Консультации

Может ли общественный защитник сделать ксерокопии уголовного дела в суде?

Может ли общественный защитник сделать ксерокопии уголовного дела в суде?Коллаж: Legal.Report

Опубликованы рекомендации Совета ФПА об обеспечении непрерывности защиты по назначению. Обширный документ напоминает, как именно должен вести себя адвокат по уголовному делу, какие обязанности на него возложены и в каком объеме их следует исполнять. А также как следует взаимодействовать с подзащитными и коллегами.

Для начала ФПА проводит ликбез и напоминает, что эффективная квалифицированная юридическая помощь при защите по уголовному делу подразумевает постоянное и системное оказание ее обвиняемому (подозреваемому) с учетом стадийного построения уголовного судопроизводства.

В соответствии с п.

17 Стандарта осуществления защиты в уголовном судопроизводстве «адвокат участвует в уголовном деле до полного исполнения принятых на себя обязательств, за исключением случаев, предусмотренных законодательством и (или) разъяснениями Комиссии Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам, утвержденными Советом Федеральной палаты адвокатов». Принцип, согласно которому защитник участвует в деле от начала до конца, заложен и в порядок назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве.

При этом, в соответствии с п. 8 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, его обязанности при работе по назначению не должны отличаться от тех, что выполняются за гонорар.

Адвокат, принявший поручение по осуществлению защиты по назначению в досудебном производстве, в соответствии с п. 2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики не вправе отказаться от защиты в суде первой инстанции, включая подготовку и подачу апелляционной жалобы на приговор суда.

Впрочем, он вправе не подавать апелляционную жалобу в случае, если суд согласился с его требованиями или при наличии письменного заявления подзащитного об отказе от реализации права на подачу апелляционной жалобы адвокатом, как это предусмотрено п. 4 ст.

13 Кодекса профессиональной этики.

Адвокат, принявший поручение по осуществлению защиты по назначению в досудебном производстве, обязан участвовать не только в процессуальных действиях, проводимых следователем (дознавателем), но и в судебно-контрольном производстве в первой и апелляционной инстанциях (при избрании, изменении и продлении меры пресечения, мер процессуального принуждения, при обжаловании действий (бездействия) и решений в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, и др.).

Адвокат, осуществляющий защиту по назначению в суде первой инстанции, обязан участвовать также в суде апелляционной инстанции при обжаловании промежуточных судебных решений.

Если региональными правилами, принимаемыми палатами субъектов в соответствии с утвержденным ФПА порядком назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве, не установлено иное, в случае рассмотрения апелляционной жалобы апелляционным судом общей юрисдикции адвокат, осуществляющий защиту по назначению в суде первой инстанции, имеет приоритет в осуществлении защиты в апелляционной инстанции. Однако отсутствие его согласия на принятие такого поручения является уважительной причиной замены адвоката при рассмотрении дела апелляционным судом общей юрисдикции.

Адвокат, принявший поручение по осуществлению защиты по назначению, обязан явиться к инициатору заявки, представить ордер и предъявить удостоверение, после чего выяснить, имеется ли у обвиняемого (подозреваемого, подсудимого) защитник по назначению или соглашению.

Если у обвиняемого имеется защитник по соглашению, то адвокат обязан удостовериться в его надлежащем уведомлении в установленный законом срок и потребовать копию процессуального решения, в котором надлежащим образом мотивировано назначение адвоката в порядке статей 50, 51 УПК РФ при наличии защитника по соглашению.

Недопустимо осуществление адвокатами защиты по назначению наряду с адвокатами, осуществляющими защиту тех же лиц на основании соглашения, за исключением случая, указанного в п. 18 Постановления Пленума Верховного суда РФ в от 30 июня 2015 г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве».

Согласно данному разъяснению, отказ от защитника по назначению при наличии у того же лица защитника по соглашению может быть не принят дознавателем, следователем или судом лишь тогда, когда процессуальное поведение защитника по соглашению либо поведение подозреваемого, обвиняемого при реализации права на свободный выбор защитника, будучи явно недобросовестным, ущемляет конституционные права других участников судопроизводства. Следовательно, назначение или продолжение участия в деле защитника по назначению при наличии у того же лица защитника по соглашению не может рассматриваться как недопустимое дублирование функций защиты, нарушающее конституционное право подозреваемого, обвиняемого на свободный выбор защитника, только при условии, что процессуальное решение дознавателя, следователя или суда, которым отклонен заявленный отказ от защитника по назначению, не только вынесено в соответствии с требованиями закона, но и содержит указание именно на такое недобросовестное поведение подозреваемого, обвиняемого и/или защитника (защитников) по соглашению, с приведением конкретных фактических обстоятельств, подтверждающих обоснованность этого вывода.

Во всех прочих случаях защитник по назначению не вправе принимать участие (в том числе продолжать ранее начатое им участие) в дознании, предварительном следствии либо в рассмотрении дела судом при наличии у подозреваемого, обвиняемого защитника по соглашению, от которого он не отказался и который не отведен от участия в деле в порядке и на основаниях, предусмотренных законом.

Если у обвиняемого (подозреваемого, подсудимого) ранее имелся защитник по назначению, то адвокату до участия в каких-либо процессуальных действиях следует принять меры (в том числе при проведении свидания с обвиняемым (подозреваемым) наедине) для выяснения причин замены этого защитника, при необходимости связавшись с ним. В случае если прибывший для участия в деле адвокат удостоверится, что его назначение в качестве защитника осуществлено с нарушением установленных правил, либо прежний защитник не уведомлен надлежащим образом, либо отсутствует принятое в соответствии с требованиями закона мотивированное процессуальное решение, исключающее возможность участия ранее назначенного защитника в уголовном деле, он обязан устраниться от участия в процессуальных действиях, сделав соответствующее заявление.

Адвокату, вступившему в уголовное дело в качестве защитника по назначению, для обеспечения в дальнейшем своего надлежащего участия в защите рекомендуется подать письменное заявление лицу, в производстве которого находится уголовное дело, об обязательном надлежащем уведомлении защитника обо всех планируемых следственных (судебных) и иных процессуальных действиях с участием обвиняемого (подозреваемого, подсудимого), а также любых иных действиях, затрагивающих права последнего.

Освобождение адвоката от участия в уголовном деле в качестве защитника по назначению допускается исключительно в случаях, предусмотренных законом (принятие соответствующим должностным лицом в соответствии с требованиями закона мотивированного процессуального решения об отводе защитника при наличии законных оснований для этого, принятие отказа обвиняемого (подозреваемого) от защитника, вступление в дело адвоката по соглашению, ранее не принимавшего участия в деле, приостановление статуса адвоката и др.) и (или) разъяснениями Комиссии Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам, утвержденными Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, а также при наличии иных уважительных причин (например, тяжелая продолжительная болезнь, препятствующая осуществлению профессиональных обязанностей, передача дела по подследственности или подсудности в иное территориальное образование и т. п.).

КС: Для ознакомления с материалами дела осужденный может обратиться за бесплатной помощью адвоката

КС напомнил, что для ознакомления с материалами дела осужденный может обратиться за бесплатной помощью адвоката (Определение № 324-О/2021).

Отбывающий лишение свободы Игорь Яковлев направил в областной суд ходатайство с просьбой предоставить копии документов из уголовного дела. В ответном письме председатель суда разъяснил мужчине, что право на ознакомление с материалами дела можно реализовать, «прибегнув к помощи своего защитника либо представителя, за свой счет».

После этого Игорь Яковлев оспорил конституционность п. 12 и 13 ч. 4 ст. 47 УПК. В них закреплено право обвиняемого знакомиться после окончания предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме, а также снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела.

По мнению Игоря Яковлева, из-за этих правил осужденные, которые находятся в местах лишения свободы и не имеют ни «доверенного лица», ни денег на адвоката, не могут получить материалы, непосредственно затрагивающие их права и свободы и необходимые для составления надзорной жалобы.

В результате ограничиваются права на защиту и на доступ к правосудию, утверждал заявитель.

Конституционный Суд не стал рассматривать жалобу. Сославшись на ряд своих определений, он отметил, что Конституция гарантирует право граждан на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими их права и свободы (ч. 2 ст.

24), но не определяет порядок и условия его реализации – это относится к компетенции законодателя. Тот же, по мнению КС, не может лишить осужденного возможности получать копии материалов уголовного дела после вступления приговора в законную силу.

Иначе осужденный не сможет подать кассационную и надзорную жалобу.

При этом, заметил Суд, такие же права, как закреплены в п. 12 и 13 ч. 4 ст. 47 УПК для осужденного, имеются и у его защитника (п. 7 ч. 1 ст. 53 УПК).

«Тем самым право на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими права и свободы гражданина, может быть реализовано не только при личном ознакомлении с соответствующими документами и материалами – не противоречат ему и получение их копий, а также ознакомление с помощью адвоката или иного представителя», – указал КС.

При этом, добавил он, ч. 4 и 8 ст. 12 УИК позволяют осужденному самостоятельно обращаться за возмездной и безвозмездной юридической помощью общественных объединений, адвокатов и «иных лиц, имеющих право на ее оказание».

Может ли назначенный ранее защитник обжаловать приговор в кассацию?Адвокат АП Курганской области просит ВС проверить законность действий судьи, который не стал рассматривать кассационную жалобу от защитника, назначенного еще на досудебной стадии

Адвокат АК «Судебный адвокат» Валерий Саркисов отметил, что поставленный заявителем в жалобе вопрос неразрывно связан с возможностью участия адвоката по назначению в судах кассационной и надзорной инстанций.

«Проблема отсутствия у осужденного средств для оплаты услуг защитника легко решается как на стадии предварительного расследования, так и при рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции вплоть до обжалования приговора в апелляционном порядке.

Между тем действующие нормативные акты хотя и не запрещают кассационной или надзорной инстанции назначить осужденному защитника, но и не предусматривают необходимости продолжения адвокатом по назначению оказания правовой помощи после вступления приговора в законную силу», – пояснил эксперт.

Вопросы, связанные с ознакомлением с материалами уголовного дела, после вступления приговора в законную силу осужденный должен решать самостоятельно, считает Валерий Саркисов.

«При этом озвученная заявителем проблема имеет и другую сторону, так как в действительности материалы уголовного дела он мог получить и в суде первой инстанции, в том числе при помощи защитника по назначению.

Читайте также:  Оказание нотариусами услуг правового и технического характера: проблемы правового регулирования

С последующим же наполнением уголовного дела за счет протоколов судебных заседаний, решений последующих судов осужденный вправе знакомиться, и на практике это право не ограничивается, – указал эксперт.

– При этом осужденный и его защитник вправе снимать копии с материалов дела за свой счет, обязанности суда предоставлять копии материалов уголовного дела с отнесением расходов на счет государства законодательство не предусматривает». Иное понимание приведет к нарушению баланса между публичными интересами государства и правом осужденного на защиту и получение информации по уголовному делу, добавил Валерий Саркисов.

Права защитника по назначению нельзя расширять до бесконечностиДействующее регулирование его полномочий представляется разумным и достаточным

По мнению адвоката МКА «Князев и партнеры» Алексея Сердюка, действующий порядок ознакомления осужденного, находящегося в местах лишения свободы, с материалами, затрагивающими его права и свободы, во многом обусловлен объективными причинами: такое лицо физически не может лично ознакомиться с материалами дела.

«При этом осужденный вправе обратиться за помощью к адвокату как на возмездной, так и на безвозмездной основе. То есть с точки зрения закона неустранимых препятствий в реализации лицом своего права на ознакомление с материалами нет.

Однако представляется целесообразным закрепить иной механизм ознакомления с материалами, затрагивающими права и свободы осужденного, находящегося в местах лишения свободы, – посредством направления по его ходатайству запроса от имени органа, исполняющего наказание», – полагает эксперт.

Он подчеркнул, что право на защиту не зависит от стадии уголовного судопроизводства. «Гражданину должна быть обеспечена юридическая помощь компетентного лица – защитника по назначению – и в суде надзорной инстанции.

Однако на практике осужденные вынуждены самостоятельно искать адвоката.

Эффективным способом в таком случае может стать обращение в общественные организации, которые обеспечат привлечение адвоката, действующего pro bono», – заключил Алексей Сердюк.

Басманный суд Москвы признал незаконным отказ следователя снять копии с документов по уголовному делу

9 июля 2021

Несмотря на то, что УПК РФ не содержит ограничений на снятие копий с материалов уголовного дела, а Конституционный Суд РФ вынужденно и упорно повторяет это уже на протяжении более 20 лет, следователи продолжают злоупотреблять своими правами, пытаясь воспрепятствовать профессиональной деятельности защитников.

Басманный районный суд города Москвы удовлетворил жалобы адвоката Павла Зайцева, поданные в порядке ст.

125 УПК РФ, и признал незаконными действия старшего следователя по особо важным делам при Председателе СК РФ, выразившиеся в отказе снять копии с постановления о назначении товароведческой экспертизы и протокола допроса обвиняемого по уголовному делу.

Адвокат Павел Зайцев призвал адвокатов наращивать практику обжалования незаконных действий следователей, отстаивая конституционное право граждан на защиту. Член Совета Адвокатской палаты города Москвы Евгений Рубинштейн подчеркнул, что ограничения права граждан на доступ к информации могут быть установлены только законом.

А поскольку закон не содержит каких-либо указаний на такие ограничения, то форма ознакомления (личное прочтение, запись на диктофон, выписывание, фотографирование) не может произвольно ограничиваться должностными лицами. Адвокаты назвали решения КС РФ, в которых содержится эта правовая позиция.

Адвокат Павел Зайцев, комментируя вынесенное по его жалобам постановление Басманного суда, рассказал: «Следователи СК РФ иногда злоупотребляют своим правом и не разрешают защитникам снимать копии с материалов дела тогда, когда закон это делать не запрещает.

Согласно Определению Конституционного Суда РФ от 24 октября 2013 года № 1557-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Куприянова Сергея Владимировича на нарушение его конституционных прав п.п. 11, 12 и 13 ч. 4 ст. 47, п.п. 6 и 7 ч. 1 ст.

53 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» допущенный к участию в уголовном деле защитник вправе знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий, произведенных с участием подозреваемого, обвиняемого, иными документами, которые предъявлялись или должны предъявляться подозреваемому, обвиняемому. Приведенные положения закона не содержат запрет выписывать что-либо из документов или снимать с них копии. Однако в моём случае старший следователь по особо важным делам при Председателе СК РФ счёл необязательными многочисленные Определения КС РФ и отказал мне в снятии копий, пытаясь лишить моего доверителя права на защиту. Примечательно, что с вынесенным постановлением Басманного суда Москвы согласился представитель прокуратуры и не стал его обжаловать».

Член Совета Адвокатской палаты города Москвы Евгений Рубинштейн сказал, что адвокаты должны активнее пользоваться своим правом снимать копии с материалов уголовного дела и формировать устойчивую практику признания решений следователей об отказе обеспечить возможность снятия за свой счет копий с материалов уголовного дела, которые предъявляются ему и его подзащитному, незаконными.

«Вопросу о праве адвоката-защитника на ознакомление, в том числе путем фотографирования, с отдельными материалами уголовного дела на стадии предварительного расследования до начала выполнения требований ст. 217 УПК РФ уже более двадцати лет.

Можно уже уже сбиться со счета в количестве Определений Конституционного Суда РФ, которые он посвятил рассматриваемому вопросу. Несмотря на это, следователи и суды до сих пор явным и грубым образом игнорируют изложенные им общеобязательные конституционно-правовые позиции.

Поэтому законные и обоснованные решения вызывают у адвокатского сообщества пристальное внимание и становятся знаковыми событиями, как в данном случае.

Впервые Конституционный Суд РФ сформулировал позицию по рассматриваемой теме еще в 2000-м году, указав в Определении от 06.07.2000 № 191-О «По жалобе гражданина Луценко Николая Максимовича на нарушение его конституционных прав ч. 3 ст. 133 Уголовно-процессуального Кодекса РСФСР» на общий подход при разрешении подобных ситуаций. Согласно этой позиции, ст.

24 Конституции РФ закрепляет право на получение информации, затрагивающей права и свободы человека. Ограничения права граждан на доступ к информации могут быть установлены только законом.

А поскольку закон не содержит каких-либо указаний на такие ограничения, то форма ознакомления (личное прочтение, запись на диктофон, выписывание, фотографирование) не может произвольно ограничиваться должностными лицами. 

Как известно, УПК РФ не содержит каких-либо ограничений на снятие копий с материалов уголовного дела, которые предъявляются или должны предъявляться обвиняемому (подозреваемому).

Несмотря на это, Конституционный Суд РФ вынужден был не только повторять общий подход, но и прямо и недвусмысленно указывать на то, что обвиняемый (подозреваемый) и его защитники вправе фотографировать материалы уголовного дела, которые им предъявляются следователем. В Определении от 24.02.

2005 № 133-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ляшенко Артура Николаевича на нарушение его конституционных прав пунктом 13 части четвертой статьи 47 Уголовно-процессуального Кодекса РФ» указывается, что «п. 13 ч. 4 ст.

47 УПК РФ прямо закрепляет право обвиняемого снимать копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств, и не связывает возможность его реализации лишь с одной или несколькими стадиями уголовного процесса, он не может расцениваться как препятствующий получению заявителем копий материалов уголовного дела, с которыми он имеет право знакомиться в ходе предварительного расследования».

В Определении от 19.04.2007 № 343 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Танюхина Александра Николаевича на нарушение его конституционных прав ч. 4 ст. 46, ч. 4 ст. 47, ч. 1 ст. 198 и ч. 2 ст.

217 Уголовно-процессуального Кодекса РФ» Конституционный Суд отметил, что законодатель не имеет права вводить такие нормы, которые бы противоречили принципам уголовного судопроизводства или создавали препятствия в их реализации, приводя тем самым к фактическому их упразднению.

«К таким последствиям могло бы приводить, в частности, лишение обвиняемого права снимать за свой счет копии с предъявляемых ему для ознакомления материалов уголовного дела, связанных с выдвинутым против него обвинением и свидетельствующих о незаконности или необоснованности действий и решений дознавателя, органа дознания, следователя и прокурора». Применительно к праву обвиняемого и его защитника на фотографирование постановления о назначении судебной экспертизы, в этом же Определении Конституционный Суд РФ указал, что ст. ст. 46, 47, 198 УПК РФ «не только не исключают право этого участника судопроизводства снимать за свой счет копии с тех материалов уголовного дела, с которыми он в соответствии с законом вправе знакомиться в процессе предварительного расследования, в том числе с постановлением о назначении экспертизы и заключения эксперта, но и предполагают такое право».

Собирание доказательств адвокатом-защитником

Cобирание доказательств адвокатом-защитником — это право защитника впервые предоставленное ему с момента вступления в силу в 2001 году Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем, данное положение является одним из самых дискуссионных вопросов теории и практики российского уголовного процесса – вопрос о праве адвоката собирать доказательства, необходимые для эффективной защиты подозреваемого или обвиняемого. Еще совсем недавно многие авторы не признавали за защитником этого права, несмотря на то, что оно было закреплено в Конституции Российской Федерации.

Так, согласно части 3 статьи 123 Конституции РФ уголовное судопроизводство, в том числе и на досудебной стадии должно быть состязательным. Право адвоката самостоятельно собирать «свои» доказательства есть самое важное проявление состязательности процесса.

Теперь это право предусмотрено положениями части 3 статьи 86 УПК РФ.

В соответствии с данным положением защитник вправе собирать доказательства путем: получения предметов, документов и иных сведений; опроса лиц с их согласия; истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны представлять запрашиваемые документы или их копии.

На первый взгляд можно сделать вывод: поскольку в тексте данной статьи УПК РФ прямо говорится о собирании доказательств защитником наряду с органами уголовного преследования и судом, то из одного этого можно сделать вывод, что защитник действительно приобрел новые и полные правомочия в основной части доказывания – собирании доказательств. Однако такой вывод будет поспешным, так как объявить право и гарантировать его реализацию – далеко не одно и то же.

В связи с этим, интересно сравнить положения статьи 86 УПК РФ с соответствующими положениями Федерального закона РФ от 26.04.2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». В части 3 статьи 5 указанного закона говорится, что адвокат вправе:

  • собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, а также иных организаций;
  • опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь;
  • собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодателем Российской Федерации.
  • В двух Федеральных законах одна и та же по существу норма сформулирована в отношении прав адвоката-защитника различно: по УПК РФ защитник может собирать доказательства, а по Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат-защитник может собирать сведения, опрашивать лиц, собирать и предъявлять предметы и документы, которые могут быть признаны в дальнейшем доказательствами.
  • Казалось бы, в тех и других нормах речь идет об одном и том же – о передаче следователю или суду письменных документов и предметов, которыми располагает то или иное лицо, но доказательствами они становятся только после того, как следователь или суд их примет и решит приобщить к делу.
Читайте также:  Кассационная жалоба на постановление суда о возвращении дела прокурору

Ключевой нормой здесь выступает перечень доказательств, закрепленных в части 2 статьи 74 УПК РФ.

В качестве доказательств в соответствии с данной статьей, допускаются: показания подозреваемого, обвиняемого; показания потерпевшего, свидетеля; заключение и показания эксперта; заключение и показание специалиста; вещественные доказательства; протоколы следственных и судебных действий; иные документы.

Если данная тема вам интересна, читайте полную версию на сайте «Независимый советник«.

Кстати, в библиотеке нашего сайта имеется множество книг и справочников, содержащих советы юристов по различным отраслям права, которые можно скачать бесплатно.

Чтобы читать новые публикации, обязательно ставьте лайки, делитесь материалами и подписывайтесь на канал. Наша задача — делиться с вами только полезной информацией.

А если нужна бесплатная консультация или совет юриста, переходите по этой ссылке.

Новая процессуальная проблема

6 апреля 2017 г.

Право адвоката не может быть одновременно и его обязанностью

В уголовно-процессуальном правопорядке современной России обнаружился серьезный пробел, связанный с отсутствием у защитника легального механизма обязать следователя предоставить для ознакомления все материалы уголовного дела. Частью 3 ст. 217 УПК РФ предусмотрена возможность в случае явного затягивания ознакомления ограничить во времени обвиняемого и его защитника в порядке, установленном ст. 125 указанного Кодекса. Однако в практике расследования многоэпизодных дел Следственным комитетом РФ многие адвокаты сталкиваются с тем, что следователи сами явно затягивают время предоставления материалов уголовного дела стороне защиты. Жалобы на такое бездействие следователей, направленные прокурору и в суд, не удовлетворяются со стандартными формулировками, цитирующими словосочетание о правах следователя из уголовно-процессуального закона: «следователь вправе самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий». Более того, в судах установилась порочная практика, согласно которой предоставление хотя бы одного тома в неделю является достаточным для того, чтобы признать организацию расследования разумной, достаточной и эффективной. Как правило, многоэпизодные уголовные дела по экономическим составам преступлений с несколькими обвиняемыми состоят из десятков и даже сотен томов. Реалии уголовных репрессий таковы, что, несмотря на заклинания правозащитников и обещания субъектов публичной власти, все большее количество предпринимателей заключаются под стражу. Для упрощения воздействия на судей креативные менеджеры СК РФ используют возможности ст. 210 УК РФ. Практикам хорошо известны устойчивые штампы обвинения. Если, например, в ООО «Ромашка» был директор, бухгалтер и продавец, то путем незамысловатых юридико-технических операций следователь может вменить им дополнительно к материальному составу (например, ст. 159, 172 или 194 УК РФ) еще и организацию преступного сообщества (преступной организации). Указанные работники по воле обвинения превращаются в «руководителей структурных подразделений преступного сообщества», руководивших «иными неустановленными лицами». Поскольку в году всего 52 недели, то, представляя стороне защиты по одному тому в неделю, следователи могут годами не направлять дело прокурору (т.е. в суд). Одновременно следователи (с использованием послушных судей) содержат несговорчивых на признания обвиняемых весь период ознакомления с материалами дела под стражей, поскольку ч. 4, 7, 8 ст. 109 УПК РФ такую возможность им предоставляют. Драматизм сложившейся практики связан с отсутствием в российском законодательстве действительно предельного срока содержания под стражей. Пользуясь такой вольностью, следователи целенаправленно создают правовую неопределенность («будем держать под стражей еще год-два-три») и предлагают признать вину в обмен на изменение меры пресечения. В это же время они, не торопясь, формируют обвинительное заключение, продолжают проведение следственных действий, подчищают и дорабатывают материалы дела.

Очень краткая фабула дела

В очередной раз столкнулись с этой проблемой в уголовном деле, расследуемом СК РФ по обвинению в уклонении от уплаты таможенных платежей в составе преступного сообщества. Структура обвинения проста: автотранспортное предприятие в ходе обычной предпринимательской деятельности осуществило перевозки в адрес трех импортеров. Однако следствие полагает, что поданные фирмами-импортерами таможенные декларации содержали недостоверную информацию о характере груза. Декларанты были якобы аффилированы с перевозчиками, в результате произошло уклонение от уплаты таможенных платежей. Вмененные действия происходили на территории Ленинградской области и Санкт-Петербурга, обвинялись 30 человек, из них 12 – находятся в следственных изоляторах Москвы. Аресты избирал Басманный районный суд, продлевал он же, затем – Московский городской суд. 25 марта истекло полтора года нахождения под стражей большинства арестованных, для дальнейшего их удержания в СИЗО часть дела была выделена в отдельное производство и неформально объявлено об его окончании. Опускаю многочисленные подробности вполне типичного дела. Из важного: многих адвокатов об окончании следствия не уведомили в установленные сроки, материалы уголовного дела не предъявили, почти всех арестованных уведомили об окончании следствия без защитников, принудив написать заявления о раздельном с защитниками ознакомлении с материалами дела. Следователи отказались сообщать адвокатам даже о количестве томов уголовного дела, издевательски говоря, что через год-два покажут и последние тома. Один следователь даже бравировал тем, что арестованных обвиняемых будут знакомить с материалами уголовного дела два (!) года, принося в изоляторы по 1–2 тома в неделю. Только после требования судьи следователь устно сообщил о наличии 175 томов. Продление Мосгорсудом срока содержания под стражей сверх 18 месяцев вряд ли кого удивило…

Неудобная коллизия

А вот теперь самое главное, имеющее значение для многих, поскольку такие ситуации будут повторяться. В этом конкретном уголовном деле подзащитные потребовали от адвокатов найти уголовно-процессуальные способы, как можно быстрее избавиться от незаконного давления следователей (и оперативников), дабы оказаться в судебной процедуре рассмотрения дела по существу, где и пытаться доказывать свою невиновность. Почти все обвиняемые приняли решение либо вовсе отказаться от ознакомления с материалами уголовного дела на стадии расследования, либо окончить уже начатое ознакомление, поручив защитникам совершить аналогичные по смыслу действия. Следует отметить, что в деле участвуют адвокаты Ленинградской областной, Санкт-Петербургской городской, Московской городской, Московской областной и других коллегий адвокатов. Исследовав вопрос всесторонне (с учетом занятой следствием позиции на затягивание предоставления томов уголовного дела; возможности копирования материалов дела одним защитником обвиняемого, не находящегося под стражей, и предоставлением этих материалов остальным коллегам; права ознакомиться с материалами уголовного дела в суде; и другими немаловажными особенностями дела), подавляющее большинство адвокатов приняли решение в интересах подзащитных заявить об отказе от ознакомления с материалами дела и потребовать составить протокол в порядке ст. 218 УПК РФ. После получения соответствующих ходатайств от обвиняемых и адвокатов следователи (а их в следственной группе более 10) вначале рассмеялись и заявили, что будут читать дело вслух, но потом задумались и вот уже месяц молчат. После того, как их бездействие было обжаловано в Басманный суд, поступила устная информация, что в удовлетворении ходатайств отказано по причине того, что ознакомление с материалами уголовного дела есть не право, а обязанность как обвиняемого, так и защитника. Поскольку письменных текстов отказов нет, ждем заседания Басманного суда с прагматической целью хотя бы получить копию любого постановления об отказе в удовлетворении ходатайства, которое следователи выдать на руки отказываются («получите по почте»). Следователи не скрывают, что только написание обвинительного заключения по делу займет не менее 6 месяцев. Именно этим, по их мнению, и обусловлено столь медленное предоставление материалов. Действительно, для написания обвинительного заключения в УПК не отведено специальной стадии, поскольку подразумевается, что оно готовится в течение всего расследования. Особо продвинутым (или готовящимся к адвокатскому экзамену) следователем было язвительно замечено, что после апрельского Съезда адвокатов избранная защитниками позиция окажется недопустимой и адвокаты за отказ от ознакомления будут исключены из коллегий.

Каково же было удивление (и испуг) многих адвокатов, когда в п. 12 итогового проекта Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве (от 16 марта 2017 г.

) они увидели незаконную позицию Следственного комитета РФ: «По окончании предварительного расследования, равно как и судебного разбирательства, защитник должен ознакомиться с материалами уголовного дела и при необходимости заявить ходатайства в соответствии с правовой позицией по делу».

Оказывается, точка зрения стороны обвинения на то, что ознакомление с материалами уголовного дела – не право, а обязанность обвиняемого и защитника полностью совпадает с позицией авторов нового нормативного акта адвокатской корпорации.

В Стандарт априорно закладывается не удобная для практикующих адвокатов коллизия. Ведь если закон прямо говорит о праве адвоката, то он предусматривает корреспондирующую с правом адвоката обязанность следователя (предоставить все материалы дела для ознакомления).

В этом случае адвокат вправе настаивать на исполнении следователем «обязанности из закона».

Авторы новой нормы предлагают иную взаимозависимость: теперь «адвокат обязан», а «следователь имеет право». По логике п. 12 адвокат теперь вынужден упрашивать следователя показать материалы дела.

Так мы и сейчас уговариваем, жалуемся, требуем эти материалы быстрее предоставить, но в структуре п.

12 Стандарта уже не следователь будет виноват, что не предоставил дело, а адвокат – в том, что не ознакомился с ним.

Как получить протокол судебного заседания по уголовному делу

Протокол судебного заседания по делу — письменное отражение хода судебного процесса, неважно какого, уголовного или гражданского. Важно вовремя его получить и указать на ошибки, если они там будут. А они, к сожалению, встречаются в протоколах довольно часто. Это может быть следствием невнимательности судебного секретаря, но иногда и предвзятости судьи.

Если вы не очень искушены в тонкостях уголовного судопроизводства, обратитесь за консультацией к практикующему юристу. Он даст дельные советы: как вести себя в суде, как проверить правильность оформления судебных документов и т.д. Также юрист может представлять вас на заседании и уберечь от многих ошибок.

  • Хотите разобраться, но нет времени читать статью? Юристы помогут
  • Поручите задачу профессионалам. Юристы выполнят заказ по стоимости, которую вы укажете
  • С этим вопросом могут помочь 27 юристов на RTIGER.com
Читайте также:  Ходатайство об исключении доказательств о прекращении уголовного дела в части

Решить вопрос >

Сроки ознакомления с протоколом судебного заседания

Протоколу судебного заседания в уголовном деле посвящена 259 статья УПК РФ. В текст документа заносятся все существенные моменты процесса. Последующие вышестоящие инстанции — апелляционная и кассационная — будут ориентироваться именно на этот текст, отражающий производство по уголовному делу.

На его основании будут приниматься постановления относительно законности и обоснованности вынесенного судьей решения. Поэтому так важно своевременно получить документ на руки и внести замечания, если они будут обнаружены.

По закону протокол должен быть готов в течение трех дней по прошествии судебного слушания. В этот же срок необходимо подать в канцелярию суда ходатайство об ознакомлении с текстом документа, а также об изготовлении его копии.

Если вы пропустили срок подачи ходатайства по уважительной причине, по вашему заявлению на имя председательствующего в заседании его могут восстановить.

Судья имеет право на изготовление протокола в срок, больший чем 3 дня. В этом случае стороны по уголовному делу извещаются о дате, когда они смогут ознакомиться с готовым текстом.

Внимательно проверяйте текстовую часть протокола, сверяйте ее с 259 статьей Уголовно-процессуального кодекса РФ. В законе перечислены формальные пункты, которые должна содержать стенограмма судебного процесса.

Если нет хотя бы одного из них, документ может быть признан недопустимым доказательством.

Удостоверяется протокол заседания подписями председательствующего судьи и судебного секретаря. Если хотя бы одной из подписей нет — это основание для того, чтобы опротестовать протокол.

Изучать документ можно до пяти суток. Если в протоколе обнаружены неточности по делу, у вас есть три дня, чтобы подать замечания.

Порядок ознакомления

На заявлении об ознакомлении с протоколом судебного заседания по уголовному слушанию судья должен сделать разрешающую пометку.

Само заявление подшивается к делу. Заявителю выдаются материалы уголовного разбирательства для прочтения. Ознакомление происходит в помещении судебного участка. Чтобы предотвратить порчу документа и внесение изменений в него, присутствует уполномоченный работник суда.

После прочтения материалы уголовного дела проверяются, вносится соответствующая запись об ознакомлении. На ходатайстве делается пометка, что документы возвращены в суд.

Порядок выдачи бумажной копии протокола

Для получения копий протокола или других документов из материалов уголовного дела также необходимо написать ходатайство на имя судьи. На заявлении проставляется разрешающая резолюция. Работник суда делает необходимые копии.

Они должны быть подписаны председательствующим в уголовном процессе и секретарем, удостоверены штампом «копия верна» и гербовой печатью судьи. Обычно выдача копий происходит в день обращения. Если это невозможно по техническим или иным причинам, то не позднее пяти дней со дня обращения.

Как подать замечания на протокол

Вы получили протокол уголовного заседания и увидели, что там написано не совсем то, что реально происходило во время слушания. А может быть и совсем не то. Берете лист бумаги и своими словами описываете свою версию судебного заседания. Можно сделать в виде сравнительной таблицы — что написано в тексте протокола и что было на самом деле.

В конце пишете: «Прошу внести изменения в протокол». Заявление пишется на имя судьи, председательствующего в уголовном разбирательстве, и подается в канцелярию суда. Всё — вы сделали все, что могли.

Самое обидное начинается потом — вы никак не сможете доказать, что правы вы, а не секретарь и его версия текста. Судья имеет полное право рассмотреть, но не принять ваши замечания.

После 1 сентября 2019 года ситуация с неправомерными действиями судей разрешена. В ст. 259 УПК РФ внесено важное дополнение — в уголовных судах первой и апелляционных инстанций протоколирование должно вестись с использованием аудиосредств.

Ссылки на техническую невозможность с этого дня неправомерны. Ограничена подобная запись только при рассмотрении закрытых слушаний. Например, это может быть:

  • судопроизводство, связанное с государственной тайной;
  • подсудимые-несовершеннолетние;
  • разглашение сведений, унижающих честь и достоинство участников разбирательства.

Во время судебного слушания можно самостоятельно вести аудиозапись. Чтобы впоследствии приобщить ее к материалам, необходимо ходатайствовать о внесении информации о записи в стенограмму суда. Однако суд не обязан это делать, и в приобщении может быть отказано — на усмотрение судьи.

Как получить аудиокопию судебного протокола

Порядок подачи заявления о выдаче аудиокопии протокола судебного слушания аналогичен. Пишется заявление на имя судьи, после получения разрешения заявление передается секретарю суда или другому судебному работнику для исполнения.

Ознакомление с аудиозаписью судебного разбирательства происходит в специально оборудованном помещении, в присутствии уполномоченного лица.

Копия аудиозаписи протокола уголовного дела размещается на физическом носителе, технические средства для использования которого есть в распоряжении конкретного судебного участка. После того как копия записи будет сделана, она выдается просителю.

На заявлении секретарем делается пометка об изготовлении и выдаче аудиокопии протокола. Там же заявитель расписывается в ее получении.

  1. Источники:
  2. Протокол судебного заседания
  3. Заявление о выдаче копии аудиозаписи судебного заседания (Форма N 68)

Общественный защитник

Путь становления института защиты имеет несколько исторических витков. Каждый год формируются составы адвокатских коллегий, совершенствуется законодательство данной сферы, что вызвано в первую очередь конституционным правом на защиту любого гражданина. Именно поэтому был вариант реализации такого права, как общественный защитник в уголовном процессе.

  • На сегодняшний день подобный институт прекратил своё существование, однако в теории права его продолжают освещать, как один из эффективных вариантов поддержки обвиняемых в преступлении граждан.
  • О том, что мог общественный защитник, говорят ранее действующие законы, принятое в Советском Союзе.
  • Положение таких субъектов не отличалось от действующих сейчас адвокатов и иных лиц:
  • неограниченный доступ к материалам дела;
  • свободное общение с подопечным;
  • предоставление лично полученной информации о деле;
  • заявление ходатайств, жалоб;
  • привлечение иных лиц для разъяснения ситуации;
  • участие в деле совместно с адвокатом, работа в качестве его помощника;
  • выступление в зале судебного заседания.

По тому же принципу, что и сейчас формировались обязанности указанного субъекта. Главным правилом было соблюдение закона.

Единственное, что отличало указанных субъектов, это то, что ими выступали представители общественности, Это имело значение, потому что всегда существовал образец поведения, а порицание обществом признавалось одной из мер наказания.

Говоря об участие близких родственников, то на момент существования представленного института, это так допускалось.

Более того подобное явление встречалось чаще всего и имело место реализации совместно с деятельностью юриста-профессионала, то есть адвоката.

Фактически получить представителя от общественности можно и на сегодняшний день. Сам институт не был упразднён, скорее претерпел ряд существенных изменений.

Таким образом, институт защиты при расследовании преступления и непосредственном рассмотрении его в судебном заседании выступает неотъемлемой частью такого процесса. Прямое право каждого гражданина, подверженного уголовному преследованию, потребовать себе представителя, который будет охранять его интересы.

Подобные меры гарантируют состязательность и равноправие сторон в судебной системе, что также реализует один из главных конституционных принципов.

Что показывает судебная практика по данной статье

Часто апелляции и ходатайства по статье рассматриваются Верховным Судом РФ:

  1. Решением Верхового суда отклонено ходатайство обвиняемого, а после осужденного К. в части представления его дела несколькими защитниками. Причина: отсутствие у лиц, за которых подано ходатайство, понимания уголовного дела в его законной юридической трактовке. Норма не предполагает обязанности суда удовлетворять ходатайство, право положительного решения по прошению, может быть подкреплено оценкой оказания объективной юридической помощи.
  2. Ходатайство подсудимого Ф. об участии близкого родственника в качестве защитника удовлетворено, но с оговорками: по уголовному делу назначается защитник наряду с профессиональным адвокатом, а не вместо него. Наличие у родственника официального юридического образования без документов адвоката, в расчет не принимается. Родственник осужденного Ф. оставлен как помощник адвоката.

https://youtube.com/watch?v=0PsiQLqqBIg

К статье необходимо обращаться для подтверждения прав и обязанностей лица, берущего на себя защиту гражданина, проходящего в уголовном деле в качестве подозреваемого, обвиняемого. Момент привлечения определяется нормативными актами и может наступить как со времени вручения уведомления, так и с факта задержания гражданина. Компетенция суда не распространяется на оценку действий адвоката.

Права и обязанности защитника в уголовном процессе

Для того, чтобы определить положение защитника в уголовном процессе, необходимо изучить аспект, касающийся его прав и обязанностей. Защитник является самостоятельным субъектом, но его независимость в совершении наиболее важных процессуальных действий ограничена его связью с подозреваемым, так как он осуществляет защиту в его интересах.

Таким образом, выбор защитником средств и способов защиты зависит от воли обвиняемого, то же касается и назначения самого защитника[11].

Однако, направление защиты, выбранное адвокатом, может отличаться от позиции обвиняемого, но лишь в том случае, если данное направление может улучшить положение подозреваемого; но защитник не должен совершать действий, которые неблагоприятно повлияют на положение подозреваемого.

Как мы уже говорили, предпочтение участия в качестве защитника в уголовном процессе отдается профессиональным адвокатам, и главной его функцией является защита обвиняемого, оказание ему квалифицированной юридической помощи[12].

Защитник начинает реализовывать свои полномочия с момента допуска к участию в уголовном деле[13].

Решение о допуске защитника может принимать дознаватель, следователь, суд, судья путем издания ордера или иного документа, который подтверждает полномочия защитника.

Конференция ЮрКлуба

Получила статус. Судья не позволяет снять копии материалов УД. Пошла к председателю суда. Та вообще сказала, что не понимает, почему судья пошел у нас на поводу, и вынес такое решение. Что она порекомендует пересмотреть принятое им решение, и отменить его. Также не позволила сделать копии. Сказала, что уже существут практика отказа в праве на общ. защитника.

если еще не поздно, попросите отдельное постановление о допущении, ибо потом с выпиской из протокола мороки будет много — спецчасти СИЗО будут просить по УПК определение или постановление а в итоге будуте опрашивать через стекло, как родственница ,если дадут.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector