Консультации

Обобщение судебной практики о применении судами института реабилитации в уголовном процессе

30 ноября 2018

Обобщение судебной практики о применении судами института реабилитации в уголовном процессе

К сожалению, в ходе уголовного судопроизводства нередко допускаются ошибки, из-за которых может пострадать непричастный к совершенному преступлению субъект; подобные ошибки могут быть допущены как дознавателями, следователями, так и судами.

Если такое произошло, привлечённые по ошибке к уголовной ответственности лица в силу ст.

53 Конституции РФ вправе рассчитывать на возмещение вреда, возникшего из-за противозаконных действий (бездействия) органов госвласти или должностных лиц, то есть на реабилитацию.

Основные положения, касающиеся уголовной реабилитации, прописаны в главе 18 УПК РФ. Так, согласно ст.133 УПК РФ правом на реабилитацию в уголовном процессе обладают физлица, в отношении которых:

  • был провозглашен оправдательный приговор (исключая уголовные дела частного обвинения);
  • преследование завершилось из-за отказа гособвинителя от обвинения;
  • преследование завершилось из-за отсутствия события или состава преступного деяния, отсутствия заявления пострадавшего по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения, а также в некоторых других установленных законом случаях;
  • вступивший в законную силу обвинительный приговор отменен, в том числе частично, а уголовное дело было прекращено в виду непричастности осуждённого к совершению преступления либо по иным установленным законом основаниям;
  • при отмене незаконного или необоснованного постановления суда о применении принудительных мер медицинского характера.

Также правом на реабилитацию обладают иные физлица, в отношении которых нелегально практиковались меры процессуального принуждения (например, имели место незаконные задержания, привод, заключения под стражу и т.п.). Достаточно часто требуется помощь по экономическим преступлениям субъектам, выступающим, например, в роли свидетелей.

Реабилитация в уголовном процессе: что она включает

Гражданин, ставший жертвой ошибки органов предварительного расследования или правосудия, вправе рассчитывать на:

  1. Возмещение имущественного вреда. Субъект может взыскать с государства, например, неполученные доходы, расходы на услуги защитника, судебные штрафы, стоимость уничтоженного имущества и т.д. Следовательно, в каждом случае сумма может быть разной.
  2. Компенсацию морального вреда. При выяснении величины компенсации следует принимать к сведению длительность процесса, вид санкции, а также иные важные моменты. Помимо денег, гражданину должен принести извинения работник прокуратуры от имени России. Если информация об уголовном деле освещалась в СМИ, то в том же издании должна быть помещена заметка о реабилитации.
  3. Восстановление в трудовых, имущественных, пенсионных и прочих правомочиях. Например, незаконно привлечённый к уголовной ответственности подлежит восстановлению в прежней должности по прежнему месту работы, ему возвращают ранее изъятое имущество, восстанавливается звание и т.д.

Если гражданин хочет взыскать имущественный вред, ему следует обратиться с соответствующим требованием в суд, который принял решение о прекращении уголовного дела (преследования), либо в суд по собственному месту проживания, либо месту расположения органа, постановившего прекратить уголовное дело или преследование, принявшего решение о незаконном применении меры процессуального принуждения. На это отводится 3 года, которые начинают исчисляться с момента, когда лицо узнало о нарушении своих прав. Не позже 30 суток судья решает вопрос о производстве выплат.

«Право требования возмещения имущественного вреда принадлежит не только несправедливо обвиненному, но и его близким родственникам в случае смерти последнего. А вот компенсацию за моральный вред родственники просить не вправе, поскольку данное право неотделимо от личности субъекта».

Взыскание морального вреда происходит путем подачи иска, который предъявляется по месту расположения ответчика или месту проживания физлица.

Возможные проблемы

Право на реабилитацию в уголовном судопроизводстве существует, но на практике возникают проблемы с его реализацией. Приведем две основные.

  1. Существенное занижение размера имущественного или морального вреда. Суды, идя на поводу у ответчиков – представителей Минфина – снижают размер компенсации, руководствуясь принципом «разумности и обоснованности».
  2. Незаконный или необоснованный отказ в праве на реабилитацию. Для стороны обвинения (следствия, дознания, прокуратуры и суда) реабилитация – явление крайне нежелательное, поскольку свидетельствует о незаконном уголовном преследовании и указывает на некомпетентность, халатность и несоблюдение законодательства лицами, ранее это преследование осуществлявшими. Кроме того, получая зарплату из государственного бюджета, допустившие нарушения сотрудники делают все возможное, чтобы исключить расходование средств на реабилитацию из этого же бюджета. Поэтому соответствующие должностные лица всячески препятствуют признанию права на реабилитацию.

Решить эти две проблемы вполне может опытный уголовный адвокат, который не только подготовит необходимые документы для суда, но и представит интересы своего доверителя в процессе. Специалист добьется выплаты всех положенных компенсаций в полном объеме, даже если для этого придется обращаться в вышестоящие инстанции.

Кроме того, адвокат поможет восстановить срок исковой давности, если он был упущен реабилитированным субъектом.

Приведем пример, когда гражданин смог добиться справедливости в Верховном Суде РФ.

Алексей Золотарев, незаслуженно помещенный в СИЗО на 3 года и 2 месяца, потребовал возмещения морального вреда. Органы правосудия первых двух инстанций реабилитированному присудили лишь 150 тысяч рублей. В Верховном Суде РФ Золотарев добился присуждения компенсации в размере более 2,3 миллионов рублей – по 2 тысячи рублей за каждый день.

Отсюда следует, что гражданину, имеющему право на реабилитацию, ни в коем случае нельзя опускать руки. Заручитесь поддержкой адвоката, и шансы на получение справедливой компенсации резко возрастут.

Обобщение судебной практики о применении судами института реабилитации в уголовном процессе

Современное состояние судебной практики по применению реабилитации в Российской Федерации

Практические проблемы института реабилитации являются актуальными в настоящее время. Многие обыватели рассматривают понятие «реабилитация» как реабилитация жертв политических репрессий, так как за свою историю наше государство пережило много тяжелых моментов, и множество людей находились в изгнании из-за прихоти высших должностных лиц.

В настоящее время идея защиты граждан от необоснованного привлечения к уголовной ответственности получила не только правовое признание на национальном уровне, но и на международном.

Еще в середине XX века данное право было закреплено в Всеобщей декларации прав человека и гражданина 1948 года, Европейской Конвенции о защите прав и основных свобод, Римском статуте Международного уголовного суда 1998 года.

Понятие реабилитации в уголовном процессе впервые появилось в 1981 году в положении “О порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда”.

Но в УПК РФ институт реабилитации был закреплен только в 2002 году, то есть практика дел по данной категории составляет всего 13 лет. Поэтому до сих пор разрабатываются наиболее действенные методики по вынесению решений о реабилитации в пользу истца. Согласно п.34 ст.

5 УПК РФ реабилитация — это порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда, а в п.35 рассматривается понятие «реабилитированный» — это лицо, имеющее в соответствии с настоящим Кодексом право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием.

Многие известные авторы Б. Т. Безлепкин, Д.В, Татьянин, О.В, Химичева рассматривали данную проблему в своих работах. Каждый из них пытался найти наиболее эффективные методы решения.

Также своим вниманием этот вопрос не обошли КС РФ и ВС РФ, с разницей всего в пару месяцев в 2011 году они вынесли два важных и основополагающих постановления, в которых затронуты наиболее острые вопросы института реабилитации. [2]

В данной работе рассмотрены основания реабилитации, виды компенсации и ущерба, причиненного лицу в связи с незаконным и необоснованным уголовным преследованием, современное состояние дел о реабилитации в Санкт-Петербургском городском суде и Ленинградском областном суде.

Одним из главных оснований, по которому подается иск по реабилитации, является вынесение судом оправдательного приговора. И. Л. Петрухин дает следующее определение данному понятию: «оправдательный приговор — это акт судебной власти, которая официально провозглашает и гарантирует невиновность подсудимого, и ее решение о невиновности имеет законную силу».

УПК РФ в ч.2 ст.302 перечисляет условия, при которых может быть вынесен оправдательный приговор:

  • 1)     не установлено событие преступления;
  • 2)     подсудимый не причастен к совершению преступления;
  • 3)     в деянии подсудимого отсутствует состав преступления.
  • Любое из перечисленных оснований является подтверждением невиновности лица и влечет за собой полную реабилитацию.

В настоящее время в судебной практике РФ сложилась ситуация, что оправдательные приговоры единичны. «Росправосудие» в своей статье о статистике оправдательных приговоров за 2011 год делает вывод, что шансы на оправдательный приговор у подсудимого 1 к 500. Эти цифры показывают, что процент оправдательных приговоров минимален в Российской Федерации. [4]

При изучении ст.6 УПК РФ, в которой указываются назначение уголовного судопроизводства, можно сделать вывод, что главным является защита прав и законных интересов потерпевшего, а на второе место — обвиняемого, подсудимого, осужденного, то есть уже сам УПК РФ придерживается «обвинительного уклона». [1]

Ситуация немного улучшилась после опубликования статистики по уголовным делам ВС РФ за 2012 год примерно 2 % оправдательных приговоров от числа всех рассмотренных дел.

Однако в судебной системе существуют и вышестоящие инстанции, которые в праве отменять оправдательные приговоры.

Согласно информации, опубликованной на сайте Санкт-Петербургского городского суда, в 2011 году были отменены оправдательные приговоры в отношении 6 лиц, по сравнению с 2006 годом, когда было отменено в отношении 30 лиц, это конечно, намного меньше.

Но не стоит забывать о том, что оправдательных приговоров выносятся единицы в год. Ленинградский областной суд вынес в 2012 году 5 оправдательных приговор, а в 2011 году всего 2, но за последние 4 года не было отменено ни одного оправдательного приговора.

Существуют приговоры, которые являются как оправдательными, так и обвинительными, то есть лицо, например, оправдывают только в одном эпизоде, а по всем остальным признают виновным.

В Санкт-Петербургском городском суде рассматривалось дело, по которому подсудимый получил пожизненное заключение, хотя в некоторых эпизодах он был оправдан.

Это означает, что именно по этим эпизодам он имеет право подать на реабилитацию. [3, с.64]

Существует распространенное мнение, как среди ученых, так и среди обывателей, что вынесение большого числа оправдательных приговоров будет характеризовать государственные органы, выступающие на стороне обвинения с негативной стороны.

В обществе сложится мнение, что они плохо выполняют свою функцию, недорабатывают, совершают просчеты, выступают на стороне обвиняемых и подсудимых, а не на стороне потерпевших.

В российском обществе уже давно сложилось мнение о том, что если человек оказывается на скамье подсудимых, то он виноват, например, по особо тяжким делам, если лицо оправдывают, то даже реабилитация ему не поможет долгое время наладить нормальные отношения со знакомыми и даже близкими людьми.

Анализ судебной практики по решениям Санкт-Петербургского городского суда иЛенинградского областного суда

После вынесения оправдательного приговора у лица появляется право на реабилитацию, однако, проанализировав дела Санкт-Петербургского городского суда и Ленинградского областного суда, можно сделать вывод, что не все оправданные подают на реабилитацию.

Читайте также:  Краткий очерк о развитии законодательства об исковой давности

Некоторые не подали на нее, так как у них есть три года, то есть, возможно, через какое-то время они воспользуются своим правом. Другие настолько рады, что их оправдали, что не хотят больше связываться с судебной системой, даже ради получения материального или морального возмещения.

Из судебной практики видно, что в возмещении ущерба отказывают также по причинам недоказанности заявленных требований, такие последствия обычно наступают из-за юридической неграмотности лиц, подавших на реабилитацию.

Важным моментом является пункт 8 постановления Пленума ВС РФ от 29.11.

2011 N 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве», в котором сказано, что право на реабилитацию при постановлении оправдательного приговора либо прекращении уголовного дела по основаниям, указанным в части 2 статьи 133 УПК РФ, имеют лица по делам частного обвинения. Но они должны подавать требования не к государственным органам, а к лицам, считавшимся потерпевшим по таким делам. По делу частного обвинения № 2–3311/11 суд признал частичное удовлетворение требований, так как сумма возмещения морального вреда, по мнению суда, была завышена. [5]

Одной из самых больших проблем при удовлетворении исков о реабилитации является занижение требуемой суммы.

Это четко прослеживается в деле № 2–577/10, когда были заявлена сумма возмещения морального вреда в несколько миллионов рублей, а Суд вынесен решение о возмещении нескольких сот тысяч рублей.

Наблюдается и положительная тенденция — с течением времени судебная практика повышает удовлетворенные суммы возмещения. [4]

Однако стоит отметить и тот факт, что требования удовлетворяют в основном частично, то есть возмещают не весь ущерб, заявленный в иске, а иногда отказывают в удовлетворении определенных требований.

По делам № 4/17–02/11 и № 4/17–16/11 Суд вынес решение о возмещении всех требований и полностью заявленных сумм, однако там имелись грубые нарушения УПК РФ до вынесения оправдательных приговоров.

Можно говорить о том, что только при явном несоблюдении УК РФ и УПК РФ оправданные имеют возможность на получение значительных сумм возмещения ущерба. [4]

Полное удовлетворение заявленных требований в иске суды выносят только, если суммы возмещения являются небольшими.

Подача кассационных жалоб и представлений на решения Судов первой инстанции обычно результата не дают, так как чаще всего жалуются на суммы возмещения, а здесь уже выработалась устоявшаяся судебная практика. Суды кассационной инстанции могут изменить решение, если только будет выявлено серьезное нарушение законодательства при вынесении решения Судом первой инстанции (дело № 2–1890/11). [4]

Таким образом, сейчас судебная практика идет по пути полного удовлетворения таких исков по реабилитации, в которых значатся небольшие суммы возмещения ущерба или где в уголовных делах были допущены серьезные нарушения российского законодательства.

Совершенствование правового института реабилитации в уголовном судопроизводстве является неотъемлемой частью становления Российской Федерации правовым государством.

Государство обязано отвечать за действия своих должностных лиц, это его прямая обязанность, закрепленная в Конституции РФ.

Если происходит нарушение со стороны государственного органа, то обязательно должен быть возмещен ущерб, тогда граждане поверят, что они не брошены на произвол, а находятся под защитой и покровительством.

Государство в полном объеме признало за собой обязанность по выплате ущерба лицам, необоснованно привлеченным к уголовной ответственности или пострадавшим от незаконных действий государственных органов и должностных лиц. Однако процент выплат очень мал. Только единицы людей могут получить возмещение ущерба в полном объеме.

Это зависит от многих факторов, во-первых, это зависит от длительности процесса и во-вторых, от того как выплачиваются государственные средства. Безусловно, государственные органы делают все возможное, чтобы снизить данный расход.

Однако происходит много процессуальных ошибок в связи с правовой неграмотностью лиц, подавших на реабилитацию, что затрудняет этот процесс.

Накопившиеся проблемы и вопросы нельзя разрешить одномоментно. Надо усердно и постепенно добиваться планомерного роста выигранных исков по реабилитации.

Литература:

  1.                Уголовный процесс России. Общая часть: Учебник: Рекомендовано Ученым советом юридического факультета СПбГУ в качестве учебника для студентов юридических вызов и факультетов /Авт. кол.: А. И. Александров, С. А. Величкин, Н. П. Кириллова и др.; Под науч. ред. В. З. Лукашевича; Санкт-Петербургский государственный университет. Юридический факультет. — СПб: Издательский Дом Санкт-Петербургского государственного университета, 2004. — 448 с.
  2.                Гаврилюк Р. В. Ковтун Н. Н. Юнусов А. А. Реабилитация в российском уголовном процессе: монография./ Р. В. Гаврилюк, Н. Н. Ковтун, А. А. Юнусов; -Нижнекамский муниципальный институт. –Нижнекамск: Изд-во НМИ, 2007. -214 с.
  3.                Татьянин Д. В. Реабилитация в уголовном процессе России: понятие, виды, основания/ Д. В. Татьянин. –М.:Юрлитинформ, 2007. -144 с.
  4.                Официальный сайт «Росправосудия» // http://rospravosudie.com
  5.                Справочная информационная система «Консультант Плюс» // www.consultant.ru

Основные термины (генерируются автоматически): РФ, оправдательный приговор, реабилитация, Санкт-Петербургский городской суд, Ленинградский областной суд, лицо, приговор, судебная практика, сумма возмещения, Российская Федерация.

Право на реабилитацию и порядок ее реализации в уголовном судопроизводстве

  • Конституция Российской Федерации, провозглашая человека, его права и свободы высшей ценностью, а признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина – обязанностью государств, гарантирует каждому право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.
  •             В уголовном судопроизводстве предусмотрено право граждан, ставших жертвами незаконного уголовного преследования, на реабилитацию, а порядок его реализации закреплен в главе 18 УПК РФ.
  •             Под реабилитацией в уголовном судопроизводстве понимается порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда.
  •             КТО ИМЕЕТ ПРАВО НА РЕАБИЛИТАЦИЮ
  • В соответствии с частью 2 статьи 133 и частью 2 статьи 135 УПК РФ право на реабилитацию имеют лица, уголовное преследование которых признано незаконным или необоснованным судом первой инстанции по основаниям, предусмотренным в части 2 статьи 133 УПК РФ, а также лица, в отношении которых уголовное преследование прекращено по указанным основаниям на досудебных стадиях уголовного судопроизводства либо уголовное дело прекращено и (или) приговор отменен по таким основаниям в апелляционном, кассационном, надзорном порядке, по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.
  •             На досудебных стадиях к таким лицам относятся подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которых прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части 1 статьи 24 УПК РФ (отсутствие события преступления; отсутствие в деянии состава преступления; отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению).
  •             На стадии уголовного судопроизводства к лицам, имеющим право на реабилитацию, соответственно относятся: подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор; подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения и (или) по иным реабилитирующим основаниям; осужденный – в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части 1 статьи 27 УПК РФ (непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления; прекращение уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 – 6 части первой статьи 24 УПК РФ).
  •             Право на реабилитацию имеет также лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.
  •             Обращаю внимание, что право на реабилитацию имеет не только лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено по делу в целом, но и лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено в части предъявленного ему самостоятельного обвинения.

            Например, лицо обвинялось по двум составам преступления, однако в ходе расследования по одному эпизоду уголовное дело прекращено за отсутствием состава преступления. И, как следствие, у лица возникает право на реабилитацию в связи с незаконным уголовным преследованием по прекращенному эпизоду.

            Нередко в судебной практике встречаются случаи, когда по одному эпизоду лицо признано виновным, а по другому вынесен оправдательный приговор. В связи с чем, у лица возникает право на реабилитацию за незаконное уголовное преследование по эпизоду, по которому он оправдан.

  1.             Не имеют право на реабилитацию подозреваемый, обвиняемый, осужденный, преступные действия которых переквалифицированы или из обвинения которых исключены квалифицирующие признаки, ошибочно вмененные статьи при отсутствии идеальной совокупности преступлений либо в отношении которых приняты иные решения, уменьшающие объем обвинения, но не исключающие его (например, осужденный при переквалификации содеянного со статьи 105 УК РФ (умышленное убийство) на статью 109 (убийство по неосторожности)).
  2.             Право на реабилитацию при постановлении оправдательного приговора либо прекращении уголовного дела по основаниям, указанным в части 2 статьи 133 УПК РФ, имеют лица не только по делам публичного и частно-публичного обвинения, но и по делам частного обвинения.
  3.             Право на реабилитацию признается за лицом дознавателем, следователем, прокурором, судом, признавшими незаконным или необоснованным его уголовное преследование (принявшими решение о его оправдании либо прекращении в отношении его уголовного дела полностью или частично), о чем в соответствии с требованиями статьи 134 УПК РФ они должны указать в резолютивной части приговора, определения, постановления.
  4.             После вступления в законную силу указанных процессуальных решений реабилитированному лицу должно быть направлено извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием, в котором, в частности, должно быть указано, какой вред возмещается при реабилитации, а также порядок и сроки обращения за его возмещением.
  5.             ТРЕБОВАНИЯ, РАССМАТРИВАЕМЫЕ В УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ПОРЯДКЕ
  6. В соответствии со статьями 135, 138 УПК РФ в уголовно-процессуальном порядке рассматриваются требования реабилитированного о возмещении вреда (за исключением компенсации морального вреда в денежном выражении), восстановлении трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав, о восстановлении в воинском, специальном, почетном звании или классном чине, а также о возвращении ему государственных наград, которых он был лишен.
  7.             Предусмотренная главой 18 УПК Российской Федерации процедура с точки зрения действующей модели правового регулирования является ускоренным, сокращенным производством, предназначенным для скорейшего рассмотрения требования реабилитированного в условиях отсутствия спора о его субъективном праве на возмещение вреда и о фактических обстоятельствах, предопределяющих размер возмещения (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 ноября 2017 года N 28-П).

            При этом восстановление трудовых, пенсионных и жилищных прав, возврат имущества или его стоимости, возмещение убытков, причиненных гражданину незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу, подписки о невыезде, могут осуществляться и в порядке гражданского судопроизводства, как это предусмотрено частями пятой и шестой статьи 29 ГПК Российской Федерации. По смыслу части первой статьи 138 УПК Российской Федерации реабилитированный вправе обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства, если требование о возмещении ему вреда суд не удовлетворил или он не согласен с принятым судебным решением, чем обеспечивается защита интересов лиц, имеющих право на реабилитацию (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 2011 года N 16-П; определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 года N 376О и от 27 сентября 2018 года N 2210-О).

  •             Учитывая, что уголовно-процессуальным законом для реабилитированных установлен упрощенный по сравнению с исковым порядком гражданского судопроизводства режим правовой защиты, освобождающий их от бремени доказывания оснований и размера возмещения имущественного вреда, при рассмотрении требований реабилитированных о возмещении такого вреда суд в случае недостаточности данных, представленных реабилитированным в обоснование своих требований, оказывает ему содействие в собирании дополнительных доказательств, необходимых для разрешения заявленных им требований, а при необходимости и принимает меры к их собиранию.
  •             ТРЕБОВАНИЯ, РАССМАТРИВАЕМЫЕ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ПОРЯДКЕ
  • Исковое заявление о возмещении вреда, причиненного в результате незаконного или необоснованного уголовного преследования (как пра вило, это взыскание морального вреда в денежном выражении, а также в части требований, оставленных без рассмотрения в порядке уголовного судопроизводства).
Читайте также:  Ходатайство осужденного об освобождении от наказания в связи с болезнью

            Возмещение морального вреда производится в соответствии со статьями 151 и 1101 ГК РФ.

Кроме этого, статья 136 УПК РФ предусматривает принесение прокурором реабилитированному официального извинения от имени государства за причиненный ему вред; помещение в средствах массовой информации сообщения о реабилитации, если сведения о применении мер уголовного преследования в отношении реабилитированного были распространены в средствах массовой информации; направление письменных сообщений о принятых решениях, оправдывающих гражданина, по месту его работы, учебы или по месту жительства.

  1.             При определении размера денежной компенсации морального вреда реабилитированному должны учитываться степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, продолжительность судопроизводства, длительность и условия содержания под стражей, вид исправительного учреждения, в котором лицо отбывало наказание, и другие обстоятельства, имеющие значение при определении размера компенсации морального вреда, а также требования разумности и справедливости.
  2.             В соответствии с частью 6 статьи 29 ГПК РФ иск о возмещении морального вреда может быть подан реабилитированным по его выбору в суд по месту своего жительства или в суд по месту нахождения ответчика.
  3.             Если уголовное дело прекращено или приговор изменен вышестоящим судом, то с требованием о возмещении вреда реабилитированный вправе обратиться в суд, постановивший приговор, либо с учетом положений части 2 статьи 396 УПК РФ – в суд по месту своего жительства.

            При обращении в суд за восстановлением нарушенных прав и возмещением вреда реабилитированный освобождается от уплаты государственной пошлины в соответствии с подпунктом 10 пункта 1 статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации.

            Вред, причиненный гражданину в результате незаконного или необоснованного уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме (в том числе с учетом требований статьи 15 ГК РФ) независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда за счет казны Российской Федерации.

            В качестве ответчика от имени казны Российской Федерации привлекается Министерство финансов Российской Федерации. Как правило, интересы Министерства финансов Российской Федерации в судах представляют по доверенности управления Федерального казначейства по субъектам Российской Федерации.

            В соответствии со статьей 135 УПК РФ возмещение лицу имущественного вреда при реабилитации включает в себя возмещение заработной платы, пенсии, пособия, других средств, которых лицо лишилось в результате уголовного преследования; возврат имущества или возмещение ущерба, причиненного конфискацией или обращением имущества в доход государства на основании приговора или решения суда; возмещение штрафов и процессуальных издержек, взысканных с него во исполнение приговора суда; возмещение сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи защитникам, и иных расходов, понесенных реабилитированным вследствие незаконного или необоснованного уголовного преследования, подтвержденных документально либо иными доказательствами.

            Неполученные заработная плата, пенсия, пособие, другие средства, которых реабилитированный лишился в результате уголовного преследования, исчисляются с момента прекращения их выплаты. Исходя из положений части 1 статьи 133 УПК РФ о полном возмещении вреда период, за который они подлежат возмещению, определяется судом с учетом конкретных обстоятельств дела.

            Наиболее часто реабилитированные обращаются за возмещением расходов, понесенных за оказание юридической помощи в период уголовного преследования.

Прогрессивные выводы КС РФ

29 сентября 2021 г. 09:32

Позволяющая снизить размер компенсации реабилитированному трат на адвоката норма – неконституционна

23 сентября Конституционный Суд вынес Постановление № 41-П по делу о проверке конституционности норм УПК РФ, регламентирующих порядок возмещения имущественного вреда реабилитированному лицу и поворот к худшему при пересмотре судебных актов в кассационной инстанции.

КС назвал несправедливым снижение суммы возмещаемых затрат до размеров, которые представляются достаточными представителям причинителя вреда, особенно после реабилитации лица, пострадавшего от неправомерного уголовного преследования.

В комментарии «АГ» адвокат заявителя жалобы отметил, что прогрессивные выводы Конституционного Суда позволят доверителям в будущем обращаться к помощи именно профессиональных защитников без боязни дальнейшего отказа в возмещении судебных расходов со стороны государства в случае доказанности ошибочного привлечения к уголовной ответственности.

Повод для обращения в КС

В январе 2014 г. дознаватель возбудил уголовное дело в отношении Алексея Атрощенко по ч. 3 ст. 327 УК РФ «Подделка, изготовление или оборот поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей или бланков».

По окончании производства по делу прокурор дважды возвращал его дознавателю – для производства дополнительного дознания и пересоставления обвинительного акта. В свою очередь, мировой судья также дважды возвращал уголовное дело прокурору. В декабре 2016 г.

уголовное преследование Алексея Атрощенко было прекращено за отсутствием состава преступления, за ним было признано право на реабилитацию.

В марте 2017 г. суд удовлетворил требование Алексея Атрощенко о возмещении имущественного вреда, связанного с уголовным преследованием. Впоследствии прокурор отменил постановление о прекращении уголовного дела, в связи с этим решение о компенсации было отменено апелляцией.

В дальнейшем Алексею Атрощенко удалось добиться в судебном порядке признания незаконным решения об отмене постановления о прекращении уголовного дела. В декабре 2017 г. это решение вступило в силу. Далее он вновь обратился в суд за возмещением вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием.

По итогам судебного разбирательства в пользу мужчины с Минфина России в лице Управления федерального казначейства по Приморскому краю были взысканы расходы на оплату юридической помощи по уголовному делу в размере 1,2 млн руб. и издержки на оплату экспертных услуг на сумму в 21 тыс. руб.

С этим решением согласились апелляция и кассация.

В дальнейшем судья Верховного Суда передал кассационную жалобу УФК в Приморский краевой суд, президиум которого направил дело на новое апелляционное рассмотрение. В феврале 2020 г.

апелляция изменила решение первой инстанции с поворотом его исполнения, снизив присужденную сумму компенсации и обязав Алексея Атрощенко возвратить 900 тыс. руб. Впоследствии кассационные суды, включая ВС РФ, отказались рассматривать жалобы реабилитированного гражданина.

При этом все инстанции не ставили под сомнение действительность понесенных расходов на оплату юридической помощи.

Впоследствии суд предоставил рассрочку Алексею Атрощенко на 5 лет для возвращения ранее полученных им средств, приняв во внимание его семейное положение, наличие на его иждивении нетрудоспособных членов семьи, а также семейный доход и кредитные обязательства супругов. При этом в ходе судебного разбирательства было установлено, что деньги, которые были ранее взысканы в пользу гражданина, пошли на погашение его долгов по займам, сделанным ранее для оплаты помощи адвоката.

В жалобе в Конституционный Суд Алексей Атрощенко поставил под сомнение конституционность п. 4 ч. 1 ст. 135, ст. 401.6 и п. 1 ч. 2 ст. 401.10 УПК.

По его мнению, оспариваемые нормы позволяют судам, вопреки условиям договора о предоставлении юридических услуг, отказывать реабилитированному в возмещении имущественного вреда в части сумм, выплаченных адвокату за оказание юрпомощи на условиях разумной помесячной оплаты.

Заявитель добавил, что спорные нормы также позволяют ухудшать положение реабилитированного по истечении года после вступления в законную силу решения о компенсации расходов на адвоката и рассматривать жалобу реабилитированного на апелляционное постановление о возмещении вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, на условиях выборочной, а не сплошной кассации.

КС выявил несоответствие ст. 401.6 УПК Конституции

Конституционный Суд отметил, что предметом его рассмотрения являются п. 4 ч. 1 ст. 135 и ст. 401.

6 УПК РФ в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования они служат нормативным основанием для решения вопроса о размере компенсации расходов на оплату юридической помощи адвоката при возмещении реабилитированному имущественного вреда, связанного с его уголовным преследованием (в том числе о снижении размера уже уплаченного ему возмещения при пересмотре и повороте исполнения судебного решения о присуждении соответствующих сумм).

Суд напомнил, что высокая стоимость помощи, полученной от адвоката, не может как таковая служить поводом для сокращения объема прав реабилитированного на возмещение причиненного ему вреда, конституционно гарантированных каждому потерпевшему от незаконного привлечения к уголовной ответственности. «Незаконное или необоснованное уголовное преследование само по себе может мешать потерпевшему быть осмотрительным и умеренным в расходах на оплату юридической помощи, а потому значительные затраты на услуги адвоката при защите конституционных прав и ценностей от такого преследования нельзя считать беспочвенными. К тому же обвиняемый (подозреваемый) имеет основания притязать на юридическую помощь хорошего качества и получать ее в достаточном объеме сообразно интенсивности и длительности осуществляемой против него обвинительной деятельности», – отмечено в постановлении КС РФ.

Суд также не исключил получение адвокатских услуг без видимой процессуальной активности стороны защиты, когда она готовится квалифицированно ответить на действия стороны обвинения, предполагая их в разных вариантах постольку, поскольку уголовное преследование протекает с долгими перерывами при неясной позиции обвинения, оставляя обвиняемого (подозреваемого) в неизвестности под угрозой лишения либо ограничения принадлежащих ему прав и благ в перспективе применения уголовно-правового принуждения. «При таких обстоятельствах отказ в признании расходов реабилитированного на оплату юридической помощи нельзя считать справедливым. Нельзя считать правильным и снижение размера возмещения, присуждаемого реабилитированному, на том основании, что он, вместо отдельных услуг, помесячно или поквартально оплачивал серией платежей длительно получаемую юридическую помощь. Тем более такое снижение не может быть оправданным, когда длительная защита по уголовному делу обусловлена затяжным уголовным преследованием с неоднократным прекращением и возобновлением производства по делу, что вынуждает обвиняемого (подозреваемого) доказывать невиновность с избыточными затратами на отстаивание своих прав», – подчеркнул КС.

Он также назвал несправедливым снижение суммы возмещаемых затрат до размеров, которые представляются достаточными представителям причинителя вреда, особенно после реабилитации лица, пострадавшего от неправомерного уголовного преследования.

Читайте также:  Меня интересует,возможно ли вернуть неправильно перечисленные деньги?

Таким образом, расходы, на которые лицо решается в обстановке такого преследования, нельзя считать безосновательными даже при некотором их превышении над средними (например, величинами адвокатского вознаграждения по месту ведения уголовного дела).

Дело в том, что эти величины условны и не настолько очевидны, чтобы обвиняемый (подозреваемый) мог по ним предсказать стоимость адвокатских услуг, которую суд впоследствии посчитает разумной и справедливой в решении о возмещении реабилитированному вреда.

В правоприменительной практике, заметил КС, суждения о действительной стоимости юридических услуг сильно разнятся, поскольку они зависят от оценочных по этому поводу представлений.

Однако приблизительность подобных оценок не должна приводить к ущемлению права на возмещение вреда, который причинен реабилитированному в виде расходов на юридическую помощь, и отказ в полном его возмещении означал бы умаление конституционных прав и судебной их защиты. «Если бы законодательство и судебная практика неизменно ориентировали суды на снижение размеров возмещения вреда реабилитированным до наименьших величин, это вело бы к падению объема и качества предоставляемой юридической помощи, ограничивая право на ее получение, гарантированное каждому ст. 48 Конституции РФ», – подчеркнуто в постановлении Суда.

Таким образом, Конституционный Суд счел, что правила реабилитации должны быть направлены в том числе на то, чтобы в отношениях, проистекающих из состоявшегося уголовного преследования и реабилитации, минимизировать новые неблагоприятные претерпевания реабилитированного лица, исходящие от осуществления – пусть даже надлежащего – органами публичной власти своих полномочий касательно его и его законных интересов.

«В частности, каждое новое погружение лица в обстановку судебных разбирательств, имеющих генезис в событиях его уголовного преследования, может быть для него психотравмирующим, чего государство, главной целью и ценностью которого является человек, должно максимально избегать в отношениях с гражданами, тем более находящимися в таком правовом положении, как реабилитированные. В ситуации, когда в кассационной инстанции ставится вопрос о снижении размера присужденной реабилитированному суммы в возмещение расходов на оплату юридической помощи, возникает именно такой негативный эффект. Он усугубляется, когда принятое кассационной инстанцией решение влечет поворот исполнения судебного акта с возложением на лицо, пострадавшее от неправомерной уголовной репрессии, денежных обязательств перед причинителем вреда, а тем более если должнику предстоит их исполнять за счет заработка, пенсий, пособий и других подобных доходов, которые служат средствами существования гражданина и его семьи», – отметил КС. При этом он также подчеркнул, что должны учитываться и другие издержки для прав и законных интересов реабилитированного в той мере, в какой последние могут пострадать вследствие ограничения или принудительного возврата суммы присужденного ему возмещения.

Таким образом, Суд счел, что п. 4 ч. 1 ст.

135 УПК РФ не противоречит российской Конституции, поскольку он не предполагает отказ лицу, пострадавшему от незаконного или необоснованного уголовного преследования, в полном возмещении расходов на оплату полученной им юрпомощи, если не доказано, что часть его расходов, предъявленных к возмещению, обусловлена явно иными обстоятельствами, нежели получение такой помощи непосредственно в связи с защитой реабилитированного от уголовного преследования, и при этом добросовестность его требований о таком возмещении не опровергнута.

В то же время, отметил КС, ст. 401.

6 УПК не соответствует Основному Закону государства в той мере, в какой она не ограничивает период с момента вступления в силу судебного акта о возмещении реабилитированному расходов на оплату юридической помощи, в течение которого может быть принято решение суда кассационной инстанции о пересмотре этого акта, влекущее поворот его исполнения и возврат присужденных реабилитированному сумм. Таким образом, Суд распорядился пересмотреть судебные акты по делу заявителя.

Также федеральному законодателю предписано внести необходимые изменения в действующее правовое регулирование. При этом, указал КС, он не лишен возможности включить соответствующие нормы не в ст. 401.6 УПК, а в другие положения Кодекса либо предусмотреть иной срок, ограничивающий пересмотр судебного акта о возмещении причиненного реабилитированному вреда.

До вступления в силу соответствующих изменений отсутствие указания на то, что недопустим пересмотр судом кассационной инстанции судебного акта о возмещении реабилитированному вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием, влекущий поворот исполнения этого акта, не дает оснований осуществлять такой пересмотр за пределами года со дня вступления этого акта в законную силу.

Комментарий представителя заявителя

В комментарии «АГ» представитель заявителя жалобы, адвокат АП Приморского края Александр Бондаренко, сообщил, что с февраля 2014 г. по декабрь 2017 г. он защищал Алексея Атрощенко по его уголовному делу.

«Мною в том числе проводилась работа по признанию незаконным постановления транспортного прокурора об отмене объективного решения следственного органа о прекращении уголовного преследования в связи с отсутствием в действиях доверителя состава преступления.

Почти за четыре года кропотливой работы удалось добиться справедливого решения, после чего еще почти три года – с октября 2018 г. по 23 сентября 2021 г. – предстояло отстаивать права доверителя на справедливые реабилитационные возмещения.

Параллельно в моем производстве находились еще несколько “долгоиграющих” дел по реабилитации, к счастью, закончившихся более благоприятными для доверителей решениями, чем по делу Атрощенко, где поворот судебного решения составил 900 тыс. руб.», – отметил он.

По мнению адвоката, постановление КС поставило справедливую и ожидаемую точку во многих спорах аналогичного характера, когда представители Казначейства РФ, выступающие в качестве ответчика по вопросам о реабилитации, принципиально обжаловали любые, даже объективно незначительные, взыскания в пользу лиц, подвергшихся незаконному уголовному преследованию.

«Очевидно, что такое постановление Суда содержит не только детальное и фундаментальное изучение юридических вопросов, обозначенных в заявлении Алексея Атрощенко о его семилетних судебных тяжбах, но и анализ всех аспектов правовых гарантий граждан, предусмотренных Конституцией РФ, и прежде всего относительно доступа последних к высокопрофессиональной адвокатской помощи», – полагает Александр Бондаренко.

По его мнению, прогрессивные, понятные и применимые выводы КС РФ, формирующие «дорожную карту» в дальнейшей судебной практике по вопросам реабилитации, позволят доверителям в будущем обращаться к помощи именно профессиональных защитников без боязни дальнейшего отказа в возмещении судебных расходов со стороны государства в случае доказанности ошибочного привлечения к уголовной ответственности. «Наконец, вызывает профессиональное уважение детальный подход Суда к изучению доводов заявителя о неконституционности ст. 401.6 УПК РФ в той части, в какой она в правоприменительной практике позволяет судам ухудшать положение реабилитированного по истечении одного года после вступления решения о компенсации расходов на адвоката в законную силу. Очень надеюсь, что в ближайшее время на основании этого постановления в УПК РФ будут внесены изменения, которые позволят реабилитированным лицам спокойно распорядиться произведенным им государством возмещением», – выразил надежду адвокат.

Эксперты «АГ» поддержали выводы КС

Старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов заметил, что Конституционный Суд в последнее время редко говорит о необходимости пересмотра судебных решений по конкретным делам, а тем более о конституционности той или иной нормы. «Здесь же он такую позицию высказал, и я с ней согласен.

Действительно, на законодательном уровне выглядит несправедливым, что отсутствует срок для возможности отмены в кассационном порядке судебного решения о возмещении реабилитированному расходов на юридическую помощь.

Теперь КС РФ фактически установил, что такой срок должен быть ограничен одним годом», – отметил адвокат.

По словам эксперта, также убедительной выглядит и позиция Суда о том, что реабилитированному должна быть выплачена вся сумма, затраченная на юридическую помощь по уголовному делу, если не будет доказано, что последний понимал, что расходы не связаны с оказанием помощи.

«Дело в том, что на практике позиция прокуратуры и представителей Минфина практически всегда направлена на снижение сумм, подлежащих выплате, со ссылками на якобы завышенную стоимость гонораров адвокатов, иные аналогично надуманные доводы.

Надеюсь, что КС РФ поставил окончательную точку в этом вопросе, и теперь вся судебная практика пойдет по пути того, что реабилитированный точно не должен нести имущественные потери от того, что он дорого, по мнению государства, заплатил своему адвокату.

Это вопрос и проблема государства, которое осуществляло незаконное уголовное преследование и должно компенсировать реабилитированному все понесенные в связи с этим имущественные потери», – подчеркнул Андрей Гривцов. 

Адвокат АП Московской области Филипп Шишов указал, что, добившись оправдания по уголовному делу, зачастую невозможно получить достойную компенсацию, в том числе расходов на адвоката-защитника.

«Государством недостаточно четко разработан компенсационный механизм, например отсутствуют четкие суммы, обосновывающие размер морального вреда за каждый день нахождения под стражей или за каждый день нахождения в статусе обвиняемого.

 Все зависит от усмотрения и совести суда, рассматривавшего уголовное дело, в результате присуждаются суммы, составляющие сущие гроши», – пояснил он.

По словам эксперта, как следует из обстоятельств конкретного дела, рассмотренного Конституционным Судом РФ, реабилитированный может столкнуться с отменой решений о компенсации в кассационном суде с последующим поворотом исполнения решения суда и с возвратом присужденных сумм. «Конституционный Суд сделал своеобразный шаг к урегулированию данного вопроса, несомненно необходимого в любом цивилизованном обществе», – заключил Филипп Шишов.

Зинаида Павлова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector