Консультации

Каким образом суд отреагирует на изменение показаний в суде?

Каким образом суд отреагирует на изменение показаний в суде?

  • Максим Астапов
  • Адвокат (Адвокатская палата г. Москвы)
  • специально для ГАРАНТ.РУ

Многим из нас приходится обращаться в суд. Иногда это случается, когда просить судебной защиты приходится по своей инициативе. Иногда суды вызывают граждан в качестве ответчиков или иных лиц, участвующих в деле. И тогда возникает множество вопросов: как себя вести в суде? Что можно и чего нельзя делать в судебном заседании по гражданскому делу? Как добиться того, чтобы суд рассмотрел заявление или ходатайство? Как обращаться к судье? В этой колонке поделюсь несколькими советами, которые, надеюсь, помогут непрофессиональному участнику понять, что его ждет и как вести себя в судебном заседании по гражданскому делу.

Прежде всего, отмечу, что при разрешении конкретного спора суд принимает решение на основе законов, нормативных актов, регулирующих соответствующие отношения.

Например, в споре по поводу выселения лица из квартиры применяется Жилищный кодекс РФ, в споре о том, кто виновен в аварии, – ПДД, при споре о праве собственности на объект недвижимости – ГК РФ и другие законы.

Кроме законов, регулирующих непосредственно спорные отношения, суды в своей деятельности руководствуются процессуальным законодательством, то есть применяют те процессуальные законы, которые регулируют правила рассмотрения соответствующих споров в соответствии с видом судопроизводства (ч. 2 ст. 118 Конституции РФ).

Для рассмотрения гражданских дел таким процессуальным законом является ГПК РФ. Поэтому изучить основные положения этого кодекса и периодически обращаться к нему будет нелишним.

Перейдем теперь к практическим рекомендациям. 

Совет № 1. Ведите аудиозапись судебного заседания

Всем лицам, участвующим в деле, и гражданам, присутствующим в открытом судебном заседании, предоставлено право в письменной форме, а также с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход судебного разбирательства. Фотосъемка, видеозапись и трансляция судебного заседания по радио и телевидению допускаются с разрешения суда (п. 7 ст. 10 ГПК РФ).

ПОЛЕЗНЫЕ СЕРВИСЫ

Чтобы всегда иметь под рукой актуальную редакцию ГПК РФ и других кодексов, установите на свой смартфон приложение «ГАРАНТ. Все кодексы РФ». 

По этой причине участвующему в деле лицу (истцу, ответчику, третьему лицу) можно производить аудиозапись, не спрашивая об этом разрешения у суда в открытом судебном заседании (бывают и закрытые, об этом суд должен объявить в начале заседания). Данный вид записи хода судебного заседания не является обязательным для судебного разбирательства, однако демонстративно лежащий на столе одного из участвующих в деле лиц диктофон «дисциплинирует» всех участников процесса.

Для убедительности можно в начале судебного заседания заявить об аудиофиксации судебного заседания. Но главное назначение такой записи – дальнейшая помощь для подготовки к следующему судебному заседанию в том случае, если текущее будет отложено. А если придется приносить замечания на протокол судебного заседания, можно будет сверить его с аудиозаписью (ст. 231 ГПК РФ). 

Совет № 2. Встать, Суд идет! Соблюдайте порядок в судебном заседании

Непосредственно порядку в судебном заседании, той процедуре, что описывает, как должны вести себя участники судебного заседания, посвящена ст. 158 ГПК РФ, которая так и называется: «Порядок в судебном заседании».

Не буду останавливаться подробно, поскольку из содержания самой статьи правила поведения в зале судебного заседания будут понятны и неподготовленному читателю, а заострю внимание лишь на некоторых правилах, которые могут иметь серьезные последствия для участников процесса.

Во-первых, свидетель несет уголовную ответственность за дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний (ст. 307-308 УК РФ), о чем перед допросом у свидетеля должна быть отобрана подписка. Но при этом свидетель вправе отказаться от дачи показаний по ст.

51 Конституции РФ («Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом»).

Истец и ответчик о такой ответственности не предупреждаются, поскольку предполагается, что давать объяснения – это право истца или ответчика, а не обязанность, и это их позиция по делу (что можно трактовать как невозможность привлечения к уголовной ответственности за это).

Во-вторых, уголовным законом предусмотрена ответственность в том случае, если участник дела (в том числе истец или ответчик) фальсифицировал доказательства (ст. 303 УК РФ).

Закон также предусматривает основания для привлечения к уголовной ответственности за неуважение к суду. Неуважением к суду признаются действия, выразившиеся в оскорблении участников судебного разбирательства (ч. 1 ст. 297 УК РФ), или такие же действия в отношении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия (ч. 2 ст. 297 УК РФ). 

Совет № 3. Заявляйте отводы правильно

Расхожим является мнение о том, что если лицу, участвующему в деле, не нравится судья, председательствующий в судебном заседании, то такому судье можно заявить отвод и судья будет заменен. Это не так. ГПК РФ содержит исчерпывающий перечень оснований для отвода судьи. Таковыми признаются следующие обстоятельства (ст. 16 ГПК РФ):

  • при предыдущем рассмотрении данного дела судья участвовал в нем в качестве прокурора, секретаря судебного заседания, представителя, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика;
  • судья является родственником или свойственником кого-либо из лиц, участвующих в деле, либо их представителей;
  • судья лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его объективности и беспристрастности.

Однако заявление об отводе судьи, рассматривающего дело единолично, рассматривает тот же судья, отвод которому заявлен.

На практике это приводит к тому, и это подтвердит любой практикующий юрист, что заявления об отводе практически никогда не удовлетворяются судьями.

Вместе с тем, если участник уверен, что основания для отвода судьи или иного участника процесса имеются, заявлять об отводе следует.

Отказ в отводе судьи обжалованию не подлежит, однако свое несогласие с решением судьи об отказе в отводе можно изложить в апелляционной жалобе на окончательный судебный акт по делу.

Жалобу на действия судьи можно также направить на имя председателя суда, который должен ее рассмотреть (ст. 22 Федерального закона от 14 марта 2002 г.

№ 30-ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации».

По аналогичным основаниям и в таком же порядке, как и отвод судье, отводятся прокурор, секретарь судебного заседания, эксперт, специалист и переводчик.

Заявление об отводе следует составлять письменно. А если об основаниях для отвода стало известно в ходе судебного заседания, заявлять об отводе следует устно и немедленно после того, как выявились такие основания.

В случае, если дело будет разрешено без рассмотрения вопроса об отводе лица, которое подлежало отводу, или же судьи, без выяснения вопроса об основаниях и необходимости отвода, решение суда с большой вероятностью будет незаконным.

В тех же случаях, когда, по мнению лица, участвующего в деле, суд нарушает права участника, но основания для отвода судьи не усматриваются, можно заявить о возражениях на действия председательствующего.

Если такие действия председательствующего в судебном заседании судьи происходят непосредственно в ходе рассмотрения дела, возражения заявляются устно. Возражения в таком случае заносятся в протокол судебного заседания (ч.

2 ст. 156 ГПК РФ). 

Совет № 4. Следите за протоколом судебного заседания

Протокол судебного заседания – важный процессуальный документ, отражающий ход судебного процесса и самые важные его моменты. Его содержание и правила составления регламентированы ст. 229-230 ГПК РФ.

Следует знать, что протокол обязательно ведется в судебном заседании и в предварительном судебном заседании (ст. 228 ГПК РФ). Но на стадии подготовки к делу, а это обычно обозначается как беседа, протокол судебного заседания суд может не вести.

По этой причине свидетели в стадии подготовки не допрашиваются, и свои навыки красноречия показывать суду в этой стадии не следует, поскольку отражено в деле это не будет.

Лучше свою позицию в беседе с судьей изложить устно и коротко, а в судебном заседании, в том числе в предварительном, – полно и медленно, замечая, успевает ли секретарь судебного заседания записывать в протокол за говорящим. Объяснения можно также составить в письменном виде и попросить приобщить их к материалам дела.

О том, какое заседание проводится непосредственно в данный момент, судья должен объявить перед началом заседания. Если же судья этого не сделал, то для того, чтобы результат заседания не стал для его участников сюрпризом, следует просить суд разъяснить, какой именно вид заседания проводится.

Как правило, протокол не содержит дословного содержания судебного заседания.

Вместе с тем, у лица, участвующего в деле, есть право в течение пяти дней с даты его составления (а составлен он должен быть не позднее трех дней с даты судебного заседания) ознакомиться с протоколом и принести на него возражения относительно его неполноты и/или неточности (ч. 3 ст. 230, ст. 231 ГПК РФ).

Следует знать, что во всех случаях, когда для совершения какого-либо действия согласно ГПК РФ срок установлен в днях, срок этот исчисляется в календарных днях.

Таким образом, если суд оформил и подписал протокол в пятницу, срок для принесения замечаний на него начинает исчисляться в календарных днях, начиная с субботы, и оканчивается он через пять дней, то есть в среду следующей недели включительно. Есть лишь одно исключение, касающееся выходных, – в случае, если последний день процессуального срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается следующий за ним рабочий день (ч. 2 ст. 108 ГПК РФ).

Для того чтобы иметь возможность ознакомиться с протоколом, необходимо сразу после окончания судебного заседания выяснить дату, когда протокол будет изготовлен. Далее о его готовности можно узнавать у секретаря судебного заседания, помощника судьи или непосредственно у судьи.

В том же случае, если протокол по каким-либо причинам в установленные сроки (три дня от даты заседания) изготовлен не был, следует написать заявление на имя судьи, указав о том, что на дату обращения протокол по-прежнему не готов.

Заявление нужно подать в канцелярию суда в двух экземплярах, таким образом, чтобы на руках оставался один экземпляр с отметкой о регистрации.

Такое заявление в дальнейшем поможет объяснить уважительность причины принесения замечаний на протокол, если сроки для этого формально будут пропущены.

Непосредственно ознакомиться с протоколом можно путем его изучения в самом деле, можно просить изготовить и выдать на руки его копию, заверенную судом. Можно ограничиться его фотокопированием. Безусловно, всегда лучше иметь на руках удостоверенную судом копию протокола судебного заседания.

Читайте также:  Подсудность по закону о защите прав потребителей: куда обращаться, порядок подачи искового заявления

Для сличения полноты и правильности протокола и поможет аудиозапись судебного заседания на личном диктофоне или телефоне. Конечно, следует позаботиться о качестве аудиозаписи, независимо от того, записан ход судебного заседания на диктофон или на телефон.

В том случае, если содержание протокола расходится с фактическим ходом судебного заседания, зафиксированным на аудионосителе, или в случае неполноты протокола, свои замечания на протокол, направляемые на имя судьи через канцелярию, можно снабдить компакт-диском с записью судебного заседания, которая производилась на диктофон. В заявлении следует указать наличие компакт-диска в качестве приложения. По правде говоря, судьи не любят приобщать такие доказательства к материалам дела, однако, несмотря на это, сам факт такой попытки может сыграть решающую роль при возникновении спора о содержании протокола.

Следует учесть, что судьи вышестоящей инстанции будут делать выводы о том, как проходило судебное заседание, что обсуждалось и какие заявления делались, изучая, в том числе протокол и замечания на него, если они принесены.

На практике с принесением возражений на протокол существуют некоторые сложности, пути разрешения которых стоит здесь рассмотреть.

Как указано выше, протокол судебного заседания должен быть составлен и подписан судом в течение трех дней после судебного заседания (ч. 3 ст. 230 ГПК РФ). Нередко срок этот судом не соблюдается в силу его загруженности.

Как часто бывает, протокол может быть составлен через пять, 10 дней или даже месяц после даты судебного заседания, а в самом протоколе может быть указано, что составлен он в день судебного заседания.

Получая на руки протокол, например, через месяц, заинтересованное лицо, таким образом, утрачивает возможность принести на него возражения, ввиду формального пропуска срока.

В таких случаях нужно, во-первых, каждый свой визит в суд для целей ознакомления с протоколом, когда протокол оказался не готов, фиксировать письменными обращениями в адрес судьи. Как обращаться с таким заявлением я указывал выше.

Во-вторых, принося замечания на протокол, обязательно снабдить их ходатайством о восстановлении сроков для принесения таких замечаний, объясняя уважительность пропуска установленного срока для их принесения.

При отсутствии такой просьбы о восстановлении срока судья, не рассматривая возражения, возвращает их заявителю, не оставляя в деле.

Судья, рассмотрев замечания на протокол, либо их удостоверит и оставит в деле, либо отклонит при несогласии с ними. В последнем случае он вынесет мотивированное определение об их полном или частичном отклонении. Замечания приобщаются к делу во всяком случае (ч. 1 ст. 232 ГПК РФ).

Замечания на протокол должны быть рассмотрены в течение пяти дней со дня их подачи (ч. 2 ст. 232 ГПК РФ). 

Совет № 5. Заявления и ходатайства оформляйте письменно

Заявления – обращение к суду с просьбой что-либо сделать.

Ходатайство (ударение на второй слог) – также обращение к суду с просьбой что-либо сделать, но негласно между ними есть различия. Заявленное ходатайство подразумевает, что суд, рассмотрев его, должен принять одно из решений: удовлетворить ходатайство или нет.

Заявления, как правило, такого реагирования суда не требуют, и служат для целей отражения каких-либо фактов или требования от суда или лиц, участвующих в деле, совершения действий, разрешения на которые не требуется.

Например, перед началом судебного заседания можно сделать заявление о том, что участник намерен вести аудиозапись судебного заседания (как мы помним, разрешения судьи на такое действие не требуется, если проходит открытое судебное заседание).

Рассмотрим ситуацию с ходатайством о приобщении доказательства к материалам дела.

Проще всего представить доказательства в суд в том случае, когда они приложены к исковому заявлению. В таком случае суд не рассматривает вопрос о приобщении доказательств к материалам дела, а принимает их вместе с иском.

В тех же случаях, когда доказательства приобщаются к материалам дела (именно так мы называем процесс попадания того или иного доказательства в дело) уже после возбуждения дела, это делается с позволения судьи и с учетом мнения других лиц, участвующих в деле, и только в судебном заседании.

Для того чтобы приобщить какое-либо доказательство в дело, например, письменное доказательство в судебном заседании, нужно заявить соответствующее ходатайство.

Выглядит это, примерно, так: «Уважаемый суд, прошу приобщить к материалам дела письменное доказательство, доказывающее вот это и вот это…».

Судья, рассмотрев представленное письменное доказательство, ходатайство либо удовлетворяет и приобщает доказательство к делу, либо ходатайство отклоняет и возвращает доказательство заявителю ходатайства.

Здесь есть одна хитрость. В том случае, если ходатайство о приобщении доказательства заявлено устно и судья, отклонив его, вернет письменный документ заявителю, никто из вышестоящего суда в случае дальнейшей проверки дела может и не узнать о том, что такой документ просили приобщить к делу.

Но вот если ходатайство оформлено письменно и к нему приложено доказательство, о приобщении которого просит заявитель, в таком случае, отклоняя ходатайство о приобщении и даже вернув письменное доказательство, судья должен приобщить письменное ходатайство в дело. И на приобщении письменного ходатайства (даже отклоненного) следует настоять.

У вышестоящего суда будет возможность увидеть, что лицо соответствующее доказательство просило приобщить.

Изменение показаний

— в том случае, если показания были даны без участия адвоката, то в последующем от них можно легко отказаться.

Url

Дополнительная информация:

— п.1 ч.2 75 УПК  показания в отсутствие адвоката — недопустимое доказательство

— такие показания — признаются недопустимым доказательством и не могут использоваться в обвинении (п.1 ч.2 75 УПК).

— в последующем от них можно отказаться можете от них отказаться (или их изменить).

Url

Дополнительная информация:

— п.11 Пленума № 55отказ от дачи показаний данных без адвоката

— при этом, не имеет значения — причина отказа от ранее данных показаний  (п.11 Пленума № 55).

  • Подробнее об этом можно прочитать здесь: Примеры из практики, последствия дачи показаний без участия адвоката.
  • Фиксация показаний с помощью адвоката
  • — показания, данные с участием адвоката — изменить уже невозможно (такой отказ будет оцениваться судом критически).

— никакие обстоятельства тут значения не имеют (к примеру, то что адвокат Вам не  знаком и все его участие свелось к тому, что он просто подписал протокол). Подпись адвоката есть — значит юридической помощью Вас обеспечили.

— для того чтобы исключить опасность отказа от показаний, обвинение стремится производить любые следственные действия — только с участием адвоката.

Url

Дополнительная информация:

— ч.3 51 УПК  если защитник не приглашен, его обеспечивают

— наиболее удобен для этого — адвокат, назначенный в порядке ч.3 51 УПК.

— такой адвокат (в отличие от адвоката приглашенного самим обвиняемым) имеет гораздо меньшую мотивацию для защиты, значит и «неудобств» от него следует ожидать меньше.

Например, он может не обратить внимание на то, что «горячее желание» подзащитного дать признательные показания обусловлено его предшествующей «обработкой».

(Речь не идет о прямых пытках, но они и не нужны: их отлично заменяет отсутствие сна, пищи, непрерывный стресс в течении нескольких суток).

Url

Дополнительная информация:

  1. — п.6 Стандарта  разъяснение последствий — признания вины
  2. Практические аспекты
  3. Разъяснение последствий признания вины, обязанность адвоката

— следует отметить, что назначенный адвокат обязан (требование п.6 Стандарта) — отдельно разъяснять подзащитному последствия признания вины (главное такое последствие — это невозможность отказа от показаний, см. подробнее здесь: Разъяснение последствий признания вины,  обязанность адвоката). Но будет ли это делаться на практике, проконтролировать невозможно.

Url

Дополнительная информация:

— ч.3 50 УПК  ожидание 5 суток, затем назначают(или без адвоката)

— назначенный защитник прибудет очень быстро, его не нужно ждать 5 дней (ч.3 50 УПК).

— адвокат ставит свою подпись, и с этого момента этот протокол обретает «крепость бетона». Подпись адвоката в протоколе процессуального действия надежно его «цементирует», отрезает вариант с дальнейшим отказом от показаний. Такой протокол становится полностью защищен от действия нормы п.1 ч.2 75 УПК.

Противодействие

— воспрепятствовать участию такого защитника-оформителя очень просто, мы разъясняем эту процедуру здесь: Отказ от адвоката, как он правильно оформляется.

Свидетель меняет показания: что делать суду — новости Право.ру

«Мы часто сталкиваемся с тем, что показания потерпевших, свидетелей и подсудимых отличаются на стадии предварительного следствия и в суде», — говорит руководитель уголовно-правовой практики
Федеральный рейтинг.

группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Семейное и наследственное право группа Частный капитал группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии)
Леонид Филановский. Изменять показания могут по разным причинам, добавляет Виктор Ушакевич, партнер АБ Региональный рейтинг. группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) Профайл компании
. Участники дела либо забывают определенные события, либо, наоборот, вспоминают важные подробности. Есть и другой вариант: допрашиваемый сознательно искажает обстоятельства происшедшего. 

Александр Погодин, заместитель заведующего БА Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Природные ресурсы/Энергетика группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство 8место По количеству юристов 13место По выручке на юриста (более 30 юристов) 15место По выручке Профайл компании
, говорит, что в ситуациях, когда свидетель или потерпевший дает на предварительном следствии одни показания, а в суде — другие, суды чаще встают на сторону обвинения. Как правило, оглашают удобные для обвинения показания, данные на следствии, которые суд принимает в качестве доказательств, отмечает эксперт. Вот и адвокаты осужденных по делу № 2-8/2020 решили оспорить приговор, потому что потерпевший менял показания.

Читайте также:  В России увеличат возраст дожития, а размер ежемесячной накопительной пенсии уменьшат

Стрельба на заправке

Все началось с того, что 25 января 2019 года Денис Марченко повздорил с незнакомцами. В ходе ссоры они оскорбили его, избили и забрали ключи от машины.

На следующий день на заправке, расположенной на Пушкинском тракте Омска, Марченко вместе со знакомым Андреем Тютюнником решил отомстить обидчикам. Марченко начал стрелять в сторону мужчин из охотничьего ружья «Сайга». Злоумышленник успел сделать около 10 выстрелов.

В результате двое были ранены, а третий скончался. Уже после этого Тютюнник сбил пострадавших на своей машине, а одному из них еще и прострелил бедро.

Практика ВС запретил заключенным смотреть любимые ТВ-программы

Стрелявших задержали, и 16 ноября 2020 года Омский областной суд признал Марченко виновным в незаконном хранении и ношении оружия (ст. 222 УК), убийстве одного человека и покушении на убийство двух и более лиц (ст. 105 УК). А Тютюнника — в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК). 

В итоге суд приговорил первого фигуранта дела к двадцати годам колонии строгого режима, а его друга — к восьми годам лишения свободы. 

Противоречивые показания

Но с этим Марченко и Тютюнник не согласились и подали апелляцию. В жалобе они настаивали, что приговор является незаконным, необоснованным и чрезмерно суровым. Адвокат Тютюнника просил оправдать своего доверителя по ст. 111 УК, так как пострадавший (мужчина, которому прострелили бедро) давал противоречивые и непоследовательные показания.

Он путался в описании оружия и не мог сказать о внешности человека, стрелявшего в него. А Тютюнник добавил, что свидетель не подтвердил свои показания, которыми делился на стадии предварительного следствия. В суде потерпевший объяснил, что «не смог полностью прочесть протокол допроса, написанный неразборчивым почерком».

Поэтому, по мнению осужденного, достоверность его показаний вызывает сомнение. 

Пятый апелляционный суд общей юрисдикции эти доводы не убедили. Он указал, что потерпевший мог давать показания и объективно их оценивать. В итоге апелляция оставила приговор без изменения. Тогда представители осужденных пожаловались в Верховный суд. Адвокат Тютюнника подчеркнул, что показания потерпевшего противоречивы и их нельзя положить в основу обвинительного приговора.

ВС: показания можно менять

Дело № 50-УД21-11-А5 изучила тройка судей ВС под председательством Сергея Зеленина. ВС указал, что противоречия в показаниях потерпевшего не влияют на выводы суда о виновности Тютюнника. Тем более что показания как потерпевшего, так и осужденного, которые они дали в ходе предварительного следствия, огласили и исследовали в судебном заседании. Их оценила первая инстанция. 

«Действующее уголовно-процессуальное законодательство не запрещает участвующим в процессе менять свои показания, не предусматривает недопустимость их предыдущих показаний. А еще не содержит ни обязанности суда, ни способов устранения противоречий в показаниях», — подчеркнула коллегия.

Судьи ВС решили, что вина осужденных в инкриминируемых им преступлениях доказана. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в законном порядке. Поэтому ВС оставил приговор первой инстанции и определение апелляции без изменения, а жалобу — без удовлетворения.

Мнение экспертов

Прямого запрета изменять свои показания (кроме случая дачи заведомо ложных показаний) законодательство действительно не предусматривает, подчеркнул Ушакевич. Поэтому позицию ВС эксперт считает верной.

Практика Ждал наказания четыре года: ВС заступился за осужденного

Артем Чекотков, адвокат МКА Федеральный рейтинг. группа Уголовное право Профайл компании
, говорит, что при наличии противоречий суд по требованию одной из сторон оглашает более ранние показания.

Но это не делает ни первоначальные, ни последующие показания недействительными, подчеркнул Чекотков. После этого, по словам эксперта, суд вправе положить в основу судебного решения как показания, данные на стадии следствия, так и показания, полученные в ходе судебного разбирательства.

Конечно, отразив мотивы того, почему он выбрал одни показания и отверг другие, в приговоре. 

Ушакевич говорит, что суд сам решает, устранять ли противоречия в показаниях или нет. Второй вариант допустим, если в материалах дела есть другие сведения, подтверждающие одни слова допрошенного и опровергающие другие, либо если это противоречие не имеет значения для разрешения уголовного дела. 

Следует помнить, что показания потерпевшего являются лишь одним из доказательств. В то время как суды всестороннее оценивают всю доказательную базу, а не опираются лишь на одни показания.

Леонид Филановский, партнер, руководитель уголовно-правовой практики
Федеральный рейтинг.

группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Семейное и наследственное право группа Частный капитал группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии)

  • Верховный суд РФ
  • Уголовный процесс

Позицию по обстоятельствам дела можно менять бесконечно и безнаказанно

Никто не может противоречить своему собственному предыдущему поведению (venire contra factum proprium) – принцип римского права и (более того!) обычной человеческой логики, крайне редко применяемый в гражданском судопроизводстве (во всяком случае формально).

Суть его применительно к гражданскому процессу, на мой взгляд, должна сводиться к тому, что изменение стороной своей позиции по делу относительно обстоятельств, имеющих значение для его разрешения (вопросы факта) должно приводить к тому, что сама эта «уточненная» позиция вместе с доказательствами, ее подтверждающими должна отвергаться судом только по мотиву ее противоречия с ранее данными объяснениями/представленными доказательствами. Без исследования доказательств по существу.

Сторона, такое изменение позиции допустившая, помимо указанного принципа римского права нарушает еще и п.3,4 ст.1, п.1 ст.10 и (в зависимости от обстоятельств конкретного дела) п.3 ст.432 ГК РФ.

Если говорить простым языком, без всяких «злоупотреблений правом, изменений процессуальной позиции и т.п.» сторона по делу в указанной выше ситуации нагло и беззастенчиво врет суду.

Нагло и беззастенчиво потому, что ложь в данном случае абсолютно очевидна.

Чем кстати дополнительно еще и выражает суду свое неуважение (в этом конкретном случае, к сожалению, ненаказуемое в административном/уголовном порядке).

Стоит отметить, что на практике судьями, как правило учитывается «изменение позиции» и соответствующие доказательства оцениваются надлежащим образом (т.е. критически).

Однако, сама возможность безнаказанно говорить суду сначала одно, а потом другое на мой взгляд умаляет авторитет судебной власти и является насмешкой над правосудием, затягивает рассмотрение спора, позволяет недобросовестным его участникам (в т.ч.

представителям) периодически рассказывать разные версии случившегося, которые суд вынужден всерьез проверять.

Правило « эстоппель » проистекает из общих начал гражданского законодательства и является частным случаем проявления принципа добросовестности, и применяется по прямому указанию – в ситуации, когда сторона исполнила обязательство, а потом ссылается на незаключенность договора. Например: исполнил заемщик частично обязанность по возврату долга (есть доказательство), но при этом отрицает само существование обязательства (Постановление по делу №2-141/18). К большинству случаев изменения позиции по делу по фактическим обстоятельствам эстоппель не применим, нужно руководствоваться общими началами. Однако, я заметил, что СОЮ стараются избегать ссылок на ст.1,10 ГК РФ, не оценивая в судебных актах изменение позиции стороны по обстоятельствам спора, а проводя оценку последней (какая бы по счету она ни была) версии стороны, и доказательств ее подтверждающих.

Два примера (раздел имущества):

  1. Процессуальный оппонент изначально дает объяснение, что квартира приобретена на общие средства супругов, накопленные «под матрасом» в течение нескольких лет, должна делиться пополам. Спустя 3 судебных заседания «вдруг» оказывается, что был договор дарения оппоненту денежных средств на покупку квартиры (который предъявляется суду, вместе с дарителем – папой (опрошен как свидетель), поэтому большая ее часть – личная собственность оппонента. Как же оценивает суд такую «процессуальную наглость»? Суд сначала оценивает все представленные доказательства последней версии событий (договор дарения, показания свидетеля) по существу – «не представлено доказательств, что даритель обладал средствами, даритель и одаряемая близкие родственники и т.п.», и лишь в конце кротко отмечает, что еще и «не может оставить без внимания изменение позиции по делу» (апелляция не пишет и этого, просто всерьез оценивая указанные доказательства по существу!).
  2. Оппонент: «деньги на квартиру подарил папа, есть договор дарения». Он же, спустя два заседания: «квартира куплена на кредитные средства, часть денег подарила мама (и представлена долговая расписка от мамы!), часть дал в долг папа (нет расписки)». Небеса не разверзлись, оппонент не вышвырнут из зала, судья (прекрасно все понимая) принимается всерьез проверять «новую версию» стороны, подробно опрашивая оппонента и свидетелей. Сколько еще будет таких версий? Три, пять или на двух остановимся?! И как оценит суд такую наглость? Думаю, что в решении – никак. Вновь будет оценка всех доказательств по существу, представленных в подтверждение «последней версии правды». «Он же ответчик, его за заведомо ложные показания не привлечешь…что хочет, то и говорит» (как однажды сказала в заседании одна судья).

Наглую и беззастенчивую ложь суду (коей являются различные новые версии старых событий по делу) можно и нужно пресекать. Поскольку судьи как правило в решениях не называют вещи своими именами (ни разу не видел, чтобы лжеца назвали лжецом, ну или более нейтрально «сторона вводит суд в заблуждение»), предлагаю им помочь:

— Обращать особое внимание суда на злоупотребление правом путем изменения пояснений относительно обстоятельств дела, со ссылкой на п.3,4 ст.1, п.1 ст.10 ГК РФ (также в некоторых случаях п.3 ст.

432 ГК), можно с применением латыни (venire contra factum proprium),  как на достаточное основание для того, чтобы отвергнуть новую позицию стороны и представленные ею доказательства, без их оценки по существу.

— Предложить логичное правовое последствие такого злоупотребления: «принцип первых пояснений». Не последних (как это делают суды на практике, проверяя очередную нескладную ложь), а именно первых.

Если сторона изменила свои пояснения по обстоятельствам дела суд начинает проверять и оценивать их последнюю версию и представленные в обоснование доказательства. А нужно проверять и оценивать самую первую! (да-да, это по аналогии с оценкой показаний подсудимого по уголовному делу – первые самые достоверные.

При том, что сторона по гражданскому делу находится в гораздо более мягких условиях и продумать свои первые пояснения может заблаговременно). Все прочие версии событий должны отвергаться априори.

Вот как это может выглядеть на практике: «Я взял в долг у мамы на покупку квартиры (первая версия)..мама подарила мне деньги на покупку квартиры (вторая версия)» — суд разъясняет стороненеобходимость доказать первую версию (долг), вторая версия (и доказательства в подтверждение) игнорируется со ссылкой на злоупотребление правом.

Читайте также:  Скажите, пожалуйста, что грозит за повторное лишение прав за алкогольное опьянение?

Я не склонен к излишнему морализаторству, но и превращать суд в балаган считаю недопустимым. Если уж сторона считает необходимым и допустимым конструирование своей версии событий, то пусть эта версия придумывается и продумывается один раз.

Оглашение показаний свидетеля без самого свидетеля

Осужденный подал в Конституционный Суд РФ жалобу, в которой просил признать не соответствующими Конституции РФ положения ч. 2 ст. 281 УПК РФ, закрепляющие основания для принятия судом решения об оглашении показаний свидетеля, не присутствующего в заседании.

По мнению заявителя, норма «не устанавливает перечень следственных действий, производство которых на стадии предварительного расследования дает возможность подозреваемому, обвиняемому оспорить показания, данные против него свидетелем, реализовать право допросить такого свидетеля и опровергнуть его показания, и тем самым, будучи неопределенной, допускает формальный подход к ее толкованию и произвольное применение».

Поводом для обращения послужило то, что заявитель был признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего.

В основу приговора были положены показания свидетеля, данные им в ходе предварительного расследования, которые были оглашены в заседании в отсутствие самого свидетеля, поскольку установить его место нахождения для вызова в суд не удалось. Защита возражала против оглашения показаний, ссылаясь на незаконность данного действия, однако суд счел эти доводы несостоятельными.

Суд указал, что были предприняты все усилия для вызова свидетеля, а его допрос ранее проводился с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и его показания согласуются с другими показаниями и материалами дела.

Суд апелляционной инстанции оставил приговор без изменения, отметив, что свидетель опознал в осужденном лицо, совершившее преступление в отношении потерпевшего, причем при опознании присутствовали осужденный и его адвокат, у которых имелась возможность сделать заявления или замечания, связанные с пояснениями свидетеля. В передаче кассационных жалоб в областной суд и в Судебную коллегию по уголовным делам ВС РФ было отказано.

Изучив жалобу, Конституционный Суд признал ее не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании КС РФ, поскольку для разрешения поставленного заявителем вопроса не требуется вынесения итогового решения в виде постановления.

КС РФ отметил, что оглашение показаний свидетелей рассматривается как исключение и допускается лишь в случаях, предусмотренных законом (ч. 2 ст. 240, ст. 276, ст. 281 УПК РФ). При этом ст.

281 УПК РФ не предусматривает возможности расширительного толкования случаев, когда допускается оглашение в суде показаний, ранее данных свидетелями, отсутствующими в судебном заседании.

Оглашение таких показаний, указал Суд, не должно ограничивать права обвиняемого на эффективную судебную защиту, что гарантируется в том числе ст. 278 и 281 УПК РФ, не допускающими изъятий из установленного порядка доказывания по уголовным делам.

В частности, в основу обвинительного приговора могут быть положены лишь те доказательства, которые не вызывают сомнений в их достоверности и соответствии закону. При оглашении показаний отсутствующих свидетелей обвиняемому должна быть предоставлена возможность защиты своих прав всеми предусмотренными законом способами.

Конституционный Суд напомнил, что данная правовая позиция неоднократно приводилась в его определениях и согласуется с практикой Европейского Суда по правам человека.

«По смыслу правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека оглашение показаний, данных не явившимися в суд потерпевшим или свидетелем при производстве предварительного расследования, допускается лишь в исключительных случаях, предусмотренных законом, если обеспечена надлежащая оценка достоверности этих показаний в качестве доказательств, а у обвиняемого была возможность задать вопросы показывающему лицу или оспорить достоверность его показаний на стадии досудебного производства или в предыдущих судебных стадиях разбирательства по уголовному делу. При этом сторона обвинения обязана предпринять исчерпывающие меры для обеспечения участия в судебном заседании не явившихся свидетеля или потерпевшего», – отмечается в определении.

Подчеркивается, что ч. 2.1 ст.

281 УПК РФ подлежит применению во взаимосвязи с иными положениями уголовно-процессуального законодательства, обеспечивающими обвиняемому в уголовном судопроизводстве право на защиту и право на справедливое судебное разбирательство, и не требует дополнительной конкретизации перечня средств оспаривания показаний.

Вместе с тем реализация стороной защиты своих прав, касающихся опровержения показаний, предполагает активную форму поведения. Бездействие обвиняемого или его защитника относительно осуществления этих прав не может рассматриваться как непредоставление ему возможности оспорить соответствующие показания.

Также КС РФ указал, что согласно разъяснению в п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 29 ноября 2016 г.

№ 55 «О судебном приговоре» суд не вправе оглашать без согласия сторон показания неявившегося свидетеля, а также ссылаться в приговоре на эти доказательства, если подсудимому в предыдущих стадиях производства по делу не была предоставлена возможность оспорить их предусмотренными законом способами.

Следовательно, суды при оценке доказательств по делу, в том числе показаний неявившихся свидетелей, должны учитывать все обстоятельства, связанные с причинами их неявки, а также с наличием или отсутствием у подсудимого или его защитника возможности оспорить эти показания в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке.

Таким образом, Конституционный Суд пришел к выводу, что оспариваемая норма УПК РФ не содержит неопределенности и сама по себе не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя в указанном им аспекте. Проверка законности и обоснованности ее применения в деле заявителя к компетенции КС РФ не относится.

Управляющий партнер АБ «ЗКС» Денис Саушкин отметил, что, несмотря на отказ в удовлетворении жалобы, в своем решении КС РФ указал, что стороной защиты должны быть реализованы права в части оспаривания подобных доказательств на досудебной стадии производства, в том числе и на стадии ознакомления с материалами уголовного дела.

Однако при этом, по словам Дениса Саушкина, неясным остается момент, каким образом сторона защиты должна реализовывать свои права на оспаривание таких доказательств.

«С протоколами допросов свидетелей и потерпевших, а равно с аудио- и видеозаписями с участием последних, подозреваемый и обвиняемый могут ознакомиться при выполнении ст.

217 УПК РФ, когда предварительное расследование окончено, и практически всегда следственный орган отказывает в удовлетворении ходатайств о проведении дополнительных следственных действий.

В том числе о проведении очных ставок и производстве дополнительного допроса обвиняемого с предъявлением аудио- и видеозаписей. Кроме того, о неявке потерпевшего или свидетеля в судебное заседание, в том числе по причинам, указанным в ст. 281 УПК РФ, становится известно только в день судебного заседания, и предугадать это невозможно», – пояснил адвокат.

«Несмотря на то что КС РФ в очередной раз напомнил о состязательности сторон в уголовном судопроизводстве, о том, что все сомнения трактуются в пользу обвиняемого, и даже о том, что подозреваемому или обвиняемому, а также его защитнику не может быть отказано в производстве следственных действий по его ходатайству, на практике все происходит иначе: следствие всячески дает понять, что ему Конституционный Суд не указ», – констатировал эксперт.

Адвокат АБ «Багрянский, Михайлов и Овчинников» Филипп Багрянский выразил мнение о том, что показания потерпевших и свидетелей, не явившихся в суд, нельзя оглашать ни при каких обстоятельствах. Нормы, позволяющие такое оглашение, по мнению эксперта, являются неконституционными.

«Непредоставление обвиняемому возможности допросить свидетеля в суде не позволяет ему эффективно осуществлять свою защиту.

До тех пор пока допрос в суде воспринимается как формальность – даже фактически Конституционным Судом, – говорить о наличии в России справедливого суда не приходится», – уверен Филипп Багрянский.

Советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн назвал определение КС РФ знаковым и практикоориентирующим. По его словам, с момента введения в УПК РФ ч. 2.1 ст. 281 в марте 2016 г. суды «боялись» применять эту норму и давать ей хоть какое-то более-менее осознанное толкование.

«Как правило, опровержение тезиса о незаконном оглашении показаний свидетеля или потерпевшего в условиях непредоставления стороне защиты возможности их оспорить сводилось к утверждению обратного: “стороне защиты была предоставлена возможность оспорить эти показания”.

Судьи не утруждали себя аргументацией о том, когда и в какой процедуре сторона защиты пыталась оспорить эти показания», – рассказал эксперт.

Евгений Рубинштейн обратил внимание на несколько важных тезисов, изложенных в определении. В частности, что КС РФ указал: оглашение показаний неявившегося свидетеля или потерпевшего является исключением из общего правила о необходимости их допроса в условиях непосредственности, устности и гласности.

Также он назвал важным то, что Суд имплементировал позиции ЕСПЧ по вопросу о справедливости судебного разбирательства в условиях оглашения показаний неявившегося свидетеля или потерпевшего: «В связи с этим у адвокатов появляется возможность ссылаться на определение КС РФ, а не на позиции ЕСПЧ, которые неоднозначно воспринимаются судьями».

Кроме того, разъяснено, что, прежде чем рассматривать вопрос о том, была ли предоставлена возможность стороне защиты оспорить показания неявившегося свидетеля или потерпевшего, суд должен выяснить, были ли приняты все возможные и исчерпывающие меры для того, чтобы доставить свидетеля или потерпевшего в суд. Если будет признано, что таких мер недостаточно, то переходить к основному вопросу нельзя. Поэтому, считает эксперт, сейчас будет формироваться практика определения стандартов надлежащих действий стороны обвинения по вызову и доставлению свидетеля или потерпевшего в суд.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector