Консультации

Нет приговора – нет и материальной ответственности, решил кс

Нет приговора – нет и материальной ответственности, решил КСКонституционный суд запретил взыскивать с военнослужащих полную компенсацию материального ущерба, причиненного госимуществу, если их вина не доказана на основании приговора суда. Такая позиция изложена в постановлении КС от 8 ноября.

Суд проверил на конституционность абз. 3 ст. 5 и п. 5 ст.

8 ФЗ «О материальной ответственности военнослужащих», согласно которым военнослужащие несут материальную ответственность за ущерб, причиненный ими при исполнении воинских обязанностей федеральному имуществу, в полном размере в случае, когда ущерб причинен действиями (бездействием) военнослужащего, содержащими признаки уголовного преступления (абз. 3 ст. 5 ФЗ).

Причем возмещение ущерба производится независимо от привлечения военнослужащего к дисциплинарной, административной или уголовной ответственности за действия (бездействие), которыми причинен ущерб (п. 5 ст. 8 ФЗ). Поводом для проверки этих норм послужила жалоба экс-командира войсковой части 52361, полковника Дмитрия Батарагина.

Постановлением следователя уголовное дело заявителя и бывшего техника отдела эксплуатации спецсистем той же части – старшего лейтенанта Константина Ходулина, которые подозревались в совершении преступления по ч. 1 ст.

293 УК (халатность), было прекращено с их согласия в связи с истечением сроков давности преследования. В рамках предварительного следствия было установлено, что из-за небрежного отношения Батарагина и Ходулина к службе государство (а конкретно Минобороны) понесло материальный ущерб на сумму 2,4 млн руб.

По данным «Фонтанки», нашумевшее ОАО «Славянка» (см. «Суд признал руководство «Славянки» виновным по делу о хищениях в Минобороны«) на основании госконтракта осуществляло уборку территории воинской части, которой командовал Батарагин. С апреля по декабрь 2012 года он подписал акты приема работ на 3,6 млн руб.

Однако впоследствии военные юристы подсчитали, что 2,39 млн руб. исполнитель получил необоснованно.

В марте 2015 года Краснознаменский гарнизонный военный суд частично удовлетворил иск Минобороны к полковнику и старшему лейтенанту, взыскав с Батарагина 1 млн руб., а с Ходулина – 300 000 руб. материального ущерба. В июне того же года 3-й окружной военный суд засилил это решение.

Суды руководствовались тем, что вину военнослужащих установил и доказал орган предварительного расследования и что, соглашаясь на прекращение дела в связи с истечением сроков давности, т. е.

по нереабилитирующему основанию, они полностью признали свою вину как в совершении преступления, так и в причинении ущерба, а потому должны возместить его в полном объеме.

Однако суды уменьшили размер взыскания, поскольку не усмотрели в действиях ответчиков умысла на причинение ущерба, а также учли тот факт, что на иждивении Батарагина находится двое детей. В передаче их жалоб на рассмотрение суда кассационной инстанции было отказано.

Батарагин счел, что оспариваемые им положения ФЗ противоречат Конституции, поскольку позволяют судам в рамках гражданского судопроизводства делать вывод о виновности военнослужащего в совершении преступления и причинении им ущерба при отсутствии приговора суда, которым установлен сам факт совершения преступления данным лицом и его вина.

Ст. 118 Конституции, напомнил КС, устанавливает, что правосудие в РФ осуществляется только судом посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

«Тем самым предполагается, что один вид судопроизводства не должен смешиваться с другим и подменять его собой», – подчеркивается в постановлении.

КС также отметил, что «решение о прекращении уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, принятое органом предварительного расследования, не равнозначно приговору суда».

Кроме того, КС указал, что при рассмотрении гражданского дела о взыскании материального ущерба с лица, в отношении которого уголовное дело прекращено на стадии досудебного производства в связи с истечением сроков давности, суд не вправе давать оценку его действиям (бездействию) как содержащим или не содержащим признаки состава уголовного преступления и, ссылаясь на отраженные в решении о прекращении дела фактические обстоятельства. Иной подход не отвечает принципам справедливого правосудия, в том числе принципу презумпции невиновности, а также приводит к ограничению права на судебную защиту, сказано в постановлении.

В итоге Конституционный суд признал оспариваемые положения ФЗ соответствующими Конституции в той мере, в какой они предполагают привлечение военнослужащего к полной материальной ответственности за ущерб, причиненный госимуществу, в случае совершения уголовного преступления (что установлено вступившим в законную силу приговором).

При этом КС счел, что эти же положения закона противоречат Конституции в той мере, в какой они допускают возможность привлечения военнослужащего, чье уголовное дело прекращено на стадии досудебного производства в связи с истечением сроков давности, к полной материальной ответственности вследствие установления в его действиях признаков состава уголовного преступления (и тем самым – фактического признания его виновным) иным, отличным от приговора суда правоприменительным решением. Суд предписал законодателю внести изменения в порядок привлечения военнослужащих к полной материальной ответственности, а судам пересмотреть решения по делу Батарагина, основанные на указанных положениях.

Источник: ПРАВО.РУ

Прекращение уголовного дела и уголовного преследования

Прекращение уголовного дела на стадии предварительного расследования – это такое его окончание, которое осуществляется в связи с наличием обстоятельств, исключающих дальнейшее производство по уголовному делу или наличием оснований для освобождения лица от уголовной ответственности. В отличие от прекращения уголовного дела, когда прекращается все производство по делу, прекращение уголовного преследования – это прекращение производства в отношении конкретного лица – подозреваемого или обвиняемого.

Нет приговора – нет и материальной ответственности, решил КС

Прекращение уголовного дела на стадии предварительного расследования – это такое его окончание, которое осуществляется в связи с наличием обстоятельств, исключающих дальнейшее производство по уголовному делу или наличием оснований для освобождения лица от уголовной ответственности.

В отличие от прекращения уголовного дела, когда прекращается все производство по делу, прекращение уголовного преследования – это прекращение производства в отношении конкретного лица – подозреваемого или обвиняемого.

Согласно ч. 1 ст. 212 УПК РФ уголовное дело и уголовное преследование прекращаются при наличии оснований, общий перечень которых предусмотрен ст. 24-28 УПК РФ. К ним относятся:

  • отсутствие события преступления;
  • отсутствие в деянии состава преступления;
  • истечение сроков давности уголовного преследования;
  • смерть подозреваемого или обвиняемого;
  • отсутствие заявления потерпевшего
  • непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления;
  • наличие акта об амнистии;
  • наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению;
  • наличие определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению;
  • наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо
  • наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела;
  • примирение сторон;
  • деятельное раскаяние;
  • отсутствие заключения суда или отсутствие согласия Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного суда РФ или квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела, привлечение лица к уголовной ответственности лиц либо лишение неприкосновенности в отношении которых установлен особый порядок производства по уголовному делу.

Далее мы рассмотрим эти основания более подробно, а пока вернемся к различиям между прекращением уголовного дела и прекращением уголовного преследования.

Прежде всего, следует иметь в виду, что прекращение уголовного дела в любом случае влечет за собой прекращение уголовного преследования. Однако прекращение уголовного преследования не всегда влечет за собой прекращение уголовного дела.

  Ложный донос: когда наступает уголовная ответственность?

Так, например, не влечет прекращения уголовного дела прекращение уголовного преследования в отношении подозреваемого или обвиняемого ввиду непричастности их к данному преступлению. Это означает, что преступление имело место, его событие установлено, но лицо, его совершившее, осталось неустановленным.

Если по уголовному делу в качестве обвиняемых привлечено несколько человек, а основание прекращения уголовного преследования установлено только в отношении некоторых из них, прекращение уголовного преследования в отношении них не означает полного прекращения уголовного дела, производство по которому продолжается в отношении других обвиняемых.

Рассмотрим некоторые основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования более подробно.

Прекращение уголовного дела за отсутствием события преступления

В данном случае неустановление события преступления означает недоказанность самого преступного деяния, по которому было возбуждено уголовное дело.

Если данный факт устанавливается в суде, это влечет постановление оправдательного приговора. Поэтому данное основание прекращения уголовного дела является реабилитирующим, т.е.

влечет восстановление обвиняемого в правах и компенсацию причиненного ему материального и морального вреда.

Следует отметить, что на самом деле случаи прекращения уголовного дела по данному основанию достаточно редки.

Прекращение уголовного дела за отсутствием состава преступления

По данному основанию уголовное дело прекращается в тех случаях, когда само деяние, по поводу которого возбуждено уголовное дело, имеет место, но оно не является преступным, т.е.

отсутствует какой-либо признак преступления (относящийся к объекту, объективной стороне, субъекту или субъективной стороне). Это может произойти, когда расследуемое деяние не является преступлением, т.е.

не предусмотрено Уголовным кодексом РФ, т.е. совершены без вины в случае:

  • добровольного отказа от преступления;
  • необходимой обороны;
  • причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление;
  • крайней необходимости;
  • физического или психического принуждения;
  • обоснованного риска;
  • исполнения приказа или распоряжения.

Кроме того, согласно ч. 3 ст. 27 УПК РФ уголовное преследование по данному основанию прекращается в отношении лица, не достигшего к моменту совершения преступления возраста с которого наступает уголовная ответственность (ст.

20 УК РФ), а также несовершеннолетнего, хотя и достигшего возраста, с которого начинается уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии (не связанным с психическим расстройством), не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, имеющего признаки преступления. Кроме того, по рассматриваемому основанию уголовное преследование прекращается в отношении лица, совершившего деяние, предусмотренное уголовным кодексом РФ, признанного невменяемым (ст. 21 УК РФ).

Читайте также:  Жилой гараж: порядок перевода гаража в жилое помещение или наоборот

Прекращение уголовного дела и уголовного преследования в связи с истечением давности уголовного преследования

По данному основанию прекращение уголовного дела подлежит, если истекли следующие сроки (ст. 78 УК РФ):

  • два года после совершения преступления небольшой тяжести;
  • шесть лет после совершения преступления средней тяжести;
  • десять лет после совершения тяжкого преступления;
  • пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления.

  Права потерпевших по уголовному делу

Вместе с тем, согласно ч. 2 ст. 27 УПК РФ прекращение уголовного преследования по данному основанию не допускается, если обвиняемый против этого возражает.

Прекращение уголовного дела и уголовного преследования в связи со смертью подозреваемого или обвиняемого

Следует иметь в виду, что по данному основанию уголовное дело и уголовное преследование прекращаются только в тех случаях, когда факт смерти человека подтвержден в установленном законом порядке (свидетельством о смерти).

Вместе с тем, если родственники умершего либо иные лица, считая его невиновным, ходатайствуют о продолжении производства по уголовному делу с надеждой вынесения оправдательного приговора с целью дальнейшей его реабилитации. Дело должно быть расследовано, передано в суд и по нему должен быть вынесен приговор.

Прекращение уголовного дела при отсутствии заявления потерпевшего о преступлении

Это основание применяется в тех случаях, когда обнаруживается, что уголовное дело возбуждено при отсутствии письменного заявление потерпевшего, в котором он просит привлечь лицо, совершившее по отношению к нему преступление, к уголовной ответственности.

Речь идет о делах частно публичного обвинения, по которым уголовные дела возбуждаются не иначе, как при наличии указанного заявления (например, по преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 131 УК РФ «Изнасилование», ч. 1 ст.

146 УК РФ «Нарушение авторских и смежных прав»).

Прекращение уголовного дела и уголовного преследования в связи с примирением сторон

Данное основание прекращения уголовного дела и уголовного преследования достаточно рассмотрены в следующих публикациях, размещенных на страницах данного сайта:

Прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием

Согласно ст. 28 УПК РФ уголовное преследование может быть прекращено в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений небольшой или средней тяжести в случаях, предусмотренных ст. 75 УК РФ:

  • лицо впервые совершило преступление;
  • добровольно явилось с повинной;
  • способствовало раскрытию преступления;
  • возместило ущерб или иным образом загладило вред причиненный преступлением.

  Как бороться против пыток

До прекращения уголовного преследования лицу должны быть разъяснены основания его прекращения и право возражать против прекращения уголовного преследования.

Поскольку иные основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования на практике встречаются гораздо реже, рассматривать их не будем.

Однако обратим внимание, что в соответствии со ст. 28.1 УПК РФ по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности уголовное дело и уголовное преследование прекращается лишь в случаях, если подозреваемый или обвиняемый до назначения судебного заседания возместили вред, причиненный в результате преступления, в полном объеме (в том числе, уплатили недоимки, пени, штрафы).

Порядок прекращения уголовного дела и уголовного преследования

  • Уголовное дело уголовное преследование прекращается по постановлению следователя, копия которого направляется прокурору.
  • Если прекращение уголовного дела допускается только при согласии обвиняемого или потерпевшего, наличие такого согласия отражается в постановлении.
  • Копия постановления о прекращении уголовного дела и уголовного преследования должна быть вручена или направлена следователем лицу, в отношении которого прекращено уголовное преследование, потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику, а также иным заинтересованным органам (например, в налоговый орган).

Когда основания прекращения уголовного преследования относятся не ко всем подозреваемым или обвиняемым, следователь выносит постановление о прекращении уголовного преследования в отношении конкретного лица. При этом, как отмечалось выше, производство по уголовному делу продолжается.

Постановление о прекращении уголовного дела или уголовного преследования может быть обжаловано прокурору либо руководителю следственного органа, а также в суд.

Возмещение вреда, причиненного преступлением

ОБЩИЕ ОСНОВАНИЯ ВОЗМЕЩЕНИЯ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ

            Конституция Российской Федерации в ст. ст. 46 и 52 гарантирует охрану прав потерпевших от преступлений, обеспечение им доступа к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

            Требование о защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, включает в себя устранение преступных последствий, в том числе путем восстановления нарушенных гражданских прав потерпевших от преступлений лиц.

            Согласно ст. 12 ГК РФ к числу способов защиты гражданских прав относятся возмещение убытков и компенсация морального вреда.

            В уголовном судопроизводстве обязанность государства обеспечить надлежащую защиту гражданских прав потерпевших от преступлений физических и юридических лиц, сформулированная в ст. 6 УПК РФ, реализуется посредством разрешения исков о возмещении имущественного ущерба или компенсации морального вреда.

            Возмещение вреда, причиненного преступлением, вопреки распространенному среди юристов мнению, не является специальным институтом возмещения вреда (например, как институты возмещения вреда – источником повышенной опасности или возмещения вреда при исполнении служебных обязанностей).

Здесь действуют общие положения о возмещении вреда, предусмотренные ст. 1064 ГК РФ, такие, как: «возмещается только реально причиненный вред», «виновность причинившего», «полный размер возмещения», «наличие причинной связи» и т. п.

Именно в силу этого гражданский истец по уголовному делу, при наличии одновременно специального института возмещения вреда, вправе выбирать – с кого же ему возмещать вред: с преступника или, скажем, с владельца источника повышенной опасности (если преступник причинил вред, используя такой источник)? Или: с преступника или с организации, в которой он исполнял служебные обязанности при причинении вреда? Полагаю, что нашим читателям нет необходимости подчеркивать, что автор под преступником здесь понимает то лицо, которое суд назовет преступником в приговоре суда.

            Преимущества гражданского иска в уголовном процессе очевидны с точки зрения процессуальной экономии и полноты исследования доказательств. Так, подсудность и подведомственность гражданского иска определяются подсудностью уголовного дела (часть 10 ст. 31 УПК РФ).

Тем самым лицо, признанное гражданским истцом по уголовному делу, освобождается от необходимости дважды участвовать в судебных разбирательствах – сначала по уголовному делу, затем по гражданскому делу.

Немаловажным фактором является и то, что зачастую гражданскому истцу судиться по месту уголовного процесса попросту удобнее, нет необходимости отправлять иск по месту жительства или нахождения ответчика, а таким местом может быть совсем другой регион страны.

При предъявлении гражданского иска гражданский истец освобождается от уплаты государственной пошлины (часть 2 ст. 44 УПК РФ, п. п. 4 п. 1 ст. 333.36 НК РФ).

            Кроме того, уголовно-процессуальное законодательство предъявляет упрощенные требования к оформлению гражданского иска в уголовном деле.

            Уголовно-процессуальный закон не обязывает, в отличие от норм ГПК РФ, гражданского истца прикладывать к исковому заявлению его копии в соответствии с количеством ответчиков. Обвиняемый о том, что к нему предъявлен гражданский иск, может узнать только при ознакомлении с материалами уголовного дела либо в судебном заседании.

            Допускается произвольная форма искового заявления, отсутствие в нем сведений о лице, несущем гражданско-правовую ответственность за вред, причиненный преступлением, цене и основаниях иска.

Так, в одном из сложных дел, связанных со злоупотреблением должностными полномочиями, где автору публикации довелось участвовать, его коллега, защищавший одного из привлекаемых к уголовной ответственности, активно возражал против принятия искового заявления на крупную сумму от государственной организации, гражданского истца по уголовному делу, и просил этот иск оставить без рассмотрения в связи с тем, что в заявлении не были названы основания иска. Отклоняя возражения адвоката, суд резонно указал, что в силу части 2 ст. 250 УПК РФ отсутствие оснований иска в исковом заявлении, в отличие от гражданского процесса, не является препятствием для рассмотрения иска, поскольку в качестве таковых выступает сам факт предъявления обвинения. Привлекаемые к уголовной ответственности лица уже в силу этого факта являются гражданскими ответчиками (но не всегда это так, о чем речь пойдет ниже), если вред преступлением причинен, так что за основаниями далеко ходить не нужно.

            Полагаем, что по смыслу норм действующего УПК РФ, в том числе ч. 4 ст. 42, ч. 2 ст. 136, ч. 2 ст. 309 УПК РФ, гражданский иск должен предъявляться в виде письменного заявления на имя следователя (дознавателя) либо суда.

Не согласимся в этой связи с бытующим мнением о том, что гражданский иск может быть предъявлен как в письменной, так и в устной форме (когда устное исковое заявление заносится в протокол). Как указано в Постановлении Конституционного Суда РФ от 31 января 2011 г.

№ 1-П, гражданско-правовые требования о возмещении имущественного вреда, причиненного преступлением, вне зависимости от того, подлежат они рассмотрению в гражданском или уголовном судопроизводстве, разрешаются в соответствии с нормами гражданского законодательства. При этом в силу ч. 1 ст.

131 ГПК РФ исковое заявление подается в суд в письменной форме (подробнее см.: Гражданский иск в уголовном судопроизводстве (Сычева О. А.) («Мировой судья», 2015, № 5)).

            Гражданскому истцу в уголовном процессе не очень-то трудно и с доказательствами по предъявленному иску. В их качестве выступают все материалы уголовного дела, все его тома и листы – от первого до последнего.

Читайте также:  Как взыскать алименты на ребенка с работающего должника?

Если факт совершения преступления привлекаемым к уголовной ответственности лицом будет доказан, если будет подтверждено, что вред причинен непосредственно преступлением – есть, как правило, все основания и для удовлетворения иска. А дальше, кто не согласен – жалуйтесь.

Доказывайте свою невиновность, а значит, и отсутствие оснований для взыскания.

            Вот почему, на наш взгляд, гражданскому истцу всегда легче в уголовном процессе, чем в гражданском. За него очень многое делают государственные правоохранительные органы: сбор доказательств, определение размера ущерба, обеспечение иска и т.п. Необходимо только внимательно отслеживать соблюдение своих прав, всю динамику этого процесса.

            Согласно пункту 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию характер и размер вреда, причиненного преступлением. Следовательно, ключевым при решении вопроса о признании гражданина или юридического лица потерпевшим от преступления и, соответственно, гражданским истцом выступает понятие «вред».

            В уголовно-процессуальном праве определение понятию «вред» не дано, что вызывает некоторые трудности при решении вопроса о признании лица гражданским истцом.

Следователи порой затрудняются определить, кому именно причинен вред в результате преступления и, следовательно, – кого признавать потерпевшим и гражданским истцом (так, сейчас следствие по делу так называемой «МММ по-хабаровски» в тупике: кто является потерпевшим по делу – кредитные потребительские кооперативы (юридические лица) или граждане, доверившие кооперативам свои денежные сбережения?).

            В связи с этим вполне оправданно обратиться к цивилистике, так как само понятие «вред» сформировано именно цивилистикой (см.: Гражданский иск в уголовном деле: от теории к практике (Сушина Т. Е.) («Журнал российского права», 2016, № 3).

            Определение понятия «вред», сформулированное в цивилистике, представляется приемлемым и для уголовно-процессуальных отношений.

            Вред, причиненный в результате преступления, подразделяется применительно к гражданам на физический, имущественный и моральный, к юридическим лицам – на имущественный вред и вред деловой репутации.

            Общепринято под физическим вредом понимать вред, причиненный жизни и здоровью. Имущественный вред (ущерб) обусловлен лишением имущества, материальных благ и выражается в денежной сумме.

Моральный вред определен в ст.

151 ГК РФ как физические и нравственные страдания, причиненные гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на другие принадлежащие гражданину нематериальные блага.

            Разрешение гражданских исков в уголовном деле основано на установлении таких юридических фактов, как наличие преступления, причинение преступлением вреда, наличие причинной связи между преступлением и наступившим вредом.

И если в установлении факта наличия преступления со стороны привлекаемых к уголовной ответственности лиц роль гражданского истца по понятным причинам невелика, то в определении размера причиненного вреда его активная позиция в уголовном процессе может сыграть ключевую роль.

            При этом суд должен проявлять максимум объективности, поскольку, увлекшись задачей восстановления социальной справедливости, суд может не заметить предвзятости со стороны гражданского истца по отношению к виновному (помните знаменитое выражение пострадавшего Шпака из фильма Леонида Гайдая: «три магнитофона, три портсигара, куртка замшевая – три…»). Так, в одном из уголовных дел, связанных с похищением из предприятия импортного грузового автомобиля, районный суд в приговоре указал о взыскании с виновных более четырех миллионов рублей ущерба (то есть – полную балансовую стоимость украденного), хотя органами следствия предприятию были возвращены (и приняты последним!) запчасти с разукомплектованной похитителями машины в размере более половины ее стоимости. По апелляционной жалобе защитника краевой суд, разумеется, сумму взысканного вполовину уменьшил.

            В соответствии со ст. 44 УПК РФ гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением.

Приведенная здесь норма закона – это наглядная иллюстрация того, что в законе случайных слов или выражений не бывает. Мы, конечно, здесь имеем в виду слова «непосредственно преступлением». Дело в том что преступления могут иметь отдаленный, опосредованный вред, в первооснове которого лежит, между тем, вредоносность преступного деяния.

Приведенная норма закона регламентирует, что гражданский иск в уголовном процессе может и должен заявляться лишь тогда, когда вред причиняется непосредственно совершенным преступлением. Только такой гражданский иск подлежит принятию и рассмотрению.

Не является гражданским истцом по уголовному делу, к примеру, лицо, обратившееся с регрессным требованием. Или лицо, пострадавшее от отдаленных последствий преступления.

            Между тем, судьи не всегда это учитывают. Так, в одном из уголовных дел с участием автора статьи в качестве защитника, суд взыскал с осужденного вред в пользу гражданина, лишившегося жилья по гражданскому иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения.

Гражданин этот не был по такому иску признан добросовестным приобретателем, поскольку приобрел жилье хотя и по возмездной сделке, но жилье это ранее вышло из владения собственника помимо его воли (в результате мошеннических действий, за которые и был осужден виновник по уголовному делу).

Защитник обратил внимание суда, что взыскивать ущерб в рамках уголовного дела с виновника нельзя, так как пострадавшему гражданину вред причинен не непосредственно преступлением, а порочной сделкой, которой предшествовал еще целый ряд порочных сделок.

Со всеми этими сделками необходимо дополнительно разбираться и возлагать ответственность на всех виновных лиц. Суд районного звена не придал этому замечанию защитника никакого значения, но краевой суд применил положения ст.

44 УПК РФ, изменив в этой части приговор и постановив рассмотреть гражданский иск фактического приобретателя квартиры в отдельном гражданском процессе.

            Поскольку к преступлению уголовный закон (ст.

14 УК РФ) относит виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом под угрозой наказания, то теоретически любое совершенное преступление может причинить вред, подлежащий возмещению, так как это деяние – общественно опасно. На практике это не всегда так.

Преступление может быть совершено, а возмещать вред в его материально-правовом смысле – некому. Например, если преступление совершено с нарушением интересов государства или прав личности, но без видимых, ощутимых материальных последствий.

Кроме того, после преступления не все пострадавшие желают возмещать причиненный им вред (по самым разным, иногда глубоко личным, причинам). Так, по данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, лишь 10% уголовных дел завершаются судами с разрешением гражданских исков.

Проведенные исследования показывают, что доля фактического исполнения соответствующих судебных решений по возмещению вреда, причиненного преступлением, составляет менее 21% (см.: Стимулирование обвиняемого к возмещению причиненного преступлением вреда: проблемы и перспективы (Карабанова Е.Н., Цепелев К.В.) («Российская юстиция», 2016, №5)).

  •             И все же можно выделить наиболее типичные, чаще всего встречающиеся примеры возмещения вреда в связи с совершенными преступлениями (и, соответственно, примеры гражданских исков в уголовных процессах):
  •             •возмещение вреда от корыстных преступлений (кражи, грабежи, мошенничества, вымогательства и др.);
  •             •возмещение вреда от насильственных преступлений (разбойные нападения, хулиганские действия, причинения телесных повреждений, истязания и др.);
  •             •возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью (вследствие убийств, изнасилований, тяжких ДТП, преступлений по службе и др.);
  •             •возмещение вреда от преступлений на транспорте, от тяжких ДТП, от аварий, взрывов, пожаров и др.;
  •             •возмещение вреда от должностных преступлений (превышение должностных полномочий, злоупотребление должностными полномочиями, иные преступления по службе);
  •             •возмещение вреда от преступлений против интересов коммерческих организаций;
  •             •возмещение вреда от террористических актов;
  •             •возмещение морального вреда;
  •             •иные возмещения вреда.
  • СПОСОБЫ И РАЗМЕР ВОЗМЕЩЕНИЯ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ

            Согласно ст. 1082 ГК РФ, удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т. п.) или возместить причиненные убытки (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

            На практике такой способ, как возмещение вреда в натуре, по уголовным делам используется редко и выступает чаще всего в форме возвращения части похищенных вещей (иногда – с существенным дисконтом их реальной стоимости), в форме восстановительного ремонта поврежденного имущества и т. п.

            Гораздо чаще речь идет о возмещении причиненных убытков. Это может быть взыскание стоимости украденного, поврежденного, причиненного, денежная компенсация морального вреда. И тут очень важно точно определить размер вреда, причиненного преступлением, в целях его полного возмещения.

            Гражданско-правовые споры являются одними из самых сложных, требуют от судей глубокого знания норм материального права.

Порой в рамках уголовного процесса судья-криминалист, специализирующийся в суде первой инстанции на рассмотрении уголовных дел, не всегда сразу может разобраться в том, кто является действительным собственником определенного имущества, кому причинен реальный ущерб.

Немалые трудности возникают и с определением суммы ущерба, подлежащей возмещению. Особенно это касается споров, связанных с осуществлением сделок хозяйствующими субъектами (подробнее см.: Возмещение вреда, причиненного преступлением (Титова В. Н.) («Законность», 2013, № 12)).

            Обращает на себя внимание и то, что стоимость имущества, являющегося предметом преступных посягательств, постоянно возрастает, причем не всегда сразу можно разобраться, какой вид стоимости (кадастровой, рыночной, балансовой) должен применяться при оценке причиненного вреда.

            Безусловно, все перечисленное требует от правоохранительных органов дополнительных усилий, знаний, повышения профессионального мастерства, ведь закон гарантирует потерпевшему, как мы уже указывали, возмещение как имущественного, так и морального вреда, причиненного преступлением, путем предоставления возможности защитить свои права одновременно с рассмотрением уголовного дела.

Читайте также:  Увольнение в связи с выходом на пенсию в 2022 году: запись в трудовой книжке, образец заявления

Полная материальная ответственность работника: есть нюансы

Статья 238 ТК РФ (закон о материальной ответственности работника) устанавливает обязанность сотрудника компенсировать причиненный работодателю ущерб.

Сумма, которую разрешается взыскать, то есть размер материальной ответственности работника, рассчитывается исходя из действительного урона, нанесенного предприятию действиями сотрудника, если возникли:

  • фактическое изменение имущества работодателя в сторону его уменьшения;
  • порча состояния такого имущества;
  • необходимость в затратах либо дополнительных финвложениях на покупку или восстановление имущества;
  • необходимость возместить убытки, причиненные третьим лицам.

Упущенная выгода (неполученный доход) не взыскивается, то есть к случаям полной материальной ответственности не относится.

В общем порядке (ст. 241 ТК РФ) с человека взыскивается сумма в пределах его среднемесячного заработка. В таком случае он ограниченно ответственен за содеянное.

Полная матответственность предполагает возмещение убытков в размере нанесенного ущерба.

Таким образом, понятия «ограниченная материальная ответственность» и «полная материальная ответственность» объединяет одно: за ущерб придется платить.

Когда применяется

ТК РФ ограничивает перечень лиц следующими критериями:

  • сотруднику более 18 лет;
  • трудовые обязанности связаны с денежными, товарными ценностями;
  • обязанности содержатся в перечне работ и категорий трудящихся, в отношении которых применяется полная материальная ответственность работника (закрепляется перечнем должностей и работ, утвержден постановлением Минтруда от 31.12.2002 № 85).

Как заключить договор о полной матответственности

Договоры заключаются в письменном виде по типовым формам, установленным в перечне.

Если должность или работа указаны в перечне, есть пункт в трудовом договоре или отсылка на то, что должность в перечне, а сотрудник отказывается заключать договор о полной материальной ответственности, такой отказ рассматривается как неисполнение трудовых обязанностей с применением мер дисциплинарного взыскания. А о том, что такое материальная ответственность работника и что выполнение трудовых обязанностей сопровождается заключением договора о полной матответственности, ему обязаны рассказать на этапе приема на работу.

Возможны ситуации, когда такой договор необходимо заключить уже с работающим гражданином. Например, изменилось законодательство, и должность или работа сотрудника оказалась включенной в перечень.

В этой ситуации работодатель предлагает человеку перевестись на другую работу (ст. 74 ТК РФ). Если другой работы нет либо сотрудник отказывается от предложенного варианта, трудовой договор с ним прекращается (пп. 7 п.

1 ст. 77 ТК РФ).

Материал по теме
Как составить договор о материальной ответственности

Если нет договора

Без заключения договора материальная ответственность работника определяется и наступает по ст. 243 ТК РФ:

  • причинение вреда умышленно, это относится к случаям, когда сотрудник осознает возможность его причинения и желает этого;
  • причинение вреда в состоянии опьянения, что подтверждено медицинским заключением. Освидетельствование проводится с согласия сотрудника в лечебных специализированных учреждениях или с выездом специалистов;
  • приговор суда. Следует учитывать, что работодатель вправе обратиться в суд в течение года с момента вступления в силу приговора суда о возмещении работником ущерба (ст. 392 ТК РФ);
  • распространение сведений, составляющих служебную тайну, в законодательно установленных случаях. Обязанность сотрудника — возместить нанесенный действительный убыток. При разглашении тайны определить размер такого ущерба очень затруднительно: он оценивается в стоимость бумаги или дискеты, на которых содержались тайные сведения. Основной ущерб от разглашения — это упущенная выгода. Взыскать ее можно, только заключив ГПД о неразглашении коммерческой тайны, к которому будут применяться нормы 139 ГК РФ о возмещении убытков в полном объеме, включая и упущенную выгоду;
  • причинение ущерба при использовании вверенного имущества в личных целях.

Действия работодателя

Чтобы решить вопрос о материальной ответственности в финансовом плане и возместить ущерб, работодателю следует:

  • установить величину убытка и причины его возникновения (ст. 246, 247 ТК РФ). Сумма убытка определяется фактическими потерями, исходя из рыночных цен на день причинения ущерба;
  • истребовать письменное объяснение о причинах действий, повлекших убытки для предприятия. В случае отказа дать объяснения составляется акт.

Взыскание с виновного суммы причиненных убытков в пределах его месячного заработка осуществляется на основании приказа руководителя, составленного в течение месяца со дня определения размера ущерба (ст. 248 ТК РФ).

В судебном порядке взыскание осуществляется, если:

  • месячный срок истек;
  • сотрудник не согласен добровольно возместить причиненный убыток;
  • сумма убытка превышает среднемесячный заработок работника.

При несоблюдении работодателем процедуры привлечения к полной матответственности или в случае несогласия работника с взысканием работник вправе обратиться в суд с целью защиты своих интересов.

Итак, к случаям полной материальной ответственности работника относятся только установленные перечнем должностей и работ.

Заключение договора является добровольным. Его наличие или отсутствие не влияет на то, является ли сотрудник ответственным за убытки, причиненные предприятию.

Делать запись в трудовом договоре о о полной матответственности тоже необязательно.

Адвокаты программы «Человек и Закон» – консультации юристов

Статистика, если в ней разобраться, опровергает расхожее мнение о якобы обвинительном уклоне правосудия. Наши подходы во многом мягче, чем в других развитых странах. При этом, как ни парадоксально, чистых оправдательных приговоров действительно немного.

Но тут все дело в некоторых наших юридических особенностях: когда человек не виноват, его не всегда оправдывают, но при этом и не осуждают. Дело просто прекращается. Всего за полгода из следственных изоляторов были выпущены без судимости более 6,3 тысячи человек.

Они были либо оправданы, либо их дела прекращены по самым разным основаниям. 

«Ещё тенденция — суды стали чаще возвращать дела прокурору. По данным Судебного департамента, в этом году это случилось 6,3 тысячи раз.

Для сравнения: в прошлом году за шесть месяцев суды вернули 5,9 тысячи дел.

При этом самих дел в суды поступило меньше, так что по факту получается, что суды стали гораздо строже относиться к обвинению», — рассказывает адвокат по уголовным делам Евгений Эрлихман

На практике нередко бывает, что возвращенное в прокуратуру дело тихо там и умирает. Все как бы остаются при своих: человек не осужден, но и правоохранители вроде бы не проиграли в суде. Конечно, возврат не означает, что о деле забудут. Иногда следствие проводит работу над ошибками и вновь выдвигает обвинения.

«Как бы то ни было, низкое число оправдательных приговоров, по словам экспертов, не показатель суровости нашей системы. В США, например, до судебного разбирательства доходит лишь небольшой процент дел, там, где обвиняемый намерен стоять до конца.

В основном ещё на предварительной стадии происходит торг между обвинением и защитой, и роль адвокатов- выторговать для клиента условия получше. У нас такой торговли не предусмотрено. Если человек признает вину, он может согласиться на особую процедуру, то есть упрощенный порядок, и тогда ему гарантируется смягчение наказания.

Но оправдательного приговора в таком случае быть не может, человек и не отрицает, что виноват», — поясняет адвокат по уголовным делам Евгений Эрлихман

Всего за полгода было осуждено почти 339 тысяч человек. Из них почти 240 тысяч были осуждены в особом порядке. Так что в рамках обычного разбирательства получили обвинительный приговор примерно 79 тысяч человек. На этом фоне цифры оправдательных приговоров и закрытых дел выглядят совсем по-другому.

1,8 тысячи человек были оправданы, как говорится, вчистую. Из них 986 человек получили оправдательные приговоры. Дела остальных были закрыты за отсутствием события или состава преступления. То есть это было почти то же самое, что и оправдательный приговор.

Еще дела часто закрывались по нереабилитирующим причинам, то есть человек не оправдан, но его решено не судить.

«Активно заработали новые правила: человека, впервые совершившего нетяжкое преступление, можно освободить от уголовной ответственности, если он раскаялся и возместил ущерб. При этом суд назначит ему штраф, но судимости у человека не будет.

Под такие нормы попали более 14,2 тысячи человек. Плюс такой системы в том, что она не ставит черное пятно в биографии человека. Формально судимости у него нет.

Ведь справка с клеймом калечит жизнь хуже, чем тюрьма», — резюмирует адвокат по уголовным делам Евгений Эрлихман

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector