Консультации

Кабмин: онкобольные подростки могут лечиться в детских больницах до 21 года

Кабмин: онкобольные подростки могут лечиться в детских больницах до 21 года

  © Александр Авилов/АГН Москва

Онкопациенты смогут лечиться в детских онкологических клиниках до достижения  ими 21 года, а федеральным медцентрам разрешили оказывать специализированную медпомощь даже до того, как её объёмы будут распределены. Такие нормы содержит постановление Правительства, которым внесли изменения в программу госгарантий бесплатной медпомощи на 2021 год.

Бесплатная медпомощь станет доступнее

Речь идёт о документе, по которому всех россиян, имеющих полис ОМС, лечат безвозмездно. Источники финансирования программы — система обязательного медицинского страхования и бюджетные средства. В частности, она устанавливает:

  • перечень видов, форм и условий бесплатной медицинской помощи;
  • перечень заболеваний и состояний, оказание медицинской помощи при которых осуществляется бесплатно;
  • категории пациентов, которых лечат бесплатно;
  • порядок и структуру формирования тарифов на медпомощь и способы её оплаты;
  • средние подушевые нормативы финансирования.

Программу госгарантий ежегодно пересматривают и корректируют в соответствии с новыми запросами на медицинскую помощь, отметила в разговоре с «Парламентской газетой» заместитель председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике Татьяна Кусайко.

Традиционно новую редакцию документа утверждают в конце года. Однако при необходимости вносить в неё изменения могут и чаще.

В частности, постановление кабмина устанавливает, что медцентры, находящиеся в ведении Правительства и федеральных министерств, смогут оказывать специализированную медпомощь даже до того, как её объёмы будут распределены. Это касается только тех клиник, которые направят заявку на выделение им объёмов в рамках базовой программы ОМС, и только тех заболеваний, которые перечислены в приложениях к программе.

Кабмин: онкобольные подростки могут лечиться в детских больницах до 21 года

Тяжелобольным детям дадут больше доступных лекарств

«Возможности бюджета, возможности фонда медицинского страхования расширяются», — сказал «Парламентской газете» член Комитета Госдумы по охране здоровья Александр Петров.

Сейчас, по словам депутата, есть финансовые ресурсы для того, чтобы компенсировать затраты клиник на лечение пациентов «по факту», то есть уже после того, как больному окажут помощь.

Ждать окончания процедур, связанных с распределением объёмов медпомощи, больным, которым срочно нужно лечение, впредь не придётся. 

Лечение без перерыва

Одно из самых важных новшеств документа — лечить пациентов с онкологией в детских онкоклиниках впредь будут не до достижения ими 18 лет, а до 21 года. Прежде правила обязывали совершеннолетних больных самостоятельно переводиться во взрослые медучреждения. На это условие не действовали ни специфика заболевания, ни состояние пациента, ни этап терапии. 

Новые правила пойдут на пользу процессу лечения: терапия станет беспрерывной, а значит, удастся сэкономить время, которое раньше тратили на выбор и документальное оформление в новую клинику.

«Как только подростку исполнялось 18 лет, тут же возникала проблема в детских клиниках, где его вели врачи, а многих детей врачи ведут годами.

Нужно было переводить пациента в некую городскую клинику, где его никто не знает, где совершенно другие подходы, в лечении начинался перерыв», — отметил Александр Петров.

Принятое решение, по словам депутата, позволит предусмотреть своеобразный переходный период для перевода из детских клиник во взрослые.

Кроме того, такая «преемственность» повысит доступность лекарственного обеспечения и обеспечит непрерывность получения препаратов, пояснила Татьяна Кусайко.

Также в постановлении кабмина сформировали перечень заболеваний и состояний, которые предполагают краткосрочное лечение в стационаре — не более трёх дней. К ним отнесены роды, гинекологические и офтальмологические операции, сотрясение мозга, операции на желчном пузыре, лекарственная терапия при доброкачественных опухолях и некоторых злокачественных, в частности лейкоза у детей.

• Минздраву предлагают подумать о контроле за использованием оборудования для лечения онкобольных • Помощь онкобольным окажут быстрее • Тяжелобольных детей разрешат лечить не по инструкции

«Есть случаи даже оперативного вмешательства, когда период реабилитации не требует пребывания в стационаре», — пояснила Татьяна Кусайко. Лечение дома в таких случаях будет более комфортным не только для пациентов. Эта мера высвободит места в стационарах для других больных и соответственно повысит доступность плановой медицинской помощи, уверена сенатор.

Правительство одобрило лечение достигших совершеннолетия онкопациентов в детских медорганизациях

Кабмин: онкобольные подростки могут лечиться в детских больницах до 21 года onkoklinik.ru

Правительство РФ согласовало возможность не прерывать курс лечения пациента детской медорганизации при достижении им 18 лет. Такие изменения будут внесены в программу госгарантий. 

По данным правительства, такое решение позволит не терять время на поиск нового медучреждение и оформление документов. Лечиться в детском медучреждении пациенты смогут до 21 года.

«По прежним правилам пациенты, которые проходят лечение в детских онкологических клиниках, в день наступления совершеннолетия должны перейти во взрослую больницу, независимо от состояния, этапа терапии и специфики самого заболевания. Все это занимает немало времени, а значит, вызывает перерыв в лечении и создает угрозу для здоровья пациента», – отметили в правительстве.

На проблему преемственности лечения в детских и взрослых онкобольницах неоднократно указывали представители врачебного сообщества. В апреле на это обращала внимание вице-спикер Госдумы РФ Ирина Яровая.

Она выступила с предложением о внесении в 323-ФЗ «Об основе охраны здоровья граждан в РФ» пункт, согласно которому медорганизация, оказывающая помощь детям с онкологическими заболеваниями, по решению врачебной комиссии сможет продолжить наблюдать и лечить пациентов, достигших 18 лет.

Яровая также уточнила, что помимо волокиты с передачей бумаг и поиском учреждения, которые создают перерыв в терапии, есть еще одна проблема – почти никто из взрослых онкологов не специализируется на лечении опухолей детского возраста.

«По общему мнению детских врачей-онкологов, после достижения совершеннолетия пациента «детский рак» не перестает быть «детским раком» и применяемые протоколы лечения по профилю «детская онкология» не теряют своей актуальности», – резюмировала вице-спикер Госдумы.

Минздрав представил проект поправок в программу госгарантий в начале июня. В ведомстве отмечали, что порядок оказания медицинской помощи пациентам с 18 лет до 21 года будет установлен в Минздраве. Оплата медпомощи будет осуществляться по тарифам, которые предназначены для детей.

Источник: Правительство РФ

Поделиться в соц.сетях

Ещё новости

Конференция, посвященная 10-летию онкологической службы Городской больницы №40, пройдет 18 марта

Детская онкология-гематология не вошла в новый перечень специальностей ординатуры

FDA не одобрило вакцину Pfizer/BioNTech от коронавирусной инфекции для детей до 5 лет

ЦЭККМП пояснил оптимизацию тарифов на химиотерапию в 2022 году

Правила оказания помощи онкологическим больным в 2022 году

Минздрав издал Приказ № 116н, регламентирующий Порядок оказания онкологической помощи пациентам старше 18 лет. Документ вызвал много споров, из-за чего неоднократно возвращался на доработку.

В конечном счёте его утвердили, он вступит в силу уже 1 января 2022 года. Профессиональное сообщество и сами пациенты не согласны с нововведениями, а эксперты продолжают критиковать правила.

Разберёмся, что не так и почему протестуют те, кого коснётся порядок оказания онкопомощи.

Основные спорные пункты в новом Порядке оказания онкопомощи в 2022 году

Специалисты и онкобольные критикуют только отдельные пункты Порядка оказания помощи, а не все правила в целом. Если изучить содержание документа, становится понятно, почему вызван всплеск негодования у медиков и паника у пациентов.

Фрагмент Приказа № 116н «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи взрослому населению при онкологических заболеваниях»

Кабмин: онкобольные подростки могут лечиться в детских больницах до 21 года

Скачать полностью

Порядок маршрутизации онкопациентов

С 1 января 2022 года пациенты больше не смогут выбирать, в какой клинике проходить лечение. За них это сделает специальная комиссия в клиниках, а в каких именно — не известно.

Почему-то Минздрав не прописал, кто выступит в роли экспертов, вершащих судьбы онкологических больных. Несложно догадаться, что модернизированные больницы, находящиеся за пределами региона, вряд ли попадут в список.

Эксперты высказали своё мнение по этому вопросу.

✓ Мнение 1. Полина Габай, адвокат и учредитель «Факультета медицинского права», сказала, что право клиник оказывать определённые медицинские услуги установят в региональных нормативных актах.

Таким образом станут распределять объёмы медицинской помощи. Не исключено, что схемы маршрутизации будут строиться по принципу «Этому направо, этому налево, а этому домой».

Новые нормы сведутся к жёсткой приписке пациента не только к конкретному региону, но даже к конкретной больнице.

✓ Мнение 2. Онкоуролог Баходур Камолов также прокомментировал новый Порядок. Он считает, что таким образом хотят отучить пациентов обращаться в федеральные центры. Возможно, что по месту жительства и есть оборудование, да только вот нет специалистов нужной квалификации, готовых взяться за онкобольных с запущенной стадией рака.

Несмотря ни на что, Баходур Камолов уверен, что нельзя лечить всех онкобольных в лучших клиниках страны. Однако это не должно никак сказываться на праве выбора пациентов.

В интервью врач отметил, что есть редкие заболевания и сложные случаи, когда пациент действительно нуждается в комплексном лечении в разных медицинских учреждениях.

Минздрав должен был это предусмотреть и расписать алгоритм маршрутизации.

✓ Мнение 3. Заместитель директора по организационно-методической работе МРНЦ им. А. Ф. Цыба Минздрава РФ Жанна Хайлова сказала, что Порядок не вносит серьёзных изменений в уже существующий. Она уверена, что в каждом регионе могут лечить все виды и стадии рака. Это не удивительно, ведь она участвовала в разработке Приказа № 116н.

✓ Мнение 4. Онколог Михаил Ласков, главный врач «Клиники доктора Ласкова», сразу раскритиковал Порядок онкопомощи. Он назвал его самым худшим, что произошло в онкологии за многие годы. По его мнению, изменения потребовались только для того, чтобы контролировать потоки пациентов, соответственно, и деньги.

Читайте также:  Пенсионерам с Севера хотят упростить получение компенсации за проезд к месту отдыха

С 1 сентября 2021 года новые правила лицензирования медицинской деятельности

Консилиумы для онкологических больных

В новом Порядке оказания медицинской помощи онкологическим больным указано, что тактику лечения будет определять консилиум медицинской организации.

Главное условие — наличие в клинике хирургического отделения, а также мест для проведения радио— и лекарственной терапии.

Тут опять всё упирается в квалификацию онкологов, о чём открыто говорят как эксперты, так и сами разработчики Приказа № 116н Минздрава.

✓ Мнение 1. Заместитель директора по реализации федеральных проектов НМИЦ онкологии имени Блохина Тигран Геворкян, который участвовал в разработке Порядка, нашёл массу ошибок в заключениях врачей из небольших больниц. Он проанализировал, как работают онкологи региональных центров, какое образование и стаж имеют, что назначают пациентам.

Геворкян выяснил, что многие специалисты работают в клиниках, где есть оборудование, да только им не хватает знаний. Они не совсем понимают, как лечить пациентов, да и в целом не в курсе, как они реагируют на тот или иной препарат. Он считает, что проблема кроется в совмещении должностей, когда врач через день, а то и реже видит пациентов.

✓ Мнение 2. Эксперты фонда «Вместе против рака» считают, что теперь небольшие государственные и частные клиники станут направлять пациентов в городские больницы на прохождение онкоконсилиума.

Михаил Ласков сказал, что онкологов больше, чем клиник, где есть оборудование и нужные помещения. Выйдет так, что они не смогут назначать лечение, даже если будут уверены в его эффективности.

Это приведёт к увеличению смертности.

✓ Мнение 3. Баходур Камолов говорит, что в сложных ситуациях лечащий врач вправе настаивать на проведении консилиума. Его смущает только необходимость проводить его при подозрении на доброкачественные новообразования, которые почему-то тоже попали в новый Порядок.

✓ Мнение 4. Эксперты фонда «Вместе против рака» придерживаются того же мнения, как и Баходур Камолов. Они считают, что нововведения приведут к проблемам. Например, эндокринологи, дерматовенерологи и офтальмологи, которые ранее успешно лечили доброкачественные новообразования, не смогут полноценно работать.

✓ Мнение 5. По мнению заведующего отделением опухолей головы и шеи в КГ «Лапино» Али Мудунова, такое решение принято для сокращения количества ошибок при диагностике рака на уровне первичного звена.

Он уверен, что таким образом пытаются увеличить скрининг ранних форм рака, однако это приведёт к превращению онкологов в специалистов первичного звена и увеличению нагрузки за счёт притока пациентов с доброкачественными новообразованиями.

Новые лицензионные требования к медорганизациям и новый порядок работы с медстатистикой

Второстепенные изменения в Порядке оказания помощи онкологическим больным

Специалисты Минздрава решили изменить и сроки оказания онкопомощи. С 2022 года на консультацию врача-онколога отведут 3 рабочих дня, на проведение полного обследования — 7 дней. При этом срок ожидания оказания специализированной помощи составит 7 дней с момента верификации вида опухоли.

Нормы о скорой медицинской помощи вовсе исключили. В Порядке больше нет пункта об обязанности направлять пациента в профильные организации, если у него подозревают наличие раковой опухоли или же она ранее была установлена. Получается, что скорые смогут доставлять пациента в любую дежурную больницу, а это приведёт к потери времени и усугублению состояния.

Приказ № 116н ужесточил требования к оснащению диспансеров, а также структурных единиц медицинских организаций. Это нововведение грозит тем, что в маленьких городах попросту не смогут оказывать онкопомощь уже с начала 2022 года.

Мало где есть по 20-50 коек в отделениях противоопухолевой терапии, по 5 мест на установку радиотерапии, 25-50 коек в хирургических отделениях. Почему-то никто не посчитал, сколько больниц соответствует таким критериям.

Получается, что большинство пациентов останутся без лечения, а онкологи и вспомогательный медицинский персонал без работы.

«Выстраданное решение»: как изменится лечение онкобольных подростков — Газета.Ru

Любой молодой пациент с онкодиагнозом теперь сможет до 21 года оставаться под наблюдением или, в ряде случаев, в стационаре детской клиники до окончания терапии. Государство гарантирует в этом случае бесплатную медицинскую помощь, которая будет оказана в рамках системы ОМС.

«Это позволит не прерывать терапию и не терять время на поиск новой клиники и оформление документов», — сообщили в пресс-службе кабмина.

«Это решение не просто хорошее, оно выстраданное, мы его ждали всю жизнь и приближали как могли, — рассказал «Газете.Ru» заместитель гендиректора Центра им. Рогачева Алексей Масчан. — Оно поможет сохранить много жизней».

Центр и раньше старался не прерывать лечение молодых пациентов по достижении ими совершеннолетия, однако расходы на их лечение — а они в онкологии немалые — переставала покрывать система ОМС. В связи с чем Центру приходилось обращаться для финансирования лечения в благотворительные фонды.

«Это важный и болезненный вопрос для всех родителей, у кого дети находятся на рубеже совершеннолетия, — рассказала «Газете.Ru» Виктория, мама подростка, три года назад в 17 лет начавшего лечиться от лейкоза.

— Мы лежали в Морозовской больнице, по достижению 18-летия всех переводили в Боткинскую. Остаться можно было только за деньги». По ее словам, «за свои деньги» в детской клинике пациент после 18 лет мог остаться за 17 тыс.

рублей в сутки.

Помощь детям и их родителям, оказавшимся в подобной ситуации, оказывал фонд «Подари жизнь». «У нашего фонда есть специальная программа, которая помогает молодым взрослым, так мы называем людей от 18 до 25 лет.

Например, в 2020 году наш фонд оплатил лечение 9 молодым людям, которые проходили лечение в Центре имени Димы Рогачева, на сумму 19 724 137 рублей, — рассказала «Газете.

Ru» директор этого НКО Екатерина Шергова, — Сейчас у нас есть один подопечный в этом же центре».

Теперь эти расходы обещает покрывать государство.

Дети до тридцати

Переход из «детской» системы во взрослую был не только бюрократической процедурой по перенесению медицинской документации в новую клинику к новому врачу, а имел решающее значение для молодого человека с онкологией, говорит Масчан.

«Нужно понимать, что детская онкология по своим стандартам и, в какой-то мере, целям и ценностям и даже медицинским протоколам разительно отличается от взрослой.

Приведу только один пример — во «взрослой» онкологии смерть пациента считается, скажем так, отнюдь не экстраординарным исходом проведенных мероприятий, в то время как детские онкологи бьются за жизнь до последнего», — рассказывает врач.

В том числе, продолжает он, более интенсивными и «агрессивными» методиками, которые возможно применять в случае с детьми, подростками и молодыми взрослыми (чьи организмы априори более выносливы), но не с пожилыми пациентами, у которых есть своя специфика протекания онкологических заболеваний и развития новообразований.

С ним согласен Валерий Панюшкин — эксперт в области медицинской благотворительности и главный редактор «Русфонда», специализирующегося на помощи детям с онкогематологическими диагнозами. Более того, он считает необходимым создание отдельных медицинских протоколов для лечения подростков и молодых взрослых — в силу специфики процессов роста, развития, гормональной деятельности.

Алексей Масчан, в свою очередь, полагает, что заданный правительство предельный возраст пребывания в системе детской помощи необходимо устанавливать в каждом конкретном случае отдельно.

«С некоторыми диагнозами этот срок должен быть увеличен до 23-25 лет, а в случае с лейкозами — как минимум до 28 и даже 30 лет», — говорит он.

«Важно, чтобы пациента продолжал вести его лечащий врач, который наблюдал его в течении всей болезни», — подчеркивает в связи с этим Шергова. При невозможности обеспечить это на протяжении всей жизни пациента его лечащие врачи, полагает Панюшкин, должны находиться в плотной коммуникации друг с другом: «Чтобы вопроса «Кто вас лечил?!» наши подопечные больше никогда не слышали».

Пациенты разных сортов

Валерий Панюшкин называет решение правительства мерой правильной, но временной и половинчатой, не решающей главную проблему. «Представьте себе, что у вас в доме сломался водопровод — и вы радуетесь тому, что вместо его починки вам привезли к дому цистерну с питьевой водой, — говорит он. —

Необходимо не латать дырку в здравоохранении, а системно приводить нашу взрослую онкологию к стандартам детской».

Пока же разница заметна в текущем состоянии отечественной медицины, полагает Панюшкин. «Сейчас получается так, что дети — это пациенты первого сорта, а взрослые — второго. Наша детская онкология в какой-то момент стала объектом повышенного внимания общества и потому со временем шагнула далеко. Взрослая же осталась на месте, в ней не изменилось примерно ничего», — говорит он.

Удовлетворение потребности в пересадке костного мозга, проводимой при ряде онкогематологических заболеваний, у детей составляет около 100%, у взрослых — около 30%, приводит пример эксперт.

По словам Панюшкина, разницу между уровнем лечения в детских и взрослых клиниках может оценить любой больной или его родственник. «Как только тебе исполняется 18, фирменное лекарство заменяется дженериком, иммуноглобулин западного производства меняется на китайский, и в целом европейский уровень медицинского обслуживания меняется на бангладешский», — судит эксперт.

Ощутима и разница в обслуживании больных и уходе за ними: по словам Панюшкина, в Центре им. Рогачева медсестер и другого персонала на одного пациента приходится в пять раз больше, чем в любой клинике, где лечатся взрослые.

Его слова подтверждает мама молодого человека с онкодиагнозом Виктория. «Ребенок, например, с лейкозом так или иначе полностью находится на попечении родителей. От того, что ему исполнилось 18 лет, он сам за собой должный уход обеспечить не сможет.

Я три года просидела бок о бок со своим сыном в стерильном боксе Морозовской больницы. Во «взрослой» Боткинской таких условий и близко нет», — говорит она.

В создавшейся ситуации Панюшкин винит Минздрав: по его словам, профильное ведомство воспринимает медицину «как нечто статическое» и не нуждающееся в развитии: «Появились новые методики, новые протоколы, но наша медицина во многих интенсивно развивающихся областях осталась по сути военно-полевой».

Читайте также:  Как обжаловать приговор, если уже подавалась апелляционная и кассационная жалобы?

Новые правила оказания помощи больным онкологией: что изменится в 2022 году

Чуть больше месяца осталось до вступления в силу нового порядка оказания помощи онкологическим больным. Приказ Минздрава, призванный заменить действующий порядок, вызвал неоднозначную оценку среди докторов и пациентов, спровоцировав бурное обсуждение в социальных сетях. В плюсах и минусах нового документа обозреватель РИАМО разбиралась вместе с экспертами.

Что изменится

Порядок оказания помощи взрослым, которые страдают онкологическими заболеваниями, изменится с 1 января 2022 года. Соответствующий документ был разработан Минздравом, еще весной утвержден Минюстом и в начале нового года вступит в силу. Новые правила закрепляют маршрутизацию пациентов с онкологическими заболеваниями на территории регионов их проживания.

Как отмечает генеральный директор группы компаний «Медскан», онколог Андрей Модестов, новый порядок оказания помощи онкологическим пациентам существенно улучшит все виды сопровождения и качество оказываемой медицинской помощи для онкологических пациентов.

«В каждом регионе есть свой приказ о маршрутизации онкологического пациента, начиная с первичного звена – любой точки населенного пункта, где пациент живет, либо места, где выявили заболевание. Далее пациент должен попасть либо в онкологический центр, либо в другую больницу, где есть онкологический профиль, например, нейрохирургический».

Все это, отмечает Модестов, прописано как в общем новом федеральном приказе, так и в региональных. Если пациент хочет лечиться в другом медицинском центре, на любом этапе он имеет право получить форму 057У и с ней приехать в другой регион или Москву. В научно-медицинских исследовательских центрах также могут принять по данному документу.

По словам онколога, приказ также устанавливает обязательное проведение консилиумов, включая трех онкологов разного профиля: хирурга, специалиста по противоопухолевой лекарственной терапии и радиотерапевта.

«Когда идет речь о лечении онкологического заболевания, где используется комбинированная терапия, не всегда нужно начинать с хирургического лечения.

При распространенности опухолевого процесса обычно начинают лечение либо с предоперационной лучевой радиотерапии, либо с неоадъювантной противоопухолевой лекарственной терапии.

Здесь пациенту важно точно определить правильное лечение и начать с правильного этапа, учитывая стадию процесса и распространенность заболевания», – отмечает Модестов.

Поэтому, по словам онколога, важно учитывать мнение как минимум трех специалистов. Также в консилиум могут дополнительно включаться как морфологи, которые занимаются гистологической верификацией опухолей, так и другие специалисты по профилю раковой локализации.

Онколог рассказал, как снизить вероятность рака желудка>>

Новый принцип маршрутизации

Задача нового приказа Минздрава РФ № 116н – отрегулировать и упорядочить вопросы оказания медицинской помощи взрослым при онкологических заболеваниях, говорит доктор медицинских наук, профессор, хирург-онколог, главный хирург университетской клиники Александр Аллахвердян. Однако сам текст и то, как он регламентирует многие вопросы, по словам эксперта, вызывает большие сомнения в эффективности этого документа.

Одно из самых спорных положений приказа касается маршрутизации пациентов. Сегодня право выбирать, в какой медицинской организации лечиться, закреплено за пациентами федеральным законом № 323 «Об охране здоровья граждан». Однако уже с 1 января решать, где именно нужно лечиться человеку, будет специальная комиссия.

«И речь тут не только в дани уважения каждому гражданину и его способности самостоятельно принимать решения по выбору медучреждения для лечения. Все это время именно федеральный закон создавал основу для здоровой конкуренции», – говорит Александр Аллахвердян.

Онколог призывает вспомнить историю создания государственной страховой медицины в Великобритании. Когда в этой стране появилась сеть медицинских учреждений, оказывавших помощь, врачи боролись за пациентов путем повышения своего уровня. И в результате пациент приносил деньги тому доктору, который лечил лучше всех и имел хорошие отзывы.

«Теперь представьте, что есть некая федеральная медицинская организация, уже наработавшая высочайший уровень оказания онкологической помощи, и есть более слабое по уровню профессионализма региональное медицинское учреждение.

При этом маршрутизация пациентов осуществляется в региональную организацию, а федеральная простаивает. В итоге и там, и там упадет уровень, ведь в региональном учреждении знают, что больные придут к ним независимо от результата.

А из федеральной, ввиду отсутствия пациентов, будут уходить специалисты, которые годами создавали технологии лечения и оттачивали мастерство», – поясняет онколог.

«Количество выявленных случаев из‑за пандемии увеличилось в разы» — онколог о раке легкого>>

Проблемы нового закона

© РИАМО,   Пелагия Тихонова

Как отмечает Аллахвердян, сам механизм маршрутизации больных в приказе прописан очень неопределенно. Согласно документу, порядок маршрутизации определяется органом государственной власти субъекта РФ.

Он будет направлять пациентов на лечение в медицинские учреждения, которые вошли в специальный перечень. Однако критерии, по которым медицинские учреждения будут отбираться для этого перечня, не указаны.

«Фактически эта статья приказа отдана на откуп чиновникам, которые будут решать, кто достоин участвовать в маршрутизации, а кто нет. И тут возникает естественный соблазн удержать средства, приходящие по ОМС, в подведомственных организациях своего региона», – говорит онколог.

В приказе определена коечная мощность медицинских организаций для включения в перечень, однако ничего не говорится о качестве оказания помощи в учреждении, отмечает эксперт. Он призывает вспомнить о многоэтапной системе анализа качества лечения, которая широко практиковалась в системе здравоохранения в советское время.

«В рамках этой системы летальность в больнице пристально изучалась в региональных Горздравах и Облздравах, на кафедрах местных институтов рассматривались способы ее снижения. Всего этого сейчас нет», – резюмирует Аллахвердян.

Меланома: в чем ее опасность, как она связана с маникюром и зачем коже паспорт>>

Удержать кадры

  pixabay

Новый Приказ может ударить в 2022 году и по наработанным школам оказания высокотехнологичной хирургической помощи онкобольным. В частности, могут пострадать сложные разделы онкологической хирургии на органах грудной клетки и брюшной полости, в которых вопрос травматизма операций всегда играл колоссальную роль.

Как отмечает эксперт, до недавнего времени онкологическая хирургия развивалась по топографическому принципу.

К примеру, рак легкого, пищевода и средостения оперировали торакальные хирурги, а рак поджелудочной железы и тонкой кишки – абдоминальные.

При этом в многопрофильных стационарах в последние десятилетия в связи с успехами в смежных врачебных дисциплинах у врачей появились совершенно новые возможности для развития.

Так, например, сам Александр Аллахвердян – торакоабдоминальный хирург высшей категории – в течение многих лет руководил центром «Видеоэндоскопическая и малоинвазивная хирургия» в одном из крупнейших научно-исследовательских институтов столицы. Его подразделение занималось разработкой малотравматичных методов лечения, но при этом подразумевающих выполнение больших объемов полноценных операций.

Профессор проводил сложнейшие операции по удалению пищевода, легкого, вилочковой железы, желудка анатомически ювелирно, через небольшие проколы. Также вместе с коллегами он отрабатывал методики кардиоонкологии, выполняя операции у тяжелейших категорий возрастных пациентов.

«Я не призываю рубить с плеча и разносить сложную онкологическую хирургию только по многопрофильным стационарам.

Однако новый порядок оказания медицинской помощи может замкнуть большое количество пациентов со сложной локализацией опухолей на районном уровне тех стационаров, где нет опыта выполнения сложных расширенных операций на органах грудной клетки и брюшной полости. Такая тенденция уже ярко проявилась на фоне пандемии Covid-19 ввиду ограничений», – добавляет профессор.

  • Чтобы не нанести вреда пациентам, Аллахвердян призывает уделить большое внимание подготовке и распределению кадров в онкологических учреждениях и обязательно контролировать качество оказания помощи, привлекая авторитетных онкологов.
  • «Такой подход позволит создать стройную систему оказания медицинской помощи, контролировать правильность тактических подходов и не потерять качество в ущерб выполнения плана по количеству», – добавляет эксперт.
  • Врач‑онколог Евгений Черемушкин: о «заразности» рака и лекарях‑шарлатанах>>

проект «Новая жизнь»

Онкологическая болезнь — огромный стресс для человека. Помимо состояния здоровья, онкобольных беспокоит стоимость лечения и реабилитации. Однако права онкологических больных в России позволяют получить бесплатную медицинскую помощь. Дополнительные льготы есть у пациентов, оформивших инвалидность.

Что положено онкобольным бесплатно

Многие медицинские услуги предоставляют бесплатно по полису ОМС. В их число входят профилактика и диагностика злокачественных опухолей, лечение и реабилитация онкобольных. Перечень бесплатных услуг зависит от региональной программы ОМС.

Узнать, что входит в программу, можно на сайте страховой компании, выдавшей полис, или по горячей линии вашего подразделения Фонда ОМС. Если в Фонде подтвердили, что услуга предоставляется бесплатно, обращайтесь за ней к администрации лечебного учреждения. Даже дорогие услуги, такие как КТ и МРТ, можно получить бесплатно по полису.

Для оказания первичной медико-санитарной помощи онкологическим пациентам эти исследования проводят в течение 14 дней от назначения. Укороченные сроки — льготы больным раком.

Сроки предоставления медицинской помощи

Существуют предельные сроки, в которые онкобольному оказывают помощь. Последовательность врачебных действий при этом выглядит так:

  1. Пациента с подозрением на рак отправляют на консультацию в центр амбулаторной онкологической помощи или первичный онкологический кабинет. Консультацию проводят не позднее 5 рабочих дней от выдачи направления.
  2. Врач-онколог в течение 1 дня от постановки предварительного диагноза берет у больного фрагмент ткани для гистологии. Срок выполнения исследования ограничен 15 рабочими днями. Если показаний для гистологии нет, к лечению приступают в период до двух недель от постановки диагноза.
  3. Если анализ подтверждает онкологию, больному начинают оказывать специализированную медпомощь в течение 14 календарных дней.
Читайте также:  Как получить бесплатное жилье в г. Самара?

Если в медучреждениях не соблюдают установленные законом сроки, нужно жаловаться в страховую компанию или региональные органы управления здравоохранением (министерства, департаменты и т. д.).

Высокотехнологичная медпомощь (ВМП) онкобольным

Специализированная помощь — это не всё, что положено онкобольным от государства. Иногда раковым пациентам требуется лечение с использованием высоких технологий, и получить его можно бесплатно. ВМП включает применение новейших и ресурсоемких разработок: роботизированной техники, генной инженерии и других уникальных методов.

Такую помощь оказывают только в стационаре, дневном или круглосуточном. Процедура получения ВМП непростая. Сначала лечащий врач онкобольного определяет, есть ли показания к высокотехнологичной помощи. Затем пациент проходит врачебную комиссию, которая подтверждает или опровергает мнение врача.

При положительном решении комиссии врач оформляет направление на госпитализацию для оказания ВМП. К нему прикладываются документы:

  • копия паспорта РФ или другой документ, удостоверяющий личность;
  • копия свидетельства о рождении (для детей до 14 лет);
  • копия полиса ОМС;
  • копия СНИЛС;
  • выписка из медицинской документации;
  • согласие на обработку персональных данных.

Пакет документов передается в медучреждение, в котором предоставляют высокотехнологичную помощь. Сделать это может сам пациент или больница, выдавшая направление. Принимающая сторона оформляет больному талон на ВМП. После этого комиссия принимающей организации самостоятельно рассматривает предоставленные документы и за 7 рабочих дней принимает решение о госпитализации пациента.

Высокотехнологичную помощь приходится ждать до нескольких месяцев. Сроки госпитализации зависят от загруженности листа ожидания и свободных мест в больнице. Если нужной вам операции нет в программе ОМС, получить ВМП всё равно можно. Для этого комплект документов подается не в само медучреждение, а в региональную организацию управления здравоохранением.

В течение 10 дней они выдадут талон на ВМП.

Бесплатные лекарства для онкопациентов

При амбулаторном лечении пациент может бесплатно получить лекарства в аптеке по рецепту врача. Эта льгота региональная и предоставляется по месту регистрации.

Если онкобольному устанавливают группу инвалидности, льготы становятся федеральными, и лекарства можно получать в любом регионе. Если в аптеке нет нужного средства, его обязаны заказать и предоставить за 10-15 рабочих дней.

Аптека отказывает из-за проблем с поставками? Нужно жаловаться в Росздравнадзор. Если проблема не решится, обращайтесь в прокуратуру.

Какие льготы имеет онкобольной с инвалидностью

Какие льготы положены онкобольным, оформившим инвалидность? Это пакет социальных услуг и денежные выплаты. Расскажем подробнее о материальных пособиях:

Льгота Размер выплаты в рублях на 2019 год I группа II группа III группа
Социальная пенсия 10 567 5 283 4 491
Страховая пенсия по инвалидности (фиксированная выплата) 10 668 5 334 2 667
Ежемесячная денежная выплата (ЕДВ) без стоимости набора социальных услуг 2 661 1 580 1 041

Социальную пенсию назначают нетрудоспособным инвалидам без стажа. Размер выплат меняется каждый год и зависит от инфляции.

Страховую пенсию выплачивают инвалидам, проработавшим хотя бы 1 день. Она состоит из двух частей: фиксированной и накопленной за время работы.

Ежемесячную денежную выплату выплачивает региональное отделение Пенсионного Фонда, поэтому ее размер зависит от места проживания больного.

Помимо денежных средств, льготы онкобольным в России включают набор бесплатных социальных услуг (НСУ):

  1. Лекарственные препараты и медицинские изделия по рецептам, специализированные продукты лечебного питания для детей-инвалидов.
  2. Путевки на санаторно-курортное лечение длительностью до 18 дней. Инвалиды I группы имеют право получить вторую путевку для сопровождающего лица.
  3. Бесплатный или льготный проезд на пригородном и междугородном транспорте к месту лечения и обратно.

Этот набор общий для инвалидов 1, 2 и 3 групп. От получения одной или нескольких услуг можно отказаться в пользу денежной компенсации. Отказ от всех льгот увеличит ежемесячную выплату примерно на 1100 рублей.

Льготы онкобольным в России включают разработку индивидуальной программы реабилитации или абилитации после установления инвалидности. Большая часть процедур и технических средств для реабилитации будет бесплатной.

Инвалидам с онкологическим диагнозом с учетом потребностей предоставляют и другие социальные услуги:

  • Социально-бытовая помощь;
  • Психологическая поддержка, адаптация в социальной среде;
  • Помощь в трудоустройстве;
  • Социально-правовые, юридические услуги;
  • При необходимости — улучшение жилищных условий.

Кроме того, как правило, инвалиды всех групп имеют право на бесплатный проезд в общественном транспорте. Однако эта льгота региональная и поэтому может отличаться в разных субъектах РФ. Онкопациентам важно знать, какие льготы положены при раковых заболеваниях. Воспользовавшись ими, можно существенно облегчить свою жизнь во время и после лечения.

ФОТОГРАФИИ: unsplash.com

«Хоть умоляй врача»: пациенты столкнулись с новыми трудностями — РБК

Неутешительные итоги

Главным итогом прошлого года стал приказ Минздрава, который существенно изменил порядок оказания онкологической помощи.

Борьба общественных организаций, разных клиник, пациентского сообщества с Минздравом закончилась проигрышем.

Первый месяц этого года уже показал, что доступность оказания онкологической помощи в России ухудшилась, я бы даже сказал, закон внёс жуткую сумятицу в оказание такой помощи.

Теперь региональные власти определяют перечень медорганизаций, которые будут оказывать помощь пациентам с онкологией. Это могут быть лечебные учреждения внутри субъекта или федеральные (но не городские) — в других регионах.

Например, люди с Дальнего Востока не могут поехать лечиться на государственные деньги по ОМС в петербургские или московские больницы. В Петербурге, помимо федерального НМИЦ им.

Петрова, есть медицинские учреждения с качественной помощью — городской клинический онкологический диспансер, онкоцентр при Первом меде, онкоцентр в Песочном и др. Они раньше принимали пациентов из отдаленных регионов.

Сейчас же, по факту, принятый приказ Минздрава нарушает право пациента выбирать место лечения, которое гарантируется ему федеральным законом об основах охраны здоровья. На практике мы видим: хоть что делай, хоть умоляй врача отправить тебя лечиться в другой город — тебе направления не дадут. Это тотальная проблема, которую мы фиксируем с начала года по всей стране.

Лицензионные требования ужесточились настолько, что их не могут выполнить не только некоторые частные клиники, но и государственные больницы. Причём это не требования, которые бы имели отношение к качеству лечения рака.

Они связаны с определенным количеством коек в медучреждении, с тем, что в состав лечебного учреждения должна входить лучевая терапия и т.д. Но у нас при этом большое количество неспециализированных больниц, которые оказывали онкологическую помощь — Мариинская больница, клиническая больница имени Святого Луки.

По новым требованиям, они могут оказаться выброшенными из системы оказания онкологической помощи в Петербурге.

Помимо этого, оказание онкологической помощи осложнилось новыми правилами принятия решений по поводу схемы лечения.

Теперь решения о том, какую физиотерапию назначить больному, какое лекарство выписать, должен принимать не лечащий врач, а несколько врачей-онкологов, радиотерапевт и нейрохирург (если речь идёт об опухолях нервной системы). В больницах это нововведение создаёт тотальный бардак — и очевидно, что оно повсеместно нарушается.

Система медленных платежей

Территориальные фонды ОМС, в свою очередь, не дожидаясь вступления в силу приказа Минздрава, уже в конце прошлого года перестали платить клиникам из других регионов, оказывающих онкологическую помощь по ОМС. Это было и в прошлые годы, но под конец 2021 года тренд в ожидании приказа Минздрава усилился.

У фондов ОМС такая позиция: «Мы вам сейчас платить не будем, вы на нас в суд подайте — и мы заплатим». К сожалению, это нормальная ситуация. Суд практически во всех ситуация принимает сторону медучреждений — и фонды ОМС в итоге выплачивают полные тарифы за оказанные услуги, но происходит это с отсрочкой в год.

Такая система медленных платежей. Наша онкологическая клиника «Луч» сейчас таким же образом не может получить выплаты от Территориального фонда ОМС Ленобласти. Там небольшая сумма — порядка миллиона рублей, мы в крупную не рискуем с госконтрактами.

У более крупных клиник — и частных, и государственных — эти суммы гораздо выше.

Технологические прорывы

Вместе с этим радуют технологические прорывы в лечении онкологии, которые происходят буквально ежемесячно. На рубеже XIX—XX веков была революция в лечении инфекционных заболеваний.

Каждый год появлялись новые открытия — разработали вакцину против дифтерии, появились противомикробные препараты, потом антибиотики — величайшие открытия по тем временам. Сейчас в онкологии происходит очень похожий период.

Мы каждый месяц видим новые препараты против различных свойств рака.

Выходят новые исследования, которые меняют наши знания об этом заболевании. Жизнь пациентов с онкологическими заболеваниями увеличивается буквально на глазах.

У врачей появляется больше знаний про виды и подвиды рака, благодаря чему они индивидуализируют лечение под конкретного пациента. В 2022 году мы ждём серьезных прорывов с точки зрения применения новых препаратов.

Есть обоснованная надежда, что в течение десяти лет рак перестанет быть опасным заболеванием.

Правда появляется другой вопрос, кто будет платить за дорогостоящие препараты — это проблема даже тех стран, где очень много денег выделяется на медицину. Вот на этот вопрос мы — медицинское сообщество, общественные организации — будем искать ответ в ближайшей перспективе».

Мнение спикера может не совпадать с позицией редакции

Подготовила: Виктория Саитова

Повтор публикации от 10.02.2022

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector