоупотребляет доверием эмитента.

Наиль Маганов выступил в числе подписантов письма президенту РФ, в котором предлагается ограничить вмешательство в работу компаний со стороны миноритарных акционеров «БИЗНЕС Online»

ЗАКОНОПРОЕКТ ГОТОВ, А ПИСЬМО — ЛИШЬ ТРИГГЕР К ПРИНЯТИЮ?

Генеральный директор ПАО «Татнефть» Наиль Маганов в солидном составе глав крупных российских компаний выступил в числе подписантов письма президенту РФ Владимиру Путину, в котором предлагает ограничить информационное вмешательство в работу компаний со стороны миноритарных акционеров.

Как пишут сегодня «Ведомости», компанию Маганову составили президент «Лукойла» Вагит Алекперов, президент «Транснефти» Николай Токарев, гендиректор «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов и «Ростеха» — Сергей Чемезов.

Письмо отправили уже в апреле, и, по данным газеты, президент отнесся к просьбе вполне серьезно.

«Озабоченность руководителей данных компаний имеет под собой серьезные основания, в связи с чем президентом России дано указание внимательно отнестись к проработке представленного проекта поправок», — сообщил руководитель администрации президента Антон Вайно.

Авторы обращения считают, что у стратегических инвесторов и миноритариев крупных компаний должны быть разные права на получение корпоративной информации и что ряд данных вовсе необязательно раскрывать по первому запросу любого миноритарного акционера.

Из-за этих моментов возникают постоянные конфликты и судебные споры, объясняют они. Поэтому необходимо обеспечить «справедливый баланс доступности достаточной для акционеров информации и гарантий информационной безопасности российских корпораций», говорят авторы письма.

Именно поэтому они предлагают поправить закон об акционерных обществах — внести в него закрытый перечень информации, которую может получить любой акционер, и ограничить его договором о создании общества, уставом, положением о филиале и представительстве, годовыми отчетами, списками аффилированных лиц и информацией об акционерных соглашениях.

А вот уже более дотошную информацию предлагается предоставлять далеко не всем, а лишь владельцам более 1% голосующих акций. К слову, применительно к «Татнефти», согласно списку аффилированных лиц на первый квартал 2017 года, это, к примеру, «Связьинвестнефтехим» с 27,91% обыкновенных акций и кипрская Vamolero Holdings Co. Limited с 2,8% (другие крупные держатели не указываются).

Кстати, миноритарными акционерами с долей менее 1%, которые в случае выхода из числа топ-менеджмента и могут лишиться права на часть корпоративной информации, являются сам Маганов (с 0,01% обыкновенных акций), консультант президента РТ Ренат Муслимов (у него 0,06% акций), экс-глава «Татнефти» Шафагат Тахаутдинов с 0,14% акций и ряд других членов совета директоров.

Миноритарными акционерами «Татнефти» с долей менее 1% являются, например, Ренат Муслимов (слева) и Шафагат Тахаутдинов (справа) president.tatarstan.ru

Акционеры с менее чем 25% голосующих акций должны, по мнению просителей, прежде чем что-либо выяснять у менеджмента компании, указывать деловую цель своего запроса.

Авторы письма предлагают и вовсе отказывать компании в информации, если она запрашивается повторно в течение трех лет, или акционер не указал, зачем ему документ, или цель акционера неразумна, или документ относится к периоду, когда запрашивающий не был акционером.

То есть, попросту говоря, не беспокоить топ-менеджмент своим праздным любопытством, отвлекая от важных стратегических задач.

Похожий законопроект — о внесении поправок в законы «Об акционерных обществах» и «Об обществах с ограниченной ответственностью» — уже был предложен минюстом России еще год назад и опубликован на портале раскрытия правовой информации. В нем, правда, вводятся пороги не в 1% и 25%, а в 2% и 25% акций.

Однако пока что законопроект с места не сдвинулся, зависнув на стадии общественного обсуждения. «Как я понял из прессы, проект закона уже разработан минюстом и согласован с ЦБ. Значит, степень его готовности и шансы на его принятие довольно высоки.

Читайте также:  Можно ли и как вернуть предоплату за мебель?

А письмо руководителей госкорпораций к президенту понадобилось лишь в качестве инициирующего действия», — рассуждает эксперт-аналитик АО «Финам» Алексей Калачев.

«ВОЙНЫ» С МИНОРИТАРИЯМИ

Почему «Татнефть», традиционно долгие годы работающая с огромной массой миноритарных акционеров, решила поддержать своих весомых коллег по рынку и «прикрыть» информационные лазейки для «малышей»? Напомним, что немало неприятностей (по крайней мере, процедурных) для «Татнефти» принесла судебная атака миноритариев входящей в ее группу компаний «Нижнекамскшины» в 2013 году. Тогда два миноритария нижнекамского предприятия — московское ООО «Мириад Рус», владеющее всего одной акцией «Нижнекамскшины», и Vulpes Russian Opportunities Fund с Каймановых островов — в нескольких исках потребовали отменить ряд сделок нижнекамской компании. В частности, они хотели признать недействительными допсоглашения, регламентирующие размер вознаграждения, которое «Нижнекамскшина» выплачивала своей управляющей компании «Татнефть-Нефтехим».

Миноритарии сочли, что вместо того чтобы повышать дивиденды акционерам, в компании гоняют деньги между своими компаниями. «Это просто некая схема по переводу денег внутри группы.

Вся прибыль предприятия уходит на внутренние нужды, но никак не на выплаты тех же дивидендов акционерам», — возмущались истцы. Другие иски также касались оспорения внутренних сделок компании.

В общей сложности «Татнефть» пережила четыре судебные атаки от одних и тех же акционеров в течение 2013 года — по всем каймановцы проиграли и в первой, и в последующих инстанциях.

В прошлом году свое недовольство дивидендной политикой «Татнефти» высказала международная инвестиционная компания Prosperity Capital Management. Никаких судебных претензий, впрочем, она не предъявляла — ни «Татнефти», ни каким-либо другим российским компаниям.

Ее генеральный директор Иван Мазалов, побывав прошлой осенью на предприятиях «Татнефти» и встретившись с Магановым, чтобы обсудить новую стратегию развития компании до 2025 года, публично раскритиковал инвестиционную и дивидендную политику компании.

По его мнению,  «Татнефть» вполне имеет возможность увеличить дивидендные выплаты до 50% от прибыли с традиционных 30%. «У компании много денежных средств и совсем нет долга», — сказал он «Интерфаксу».

При этом, по его мнению, компания производит непрофильные инвестиции, необходимость которых можно поставить под сомнение. Он привел в пример вложение в размере около 20 млрд. рублей в рентный ЗПИФ «Ак Барс — Горизонт», владеющий инвестициями в земельные участки в Казани.

«Недвижимость — это уже не специализация нефтяной компании. Нужно фокусироваться на профильной деятельности, не пристраивать деньги в банки и фонды, а выплачивать их в виде дивидендов», — считает Мазалов.

Кстати, именно сейчас «Татнефть» продолжает помогать деньгами непрофильным «землякам» — сегодня же компания объявила, что купит допэмиссию акций «АК БАРС» Банка на 5 млрд. рублей.

Получить комментарий Мазалова по инициативе «Татнефти» «закрыться» от излишне любопытных миноритариев нам сегодня не удалось — в офисе Prosperity Capital Management нам сообщили, что он находится в Лондоне, попросив связаться с ним по британскому номеру.

В самой «Татнефти» нам также не прокомментировали сегодняшнюю новость, при этом источники «БИЗНЕС Online» в компании говорят, что Маганов отнюдь не был инициатором письма Путину. Тем не менее в компании согласны с основными его тезисами, поэтому и было решено поддержать коллег по большому бизнесу.

Кстати, сталкивался с миноритариями, желающими получать больше дивидендов и участвовать в работе компаний, и ТАИФ.

Так, в 2014 году нефтехимический холдинг стал ответчиком по иску кипрской компании Nerten Holdings Limited, за которой стоит бывший член совета директоров ОАО «ТАИФ» и гражданин США Сергей Пороцкий.

Он заявил, что компанию не пустили на собрание акционеров холдинга и что таифовцы с помощью различных уловок уклоняются от предоставления документов, которые он и попытался «выбить» через суд. Спустя три месяца конфликт, по всей видимости, был улажен — миноритарий отказался от иска в полном объеме.

  • «ОЧЕРЕДНОЕ НАСТУПЛЕНИЕ НА ПРАВА АКЦИОНЕРОВ ЯВЛЯЕТСЯ ПЛОХИМ СИГНАЛОМ ДЛЯ ФОНДОВОГО РЫНКА»
  • Эксперты «БИЗНЕС Online» разошлись во мнениях на возможное нововведение.
  • Алексей Калачев — эксперт-аналитик АО «Финам»:

— В разных странах действуют разные законы, но общим трендом является расширение прав миноритарных акционеров, так как обладание маленьким пакетом акций само по себе ограничивает возможности акционера влиять на принимаемые решение.

А ведь незыблемым правилом публичной компании должно быть равенство прав каждой акции. Каждая акция определенного типа дает равные права всем держателям аналогичных акций. Ограничение доступа к информации не расширяет, а ограничивает возможности одних акционеров, но не ограничивает возможности других.

Когда мажоритарные акционеры хотят получить полный контроль, они скупают контрольный пакет и вслед за этим обязаны предложить миноритариям выкуп их акций. Если доля акций выше определенного предела — даже принудительный выкуп, но по условиям не хуже рыночных.

Это происходит потому, что никто не обязан финансировать деятельность общества, в котором он лишается права принимать решения.

Ограничение права на доступ информации — это тоже ограничение права на взвешенное решение, принимаемое информированным человеком. Очередное наступление на права акционеров является плохим сигналом для фондового рынка.

В конце концов, котировки акций компании, определяющие ее рыночную капитализацию, формируются на бирже как раз сделками миноритариев.

Чтобы изменить действующий порядок доступа к информации, потребуется внести изменение в закон об акционерных обществах и еще в целый ряд законодательных актов. Это можно сделать только отдельным законом.

Президент может инициировать внесение такого закона, а также ему предстоит утвердить или отвергнуть закон, уже принятый парламентом. То есть, очевидно, сначала закон будет проходить согласования в комитетах Думы и приниматься в трех чтениях нижней палатой, а потом утверждаться верхней палатой.

Наталья Мильчакова — замдиректора аналитического департамента «Альпари»:

— Мы полагаем, что просьба компании «Татнефть» и других крупных компаний обоснована. На самом деле в законе об акционерных обществах недостаточно расписан порядок предоставления информации акционерным обществам его акционерам.

Как, например, быть акционерному обществу, в случае если акционер является активным спекулянтом на фондовом рынке и на момент запроса информации в акционерном обществе он, допустим, акции продал, но еще не успел откупить обратно? На практике в таких случаях акционерные общества отказывают акционерам в предоставлении информации, ссылаясь на выписки из реестра, выписки со счета депо и другие документы, способные подтвердить или опровергнуть право собственности акционера. Однако поскольку в законе не указано четко, что акционер, не являвшийся на дату запроса информации в акционерном обществе акционером данного общества, не может получить у общества эту информацию, то акционер может обратиться в суд, и, хотя дело будет заведомо проигрышным, но у компании будут репутационные проблемы.

Конечно, данная просьба к государству от «Татнефти» и иных крупных компаний не в полной мере соответствует лучшей мировой практике корпоративного управления.

Согласно лучшей практике, эмитент должен предоставлять любому акционеру без ограничений любые документы, предусмотренные законодательством и не содержащие определенной законодательством инсайдерской и конфиденциальной информации.

Однако на Западе и в других развитых странах есть большой наработанный опыт судебной практики, и если миноритарный акционер злоупотребляет доверием эмитента, то он может быть строго наказан, в том числе даже по уголовной статье, если суд докажет попытки шантажа, вымогательства либо рейдерского захвата.

Мы полагаем, что требования крупнейших российских эмитентов следовало бы учесть в законе об акционерных обществах, который должен быть не просто копией с аналогичных законов на Западе, а больше учитывать российские реалии.

Номинальные права

Владельцев небольших пакетов акций ограничили в правах. Теперь они не имеют доступа к информации о компаниях, которыми частично владеют. Такая норма прописана в законопроекте, который Госдума приняла во втором чтении. Что теперь не смогут узнать владельцы небольшого пакета ценных бумаг? Выясняла Яна Лубнина.

Депутаты Госдумы одобрили законопроект об ограничении прав миноритариев еще в пятницу. Теперь владельцы небольших пакетов акций могут получить лишь ограниченный набор данных. Им будет доступен договор о создании структуры, решения о выпуске ценных бумаг, годовой отчет, протоколы общих собраний акционеров и списки аффилированных лиц.

Директор по корпоративному управлению Prosperity Capital Management Денис Спирин отметил, что установлено несколько порогов доступа. «Раньше акционер даже с одной акцией имел право запросить большое количество документов.

Все согласились, что, имея одну ценную бумагу, неразумно предоставлять такое бесконтрольное и бесконечное право доступа к данным. Теперь введено два порога: 1% и 25%.

Если у вас 25% акций, то вы обладаете более расширенным правом доступа к документам, вам становятся доступны протоколы заседаний коллегиального исполнительного органа и документы бухгалтерского учета», – рассказал Спирин.

Новые правила обязывают миноритариев при запросе определенных документов указать деловую цель, ради которой они потребовались.

Руководитель антимонопольной практики «ФБК Право» Сергей Ермоленко уверен, так крупные компании смогут бороться с шантажом со стороны миноритариев: «Это отнимает некий ресурс у крупных компаний. Миноритарные акционеры иногда злоупотребляют своими правами. Появляется некий шантаж из серии, если вы купите у мой пакет, то я от вас отстану», – отметил Ермоленко.

Глава петербургского отделения Transparency International Дмитрий Сухарев полагает, что законопроект изначально составлен так, что он него выигрывают структуры с госучастием: «Государственные компании таким образом уходят от какого-либо контроля со стороны общества. Потому что, если раньше кто-то мог купить акции «Газпрома» и получать информацию о деятельности корпорации, то теперь это будет сделать невозможно», – подчеркнул Сухарев.

Президент инвестиционной группы «Московские партнеры» Евгений Коган полагает, что ограничение прав миноритариев отрицательно скажется на российском фондовом рынке. «Миноритарий в нашей стране – это существо униженное, оскорбленное и не имеющее особых прав.

Мажоритарий может делать все, что хочет. Способствует ли это популяризации развития нашего рынка? Конечно, нет. Поэтому наш фондовый рынок, который начинался так бодро и весело в 90-е годы, сегодня чувствует себя достаточно плохо.

Все прекрасно понимают, что права миноритариев – это номинальная вещь», – рассказал Коган.

Собеседники «Коммерсантъ FM» уверены, что закон об ограничении прав владельцев небольших пакетов акций не пойдет на пользу устойчивости фондового рынка. Ранее с подобной инициативой выступили крупные компании. Под письмом Владимиру Путину подписались главы «Лукойла», «Транснефти», «Сургутнефтегаза», «Татнефти» и «Ростеха».

Законопроект, защищающий права миноритарных акционеров, принят в первом чтении

Госдума одобрила в первом чтении законопроект «О внесении изменений в статьи 40 и 75 Федерального закона «Об акционерных обществах», направленный на защиту прав миноритарных акционеров. Согласно документу, владельцы обыкновенных акций получат преимущественное право приобретения размещаемых впервые привилегированных акций.

По действующему законодательству акционеры имеют преимущественное право приобретения дополнительных акций только в отношении той категории ценных бумаг, которыми они уже владеют. В случае размещения акций иной категории такого права у акционеров нет.

«Если компания выпустит новый тип привилегированных акций, например, в пользу лиц, связанных с контролирующим акционером, владельцы обыкновенных акций не смогут приобрести часть таких акций пропорционально своей доле.

Это приведет к размытию их дивидендных прав и доли в уставном капитале акционерного общества», — сообщил редакции сайта asi.

ru заместитель руководителя рабочей группы АСИ по мониторингу «дорожной карты» «Совершенствование корпоративного управления» Денис Спирин.

  • Он пояснил, что предлагаемые изменения в закон об акционерных обществах предоставят владельцам обыкновенных акций преимущественное право приобретения размещаемых впервые привилегированных акций. 
  • «Делается это с целью борьбы с популярной несколько лет назад практикой выпуска в пользу связанных с контролирующим акционером структур привилегированных акций с супер-дивидендными правами и выплаты всех дивидендов только им», — отметил Денис Спирин.
  • Изменится также механизм выкупа акций у тех владельцев ценных бумаг, которые не согласны с решением собрания акционеров публичного общества.
Читайте также:  Основы эффективной адвокатской деятельности

По действующему законодательству цена выкупа определяется независимым оценщиком, что неоднократно демонстрировало неэффективность на практике.

«Новый законопроект предлагает, чтобы цена выкупа была не менее средневзвешенной цены торгов таких акций за шесть месяцев, и при этом не учитывался тот период, когда на цену уже влияет информация о соответствующем корпоративном событии», — сказал Денис Спирин.

По мнению экспертов профильной рабочей группы АСИ, критерий средневзвешенной цены за определенный период времени позволит акционерам предлагать цену выкупа, «в большей степени отвечающую стоимости принадлежащих им акций». Это уточнение, по их словам, сделает механизм выкупа более действенным средством защиты по сравнению с существующим регулированием.

Аналогичные правила уже предусмотрены законом на случай принятия собранием акционеров решения о делистинге (исключении из котировального списка фондовой биржи — прим.) акций.

Справка

Законопроект разработан в рамках реализации пункта 8 плана мероприятий («дорожной карты») Национальной предпринимательской инициативы (НПИ) по совершенствованию корпоративного управления – «Предоставление акционерам — владельцам обыкновенных акций публичного общества преимущественного права приобретения размещаемых впервые акций другой категории (типа)». «Дорожная карта» утверждена распоряжением Правительства РФ от 25 июня 2016 года №1315-р.

Способы защиты прав акционеров, владельцев ценных бумаг, предпринимателей и инвесторов

Деятельность акционерных обществ подчинена закону «Об акционерных обществах», который не дает разграничения держателей акций по их количеству. Поэтому защиту прав акционеров государство осуществляет независимо от того, сколько акций у вас на руках.

И даже если вы владеете всего одной акцией крупного АО, вы можете рассчитывать на защиту нарушенных прав. А мы ответим на вопросы по способам защиты и законодательным ограничениям, подготовим акционерное соглашение, представим интересы клиента в суде.

Кто такие акционеры

Акционеры – люди, которые вкладывают деньги в акции. В свою очередь акция – это ценная бумага, которая выпускается акционерным обществом и дает гарантию своему владельцу на получение дохода от прибыли компании.

Чем больше денег акционер потратит на покупку акций, тем больше ценных бумаг АО он может получить.

Среди прав акционеров выделяют:

  • Имущественные, куда включено право на распоряжение акциями и получение с них дохода;
  • Неимущественные (акционер может принимать участие в управлении АО и получать информацию о его деятельности);
  • Общие (на получение дивидендов) и специальные (преимущественное право при покупке акций в рамках дополнительного выпуска);
  • Основные – право собственности на акции – и вспомогательные, благодаря которым акционер реализует свои основные права.

В законе «Об АО» выделено два класса владельцев акций – миноритарные и мажоритарные акционеры, которые владеют равными правами в управлении компании и получении ее прибыли. Но есть различия между ними по количеству акций.

Миноритарным акционером считается владелец малого числа акций, мажоритарный получает большую долю ценных бумаг акционерного общества. Но если у инвестора собран портфель акций разных компаний, то его не признают мажоритарным.

Нередки конфликты между этими группами. Миноритарные акционеры настаивают на быстрой выплате дивидендов. Мажоритарные акционеры в свою очередь получают доход тогда, когда деньги остаются на счету АО и тратятся на выплаты крупным владельцам акций либо на развитие общества, в результате могут расти его котировки. А значит, доход у всех акционеров в итоге будет больше.

Конфликт акционеров проявляется на годовом собрании общества, поскольку каждый акционер голосует за свои интересы. На ежегодном годовом собрании принимается решение о:

  • выпуске новых акций;
  • внесении изменений в учредительные документы;
  • заключении крупной сделки, если цена договора больше 50% от балансовой стоимости активов общества;
  • реорганизации или ликвидации АО.
  • Еще на годовом собрании акционеров утверждают отчет, бухгалтерский баланс и назначают новый совет директоров.
  • Выделяют еще инвестора – это человек, который покупает как можно больше акций с целью заработать на них.
  • Поскольку наиболее незащищенной категорией является миноритарный акционер, рассмотрим риски.
  • При оспаривании крупной сделки, которая заключена не в пользу общества мажоритарными акционерами, подать исковое заявление в суд может только владелец 1% и более акций, имеющих право голоса. Если у миноритария приобретено меньше акций, тот может обратиться за судебной защитой только совместно с другими акционерами.
  • Права миноритарных акционеров не учитываются при дополнительном выпуске акций, а значит произойдет снижение их ценности. Такое снижение будет и при реорганизации акционерного общества.

Способы защиты прав акционеров

Обязанность по защите нарушенных интересов и прав акционеров относится в первую очередь к государству, поскольку именно оно через федеральные законы и другие нормативные акты регулирует деятельность акционерных обществ. Именно поэтому и был принят Закон об АО, который регулирует защиту прав акционеров не только через государственную форму.

Государственная форма защиты

Поскольку конфликт интересов между мажоритарными и миноритарными акционерами возможен как в рамках имеющихся у них прав, так и через деятельность компании, то целью государственной защиты прав держателей акций является сохранение баланса интересов и обеспечение функционирования механизма защиты.

К государственной форме защиты относят один из следующих способов:

  1. Гражданско-правовой, который предполагает подачу искового заявления в арбитражный суд и восстановление нарушенных прав по итогу судебного разбирательства.
  2. Административно-правовой, где права акционеров получают защиту в виде наложения штрафных санкций на акционерное общество и его руководство в соответствующий федеральный орган, который занимается контролем за финансовым рынком. Если такой орган бездействует, всегда можно подать жалобу на его противоправные действия или бездействия.

    Еще орган по контролю за финансовым рынком может провести проверку акционерного общества на основании заявления акционеров.

    Такая проверка может быть проведена, если будут доказаны факты нарушения прав держателей акций либо если есть возможность предполагать такие нарушения.

    По итогам проверки информацию о нарушениях орган по контролю за финансовым рынком направит в правоохранительный орган.

  3. Уголовные меры ответственности за нарушения прав акционеров, которые могут подать заявление на возбуждение уголовного дела и признание себя потерпевшими, если есть:
    • Злоупотребление при эмиссии акций;
    • Неправомерные действия руководителей при банкротстве общества (преднамеренное или фиктивное банкротство);
    • Мошенничество с ценными бумагами.

Негосударственная форма защиты

К негосударственной форме защиты можно отнести:

  1. Защита прав акционеров СРО участников рынка ценных бумаг. Но СРО могут защищать только тех акционеров, чьи общества являются ее членами:
    • контролируют своих участников,
    • рассматривают жалобы на действие других членов АО,
    • рассматривают споры в третейском суде,
    • разрабатывают охранительные нормы по деятельности акционерных обществ,
    • возмещают акционерам ущерб за счет средств из компенсационного фонда.
  2. Защита прав специальной общественной организацией, которая принимает меры:
    • По направлению в суд искового заявления о нарушении прав акционеров,
    • Контролирует сохранность их имущества,
    • Возмещает ущерб за счет средств из компенсационного фонда,
    • Проводит просветительскую работу по нарушениям на рынке ценных бумаг.
  3. Защита федеральным компенсационным фондом по защите прав вкладчиков и акционеров:
    • Выплачиваются компенсации физлицам – держателям акций,
    • Защищаются имущественные интересы в суде и в рамках исполнительного производства,
    • Подаются исковые заявления по нарушению прав акционеров, которые обратились в фонд,
    • Хранится имущество, предназначенное для удовлетворения имущественных прав акционеров.

Защита прав инвесторов на рынке ценных бумаг

Понятия инвестора и рынка ценных бумаг закреплено в законе «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» от 05 марта 1999 года № 46-ФЗ.

Инвестором считаются граждане или компании, которые занимаются инвестированием в эмиссионные ценные бумаги. Инвесторами могут быть частные и государственные компании, граждане и индивидуальные предприниматели, иностранные граждане и международные компании. Исходя из этого перечня круг инвесторов достаточно широк и приобретать ценные бумаги может любой вкладчик.

Для защиты своих прав инвестор может обратиться в соответствующие органы и оспорить нарушения.

На практике можно выделить несколько групп способов защиты прав инвесторов на рынке ценных бумаг.

  1. Способы, которые подтверждают нарушенное право инвестора и подвергают изменению его обязанности;
  2. Способы, которые призваны предупреждать нарушения прав инвесторов, и пресекают их;
  3. Способы защиты, которые восстанавливают нарушенные права акционеров и компенсируют их потери.

Ограничения на рынке ценных бумаг

Миноритарии и мажоритарии: когда, кого и от чего защищать

В российском корпоративном праве в настоящее время происходят изменения. Их необходимость уже перешла с уровня обсуждения спорных вопросов светилами отечественной юриспруденции на уровень принятия законотворческих инициатив. Важное место при разработке и внесении изменений занимает проблема правового регулирования положения различных групп акционеров.

В данной статье мы рассмотрим основные правовые аспекты совместного существования миноритарных и мажоритарных акционеров в рамках осуществления корпоративного контроля в акционерном обществе, а также перспективы дальнейшего развития взаимоотношений между различными группами акционеров.

Особое внимание будет уделено контролирующим, крупным и миноритарным акционерам.

Тема защиты прав как миноритарных, так и мажоритарных акционеров давно находится в поле зрения корпоративных юристов.

В любой компании главные акционеры мелких держателей только терпят, подспудно считая их корыстными паразитами, склочниками или потенциальными шантажистами — словом, публикой, мало отличающейся от обычных рейдеров. И при первой возможности стараются избавиться от нежелательных «финансовых попутчиков».

А за возможностями сегодня далеко ходить не надо. По мнению юристов, в стране наступила эпоха тотального вытеснения миноритариев. Экономически это обусловлено консолидационными процессами, развернувшимися в металлургии, нефтяной и газовой промышленности, строительстве и многих других отраслях.

Идеологическим фундаментом массовой волны вытеснения «финансовых попутчиков» стал Федеральный закон от 26.12.1995 «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО) с сакраментальной нормой главы ХI.1 о принудительном выкупе акций. Причем круг компаний, которых затрагивают э

ти законодательные новации, гораздо шире той сравнительно небольшой группы предприятий, где основной владелец напрямую или через аффилированные фирмы владеет 95%. Сюда относятся вообще все компании с контролирующим акционером, которому ничто не мешает сначала нарастить свою долю до 95%, а затем объявить принудительный выкуп.

Миноритарные акционеры не могут оказать влияние на принятие решения в АО из-за незначительности своей доли в обществе. Они должны повиноваться воле акционеров, владеющих крупными пакетами акций.

На практике чаще всего интересы миноритариев и мажоритариев не совпадают. Это приводит к возникновению корпоративных конфликтов между различными группами акционеров, в ходе которых нарушаются их права.

Читайте также:  Каков порядок подачи гражданского иска в уголовном судопроизводстве?

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПО ЗАКОНУ ОБ АО

Статья 71 Закона об АО предусматривает ответственность членов органов управления общества за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием). Как правило, такую ответственность члены органов управления несут перед самим обществом и лишь в исключительных случаях, указанных в абз. 2 п. 2 ст. 71 Закона об АО, — непосредственно перед акционерами.

Введение нового Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в части привлечения к ответственности членов органов управления хозяйственных обществ) в действие позволит реализовывать защиту прав акционеров через усиление мер ответственности органов управления АО.

Ответственность акционера перед акционером была введена с принятием главы ХI.1 Закона об АО текст о приобретении более 30% акций открытого общества. На практике это ответственность акционера (или нового акционера) перед бывшим акционером (прежним владельцем ценных бумаг).

Так, в п. 6 ст. 84.3 Закона об АО закреплена ответственность лица, направившего добровольное или обязательное предложение, за убытки, причиненные владельцам ценных бумаг, у которых такие бумаги приобретались, в связи с несоответствием указанного предложения либо договора, заключенного на основании такого предложения, требованиям Закона об АО.

При этом лицо, направляющее добровольное или обязательное предложение, на момент его направления может не являться акционером общества.

Прежний же владелец ценных бумаг общества, выкупленных у него на основании добровольного или обязательного предложения, на момент подачи иска о взыскании убытков в большинстве случаев уже не является акционером общества.

Несколько иначе обстоит дело с ответственностью акционера при вытеснении (ст. 84.8 Закона об АО), когда бывший владелец ценных бумаг, не согласившийся с ценой выкупа, имеет право обратиться в арбитражный суд с иском о возмещении убытков, причиненных в связи с ненадлежащим определением цены выкупаемых ценных бумаг.

Законодатель прямо не указывает на то, что такой иск предъявляется к мажоритарному акционеру, выкупившему у миноритариев ценные бумаги при вытеснении. Вывод об этом следует из системного толкования положений ст. 84.8 Закона об АО. Но судебная практика не всегда однозначна при разрешении данного вопроса.

Конституционный Суд РФ в своем определении от 03.07.2007 № 714-О-П, проверяя конституционность ст. 84.

8 Закона об АО, подтвердил складывающуюся систему корпоративного управления в России, при которой предпочтение отдается именно интересам контролирующего акционера, отметив, что «исходя из логики развития корпоративного законодательства, потребностей правовой политики, законодатель вправе на основе оценки значимости конкурирующих законных интересов преобладающих акционеров и владельцев принудительно выкупаемых акций отдать предпочтение интересам преобладающего акционера в случаях, когда общее ничтожно малое количество выкупаемых акций, принадлежащих миноритарным акционерам, не позволяющее им даже совместно оказывать какое-либо влияние на управление обществом, в то же время не исключает возможность неодобрения ими сделок, в заключении которых заинтересованы общество, преобладающий акционер и его аффилированные лица. Иначе существенный дисбаланс в объеме прав, обязанностей и

ответственности преобладающего акционера, с одной стороны, и остальных акционеров — с другой, приводит к снижению эффективности управления обществом».

В отличие от поглощения, ответственность за которое установлена п. 6 ст. 84.3 Закона об АО, при вытеснении убытки взыскиваются не за любое нарушение требований ст. 84.8 Закона, а лишь за ненадлежащее определение цены выкупаемых ценных бумаг.

Контролирующий акционер стремится «вымораживать» оставшихся микроминоритариев, тем более что они не являются реальными инвесторами

ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ СВЕРХВЫСОКОЙ КОНЦЕНТРАЦИИ КОРПОРАТИВНОГО КОНТРОЛЯ

В условиях сверхвысокой концентрации корпоративного контроля в компании, как правило, складывается конфликтная ситуация. Миноритарии формально обладают правами акционеров и настаивают на их соблюдении, хотя фактически потеряли возможность влиять на волеобразование юридического лица.

Общество и доминирующий акционер рассматривают их как обузу, усложняющую управление. Общество вынуждено реализовывать процедуры, связанные с раскрытием информации и проведением общих собраний акционеров, на решения которых миноритарии влиять не могут.

Следует помнить и о так называемых мертвых душах — это умершие акционеры, наследники которых не вступили в свои права, или акционеры, фактически потерявшие связь с обществом. Во многих компаниях их количество составляет тысячи, в то время как владеют они не более чем одним-двумя процентами акций.

Доминирующий акционер попадает в зависимость от микроминоритариев при одобрении сделок с заинтересованностью, в частности, при осуществлении инвестиций в компанию в

виде вкладов в уставный капитал. Нередко указанные микроминоритарии являются «засланными казачками»: это могут быть конкуренты, рейдеры или шантажисты.

С точки зрения общества и доминирующего акционера затраты, связанные с обеспечением прав микроминоритариев, в том числе и «мертвых душ», являются абсолютно неэффективными.

Контролирующий акционер стремится «вымораживать» оставшихся микроминоритариев, тем более что они не являются для компании реальными инвесторами.

Европейские и американские законодатели пришли к необходимости закрепления возможности одностороннего выкупа акций у миноритариев.

Новая глава Закона об АО предусматривает аналогичные правовые механизмы, которые позволяют разрешить описанный конфликт.

Законодатель пришел к выводу, что с определенного момента обеспечивать формальные права микроминоритариев становится бессмысленно, и предусмотрел легальную возможность установить полный корпоративный контроль над обществом со стороны одного лица.

Правовые гарантии возврата инвестиций достигаются также установлением обязанности доминирующего акционера направить уведомление о наличии у владельцев ценных бумаг права требовать их выкупа в случае достижения ими сверхвысокой концентрации корпоративного контроля.

В объективных процессах, составляющих предмет регулирования главы XI.1 Закона об АО, можно выделить два основных аспекта.

Первый — поглощение компании путем приобретения крупных пакетов голосующих акций. Он связан с концентрацией корпоративного контроля у одного участника или группы аффилированных лиц на уровне владения ими более 30% голосующих акций общества. В этом аспекте законодательному регулированию подлежат следующие моменты:

  • введен механизм, обеспечивающий акционерам возврат инвестиций в условиях неуклонно нарастающей концентрации корпоративного контроля;
  • предусмотрены механизмы, препятствующие противодействию менеджмента компании приобретению крупных пакетов акций на основании публичных оферт (временное расширение компетенции общего собрания акционеров за счет сокращения компетенции совета директоров);
  • предусмотрен механизм направления конкурирующих публичных оферт о приобретении крупных пакетов акций;
  • установлены дополнительные требования по раскрытию информации в связи с приобретением крупных пакетов акций общества.
  • Второй — окончательное вытеснение миноритариев. Он связан с достижением сверхвысокой концентрации корпоративного контроля у одного участника или группы аффилированных лиц на уровне владения ими свыше 95% голосующих акций общества. В этом аспекте законодательному регулированию подлежат следующие моменты:

  • задействован механизм вытеснения миноритариев посредством принудительного выкупа у них акций по инициативе преобладающего акционера. Это позволяет довести процесс до логического завершения, превратить корпорацию в компанию одного лица. При соблюдении условий, установленных Законом, допускается совершение мажоритарным акционером односторонних сделок по выкупу оставшихся голосующих акций, составляющих менее 5% размещенных голосующих акций общества;
  • введен механизм, обеспечивающий миноритарным акционерам возврат инвестиций по их инициативе. Миноритарный акционер вправе предъявлять требование об обязательном выкупе принадлежащих ему ценных бумаг преобладающим акционером.
  • Основная цель специального регулирования процессов поглощения и «вытеснения» — защитить акции, принадлежащие неконтролирующим акционерам, от их обесценивания посредством гарантирования возможности отчуждения акций доминирующему акционеру по цене не ниже текущей рыночной.

    Установлены особые правовые последствия, возникающие в случае достижения сверхвысокой концентрации корпоративного контроля у одного лица или группы аффилированных с ним лиц на уровне владения ими свыше 95% голосующих акций общества (размера, предусмотренного п. 1 ст. 84.1 Закона об АО). У преобладающего акционера и миноритариев возникают взаимные права и обязанности.

    В ст. 84.7 Закона об АО предусмотрен специальный механизм защиты интересов миноритариев. Доминирующий акционер обязан сделать оферту по приобретению оставшихся голосующих акций и ценных бумаг, конвертируемых в эти акции.

    Это реализуется посредством направления владельцам ценных бумаг уведомления о том, что критический порог корпоративного контроля пройден, и у них возникло право требовать выкупа принадлежащих им ценных бумаг.

    Владельцы ценных бумаг вправе в срок не более шести месяцев предъявить требования об их выкупе. Это еще одна гарантия возврата инвестиций.

    Если доминирующий акционер не направит уведомление о наличии права требовать выкупа акций, то владельцы ценных бумаг могут сами предъявлять ему требования в течение года с момента, когда они узнали или должны были узнать о возникновении у них соответствующего права.

    Законом предусмотрен легальный механизм вытеснения микроминоритариев, который основан на принудительном выкупе ценных бумаг по правилам, сформулированным в ст. 84.8 Закона об АО.

    Конструкция выкупа акций по требованию микроминоритариев редко востребована, но тем не менее она является необходимым элементом, обеспечивающим баланс интересов в условиях сверхвысокой концентрации корпоративного контроля.

    НАРУШЕНИЯ ПРАВ МИНОРИТАРНЫХ АКЦИОНЕРОВ ПРИ ПРИСОЕДИНЕНИИ

    Нарушения прав миноритарных акционеров при присоединении потенциально возможны при осуществлении большинства из указанных выше корпоративных процедур. Рассмотрим только наиболее распространенные на практике нарушения.

    НАРУШЕНИЯ ПРИ СОЗЫВЕ И ПОДГОТОВКЕ ОСА

    Как уже было сказано выше, решение о реорганизации АО в форме присоединения относится к компетенции общего собрания акционеров.

    Созыв и подготовка к проведению ОСА для принятия данного решения проводятся в общем порядке, предусмотренном Законом об АО.

    Поэтому возможные при этом нарушения прав миноритарных акционеров совпадают с теми, которые допускаются при созыве и подготовке любого ОСА. К ним относятся:

    • а) невключение миноритарных акционеров в соответствующий список лиц, имеющих право на участие в ОСА для принятия решения о присоединении (например, акционеров — владельцев привилегированных акций);
    • б) неуведомление или ненадлежащее уведомление о проведении ОСА (как показывает практика, чаще всего нарушается 30-дневный срок уведомления акционеров о проведении ОСА, в повестку дня которого включен вопрос о реорганизации 1);
    • в) ненадлежащее исполнение или неисполнение обязательств акционерного общества по предоставлению информации акционерам в связи с проведением ОСА (на практике распространены случаи предоставления неполного пакета информации для проведения ОСА, в повестку дня которого включен вопрос о реорганизации, и/или неправомерного отказа в его предоставлении)2;

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Adblock
    detector