Консультации

Кассационная жалоба на обвинительный приговор по делу о сбыте наркотиков

Кассационная жалоба на обвинительный приговор по делу о сбыте наркотиков

Нелегальные действия с наркотическими веществами без установки сбыта также грозит уголовная ответственность по статье 228 УК РФ.

Незаконными действиями являются транспортировка, хранение, покупка или производство наркотиков. Обычно суд осуждает нарушителя на довольно большой срок лишения свободы.

Отстоять свои права можно обжалованием  приговоров по статье 228 УК РФ. С этой целью направляют жалобу в главенствующие инстанции: апелляцию, кассацию, надзор.

Ниже рассмотрим, какие есть подводные камни при направлении этой жалобы и как может помочь адвокат.

Обжалование приговора по уголовным делам о наркотиках адвокатом

Уголовное дело предполагает равные права для обеих сторон.

Очень часто суды обходят такой принцип, как презумпция невиновности. Они выносят обвинительные приговоры не обращая внимания на все факторы события: нарушения в работе следствия, нехватка или не существование прямых улик в свершение преступления и т. п.

Исходя из этого, важно заметить, что без помощи адвоката по статье 228 УК РФ не обойтись. Он приступит к ознакомлению материалов дела, выявит нарушения, совершённые судом. Таким образом, это поможет совсем отменить приговор или же уменьшить наказание.

Отмены приговора без поддержки адвоката лучше не ждать.

Основания для обжалования приговора по статье 228 УК РФ

Чаще всего причинами пересмотра являются:

  • неправильное определение размера изъятой дозы наркотического вещества;
  • неправильное определение изъятого вещества;
  • нарушения, которые вызваны отказом прекращения ведения дела, при количестве вещества, не превысившем значительный размер;
  • отказ в прекращении дела без оснований, если обвиняемым вещества были сданы добровольно;
  • отказ обвиняемого от исполнения условий до судебного соглашения.

При большем количестве нарушений, выявленных адвокатом, выше вероятность пересмотра приговора в апелляции.

Чем может помочь адвокат по наркотикам?

Адвокат обязан самыми различными способами, разрешёнными законом, защитить обвиняемого.

Пересмотр апелляции никак не ухудшит положение обвиняемого. Законом разрешено только снижение жестокости наказания или отмена приговора.

Только опытный защитник может подготовить жалобу, содержащую аргументы на приговор суда.

Апелляционная жалоба по статье 228 УК РФ

Пересмотр в апелляции – оценка приговора на предмет его законности, обоснованности и справедливости.

В случае соответствия вынесенного наказания статье 228 УК РФ, апелляция может признать его несправедливым и не эквивалентным опасности преступления. В такой ситуации у защитника есть шанс снизить срок обвиняемого до минимума.

Апелляционная жалоба – возможность уменьшения серьёзности наказания или полной отмены приговора.

Основания для подачи

Обжалование приговора возможно при существовании следующих нарушений:

  • процессуальных (во время проведения дознания, следствия)
  • норм материального права (неверная квалификация по статье 228 УК РФ);
  • срока давности привлечения к ответственности (в приведённой ситуации, при вменяемости нарушителя, от 2 до 15 лет);
  • несоответствие наказания совершённому деянию;
  • привлечение к уголовной ответственности не соответствующее закону.

Как правильно написать апелляционную жалобу?

Она должна принимать во внимание требования оформления и текста, содержащиеся в статье 389.6 УПК РФ или будет возвращена судом.

Кассационная жалоба на обвинительный приговор по делу о сбыте наркотиков

В тексте жалобы нужно указать:

  • наименование суда, которым будет производиться пересмотр дела;
  • сведения о осужденном и его защитнике;
  • сведения о суде и вынесенном приговоре;
  • основания для направления жалобы, доводы со стороны защиты, содержащие аргументы;
  • перечень документов, поданных с жалобой;
  • подпись подающего заявление.

Заявитель так же имеет право вписать дополнительные пункты, содержание которых напрямую зависит от обстоятельств дела. К примеру, можно указать перечень доказательств, ставших известными после оглашения обвинительного приговора.

Законом разрешено направить жалобу с указанием оснований и доводов.

В какие сроки нужно направить?

Сначала нужно определить, с какого момента времени пошёл срок для подачи жалобы. Он отсчитывается с момента оглашения судом приговора. Если обвиняемый находился под стражей, то с даты выдачи приговора в его окончательной форме.

После этого у защитника обвиняемого есть 10 дней для написания и направления жалобы в апелляционный суд.

Обжалование приговора суда возможно в течение 10 дней после его оглашения.

Куда подавать апелляционную жалобу?

Так как первое разбирательство по статье 228 УК РФ проходит в районном суде, рассмотрение жалобы производится областным судом.

Документы подаются в районный суд, вынесший приговор. Он направит её в апелляционный суд.

Особенности апелляции, который нужно учесть

Пересмотр дела в апелляции имеет свои нюансы:

  • обвиняемый не обязан присутствовать в зале суда во время заседания. Исключением является его личная просьба в тексте жалобы;
  • необязательной является и присутствие свидетелей и экспертов. Они вызываются судом по ходатайству;
  • для принятия апелляцией доказательств, которые раньше не были исследованы первой инстанцией, обвиняемый должен обосновать причины невозможности их получения.

Жалоба будет рассмотрена апелляционным судом в течение 30 дней после её получения.

Какое решение может принять апелляционный суд?

Он имеет право оставить приговор в силе, произвести его отмену или изменение, а также возвратить на новое рассмотрение.

Для отмены или изменения приговора судом должны быть подтверждены нарушения:

  • несоответствие выводов районного суда фактическим доказательствам и обстоятельствам по делу;
  • серьёзное несоблюдение уголовно-процессуальных норм;
  • неправильное применение норм УК РФ;
  • несправедливость приговора по отношению к характеру и обстоятельствам преступления;
  • недоказанность обязательных признаков состава преступления.

С обвиняемого будут сняты все обвинения, если апелляционный суд отменит приговор.

При изменении приговора, в решении по нему будет обозначен точный размер или вид санкции. Приговор станет действительным сразу после оглашения.

Отмена приговора о сбыте наркотиков в Президиуме Мосгорсуда — 18 Октября 2017 — адвокат, людолог Р. П. Чернов

Кассационная жалоба на обвинительный приговор по делу о сбыте наркотиков

 Постановлением  Председателя Московского городского суда г. Москвы, Егоровой Ольги Александровны по жалобе защитника Р.П. Чернова возбуждено  надзорное производство  в отношении осужденного Елисеева Б.А.,  дело передано на рассмотрение Президиума Московского городского суда.    Доверитель  Елисеев Б. А. был осужден приговором Мещанского районного суда г. Москвы по ст. 228.1  ч. 3 п. «г», ст. 30  ч. 1 УК РФ к 8 годам л.с. колонии строго режима (судья Клинкова Е.В.). Я вступил в дело уже после вынесения приговора.  Автор от лица матери Доверителя, его сестры, невесты выражает безмерную благодарность справедливому и взвешенному Постановлению Председателя  МГС. Необходимо отметить, что указанное Постановление в полном объеме  реализует действие священного принципа  правосудия – презумпцию  невиновности. В условиях современности, подобного рода судебные акты, по моему мнению,  являются эталоном и  основанием  для надежды, что функция правосудия (справедливое снятие социальных противоречий) в России не утрачена. 

  • Жалоба в Президиум 
  • Председателю Московского городского суда

защитника Р.П. Чернова

  1. 125080, Москва, Волоколамское шоссе 15/ 22, тел. + 7 499 340 4625
  2. в интересах: осуж. Елисеева Бориса Александровича, ордер № _____ прилагаю
  3. Надзорная жалоба

18 мая 2012г Приговором Мещанского районного суда г. Москвы Елисеев Б.А. был осужден за совершение преступления, предусмотренного ст. 228.1. ч. 3 п «г» через ст. 30 ч. 1 УК РФ – приготовление к сбыту наркотика (гашиш) в особо крупном размере, назначено наказание в виде 8 (восемь) лет л.с. в колонии строго режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда 13 августа 2012 г приговор оставлен без изменения, кассационная жалоба защиты без удовлетворения.

Постановлением судьи Московского городского суда Задорожной З.А. от 10 декабря 2012 г в возбуждении надзорного производства отказано.

Сторона защиты полагает состоявшиеся судебные решения необоснованными и незаконными, подлежащими отмене в силу следующих обстоятельств.

1. Нарушение судом требования о порядке исследования доказательств (ст. 274 ч. 2 УПК РФ). В соответствии с ст. 1 ч. 2 УПК РФ порядок уголовного судопроизводства обязателен для суда, ст. 15 ч.

3 УПК РФ корреспондирует суду обязанность создавать «условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных прав». Развивая императивное требование состязательности сторон законодатель в ст. 274 ч.

2 УПК РФ устанавливает не подлежащий изменению порядок исследования доказательств, а именно: «Первой представляет доказательства сторона обвинения. После исследования доказательств, представленных стороной обвинения, исследуются доказательства, представленные стороной защиты».

Подсудимый и его показания отнесены законом к доказательствам стороны защиты (Глава 7 УПК РФ). Однако, суд при разрешении дела Елисеева Б.А. указанный порядок (протокол от 03 мая 2012 ) по предложению государственного обвинителя изменил на следующий: допрос подсудимого, исследование материалов у/дела, оглашение показаний свидетелей обвинения.

Указанное нарушение путем ограничения права подсудимого на защиту повлияло на обоснованность приговора. Так, в приговоре суда (стр. 4, абз.

4 ) сделан вывод о том, что версия подсудимого о том, что он ехал в Москву к своей девушке (а не для сбыта наркотиков) опровергается ее показаниями о том, что «пока она находилась в Москве он ей не звонил и не сообщал о том, что приедет к ней».

Читайте также:  ВС указал, какие документы не нужны для регистрации недвижимости

Однако, указанный вывод суда противоречит данным протокола судебного заседания, согласно которому (стр.

20) свидетель дала следующие показания о приезде подсудимого: «в конце декабря 2011 года мы поссорились, я его приревновала и уехала со своим братом в Москву, он звонил, просил вернуться, но я от него ждала поступка, что он сам за мной приедет и меня заберет».

Однако, тот факт, что суд сначала исследовал доказательства защиты (допрос подсудимого), затем доказательства обвинения (материалы, оглашение свидетельских показаний), а затем снова доказательства защиты (показания свидетеля защиты)не позволил подсудимому дать по этому поводу никаких показаний в судебном следствии. Вместе с тем в первичных показаниях в качестве подозреваемого (том 1 л.д. 28), показаниях в качестве обвиняемого ( том. 1, л.д. 47) подсудимый последовательно и четко указывал о цели своего приезда в Москву – увидеться с девушкой.

Таким образом, нарушение судом процедуры порядка исследования доказательств ограничило права подсудимого на защиту, что в свою очередь повлияло на возможность суда правильно оценить обстоятельства дела, лишило суд возможности правильно обосновать приговор, что в соответствии с ст. 381 ч. 1 УПК РФ является основанием к отмене или изменению приговора.

2. Нарушение судом требования о недопустимости обоснования обвинительного приговора предположениями (ст. 14 ч. 4 УПК РФ).

Уголовный закон, охраняя лицо от объективного вменения, корреспондирует правоприменителю обязанность установления вины (ст. 5 ч. 2 УК РФ, ст. 73 ч. 1 п.

2 УПК РФ), одновременно указывая основанием уголовной ответственности только деяние (ст. 8 УК РФ).

С учетом сложности вопроса о реализации умысла в составах, квалифицируемых через институт приготовления к преступлению, законодатель специально перечислил в ст. 30 ч.

1 УК РФ формы приготовления к преступлению: «приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников, сговор на совершение преступления или иное умышленное создание условий для совершения преступления».

Таким образом, для целей правоприменения, умысел лица на совершение преступления должен найти свою реализацию в деянии, а не намерении. Мысль о преступлении как мысль не может быть наказуема. Об этом же свидетельствует институт волевого порога, положенный в основу института добровольного отказа от преступления (ст. 31 ч.

2 УК РФ) и специально прописанный законодателем для приготовления к преступлению- лицо подлежит ответственности за приготовление только «если преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам»(ст. 30 ч. 1 УК РФ ).

Вместе с тем суд в приговоре, вопреки требованиям ст. 30 ч. 1 УК РФ обосновал приготовление к преступлению исключительно предметом преступления, а именно размером обнаруженного наркотического средства, не указав при этом, в чем именно нашел реализацию умысел подсудимого на сбыт наркотика.

При таких обстоятельствах, вывод суда о наличии умысла на сбыт наркотика, является предположением.

3. Указанные нарушения Уголовно- процессуального закона лишили суд возможности правильно оценить фактические обстоятельства дела, а именно:

Образец кассационной жалобы по уголовному делу

Кассационная жалоба на обвинительный приговор по делу о сбыте наркотиков

107076, Москва, Богородский вал, д. 8

В Президиум Московского городского суда

По уголовному делу № _________ по обвинению Иванова Иван Ивановича в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 3 ст. 228.1; ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.

на приговор Симоновского районного суда г. Москвы от _________ г. в отношении Иванова И.И.

01.13.2015 г. Симоновским районным судом г. Москвы (председательствующий федеральный судья ___________) вынесен приговор в отношении Иванова И.И. (далее — Приговор суда), согласно которому ему назначено следующее наказание: по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ сроком на 8 (восемь) лет лишения свободы; по ч. 1 ст. 30, п.

«г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ сроком на 8 (восемь) лет лишения свободы; по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний Иванову И.И. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 8 (восемь) лет 6 (шесть) месяцев , с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

02.14.2016 г. апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда Приговор оставлен без изменения, аппеляционная жалоба адвоката – без удовлетворения.

Защита полагает данный Приговор и Апелляционное определение Московского городского суд незаконным, необоснованным и подлежащим отмене по основаниям, предусмотренным ст. 401.15 УПК РФ. В ходе рассмотрения данного уголовного дела были допущены существенные нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Приговор основан на двух эпизодах, в каждом из которых судом были допущены нарушения, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, а также иные нарушения, которые лишили участников уголовного судопроизводства возможности осуществления гарантированных законом прав на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон либо существенно ограничили эти права, так как такое лишение либо такие ограничения повлияли на законность приговора (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 января 2014 г. N 2 «О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции»).

  1. 1.По первому эпизоду, согласно Приговору «…он (Иваонв И.И.) примерно ___________ 08 декабря 2015 годка, реализуя свой преступный умысел, согласно ранее достигнутой договоренности с ранее знакомой Петровой И.И., о сбыте последней …наркотического средства, находясь в салоне автомобиля «Мерседес Бенц Е200»…, припаркованного напротив д. 1 по ул. ____________, сбыл Петровой И.И.путем продажи не менее пяти свертков с порошкообразным веществом, массой соответственно: первый сверток не менее 0,77 грамма, второй сверток не менее 0,85 грамма, третий сверток не менее 0,91, четвертый сверток не менее 0,94 грамма, пятый сверток не менее 1,00 грамма, общей массой не менее 4,47 грамма, которое согласно заключению эксперта ЭКЦ УВД по ЗАО ГУ МВД России по г. Москве № 5131 от 31.12.2014 года содержит в своем составе наркотическое средство – кокаин, что согласно Постановлению Правительства РФ от 01 октября 2012 года № 1002 «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей статей 228, 228.1, 229, 229.1 Уголовного кодекса Российской Федерации» является значительным размером.

В дальнейшем, в 23 часа 00 минут 08 декабря 2014 года, Петрова И.И., возле корп. 1 д. 16 по ул. _______ в г. Москве, находясь в автомобиле «Мерседес Бенц Е200»…, была задержана сотрудниками полиции и доставлена в отдел МВД России по району ___________ г. Москвы….

, где в ходе личного досмотра, произведенного сотрудником полиции в присутствии двух понятых в период времени с 02 часов 00 минут до 02 часов 25 минут 09 декабрь 2014 года, у нее (Петровой И.И.

) в левом боковом кармане одетой на нее куртки были обнаружены и изъяты пять свертков с порошкообразным веществом, массой соответственно: первый сверток не менее 0,77 грамма, второй сверток не менее 0,85 грамма, третий сверток не менее 0,91, четвертый сверток не менее 0,94 грамма, пятый сверток не менее 1,00 грамма, общей массой не менее 4,47 грамма, которое согласно заключению эксперта ЭКЦ УВД по ЗАО ГУ МВД России по г. Москве № 5131 от 31.12.2014 года содержит в своем составе наркотическое средство – кокаин.

Таким образом, он (Иванов И.И.) совершил незаконный сбыт порошкообразного вещества, содержащего в своем составе наркотическое средство – кокаин, массой не менее 4,47 грамма, что является значительным размером».

ü Судом нарушены положения п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, согласно которым, показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности. Согласно Приговору вина Иванова И.И.

подтверждается свидетелями А……. Е.Ю. (т. 1 л.д. 89-91), П…… Н.С., В……… (т. 1 л.д. 92-94, 97-99). Свидетели высказывали исключительно домыслы, так как при обстоятельствах, являющихся предметом судебного разбирательства, лично не присутствовали и владеют лишь информацией, полученной от Петровой И.И.

Указанные свидетели, в частности, не присутствовали при передачи наркотических средств от Иванова И.И. Петровой И.И. При надлежащей оценке показаний вышеуказанных свидетелей, суд выяснил бы, что их показания связаны с изъятием вышеуказанных наркотических средств у Петровой И.И.

, и никакого отношения к Иванову И.И. не имеют .

ü Судом нарушены положения ч. 4 ст. 14 УПК РФ, согласно которым, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях. Так, согласно Приговору (с. 8 Приговора) свидетель М…… заявил: «…С…… , созвонился с Ивановым И.И.

, договорился о приобретении пяти свертков наркотического средства – кокаин, при этом в разговоре С…. говорил о предметах обихода, дословно фразы, произнесенные С…. он повторить затрудняется, но с уверенностью может сказать, что в данном разговоре произносилось число пять».

Судом данные показания трактованы как договоренность между двумя лицами о сбыте пяти свертков наркотических средств. При этом, Приговор не описывает какие-либо выводы суда в части данных показаний, а лишь намекает, что данный разговор имел место быть и является доказательством вины Иванова И.И.

Однако данное произвольное толкование, не основанное на иных реальных доказательствах, является домыслом и предположением суда, не основанном на реальных фактах.

ü Судом нарушены положения ч. 1 ст. 297 УПК РФ, согласно которым Приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым . Так, согласно Приговору (с. 14 Приговора): «Что касается показаний допрошенного в настоящем судебном заседании свидетеля С…., согласно которым 09 декабря 2015 года он не созванивался с Ивановым И.И.

и не договаривался с ним о сбыте свидетелю Петровой И.И. наркотических средств, также ему ничего не известно о причастности Иванова И.И. к незаконному сбыту наркотических средств, то суд не может принять их во внимание, поскольку они полностью опровергаются показаниями свидетелей Петровой И.И. и М…, признанные судом достоверными».

Обоснованность Приговора предполагает – по каким критериям суд принимает те или иные доказательства, и отвергает другие. Суд в Приговоре не разъяснил, в связи, с чем суд не принимает во внимание показания беспристрастного свидетеля С……– не находящегося с подсудимым в каких-либо родственных связях и доверяет показаниям Петровой И.И.

(лицом наркозависимым).

ü Судом нарушены положения п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

Второй кассационный суд общей юрисдикции удовлетворил кассационную жалобу адвоката на приговор и переквалифицировал покушение на сбыт наркотиков на их хранение и вдвое снизил срок наказания

Переквалификация на хранение наркотиков, признание активного способствования смягчающим обстоятельством и максимально возможное смягчение наказания.

Второй кассационный суд общей юрисдикции (г.Москва) вопреки позиции прокуратуры удовлетворил кассационную жалобу адвоката в полном объёме: переквалифицировал действия подзащитного на хранение наркотиков, признал наличие в его действиях активного способствования и вдвое сократил ранее назначенное ему наказание.

Молодой человек был осуждён за покушение на сбыт наркотиков по ч.3 ст.30,  п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ (максимально возможное наказание с учётом покушения – 15 лет лишения свободы).

Московский городской суд оставил апелляционную жалобу без удовлетворения.

Для получения квалифицированной юридической помощи в суде кассационной инстанции родственники осуждённого обратились к адвокату Никонову М.А.

Стратегия защиты

Позиция адвоката Никонова М.А. по делу строилась на том, что в суде не был доказан умысел именно на сбыт наркотиков. В представленных в суд материалах не было конкретных сведения о том, что человек готовился к сбыту изъятого у него героина, ранее осуществлял незаконный сбыт наркотических средств и т.п.

При этом было достоверно установлено, что обвиняемый сам является наркозависимым и из его показаний следовало, что изъятое у него вещество он хранил для себя. Кроме того, в жалобе были приведены правовые позиции Верховного Суда РФ, согласно которым ни масса наркотиков, ни их фасовка сами по себе не свидетельствуют о наличии умысла на сбыт.

Дополнительно была изложена практика самого Второго кассационного суда общей юрисдикции, в которой суд анализировал сходные ситуации. 

В ходе выступления в судебном заседании Второго кассационного суда общей юрисдикции адвокат подробно проанализировал нарушения, допущенные нижестоящими судами, объяснил, почему в данном деле необходимо изменить квалификацию на хранение наркотиков. Кроме того, адвокат обосновал, почему сообщение обвиняемым информации по делу в ходе расследования необходимо расценить как активное способствование раскрытию и расследованию преступления.  

Несмотря на то, что представитель прокуратуры просил оставить обжалуемые судебные акты без изменения, кассационная жалоба на приговор и апелляционное определение была удовлетворена в полном объёме.  

Четвертый кассационный суд общей юрисдикции реально РАБОТАЕТ. Отмена необоснованного обвинительного приговора, вынесенного в отношении доверителя, осужденного по ч. 3 ст. 30 п.п «а,г» ч. 4 ст. 228.1; ч. 2 ст. 228 УК РФ

  Это было выделенное уголовное дело. По основному уголовному делу всю группу осудили ранее на длительные сроки, признав виновными в длящемся сбыте наркотических средств в составе организованной группы. Марию, мою доверительницу, объявили в розыск и через некоторое время нашли, хотя она особо никуда не пряталась.

  Вроде обычное уголовное дело, хоть и выделенное. Незаконный оборот наркотических средств, эпизод сбыта и эпизод хранения, ч. 3 ст. 30 п.п. «а, г» ч. 4 ст. 228.1 и  ч.2 ст. 228 УК РФ. Позиция — полное непризнание вины.

Наркотики подбросили, к сбыту никакого отношения не имеет. В такой ситуации с хранением наркотического средства, изъятого из кармана шорт, все более или менее понятно: либо садится клиент, либо – все кодла, подкинувшая ей наркотики.

Такое тоже бывает. Редко…но бывает.

  Необычным в этом уголовном деле было то, что вина доверителя в части длящегося покушения на сбыт наркотических средств в составе организованной преступной группы не подтверждалась ничем, то есть вообще ни одного прямого доказательства, ну разве что показания оперативников о наличии какой-то там оперативной информации о возможной причастности Маши к каким-то сбытам наркотических средств.  От вопросов защиты о сути оперативной информации, форме и ее источнике оперативники, как всегда, спрятались за «государственную тайну». То есть по сути тоже ничего. Подельники — в отказе, их оглашенные показания, в принципе, ни о чем. Свидетели — не в курсе. Письменные доказательства и аудиозаписи к Маше и вменяемому ей преступлению в части покушения на сбыт наркотических веществ организованной группой 2 апреля, 3 апреля, 5 апреля и 10 апреля 2015 года никакого отношения не имеют.

  Тем не менее, в конце судебного следствия, видимо для очистки совести, суд по просьбе прокурора приобщил к материалам уголовного дела приговор по основному делу и вынес обвинительный приговор в отношении Маши по обоим эпизодом – 10 лет за сбыт и 3 года за хранение, путем частичного сложения 10 лет и 2 месяца. В тексте приговора в обосновании вины Маши в части покушения на сбыт наркотических средств в составе организованной группы суд просто перечислил совокупность доказательств, не имеющих к Маше и вменяемому ей покушению на сбыт никакого отношения.

  Причем описание преступной деятельности Маши в описательно-мотивировочной части приговора дословно соответствовало предъявленному ей обвинению и обвинительному заключению, где все преступное действо организованной группы с участием Маши было расписано пафосно, красиво и подробно: кто и кем руководил, кто, кого и куда вовлек, кто, кому и что передал, кто и кому потом это продал, и все это с умыслом на незаконный оборот наркотических средств организованной группой и т.д. и т.п.  Только доказательства всей этой красоте из разряда – «бабки во дворе шептали…».

  По сути, это было мое первое уголовное дело, когда человека осудили просто так, практически без доказательств причастности к инкриминируемому преступлению. Ну я еще понимаю условный срок, но дать 10 лет колонии общего режима ранее не судимой девушке при отсутствии доказательств— это уже явный перебор.

  Жалобу было писать в принципе просто, помимо процессуальных нарушений в части хранения наркотических средств, в части сбыта я описал показания абсолютно всех допрошенных свидетелей по уголовному делу и иные доказательства, которые как в отдельности, так и в своей совокупности к Маше и сбыту не имели никакого отношения и с верой в наше правосудие направил жалобу в суд апелляционной инстанции. Апелляция меня не очень удивила и приговор засилила в полном объеме.  Маша отправилась в колонию отбывать нехилое наказание.

  Честно говоря, после этого уголовного дела мне стало реально страшно.

Получается, можно задержать любого человека, допросить свидетелей, которые этого человека не знают, приобщить какую-то аудиозапись разговоров других людей и какие-то документы ОРД на других людей и дать этому любому человеку 10 лет колонии… У нас что в России уже в практике объективное вменение? Ведь это даже инквизицией назвать нельзя, Маша же себя даже толком не оговорила. Что в голове у этих судей: паталогическое неприятие оправдательных приговоров, некомпетентность, безразличие или все вместе? А представьте на минуту, если мы всё-таки выйдем из Совета Европы, и у нас стране опять введут смертную казнь…

Как оправдать по делам о наркотиках — https://advokat-kolosov.ru

По приговору Промышленного районного суда г. Смоленска от 22 ноября 2019 года Л. осужден к лишению свободы: по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ — к 4 годам, по ч. 1 ст. 228 УК РФ — к 1 году. На основании ч. 2 ст.

 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Л. назначено 4 года 6 месяцев лишения свободы. На основании ст.

 73 УК РФ назначенное осужденному наказание постановлено считать условным с испытательным сроком в 5 лет.

Апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам Смоленского областного суда от 21 января 2020 года приговор в отношении Л. изменен. Из приговора исключено указание о применении положений ст. 73 УК РФ. Наказание осужденному назначено с применением ст.

 64 УК РФ в виде лишения свободы: по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ — 3 года 6 месяцев, по ч. 1 ст. 228 УК РФ — 9 месяцев. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Л.

назначено 4 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции от 14 июля 2020 года апелляционное определение в отношении Л. оставлено без изменения.

Согласно ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Судебная коллегия находит, что по данному делу судами апелляционной и кассационной инстанций допущены нарушения, подпадающие под вышеуказанные критерии. Как следует из материалов дела, судом первой инстанции Л. назначено окончательно наказание на основании ст. 73 УК РФ в виде лишения свободы на 4 года 6 месяцев условно с испытательным сроком в 5 лет.

Суд апелляционной инстанции, пересматривая приговор по апелляционному представлению прокурора, исключил применение ст. 73 УК РФ. При этом суд апелляционной инстанции сослался на общественную опасность и тяжесть совершенных Л.

преступлений, а также на данные о личности виновного и пришел к выводу о том, что назначенное осужденному наказание является несправедливым и чрезмерно мягким.

В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 389.

24 УПК РФ суд апелляционной инстанции может принять решение, ухудшающее положение осужденного по отношению к приговору суда первой инстанции, не иначе как по представлению прокурора и (или) жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей.

При этом суд не вправе выходить за пределы доводов жалобы или представления. В силу п. 7 ч. 3, ч. 4 ст. 389.28 УК РФ суд обязан указать в апелляционном определении основания полной или частичной отмены или изменения обжалованного судебного решения, а также указать мотивы данного решения.

Суд апелляционной инстанции, соглашаясь с доводами апелляционного представления прокурора о том, что судом первой инстанции назначенное осужденному наказание с применением ст.

 73 УК РФ является несправедливым и чрезмерно мягким, мотивировал свой вывод тем, что суд первой инстанции не в полной мере учел характер и степень общественной опасности преступления, совершенного Л., обстоятельства совершения Л. преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 228.

1 УК РФ, а именно: совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, количество сделанных закладок, что, по мнению суда апелляционной инстанции, в совокупности с данными о личности Л.

— совершение преступления в совершеннолетнем возрасте, воспитание в полной семье, обучение в высшем учебном заведении, а также отсутствие каких-либо психических расстройств — свидетельствует о повышенной опасности совершенного осужденным преступления.

Вместе с тем, приводя указанные мотивы отмены условного осуждения, суд апелляционной инстанции не принял во внимание, что по смыслу ст.

 73 УК РФ суд, постановляя обвинительный приговор, назначив осужденному конкретный вид и размер наказания и придя к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания назначенного наказания, постановляет считать его условным, то есть без реального отбывания наказания при условии выполнения осужденным определенных требований.

То есть решающее значение для применения условного осуждения по смыслу закона является вывод суда о том, что осужденный не представляет общественной опасности и может исправиться без реального лишения свободы.

Как усматривается из материалов дела, при решении вопроса о назначении Л. наказания, не связанного с реальным лишением свободы, суд учел характер и степень общественной опасности совершенных Л.

преступлений, личность виновного, который ранее не судим, является студентом, исключительно положительно характеризуется, имеет ряд благодарностей и грамот из мест обучения, а также наличие смягчающих обстоятельств — признание вины, раскаяние в содеянном, явку с повинной и активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, в том числе сообщение правоохранительным органам ранее им неизвестной информации о месте закладок и источнике их приобретения, молодой возраст, совершение действий, направленных на заглаживание вреда в результате преступления, выразившихся в публикации открытого письма в газете «Смоленские новости», наличие хронических заболеваний и отсутствие отягчающих обстоятельств, а также его длительное содержание в следственном изоляторе.

Кроме того, учитывая совокупность смягчающих обстоятельств, положительные характеристики, уровень психического развития Л. и влияние на него старших по возрасту лиц, суд пришел к выводу о применении в отношении Л. положений ст. 96 УК РФ.

Таким образом, судом при принятии решения о применении в отношении Л. положений ст.

 73 УК РФ были учтены все обстоятельства, влияющие на выводы о том, что исправление осужденного возможно без реального лишения свободы, в том числе были учтены: характер и степень общественной опасности содеянного Л.

, данные о его личности, совокупность обстоятельств, смягчающих наказание, а также совокупность иных данных, влияющих на назначение наказания.

Каких-либо других обстоятельств, влияющих на наказание, которые не были учтены судом первой инстанции, в апелляционном определении суда не приведено. Не указаны они и в апелляционном представлении прокурора. Более того, в качестве оснований усиления наказания Л.

суд апелляционной инстанции сослался на распределение ролей при совершении преступления, а также на количество сделанных закладок. Между тем эти обстоятельства предусмотрены диспозицией преступления, за совершение которого осужден Л. (ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 228.

1 УК РФ), и вменены осужденному в качестве квалифицирующих признаков — группой лиц по предварительному сговору и в крупном размере.

Также суд апелляционной инстанции, сославшись в определении на то, что установленная судом первой инстанции совокупность смягчающих наказание обстоятельств является исключительной, существенно уменьшающей степень общественной опасности преступления, тем не менее пришел к выводу о том, что именно характер и степень общественной опасности содеянного Л. не позволяет назначить осужденному наказание без изоляции от общества. Что же касается ссылки суда апелляционной инстанции на данные о личности Л., которые свидетельствуют, как указано в судебном решении, о том, что осужденный не мог не понимать повышенную общественную опасность совершаемых им действий и наступление в результате их совершения вредных последствий, то суд апелляционной инстанции не учел, что одним из оснований для применения в отношении осужденного условного осуждения явилось отсутствие вредных последствий.

Таким образом, суд апелляционной инстанции в нарушение требований ст. 389.28 УПК РФ, исключив указание на применение в отношении Л. положений ст. 73 УК РФ и усилив тем самым осужденному наказание, не привел мотивы в обоснование своих выводов.

Суд кассационной инстанции, рассмотрев кассационные жалобы стороны защиты, данные нарушения уголовно-процессуального закона судом апелляционной инстанции оставил без внимания.

При таких обстоятельствах апелляционное определение Смоленского областного суда и кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции подлежат отмене, а дело — передаче на новое судебное разбирательство.

Принимая во внимание, что Л. осужден за совершение особо тяжкого преступления, в целях рассмотрения уголовного дела в суде в разумные сроки Судебная коллегия, руководствуясь требованиями статьи 255 УПК РФ, избирает в отношении осужденного меру пресечения в виде подписки о невыезде.

Апелляционное определение Смоленского областного суда от 21 января 2020 года и кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 14 июля 2020 года в отношении Л.

отменены и дело передано на новое апелляционное разбирательство в тот же суд, но иным составом суда. В отношении Л. избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Из-под стражи Л. освобожден.

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13.01.2021 г. по делу № 36-УД20-8-К2.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector